Алексей Портанский «Современная Европа»






Скачать 166.91 Kb.
НазваниеАлексей Портанский «Современная Европа»
Дата публикации27.02.2015
Размер166.91 Kb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Документы > Документы
Торговые переговоры: выход из патовой ситуации неизбежен

Алексей Портанский
«Современная Европа», №3, 2010г.
Мировая торговля ощутила воздействие кризиса более остро, чем мировая экономика в целом – в 2009 г. ее падение составило 12%.1 При этом в течение почти всего послевоенного периода рост мировой торговли, наоборот, опережал рост мирового ВВП. Резкое снижение возможностей для кредитования торговых сделок и торговый протекционизм в условиях кризиса явились главными причинами падения мировой торговли в минувшем году.

Нарастание протекционизма в торговле по мере развития мирового кризиса в сочетании с тяжелейшим состоянием в последние годы торговых переговоров Дохийского раунда усилили пессимистические настроения вокруг Всемирной торговой организации. Насколько они в действительности обоснованы? Справится ли существующая многосторонняя торговая система с нынешними испытаниями и каковы ее перспективы? В предлагаемой статье автор пытается ответить на эти и другие вопросы.
Нынче у всех на слуху тема реформирования мировых финансово-экономических институтов. Саммиты «двадцатки» 2009 года выработали принципы реформирования МВФ и Всемирного банка. Перераспределяются доли в уставном капитале обоих институтов в пользу ведущих развивающихся стран; во главе МВФ и ВБ теперь не должны находиться непременно представители Западной Европы и США, как это сложилось после Второй мировой войны. Есть план реформирования МВФ, который уже активно обсуждается и анализ которого требует отдельной статьи. По-иному складывается ситуация вокруг Всемирной торговой организации.

Мировой кризис в общем-то не дал конкретных поводов для критики в адрес ВТО, - ее деятельность, в отличие от МВФ и ВБ, не была скомпрометирована ныне раскритикованными положениями Вашингтонского консенсуса. Проблема ВТО в другом: нынешнее состояние очередных торговых переговоров Дохийского раунда вызывает у всех глубочайшую озабоченность, если не сказать разочарованность. От успеха или неуспеха раунда и зависит будущее ВТО, т.е. будущее многосторонней торговой системы (МТС).

Однако, прежде чем углубиться в тему, необходимо отметить, что в российском политико-экономическом истеблишменте, включая научное сообщество, до сих пор не сложилось устойчивое, недеформированное и адекватное представление о ВТО как об универсальном институте регулирования в сфере международной торговли. Отчасти это, видимо, объясняется тем, что история взаимоотношений СССР/России с ГАТТ/ВТО вплоть до 2010 г., к сожалению, явилась историей упущенных возможностей и самоизоляции страны от происходивших внутри МТС процессов, что в конечном счете в очередной раз подтвердило известную модель догоняющего развития России. Признавать и анализировать это не всегда приятно, отсюда – незнание или игнорирование важнейших аспектов формирования современной многосторонней системы, существа и целей ее деятельности, а следовательно, и неспособность осознать в должной мере безусловную целесообразность полноценного участия России в деятельности ВТО.

Чтобы понять, почему и в связи с чем ВТО нынче подвергается критике, следует хотя бы вкратце напомнить о достоинствах этого института.

Как известно, предшественником ВТО было Генеральное соглашение о тарифах и торговле, подписанное в 1947 г. В основу ГАТТ легли сформулированные еще в начале 40-х годов принципы недискриминации и рыночной эффективности, а именно: взаимное предоставление режима наибольшего благоприятствования и национального режима в торговле, транспарентность, подчинение национальной торговой политики совместно выработанному кодексу поведения и др.

Серия раундов торговых переговоров в рамках ГАТТ в 50-х – 90-х годах ХХ века доказала действенность этих принципов: к моменту завершения Уругвайского раунда в декабре 1993 г. тарифные барьеры в торговле товарами между странами снизились в среднем в десять раз (с примерно 40% до примерно 4%). Это дало мощнейший импульс росту торговли: мировой экспорт товаров и услуг вырос со 100 млрд.долл. в 1948 г. до 5 трлн.долл. в 1993 г. (окончание Уругвайского раунда), т.е. в 50 раз. При этом мировой ВВП вырос за тот же период лишь в 5 раз2. Столь успешное развитие мировой торговли во многом способствовало достаточно быстрому по историческим меркам подъему разрушенных войной экономик Европы и Японии. Последующие годы вплоть до начала ХХI века были отмечены впечатляющим ростом экономик ряда развивающихся стран, в частности, в Юго-Восточной Азии. И в этом случае торговле принадлежала важнейшая роль – экономики стран указанного региона развивались во многом благодаря экспорту, для роста которого не было особых препятствий в условиях достаточно высокого уровня либерализации международной торговли, что явилось результатом и заслугой многосторонних торговых переговоров (МТП), проведенных в рамках ГАТТ/ВТО.

В создании ВТО по итогам торговых переговоров Уругвайского раунда (1986-1994 гг.) участвовали более 120 государств, которые приняли и ратифицировали правовые документы раунда, являющиеся по сей день правовой базой ВТО. В истории международных отношений вряд ли найдется другой подобный пример, когда бы при создании международной организации участвовало такое количество государств. Для сравнения – в Бреттон-Вудской конференции, учредившей МВФ и Всемирный банк, участвовало только 44 государства. Это обстоятельство дает основания считать, что ВТО легитимность ВТО выше, чем у МВФ и ВБ.

Результатом Уругвайского раунда явилось создание универсальной основы и механизма для торговых переговоров на будущее. Впечатляющие достижения ГАТТ/ВТО оказали глубокое воздействие на позиции правительств стран, остававшихся к моменту образования ВТО вне рамок этого института. Притягательность ВТО для развивающихся стран и стран с переходной экономикой выразилась в возникновении в середине 90-х годов ХХ в. целой очереди на присоединение к Организации из примерно 30 кандидатов.

ВТО в сегодняшнем мире – одна из немногих международных организаций, которая действует на основе правил и при этом имеет реально действующие механизмы для их поддержания. Это прежде всего механизм по разрешению споров (Dispute settlement mechanism). Именно наличие этого уникального механизма в значительной мере способствовало созданию авторитета ВТО как эффективной организации, действующей на основе согласованных ее участниками правил и способной обеспечивать урегилирование споров. О востребованности данного механизма говорит тот факт, что с 1995 г. по н.вр. рассмотрено более 400 спорных и конфликтных ситуаций между странами-членами3. Благодаря действию этого механизма многие развивающиеся государства сумели добиться удовлетворения своих претензий к развитым. Другой механизм, обеспечивающий соблюдение «правил игры» это механизм обзора торговой политики (Trade Policy Review Mechanism) или система мониторинга торгово-политического режима стран-членов, которая, кстати, оказалась весьма востребованной сейчас в условиях мирового экономического кризиса, когда понадобилось проводить мониторинг протекционистских мер.

Говоря о механизмах ВТО, следует также сказать, что решения в ней, как и прежде в ГАТТ, принимаются путем консенсуса за некоторым исключением. Важно однако, что финальный результат в переговорах достигается по принципу «единой сделки» (Single Undertaking), чего не было в ГАТТ. Это означает, что каждый пункт повестки дня может вступить в силу только после того, как будет достигнута договоренность по всем пунктам повестки. Решения носят обязательный характер для всех членов ВТО.

Строгие и действенные правила и механизмы ВТО обеспечили ей успех и международный авторитет, но одновременно явились одной из причин кризиса торговых переговоров на современной этапе – переговоров Дохийского раунда, о чем речь пойдет ниже.

Разумеется, правовой пакет ВТО с самого начала не был избавлен от недостатков – они состояли в его некоторой несбалансированности по линии «Север-Юг». Очевидные преимущества закреплялись за развитыми странами. Наиболее ярко это до сих пор проявляется в сфере сельского хозяйства, где применение субсидий развитыми странами значительно затрудняет производителям из бедных стран выход на мировые рынки. Задача усовершенствованя соглашений ВТО и исправления исторической несправедливости была возложена но новый раунд торговых переговоров – девятый по счету с момента создания ГАТТ или первый в рамках ВТО. Попытка начать его в 1999 г. в Сиэтле провалилась. Сделать это удалось лишь в ноябре 2001 г. на министерской конференции членов ВТО в столице Катара Дохе.

Однако компромисс между «богатым Севером» и «бедным Югом», позволивший начать переговоры, оказался недостаточным для успешного их продвижения. Оказалось, что противоречия между развитыми и развивающимися странами стали глубже. Раскол произошел по проблеме выбора тех направлений в деятельности ВТО, которые должны стать главными на ближайшее будущее. Если для развитых стран эти направления связаны с соглашениями в новых сферах, которые вероятно пополнят правовой пакет ВТО (торговля и инвестиции, торговля и правила конкуренции, торговля и окружающая среда и др.), то, по мнению развивающихся, круг ведения ВТО должен быть по-прежнему ограничен вопросами торговли товарами и услугами в том виде, в каком они уже включены в сферу компетенции ВТО. Эти глубокие противоречия и обусловили тот глубочайший кризис переговоров Дохийского раунда, в котором они оказались уже в 2003 г. и продолжают оставаться по сей день. Неверно однако полагать, что Дохийский раунд вообще не дал никакого результата.

В повестке дня переговоров Дохийского раунда значилось с самого начала более 20 тем, которые взаимоувязаны по принципу «единой сделки». Однако среди них есть наиболее важные и чувствительные вопросы. Чтобы прийти к согласию по всем темам, необходимо, по выражению генерального директора ВТО Паскаля Лами, соорудить три "опоры", – найти решение по трем ключевым вопросам: аграрным субсидиям, тарифам на сельскохозяйственную продукцию и тарифам на промышленные товары.

После неоднократных срывов и пауз в переговорном процессе на состоявщейся в июле 2008 г. в Женеве так называемой мини-конференции стран-членов ВТО был все-таки выработан общий компромисс, основные элементы которого можно было считать вполне впечатляющими. Предполагалось, что Евросоюз соглашается на 80-процентное сокращение наиболее искажающих торговлю сельхозсубсидий, США в свою очередь снижают фермерские субсидии на 70%, устанавливая потолок в 14,5 млрд.долл. (против нынешних 22 млрд.долл. в год). ЕС также снижает в среднем импортные тарифы на сельхозпродукцию на 60%. Эти меры в принципе позволили бы развивающимся странам-производителям продуктов сельского хозяйства – в первую очередь таким как Бразилия – получить лучший доступ на рынки в развитых стран. В обмен та же Бразилия и другие крупные развивающиеся страны должны были понизить импортные тарифы на промышленные товары. Срыв произошел из-за разногласий по вопросам скорее технического характера.

Отсутствие ожидаемого результата не приобрело бы столь драматической окраски, если бы не мировой экономический кризис, который быстро распространился по планете во второй половине 2008 г. Нарастание торгового протекционизма стало естественной реакцией государств на экономический спад и рост безработицы. Протекционистские меры дали многим повод говорить о том, что в условиях нынешнего кризиса правила ВТО якобы нарушаются в массовом порядке и сама организация не в силах сдержать данный процесс. На самом деле это не так.

Растущий протекционизм стал предметом серьезной озабоченности ВТО. Проведенный в ВТО в первом полугодии 2009 г.мониторинг протекционистских мер показал, что пока страны, прибегнувшие к повышению импортных таможенных пошлин, делали это в пределах дозволенного, т.е., не превышая тех тарифных уровней, которые они имеют право устанавливать в соответствии с условиями своего членства в ВТО. То же самое можно сказать и в отношении экспортных субсидий в сельском хозяйстве, которые пока не запрещены, и этим как раз воспользовался в период кризиса ЕС. Иными словами, большая часть предпринятых мер не противоречит нормам ВТО и не выходит за рамки торговых соглашений, которые замышлялись в том числе для предотвращения полномасштабных торговых войн.

Последнее обстоятельство весьма важно, ибо свидетельствует о том, что кризис не только не снизил значимость норм и правил ВТО, но и продемонстрировал способность этой организации сдерживать его негативные эффекты. Как заявил П.Лами в апреле 2010 г. «Правила торговли оказали эффективное противодействие протекционистскому давлению»4. Это означает что ВТО способна осуществлять функцию глобального управления. Данная способность ВТО неожиданно оказалось востребованной в период кризиса даже в иной, казалось бы, несвойственной этой организации сфере. Речь идет о проблеме заниженности курсов некоторых валют, в частности, китайского юаня по отношению к американскому доллару. Неспособность МВФ решить данную проблему побудила некоторых экспертов предложить решать ее в рамках ВТО, поскольку заниженность курса валюты есть ничто иное, как частный случай протекционизма. А ВТО, полагают эти эксперты, умеет лучше добиваться испольнения своих решений, чем МВФ5.

Возвращаясь к традиционным торговым барьерам – тарифным, следует сказать, что согласно исследованиям ВТО, в случае, если государства решатся повысить ставки импортных тарифов до максимального уровня, допустимого согласно условиям их членства в данной организации, это будет равносильно удвоению в среднем тарифных барьеров по всему миру, в результате чего мировое благосостояние снизится на 350 млрд.долл. И наоборот, в случае снижения тарифной защиты при успешном завершении переговоров Дохийского раунда, суммарный доход участников мировой торговли возрастет на 150 млрд.долл. В этой связи, как было отмечено в выпущенном в феврале 2010 г. совместном докладе ВТО-ОЭСР-ЮНКТАД6, лидерам стран G20 следует приложить максимум усилий для скорейшего завершения переговоров Дохийского раунда. О необходимости сделать это было, впрочем, ясно сказано в финальном документе последнего саммита «двадцатки» в Питсбурге в сентябре 2009 г. И тем не менее какого-либо прогресса на переговорах за последнее время не отмечено. В чем же причина?

Когда все высказываются за окончание переговоров раунда, но дело продолжает стоять на месте, это может означать одно: дефицит политической воли у главных игроков. Сегодня таковыми наряду с США и ЕС следует считать как минимум Китай, Индию, Бразилию. Разумеется, напрямую в дефиците политической воли никто никогда не признается. «Мы в полной мере готовы к завершению раунда в 2010 году», -- заявил в ходе дискуссии в рамках состоявшегося в последних числах сентября 2009 г. ежегодного Общественного форума ВТО заместитель официального представителя США при штаб-квартире ВТО Дэвид Шарк. Принимавший участие в работе той же секции автор этих строк спросил американского чиновника: «Если нынешняя администрация уделяет столь серьезное внимание вопросам торговли, то почему тогда нынешний президент в отличие от предшественника не обладает так называемыми «полномочиями на быстрое ведение переговоров по вопросам торговли7», предоставляемыми конгрессом?» Ответ Шарка вызвал некоторое недоумение среди присутствовавших: вопрос, по его словам, пока неактуален, потому конгресс не занимается этим.

Не вдаваясь в детали, замечу, что данные полномочия для американского президента исключительно важны, что не раз подчеркивалось прежде высокопоставленными сотрудниками американской администрации. Именно их наличие у главы Белого Дома позволяет США реально осуществлять роль лидера на международных переговорах по торговле, что так необходимо сейчас для завершения Дохийского раунда. Однако в условиях мирового кризиса администрация Барака Обамы в течение всего 2009 г. была серьезна озабочена решением ряда сложнейших внутренних проблем, таких как регулирование финансовых рынков, реформа здравоохранения и других. И торговля оказалась на данный момент не в верхней части списка приоритетов американской администрации.

Чтобы убедить Конгресс в необходимости одобрения финальных шагов США в рамках Дохийского раунда, администрация Обамы должна представить палате представителей достаточно сбалансированный пакет, который бы снял у конгрессменов имеющиеся сомнения, убедив их в том, что уступки США в одних сферах (к примеру, снижение субсидий своим фермерам) будут компенсированы за счет выигрыша в других (к примеру, облегчение доступа на рынок промышленных товаров других стран). А для этого, полагают американцы, потребуются определенные уступки со стороны Индии, Бразилии и Китая. Это и обусловливает очередную серию требований американской стороны к развивающимся странам о либерализации их рынков. Последние реагируют на нынешнюю позицию Соединенных Штатов с нескрываемым возмущением. Так, представитель Южной Африки в ВТО Ф.Исмаил прямо упрекнул США в начале апреля 2010 г. в том, что оставаясь ведущим игроком в торговых переговорах, они в то же время демонстрируют отсутствие воли работать на основе общепринятых многосторонних соглашений ВТО8. Впрочем, справедливость упреков в адрес Вашингтона вынужден признавать и сам представитель США на торговых переговорах Рон Кирк, заявляя, что мир начинает думать, что Соединенные Штаты не проявляют интереса к завершению Дохийского раунда и это подрывает доверие к Вашингтону9. Дополнительным подтверждением этому стало явно затянувшееся утверждение Сенатом (на апрель 2010 г.) кандидатур чиновников аппарата Кирка, что уже начало осложнять полноценное участие США в ведущихся в Женеве торговых переговорах.

Этой заминкой Вашингтона немедленно воспользовался Евросоюз. «Мы не несем ответственности за то, что происходит» (на переговорах Дохийского раунда – прим.авт.), заявил в марте 2010 г. торговый комиссар ЕС Карел де Гюхт, добавив, что мяч теперь находится на стороне США10. Как полагают в Еврокомиссии, необходим некий имплуьс в переговорах, чтобы началось дальнейшее движение, и такой импульс должен исходить от Соединенных Штатов. Но вместо того, чтобы ясно заявить о своих намерениях, Вашингтон, по мнению Брюсселя, бездействует.

Из создавшейся на переговорах Дохийского раунда ситуации, европейцы, похоже, стремятся выжать для себя максимум преимуществ. Поэтому одновременно с критикой американцев тот же де Гюхт заявляет о невозможности дополнительных уступок со стороны Евросоюза в области сельского хозяйства, подчеркивая, что ЕС уже сделал максимум возможного в 2008 г., что и обеспечило, с точки зрения Брюсселя, тогдашний прорыв на переговорах.

Что касается Китая, неуклонно продолжающего свой экономический рост и в период кризиса, то от него действительно ожидают дополнительных уступок в торговле, которые могли бы дать важный импульс завершению Дохийского раунда. Однако Пекин дает понять, что его страна уже сделала достаточные уступки при присоединении к ВТО и пока не готова двигаться дальше.

Мировой кризис, как было сказано, нанес ощутимый удар по мировой торговле. Вместе с тем он резко повысил значение торговых переговоров, в особенности для развивающихся стран. Ибо они, в отличие от развитых, не располагают теми внушительными государственными средствами, которые позволяют бросить спасательный круг нациоанльному бизнесу. Поэтому торговля для них чуть ли не единственный путь к выживанию. Показательным подтверждением тому стала инициатива группы развивающихся стран на саммите G20 в Питсбурге. Выступивший от ее имени президент Бразилии Луис да Силва предложил в кратчайшие сроки завершить Дохийский раунд. Подобная инициатива вряд ли могла появиться до кризиса.

Итак, к маю 2010 г. в переговорах Дохийского раунда фактически сложилась патовая ситуация. На высоком уровне (саммиты G20) все основные участники переговоров заявляют о безусловной решимости завершить Дохийский раунд в 2010 г., однако эти громкие заявления пока не воплощаются в конкретные дела. Странам-участницам раунда стоило немалого труда выработать в 2001 г. устраивающую всех повестку дня. На сегодняшний день, по оценке П.Лами, пройдено 80% пути. Соответственно, остается лишь 20%, однако они представляются более сложными, чем пройденные 80%.

Помимо существующих между странами противоречий достижение конечного результата осложняется описанным выше принципом «единой сделки», в соответствии с которым все участники переговоров должны принять полностью весь пакет договоренностей. В этих условиях отдельные государства активизировали заключение региональных торговых соглашений. Так, Евросоюз в марте 2010 г. подписал соглашение о зоне свободной торговли с Колумбией и Перу, а в октябре планирует подписать аналогичный документ с Индией (там же).

Однако при этом все понимают, что региональные договоренности, число которых неуклонно растет, не могут быть полноценной альернативой многосторонней торговой системе. Фрагментация торговли неизбежно влечет за собой создание поводов для конфронтации и национализма. Отсюда и целью конкуренции может стать не либерализация, а дискриминация. Региональный формат не может обеспечить столь эффективный механизм разрешения споров, каковым обладает многосторонняя системы. Следовательно, рискует пострадать принцип верховенства закона. Есть ли выход из нынешней ситуации на переговорах Дохийского раунда? Как полагают эксперты торговой политики, в этом плане можно анализировать три сценария11.

Первый – это отказ от переговоров раунда. Он влечет за собой лишь негативные последствия: удар по уже сформировавшейся атмосфере доверия, постепенный отход от выполнения уже достигнутых договоренностей, рост протекционизма, дальнейшее распространение региональных торговых соглашений с их негативными эффектами, наконец, снижение роли и авторитета ВТО. Такое развитие событий невыгодно никому, особенно развивающимся странам, поэтому этот сценарий лишен какой-либо привлекательности.

Второй – временная приостановка переговоров. Данный сценарий также представляется трудно реализуемым, ибо его реализация означала бы не только роспуск переговорных команд, но и утрату столь ценного для такого рода переговоров общего ощущения состояния торговых потоков в мире и особенностей связанной с ними торговой политики, проводимой участниками. Все это в итоге делает весьма сложной задачу возобновления переговоров позднее.

Наконец, третий сценарий – так называемый, «Облегченный вариант Дохи» (Dohalight). Сценарий предполагает убрать до лучших времен из повестки особо сложные вопросы, по которым трудно договориться. Иными словами, речь идет об известных проблемах торговли сельскохозяйственной продукцией, а также о доступе на рынок промышленных товаров. Но без договоренностей по эти ключевым вопросам исчезает сама база для финальной сделки Дохийского раунда. Вслед за снятием с повестки этих вопросов будет подорвана основа и для решения остальных: торговля услугами, совершенствование антидемпинговых процедур и пр.

С инициативой пересмотра повестки переговоров Дохийского раунда и выбора одного из двух решиний – «облегченного варианта» или, наоборот, более амбициозного, - выступил в апреле 2010 г. Евросоюз. В ответ глава ВТО П.Лами разъяснил, что пересмотр повестки раунда был бы чрезвычайно сложным мероприятием, а «облегченный вариант Дохи», вряд ли стал бы приемлемым для развивающихся стран, которые ожидают от раунда установления более справедливых условий торговли.

В качестве одной из опций «облегченного варианта» рассматривается разделение повестки раунда на два этапа. На первом предлагается сосредоточиться на вопросах упрощения процедур торговли (сокращение числа формальностей при пересечении товарами границы, сокращение времени портовых процедур, ликвидация иных «красных линий» в торговле), а также на снятии всех таможенных пошлин и квот в отношении импорта из наименее развитых стран. И то, и другое послужило бы интересам беднейших стран, и достигнутое соглашение по этим двум темам могло бы увеличить доверие среди участников переговоров и, следовательно, создало бы хорошие предпосылки для следующего этапа – решения основных вопросов Дохийской повестки.

Однако, при всей своей логичности и обоснованности, данная опция остается не очень вероятной для реализации, ибо требует ревизии утвержденной еще в 2001 г. повестки дня Дохийского раунда. Чего же тогда следует ожидать от переговоров Дохийского раунда в обозримой перспективе и как это скажется на самой ВТО?

Выход из нынешней патовой ситауции очевидно случится лишь тогда, когда нынешний экономический кризис перестанет оказывать на участников переговоров сдерживающее воздействие, т.е. после того, как произойдет заметное улучшение экономического климата. При этом, несмотря на кризисное состояние самого Дохийского раунда, реальной опасности его окончательного срыва все-таки нет, поскольку существует политически продекларированное желание основных участников мировой торговли завершить его в возможно более короткие сроки. Любые сценарии (см.выше), кроме продолжения переговоров, не отвечают интересам их участников.

Риски протекционистких действий, пока продолжается кризис, сохраняются, однако они вряд ли будут выходить за рамки известных ограничений, обусловленных обязательствами государств в рамках ВТО. Кроме того, прошедший период кризиса наглядно показал эффективность правил ВТО, выполняющих сдерживающую функцию в условиях протекционистского давления.

Действенность правил ВТО может способствовать развитию тенденции их использования для решения вопросов, формально находящихся за пределами сферы ее юрисдикции. В этом есть как плюсы, так и минусы. Плюсы вытекают из роста авторитета ВТО, когда ее правила и механизмы пытаются использовать для решения вопросов, входящих в компетенцию других институтов. Однако такая практика имеет свои риски, т.к. правовая база ВТО пока не содержит необходимых для такой работы юридических положений.

Вместе с тем в посткризисный период вероятно включение в повестку последующих переговоров в рамках ВТО некоторых вопросов, касающихся новых сфер, которые были обозначены выше. В этом, в частности, заинтересован Евросоюз и другие развитые страны. Что касается России, то она должна как можно скорее обрести членство в ВТО с тем, чтобы принимать участие в формировании новых правил этой организации.



1 Lamy says trade can have positive impact on job creation during economic downturn. http://www.wto.org/english/news_e/sppl_e/sppl148_e.htm. 24.02.2010.


2 Дюмулен И.И. Всемирная торговая организация. Экономика, политика, право. М.: 2008. С.14.

3 http://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/dispu_e.htm

4 M.Lamy evoque le « role essentiel » du commerce en periode de crise economique. Santiago. 15.04.10. http://www.wto.org/french/news_f/sppl_f/sppl153_f.htm

5 Слабый юань – всемирная проблема. http://www.slon.ru/articles/340118. 23.03.10.

6 OECD-WTO-UNCTAD. Report on G20 Trade and Investment Measures. Sept.2009 to Febr.2010.

7 Полномочия на (быстрое) ведение торговых переговоров - Trade promotion authority or Fast track Trade promotion authority.

8 Long stalemate ahead for WTO talks. Asia News Network - Apr 04ю 2010.

9 Deal in WTO Doha round doubtful in 2010: Kirk. Reuters. Tue Mar 9. 2010.

10 EU Trade Chief Says U.S. Must Make First Move to Restart Doha Round. Reuters. 23.03.2010.





11 Doha deadlock continues. Oxford Analytica. 15.04.2010.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Алексей Портанский «Современная Европа» iconСборник статей международной научно-практической конференции «Эволюция...
Портанский Алексей Павлович, директор информационного бюро по присоединению России к вто

Алексей Портанский «Современная Европа» iconПрограмма дисциплины "Европа в V xvii вв. "
Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления подготовки 030600....

Алексей Портанский «Современная Европа» iconАрхитектура средневековья
Европы ix—xvi веков. В период времени от развала Римской империи до становления культуры и архитектуры Ренессанса Европа была самым...

Алексей Портанский «Современная Европа» iconРекомендовано для любой зрительской аудитории (0+) Стоимость билета 50 рублей
Россия, 2007. 85 мин. Режиссер Владимир Саков. В ролях: Алексей Булдаков, Александр Филиппенко, Юрий Гальцев, Елена Воробей, Алексей...

Алексей Портанский «Современная Европа» iconМ. Г. Белоусов современная пресс-служба
Б 43 Современная пресс-служба: Пособие по изучению дисциплины, планы семинарских занятий. – М.: Мгту га, 2008. –36 с

Алексей Портанский «Современная Европа» iconУ нас сегодня – "Кто поддержит автопром". Заместитель министра промышленности...
Георгий Бовт: Здравствуйте. Тема у нас сегодня – "Кто поддержит автопром". Заместитель министра промышленности и торговли России...

Алексей Портанский «Современная Европа» icon1. Предмет философии науки. Наука и современный мир
Для остального же мира современная наука еще более поздний феномен. Современная наука "затмевает все остальное со времени возникновения...

Алексей Портанский «Современная Европа» iconРабочая программа по дисциплине гсэ. Ф. 11 Экономика
Современная экономическая наука необъятна, поэтому данный учебный курс направлен на те ее разделы, которые объясняют, как устроена...

Алексей Портанский «Современная Европа» iconГбоу спо кии учалинский колледж искусств и культуры «Современная хоровая литература»
Учебная дисциплина «Современная хоровая литература» проводится на 4 курсе отделения «Хоровое дирижирование» ссузов и является составной...

Алексей Портанский «Современная Европа» iconСотрудничества и соперничества на пространствах Европы неисчерпаема,...
Европа сталкиваемся в последнее время. При всей нашей сосредоточенности на делах Европы не надо забывать, что большинству других...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск