Этническая проблематика в евразийском дискурсе:






Скачать 361.03 Kb.
НазваниеЭтническая проблематика в евразийском дискурсе:
страница1/3
Дата публикации25.02.2015
Размер361.03 Kb.
ТипАвтореферат
h.120-bal.ru > Документы > Автореферат
  1   2   3

На правах рукописи




Панченко Алексей Борисович



Этническая проблематика в евразийском дискурсе: 1920–1990-е гг.

Специальность: 07.00.07 – этнография, этнология и антропология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук









Сургут 2011


Работа выполнена на кафедре социально-гуманитарных дисциплин ГОУ ВПО ХМАО - Югры «Сургутский государственный педагогический университет»
Научный руководитель:

доктор исторических наук, доцент

Октябрьская Ирина Вячеславовна
Официальные оппоненты:
доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАН

Головнев Андрей Владимирович (Учреждение Российской академии наук Институт истории и археологии Уральского отделения РАН).

доктор исторических наук

Абашин Сергей Николаевич (Учреждение Российской академии наук ордена Дружбы народов Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН)

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского»
Защита состоится 26 декабря 2011 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 003.006.01 по защите диссертаций на соискание учёной степени доктора исторических наук при Учреждении Российской академии наук Институте археологии и этнографии Сибирского отделения РАН по адресу 630090, г. Новосибирск, проспект академика Лаврентьева, 17
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Институте археологии и этнографии Сибирского отделения РАН
Автореферат разослан « » ноября 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор исторических наук С.В. Маркин

общая характеристика работы
Актуальность исследования. Изменение системы политических ценностей в постсоветской России привело к необходимости пересмотра важнейших идеологем общественной сферы и ряда положений гуманитарной науки.

В рамках разработки фундаментальных проблем методологии общественных и гуманитарных наук возник интерес к евразийской школе, в начале ХХ в. сформулировавшей принципы сосуществования стран Востока и Запада в масштабах евразийского пространства.

Евразийство стало чрезвычайно востребованным в политическом дискурсе стран СНГ. О своей приверженности к этому учению, определившему принципы структурирования Евразии, на протяжении 1990–2000-х гг. говорили многие государственные лидеры. Пристальный интерес к евразийству как политических, так и научных кругов обусловил актуальность его изучения.

Конец ХХ в. был отмечен выходом серии методологических изданий, в том числе в области этнографии, этнологии и смежных дисциплин. Общим в них являлось стремление определить основные тенденции развития науки о народах мира. Интерес к этому учению определял содержание ряда международных конференций: «Евразийство: теоретический потенциал и практические приложения» (г. Барнаул, РФ, 2004 г.); «Евразийство: от идеи к практике» (г. Астана, РК, 2004 г.); «Евразийство и национальная идея» (г. Уфа, РФ, 2005 г.).

Объектом исследования в рамках данной работы был избран евразийский дискурс в его динамике от зарождения в 1920-е гг. до начала 1990-х гг. К евразийству причисляют: историка и филолога Н.С. Трубецкого (1890–1938), экономиста и географа П.Н. Савицкого (1895–1968), историка Г.В. Вернадского (1887–1973), правоведа Н.Н. Алексеева (1879–1964), историка и философа Л.П. Карсавина (1882–1952), историка и богослова Г.В. Флоровского (1893–1979). В 1956 г. к евразийству присоединился географ и историк Л.Н. Гумилев (1912–1992). Каждый из них внес свой вклад в развитие евразийства – его исторических, правовых, историософских и этнологических концептов.

Предметом исследования в данной работе является этническая проблематика евразийского дискурса в контексте становления теории этноса, с точки зрения ее формирования и развития в политическом, научном и культурном контексте России и мира ХХ в.

Хронологические рамки исследования определяются от времени складывания евразийства, которое заявило о себе как единое течение в 1921 г., до момента, когда формально оно прекратило свое существование в 1939 г. В дальнейшем идеи евразийцев были актуализированы в трудах Л.Н. Гумилева, опубликованных с 1956 г. по 1992 г.

Изучение евразийства в данной работе опирается на анализ общественного, политического и научного контекста, в котором оно возникло. Вследствие этого нижняя хронологическая граница исследования сдвигается к первой половине XIX в., когда в России появился интерес к народоведческой тематике и появились работы, обозначившие проблему соотношения Востока и Запада в связи с судьбами России.

Территориальные рамки исследования определяются локализацией евразийских исследований в России, Европе и Америке. Становление идеологии, методологии и основных концептов евразийства происходило в рамках российского научного общественно-публицистического дискурса конца ХIХ – начала ХХ в.; основными центрами формирования евразийского дискурса в Европе были: г. София (1920–1922), г. Берлин (1923–1925), г. Прага (1924–1939), г. Париж (1926–1929). С 1924 г. в г. Праге действовал регулярный евразийский семинар под руководством П.Н. Савицкого; в 1925 г. под руководством Л.П. Карсавина был организован семинар в г. Париже; с 1926 г. евразийские семинары проводились в г. Брюсселе, г. Риге, г. Лондоне. С 1927 г. научная деятельность Г.В. Вернадского проходила в Йельском университете США.

Цель диссертации определяет системная характеристика евразийства с позиций оценки его вклада в разработку народоведческой (этнической) проблематики в гуманитарной науке России и вклада евразийцев в развитие отечественной и мировой этнографической/этнологической науки.

Задачами диссертации являются: определить социально-политические, культурные, мировоззренческие предпосылки и обстоятельства формирования евразийства в России; выявить теоретические основы и источники этнических концептов евразийства; проследить эволюцию этнокультурной, этногеографической и этнополитической проблематики в евразийском дискурсе; дать оценку вклада евразийцев в развитие теории этноса, в развитие отечественной и мировой этнологической науки.

Состояние научной разработки темы исследования. В 1990–2010-е гг. в России было опубликовано большое количество работ, посвященных евразийству как идейно-политическому течению. Однако исследований, рассматривающих этническую проблематику евразийского дискурса и место евразийства в контексте эволюции отечественной и мировой науки о народах практически не было. Это определило новизну и оригинальность данной диссертации, которая опирается на исследования по истории этнографической науки, по общей историографии евразийства и его отдельным теоретико-методологическим положениям.

Первым масштабным исследованием по истории российской этнографии стал четырехтомный труд А.Н. Пыпина «История русской этнографии» (1890–1892), где впервые была обозначена парадигма изучения истории науки о народах России и мира в контексте развития отечественной общественной мысли.

В обобщающих работах С.А. Токарева (1956, 1966) на фоне периодизации российской этнографии и общей оценки ее вклада в мировую этнографию впервые было отмечено, что рассмотрение этнографических концепций возможно только в их развитии, направление которого напрямую связано с социально-политическим контекстом. Исходя из этого методологического основания, в 1978 г. в фундаментальном исследовании о зарубежной этнографии С.А. Токаревым рассматривались основные концепции науки о народах, начиная от эволюционных середины XIX в. и заканчивая теориями начала второй половины XX в. Однако в серии работ по истории мировой этнографии С.А. Токарева отсутствовали сюжеты, связанные с евразийством.

Особое внимание истории этнографии было уделено в работах Ю.В. Бромлея, посвященных теории этноса (1981, 1983). Прослеживая генезис отдельных теоретических положений этнографии, автор, однако, не давал характеристики контекста, в котором они появлялись.

Проблема становления советской этнографии получила разработку в монографии Т.Д. Соловей (1998). Анализируя ход дискуссии о задачах этнографии и определяя истоки становления ее теоретических положений в трудах С.М. Широкогорова и Н.М. Могилянского, автор справедливо отмечала влияние европейской школы антропогеографии и школы культурных кругов на отечественную науку первой трети ХХ в. Фундаментальная работа Г.Е. Маркова «Немецкая этнология» (2004), посвященная анализу основных направлений науки о народах в Германии, позволяет детализировать это положение.

Однако за пределами исследовательских интересов современных авторов остается продолжительная и многоаспектная разработка народоведческой проблематики (включая представления о связи народа и территории и прочего) в российском гуманитарном дискурсе конца ХIХ – начала ХХ в.

Народоведческая/этническая проблематика является основой формирования и развития российской этнологии/этнографии. В последние годы опубликовано несколько работ, посвященных одному из основоположников теории этноса – С.М. Широкогорову. Среди них можно отметить работы Е.В. Ревуненкова и А.М. Решетова (2003), статьи В.Р. Филиппова, А.М. Кузнецова и других, опубликованных в «Этнографическом обозрении» (2006). В них анализируется содержание концепции этноса и прослеживается ее эволюция.

Эта теория, получившая развитие в трудах Ю.В. Бромлея и Л.Н. Гумилева, неоднозначно оценивается в современной науке. В ряде обобщающих работ В.А. Тишкова (1992, 2003, 2008) она подвергнута развернутой критике. Наибольшим недостатком отечественной (советской) этнографии признается изоляционизм, отрыв от развития европейской и американской теоретической мысли в области социальной и культурной антропологии. Не оспаривая общего содержания тенденций развития российской этнологии, следует все же подчеркнуть, что анализ ее истории позволяет говорить о синхронности ряда антропологических/этнологических разработок в России и в Европе в конце XIX – начале ХХ в. Становление евразийского дискурса является ярким тому подтверждением.

Судьбы отечественной этнографии 1920–1960-х гг. анализируются в монографии Ю.Л. Слезкина (1994). Описывая широкий контекст существования этнографической науки, автор подчеркивает ее включенность в политическую и культурную жизнь России того периода. И хотя в этой монографии не рассматривается евразийский дискурс, она, безусловно, имеет большое значение для определения новых подходов к изучению истории гуманитарной науки.

В 2000-е гг. вышел цикл работ, посвященных различным этапам истории этнографической науки, отдельным ее представителям, региональным центрам и школам.

В ряде работ В.А. Тишкова, С.Н. Абашина и др. рассматриваются теоретические проблемы как советской, «примордиальной», теории этноса, так и современных конструктивистских подходов к этносу и этничности. Особое внимание уделяется возможности конструирования и смены этничности методами политики и культуры.

В работе А.В. Головнева «Парадоксы народоведения» (2004) анализируются различные подходы в отечественной и зарубежной науке о народах; упоминается русская или «евразийская» школа этногенеза, представителями которой названы Н.С. Трубецкой и Л.Н. Гумилев. Эта статья является единственной попыткой вписать евразийство в контекст развития мировой этнологии.

Работы этой группы позволяют воссоздать принципы организации науки рубежа XIX – XX вв., реконструировать политический, социальный и научный контекст возникновения различных этнографических теорий. В то же время не существует работ, прослеживающих связь евразийства с развитием российской этнографии, ее теорией и методологией. Данная диссертация призвана восполнить существующий пробел.

Определяющее значение для данной диссертации имеют биографические исследования и исследования, посвященные истории евразийского движения, вписывающие его в историко-культурный и историко-политический контекст России и Европы.

Первые работы о евразийстве появились практически сразу после его возникновения в 1921 г. Как правило, они рассматривали евразийскую концепцию в целом. Стоит отметить публицистический характер критики евразийского дискурса. Со сходом евразийства с политической арены в конце 1930-х гг. исследования, посвященные ему, практически прекратились.

В 1960-е гг. исследования в области евразийской проблематики возобновились. Ряд статей американского исследователя Н.В. Рязановского (1964, 1967, 1972) были посвящены причинам и условиям возникновения движения евразийства. Автор включал его в общую картину развития русской философии, подчеркивал связь евразийства с дореволюционной наукой и культурой. Правда при этом основной упор делается не на сходства, а на различия. С работы Н.В. Рязановского о Н.С. Трубецком началось исследование биографий евразийцев. Вслед за Н.В. Рязановского зарубежные авторы, работавшие в 1980–1990-е гг. (Ч. Гальперин, О. Босс, Л. Люкс) выделяли ряд ключевых понятий евразийства: «месторазвитие», «языковой союз», «симфоническая личность» и т.д.

В СССР на протяжении ХХ в. евразийство не было объектом специального изучения. Редкие упоминания носили негативный характер. Евразийство рассматривалось в контексте политических течений белой эмиграции и объявлялось реакционной идеологией. Констатировалась религиозная окраска евразийства, необоснованные претензии на научность и проч. Целостного анализа, как правило, не проводилось.

После распада СССР начался настоящий бум в исследованиях евразийства. Центр их сместился из Европы и США в Россию. В российском научном сообществе, ориентированном на евразийство, образовалось несколько основных региональных центров. Самым крупным стал московский. Основными в творчестве его представителей (М.Г. Вандалковская, В.Я. Пащенко, С.С. Хоружий, А.Г. Дугин и др.) являются геополитические, исторические и философские концепции евразийцев.

К концу 1990-х гг. в изучении евразийства сформировался поволжский центр (Р.Р. Вахитов, М.Б. Ямалов, Р.Б. Тагиров, Р.Ф. Гатауллин, Э. и Р. Шариповы), тематику которого определили взаимоотношения между славянскими и тюркскими этносами в масштабах Евразии и евразийская философия. Уральский центр (А.В. Головнев, К.И. Зубков, С.С. Беляков, И.В. Побережников), занимается анализом отдельных евразийских концептов и их влияние на развитие отечественной гуманитарной мысли. Томский центр (А.Н. Полухин, Н.В. Ануфриева) поставил в центр исследований историографические проблемы. Исследователи г. Новосибирска и г. Барнаула (Ю.В. Попков, А.В. Иванов, Е.В. Романова) рассматривают философскую составляющую евразийства, пытаясь применить его доктрину к современной России. С 2004 г. по 2010 г. в Барнауле прошло пять всероссийских конференций, посвященных евразийству.

Усилиями российских и зарубежных исследователей к началу ХХI в. основательно изучена историография евразийства. Обобщающий характер имеет статья А.В. Антощенко «Споры о евразийстве» (2000), которая охватывает исследования евразийства от 1920-х гг. до второй половины 1990-х гг. В работе 2003 г. автор, рассматривая идеи Н.С. Трубецкого, П.Н. Савицкого и Г.В. Вернадского в сравнении с взглядами представителей Парижского богословского института, пытается вписать взгляды евразийцев в общий ход развития исторической мысли. А.В. Антощенко было предложено перестать изучать евразийство на уровне «идеального типа» и перейти к изучению взглядов отдельных представителей движения.

В последние годы от частностей в изучении евразийства исследователи переходят к изучению движения в широком научном, публицистическом и политическом контексте. Первой такой работой стал сборник статей немецкого исследователя Л. Люкса «Россия между Западом и Востоком» (1993). Автор рассматривает евразийство в связи с анализом вопроса о путях развития России в оценках отечественной интеллигенции. Евразийство оценивается им как идеология «консервативной революции». Однако национальная и этническая проблематика автором практически не рассматривается.

В статье А.В. Головнева «Притяжение евразийской идеи» (1998) идеи евразийства рассматриваются в контексте антропологии движения в связи с развитием теории освоения пространства.

В работе М.В. Шиловского (1999) проводятся параллели между взглядами сибирских областников 1860–1910-х гг. и евразийцев. Указывается, что многие темы, актуальные для евразийцев, поднимались задолго до них в работах Г.Н. Потанина и Н.М. Ядринцева. Учитывая возможность контактов в эмиграции между областниками и евразийцами, нельзя исключать возможность заимствования последними ряда идей сибирских ученых.

В диссертации Хэ Фан (2004) проводятся параллели между мировоззрениями евразийцев и русской литературой начала XX в. Указывается, что течение панмонголизма в литературе оказало влияние на взгляды евразийцев. «Кочевническое» осмысление истории России в художественных произведениях предшествовало евразийской историософии.

В коллективной монографии «Евразийский мир: ценности, константы, самоорганизация» (2010), изданной с участием новосибирских и барнаульских философов, большое внимание уделено «евразийским мотивам» в русской культуре. В качестве идейных предшественников евразийцев были названы польские и украинские сарматисты, Н.М. Карамзин, А.А. Бестужев-Марлинский, литературные, политические и научные деятели XIX – начала XX в. Как итог был подтвержден тезис, впервые выдвинутый еще в начале 1990-х гг., о закономерности евразийского стиля мышления в России.

В работе Э.Р. Кутыевой (2005) подробно разбираются теоретические основы евразийства, особенно культурология, историософия и идеология. Выделяется методология евразийства, в основе которой лежат географические и исторические концепты. Также анализируется критика евразийства от 1920-х гг. до настоящего времени.

Историческим взглядам евразийцев посвящены работы М.Г. Вандалковской (1997, 2000, 2009), А.В. Антощенко (2003), В.М. Хачатурян (1992) и других. В качестве недостатков исторической концепции евразийцев М.Г. Вандалковская называет: разрыв с традициями русской исторической науки; предвзятую оценку некоторых моментов русской истории; невнимание к достижениям европейской науки. В то же время, такие концепты, как: актуализация самобытности развития, оценка влияния Востока на Россию и признание роли геополитики в истории народов и государств, оцениваются автором как актуальные.

В исследовании Н.В. Ануфриевой (2008) анализируется евразийская концепция взаимодействия Руси и монголов, а также дискуссия вокруг нее. Указывается, что тема монгольского нашествия на Русь стала одной из центральных в исторических исследованиях эмиграции; роль монгольского и татарского элементов в складывании русского этноса была наиболее отчетливо обозначена евразийцами.

Специальных исследований по этнической проблематике евразийского дискурса до настоящего времени практически не проводилось. Исключение составляет работа Л.Н. Гумилева (1991), посвященная Н.С. Трубецкому; где автор, предлагая критический анализ его основных идей, все же признает их актуальность. С точки зрения Л.Н. Гумилева основой евразийской теории является использование системного подхода к сфере этнической проблематики. Евразийство рассматривается как новое методологическое течение, основным положением которого является обоснование единства всех народов Евразии.

Интересна монография французского лингвиста П. Серио (2001), где евразийство рассматривается как течение, стоящее у истоков структурализма. Вопреки сложившемуся в Европе представлению о непрерывной эволюции структурализма от Ф. де Соссюра до К. Леви-Строса, автор указывает значимость вклада евразийцев в теорию этого направления. Вся евразийская концепция рассматривается им как образец принципиально нового подхода к структуре. Автор считает евразийство частью европейской научной мысли.

Исследование Е.В. Романовой (2007) посвящено анализу этнокультурной концепции классического евразийства. Выделяются ее основные положения: принципы цивилизационной теории Н.Я. Данилевского, А.Д. Тойнби, К.Н. Леонтьева, Л.И. Мечникова, принцип соборности и принцип терпимости.

В качестве продолжения идей евразийства отечественные исследователи рассматривают творчество Л.Н. Гумилева. Его историческим и этнологическим концепциям посвящено достаточно много работ. В 2006 г. в «Этнографическом обозрении» была опубликована тематическая подборка статей «Уроки Гумилева: блеск и нищета теории этногенеза» с участием ведущих этнографов г. Москвы, г. Санкт-Петербурга, Франции, в которой теория этноса Л.Н. Гумилева была подвергнута жесткой критике как идеологическое обоснование этнической иерархии. Однако серьезного анализа ее истоков в работах евразийцев не было. Эта тема была ранее поднята в исследованиях В.А. Кореняко и В.А. Шнирельмана (2000). Основной упор в них был сделан на критику этнополитических концептов Л.Н. Гумилева и неоевразийцев. Были сформулированы выводы о националистическом характере риторики неоевразийцев, их антисемитизме, об утверждении несовместимости различных культур. Однако попыток представить этнологические воззрения евразийства в их развитии, от истоков до цельной концепции, в отечественной науке до сих пор не было.

Подводя итог историографическому обзору по евразийству, необходимо отметить наличие широкого спектра оценок – от категорического неприятия до признания его актуальной в методологическом аспекте теории. Общим для обеих точек зрения является вывод евразийства за пределы науки, придание ему статуса идеологии, политической теории или мировоззрения. Все это делает невозможным объективный анализ этого движения. В силу этого необходимо выработать четкую методологию, которая позволит выделить и проанализировать научные концепты евразийства в этнологической сфере.

Методология исследования. Основой исследования является принцип историзма, который предполагает изучение всякого явления в его генезисе и развитии, конкретно-исторической обусловленности и индивидуальности. С.А. Токарев (1978) подчеркивал, что анализ этнографических концепций невозможен, если рассматривать их статически, как нечто неизменное. Благодаря использованию принципа историзма можно проследить эволюцию евразийства, понять причины его возникновения и направления развития. Анализ контекста не менее важен, чем анализ собственно дискурса и текстов, его составляющих. Как отмечают С.А. Токарев (1966) и Г.Е. Марков (2009), развитие этнографических концепций некорректно воспринимать как имманентный процесс, только как развитие идей; оно может быть понятно только в контексте развития общества.

В данной работе евразийство рассматривается в широкой исторической ретроспективе как целостная система, в основе которой лежит единая методология. Причины возникновения и характер развития евразийства интерпретируются с учетом мировоззрения авторов, в контексте оценки культурной среды и исторической ситуации.

В основе авторского исследовательского подхода лежит трактовка евразийства как целостного направления в единстве научного, политического, общественного и культурного компонентов; являясь закономерным результатом социально-политического и социокультурного развития российского общества, опирающееся на традиции российской и мировой гуманитарной науки XIX – начала XX вв., оно возникло в среде эмиграции в 1920-е гг., получило развитие в трудах Л.Н. Гумилева в 1950–1980-х гг. и породило особый тип дискурса.

Применительно к евразийству можно говорить о том, что являясь продуктом определенной этнокультурной и социально-политической среды, оно одновременно формировало новые ценности, особенно в мировоззренческой сфере. В этом отношении методологическим основанием работы является концепция системного единства культуры, являющейся как способом, так и продуктом человеческой деятельности.

Евразийство следует рассматривать как систему – целостную качественную определенность. Согласно методологическим принципам системного анализа, элементами концепции считаются конструкты, под которыми понимаются теоретические и эмпирические понятия, создаваемые по правилам логики с четко очерченными границами. Они возникают при переходе от эмпирического знания к концептуальному и выполняют функцию перевода между эмпирическим и теоретическим языком.

Для достижения цели диссертации необходимо выделить ту область исследований, где наиболее ярко представлена этническая проблематика евразийского дискурса. В этом смысле представляет интерес определение Н.М. Могилянского 1916 г., для которого «Этнография есть народоведение. Ее задача – изучить развитие интеллектуальных и духовных сил человеческого рода; которое под влиянием расовых особенностей, географической среды и исторических условий, своеобразно протекало в различных группах, представляющих народы земного шара, и нашло свое выражение в особенностях материального и духовного уклада их жизни»1. Именно в развитии народоведения происходило становление евразийской концепции «россиеведения» и «мироведения».

Опирающееся на достижения и концепции российской и мировой науки конца XIX – начала ХХ вв. евразийство может рассматриваться как одно из направлений становления теории этноса и теории культуры. Этнос и культура – это основные концепты этнографии, через которые и происходит становление самой науки. Несмотря на то, что в настоящее время высказываются сомнения в объективной реальности этноса в той трактовке, которую предложил в 1970–1980-е гг. Ю.В. Бромлей, тем не менее, изучение истории возникновения этой теории остается актуальным.

Для понимания евразийства чрезвычайно большое значение имеет методология цивилизационного дискурса. В своих построениях евразийцы оперировали понятием «цивилизация» (начиная с первого эссе Н.С. Трубецкого «Европа и человечество» (1920 г.), однако не раскрывая его содержания), которое до сих пор не имеет четкого определения. В мировой гуманитарной науке цивилизационный дискурс представлен концепциями Н.Я. Данилевского, О. Шпенглера, А.Дж. Тойнби, С. Хантингтона, И. Валлерстайна и др.

В настоящем исследовании используется определение цивилизации, признанное в отечественном научном сообществе, как «высшая ступень организации и развития человеческого общества…, сложный, многослойный социальный организм высшего порядка»2.

В работе И. Валлерстайна «Миро-системный анализ» (1987) было констатировано совершившееся в XIX в. преобразование мира из отдельных частей в единую мир-систему (мир-экономику). Утверждая новый подход к изучению мировой цивилизации, И. Валлерстайн указал, что экономическая, политическая и социальная стороны человеческой деятельности не являются обособленными, а подчиняются одним и тем же законам. Между этими сторонами деятельности существуют тесные связи, что предполагает выход за рамки традиционного дисциплинарного изучения.

Особое значение для работы имеет метод дискурс-анализа М. Йоргенсен и Л. Филипс (2002), который опирается на принцип социального конструктивизма. В этнологии этот принцип был широко апробирован в серии работ (С.С. Алымова (2005), С.В. Соколовского (2009)), рассматривающих различные аспекты взаимодействия науки, государства и политики.

В трактовке И.Т. Касавина (2008) дискурс – это «неоконченный живой текст, взятый в момент его непосредственной включенности в акт коммуникации, в ходе его взаимодействия с контекстом»3. Контекст – это стоящая за текстом реальность. В качестве универсального контекста выступает культура, в рамках которой происходит дискурс и формируется текст.

Дискурсы классифицируются по степени выраженности текста и контекста. Первый, который определяется высокой внутренней структурированностью текста и жесткой контекстуальной привязкой, является политико-экономическим. Высокий уровень структурированности текста и универсализация контекста характеризуют второй тип – научный дискурс. Третья группа дискурсов, описывающаяся своеобразием стиля текста и отчетливостью контекстов, является художественной. Последний тип, характеризуемый низкой структурой текста и универсальностью контекста, называется моральным дискурсом.

С опорой на опыт предшественников в данной работе евразийский дискурс анализируется путем реконструкции идеологического контекста и включенности евразийцев в общественно-политические и социокультурные процессы в России. Системный анализ евразийского дискурса позволяет рассматривать его в неразрывной связи политики, науки, философия и религии.

Источники. Для проведения исследований и решения задач, поставленных в диссертации, использован широкий круг опубликованных и неопубликованных источников.

Первую группу источников составляют газеты, журналы и публицистика по национальному вопросу XIX – XX вв., прежде всего: научно-публицистические журналы «Русская старина» за 1870–1908 гг. и «Русский вестник» за 1891–1906 гг.; историческая публицистика начала XX в.; публицистические статьи славянофилов, западников и проч.; литературный сборник «Скифы 1917 г., 1918 г.; журналы и газеты русской эмиграции (монархический журнал «Двуглавый орел» за 1920–1922 гг., кадетскую газету «Последние новости» за 1920–1939 гг., журнал «Новый град» за 1931–1938 гг.); публицистика деятелей эмиграции – П.Н. Милюкова, Н.А. Бердяева, А.А. Кизеветтера; сочинения религиозных философов («Православие и культура» 1923 г., «Православная мысль» 1928 г., «Христианское воссоединение» 1933 г.); религиозно-философский журнал «Путь» (1925–1940 гг.).

Анализ этой группы источников позволяет определить основные направления русской научной мысли в дореволюционной России, выделить идейные течения в среде интеллигенции, проследить эволюцию русской науки в эмиграции. Часть эмигрантской публицистики представлена архивным материалам ГАРФ из фондов К.А. Чхеидзе (ГАРФ Ф. Р-5911) и П.Н. Милюкова (ГАРФ Ф. Р-5856).

Ко второй группе источников относятся воспоминания деятелей эмиграции и эпистолярное наследие евразийцев. К сожалению, евразийцы не оставили мемуаров, что затрудняет изучение истории движения. Поэтому большое значение приобретают воспоминания других эмигрантов.

Переписка евразийцев включает в себя как опубликованные, так и архивные материалы. Значительную часть фонда К.А. Чхеидзе составляет переписка с соратниками евразийцами: Н.Н. Алексеевым, Г.В. Вернадским, П.Н. Малевским-Малевичем, Н.А. Перфильевым, П.Н. Савицким; а также с лидером национал-большевизма Н.В. Устряловым.

В фонде П.Н. Милюкова храниться письмо от П.Н. Савицкого, посвященное дискуссиям о евразийских сочинениях. В фонде П.Н. Савицкого (ГАРФ Ф. Р-5783) сохранились письма П.П. Сувчинского Н.С. Трубецкому за 1921–1927 гг. Ответные письма в настоящее время опубликованы К.Б. Ермишиной. Несколько писем П.П. Сувчинского к Н.С. Трубецкому и Н.А. Бердяеву опубликованы в сборнике документов «Российский архив».

Переписка между А.В. Меллер-Закомельским, П.Н. Савицким, Н.С. Трубецким и Н.Н. Алексеевым за 1933 г. опубликована А.В. Соболевым; им же изданы письма Н.С. Трубецкого к П.Н. Савицкому за 1930–1938 гг. При содействии Р.О. Якобсона изданы письма к нему от Н.С. Трубецкого за 1920–1938 гг. В монографии А.В. Квакина «Между красными и белыми» опубликована переписка между Н.В. Устряловым и евразийцем Н.А. Перфильевым (1930-е гг.). Отрывки из переписки П.С. Арапова, П.П. Сувчинского, Н.С. Трубецкого и П.Н. Савицкого опубликованы в сборнике «Политическая история русской эмиграции». В посмертных сборниках Л.Н. Гумилева опубликованы отрывки из писем ему от П.Н. Савицкого. На сайте «Невменандр» опубликованы несколько писем Г.В. Флоровского к Н.С. Трубецкому разных годов.

Данная группа источников позволяет воссоздать основные моменты в становлении евразийского движения, проследить идеологические и мировоззренческие искания его участников, реконструировать его взаимодействие с другими течениями эмиграции и связи в научных кругах в России, Европе и Америке ХХ в.

К третьей группе источников относятся программные работы евразийцев – коллективные манифесты «Евразийство: Опыт систематического изложения» (1926), «Евразийство: Формулировка 1927 года» (1927), «Евразийство: декларация, формулировка, тезисы» (1932); а также вступительная статья к первому евразийскому сборнику «Исход к Востоку» (1921) и редакционное примечание к статье В.П. Никитина «Иран, Туран и Россия» (1927 г.).

Большое значение для диссертационного исследования имеют документы, посвященные политической и организационной деятельности евразийства. К ним относятся «Программные документы евразийцев 1923 г.», «Постановление “Совета пяти” об отношениях с “Трестом”», а также ряд редакционных статей газеты «Евразия» 1928–1929 гг.: «Путь евразийства», «Евразийство и коммунизм» и др. Эти источники позволяют определить политическую позицию евразийцев среди прочих эмигрантских объединений, в том числе и по национальному вопросу.

Самую обширную группу источников составляют статьи, брошюры и заметки участников евразийства, посвященные конкретным вопросам. С конца 1980-х гг. выходит несколько сборников, куда помимо трудов евразийцев входят работы их оппонентов. Отдельные статьи евразийцев публикуются в различных научных журналах. К настоящему времени переизданы работы Н.С. Трубецкого, П.Н. Савицкого, Н.Н. Алексеева, Г.В. Вернадского и ряда других евразийцев. Но значительная часть работ по прежнему хранится в архивах, прежде всего в собрании именных фондов ГАРФ.

В диссертации были использованы статьи из фондов П.Н. Савицкого, в том числе и без указания авторства и К.А. Чхеидзе.

Анализ этих материалов позволяет выявить этологические взгляды как отдельных представителей движения, так и общую линию евразийства в области науки о народах.

Работы Л.Н. Гумилева выходили в СССР с конца 1940-х до начала 1990-х гг. Им было написано 10 монографий, более 200 статей, рецензий и интервью, книга очерков. С начала 1990-х гг. начинается активное переиздание трудов Л.Н. Гумилева. К настоящему времени переизданы все монографии, выпущено несколько сборников статей, эссе и переводов. Эти материалы позволяют рассматривать учение Л.Н. Гумилева в качестве развития евразийской теории.

В целом, источниковая база диссертации определяется использованием комплексного подхода. Объем и качество источников позволяют решить задачи, поставленные в исследовании.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования определяется введением в научный оборот неопубликованных материалов евразийства. На основе широкого круга источников с опорой на современные методы анализа впервые прослеживается связь концепций евразийцев с теоретическими исканиями в российской и мировой гуманитарной науке конца XIX – начала ХХ в.; реконструируются основные этнологические концепции евразийства, прослеживается их влияние на формирующуюся в первой трети ХХ в. теорию этноса. В ходе осуществления сравнительных изысканий в приложении к истории российской этнографии прослеживается преемственность в освоении идей и концептов евразийцев и их трансформация в позднем евразийстве.

Практическая значимость определяется возможностью использовать ее выводы в ходе продолжающихся исследований по истории российской этнологической/этнографической науки. Возможно применение результатов авторского исследования при разработке учебных курсов для Высшей школы по теории и истории этнологической/этнографической науки, истории Еразии, исторической географии и культурологи.

Структура и основное содержание работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы и приложения. Во введении обосновывается актуальность темы, дается общая характеристика степени ее изученности, определяются объект, предмет, анализируется источниковая база диссертации, раскрывается научная новизна и практическая значимость исследования.

Апробация диссертации. Основные положения исследования были представлены на ряде конференций регионального, всероссийского и международного масштаба (МНСК, РАЭСК, «Этнография Алтая и сопредельных территорий», «Сибирь на перекрестье мировых религий» и др.) в 2004–2011 гг. На основе данных диссертации в 2010–2011 гг. разработаны спецкурсы «Историческая география» и «Роль кочевых народов в истории Евразии» для студентов бакалавриата социально-экономического образования Социально-гуманитарного факультета Сургутского педагогического университета.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Этническая проблематика в евразийском дискурсе: iconМягкая сила, как инструмент гуманитарного сотрудничества государств на Евразийском пространстве
Точки зрения ее использования в аспекте гуманитарной интеграции на Евразийском пространстве. Автором выделены основные задачи, которые...

Этническая проблематика в евразийском дискурсе: iconКруглый стол №17. «Повестка Армении в Евразийском Экономическом Союзе»
Армении. В прошлом году мы обсуждали процесс вступления Армении в тс и еаэс, а сегодня в этом году мы уже сможем поговорить о повестке...

Этническая проблематика в евразийском дискурсе: icon«Мечты о Евразийском хартленде»: Геополитика в парадигме «Географического центра» Макиндера
«Мечты о Евразийском хартленде»: Геополитика в парадигме «Географического центра» Макиндера1

Этническая проблематика в евразийском дискурсе: iconЭтническая идентичность локальных переселенческих групп: вершининские...

Этническая проблематика в евразийском дискурсе: iconДиссертация на тему: «Особенности конструирования социальных проблем...
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Этническая проблематика в евразийском дискурсе: iconБлаготворительный Фонд «Ави Хай»
Этническая идентичность евреев: пространственно-временные различия и методология изучения (ауд. 202)

Этническая проблематика в евразийском дискурсе: iconСовременное состояние и перспективы интеграции постсоветского пространства в евразийском регионе
Диссертация выполнена на кафедре Мировой экономики и международных экономических отношений Дипломатической академии Министерства...

Этническая проблематика в евразийском дискурсе: iconПрограмма учебной дисциплины «Новая и новейшая история стран Востока»
Страны Востока к началу нового времени: географическая, этническая, конфессиональная и политическая карты

Этническая проблематика в евразийском дискурсе: iconГосударственное образовательное учреждение высшего профессионального...
Специфика межнационального восприятия. Этническая идентичность. Проблема характеристики национального менталитета

Этническая проблематика в евразийском дискурсе: iconЕвропейская интеграция Турции и Украины: сравнительный анализ
Предлагается достаточно условное деление аргументов, которые наиболее распространены в европейском политическом дискурсе, „за” и...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск