Круглый стол Георгия Сатарова






НазваниеКруглый стол Георгия Сатарова
страница2/5
Дата публикации04.03.2017
Размер0.52 Mb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Документы > Документы
1   2   3   4   5
(Брак записи.) (00:34:47) – (00:34:48)

– А я подумал, что он, может быть, и захочет что-то изменить, но система-то – она сильнее любого человека. И один Колокольцев (00:35:00) даже на посту министра вряд ли что-то сделает. Значит, итог… диагноз понятен. Попытки были, но попытки фрагментарные, точечные, необъединенные единой идеей. Я абсолютно согласен с коллегой из Росправосудия, что правоохранительную функцию и судебную функцию надо обязательно рассматривать в связке, потому что разделить… то есть они, конечно, они рядышком: там есть маленькая, так сказать, трубочка, но она настолько условна и незаметна, что это надо рассматривать в комплексе.
САТАРОВ:

– Так… если больше нет желающих, переходим к следующему вопросу. И я начну с маленького (...) (00:35:43). Итак… практически это уже начато предыдущим выступлением: оценка того, что пытались сделать в этой сфере, реформируя правоохранительную систему или отдельно МВД, или отдельно полицию как часть МВД, естественно, и так далее. Как вы видите постановку целей этих реформ, как вы видите результаты: успешность, не успешность? И если не успешность, то в чем вы видите причины неудач такого рода реформ? Кто готов? Пожалуйста…
ГОРБАЧЕВ С.:

– Мне кажется, что говорить о реформе или о каких-то промежуточных даже каких-то реформах достаточно рано. Произошло покамест, на сегодняшний день, как раз то, что (...) (00:36:43), может быть, что-то изменить в законодательно-регулирующую деятельность. Вот это вот (...) правоохранительного органа. Муниципальные (...) ожидается еще (...), потому что, собственно говоря, там пока работают те же самые люди, которые работали и до начала реформы. До тех пор, пока не будет произведена смена ориентиров, ориентации на повышение этого сознания, ориентация на работу с обществом. Даже не итоговых, даже промежуточных результатов, мне кажется, ждать не надо.
САТАРОВ:

– Спасибо. Дальше кто хотел? Прошу вас…
САВЧЕНКО М.:

– Любая реформа, на мой взгляд… как сказать? Те цели, которые заявляют при организации этой реформы, – они часто не соответствуют тому, для чего их заявляют. То же самое эта реформа Медведева о переименовании милиции в полицию. На мой взгляд, это было просто такое… электоральное дело, так сказать, чтобы показать, что вот Дмитрий Анатолиевич сделал очень серьезное изменение: переименовал… Вот. А вовсе, там, не с целью реформирования. То есть давайте смотреть в корень, например, та же история, когда Путин отменил выборы губернаторов для борьбы с терроризмом. У нас что, в (...) (00:38:02) области, например, там терроризм процветал? Не процветал. Почему отменили выборы губернатора? То есть надо отделять и понимать, для чего эти реформы на самом деле проводятся. То есть подчас цель, декларируемая, не соответствует тому, что реально хотят получить. Если мы хотим получить безопасность на дорогах, то это не обязательно, что можно получить только подъемом и увеличением штрафов. Подчас может быть цель увеличения штрафа – это наполнить бюджет каким-то образом. Вот. То есть должны соответствовать.
САТАРОВ:

– Цели и средства.
САВЧЕНКО М.:

– Реальные цели, которые нам заявляют с этой реформой. А постоянное реформирование на самом деле очень удобно самим всем этим органам, потому что под эту лавочку: когда постоянно реформируется – очень легко назад откатывать. Так сказать, только у них отвоюешь. Вот. Опять же, те же самые… самое простое… это ГАИ. Нельзя, там, в темное время суток стоять с радаром. Потихонечку назад это все откатывается. Постоянная реформа – это очень удобно. Поэтому цели были не факт те, которые заявлялись. Опять же, это создание огромного ОМОНа за счет граждан.
САТАРОВ:

– Ясно. Спасибо. Прошу вас…
БОГОМОЛОВ Ю.:

– Ну, если речь идет сугубо об МВД, то есть о (...) (00:39:22) своих граждан непосредственно осуществлять правоохранительную функцию, то вопрос такой, риторический, у меня: была ли реальная попытка до попытки Медведева реформировать? Вот за 20 лет. Пускай все, кто находятся здесь, сами себе дадут ответ на эту тему. Значит, мне кажется, что не было. Значит, объективный минус реформы Медведева, мне кажется, заключается в завышенных ожиданиях вот этой реформы. Я думаю, что завышенные ожидания – они формируются и самими гражданами, которые хотят от государства сразу, быстро и очень много. И на самом деле теми, кто реформирует. То есть от реформаторов происходят вот эти завышенные ожидания, потому что смотря как… вопрос в том, смотря как реформатор объявит цель какую-то гражданам: «Что должно произойти в результате моих действий?» Вот… ну, я не очень внимательно следил за реформами МВД, за медведевской. Ну, я не знаю, была ли объявлена какая-либо цель. Это первое, что я хочу сказать. Это то, что касается реформы МВД. Что касается, значит, более… что касается правоохранительной функции в более широком понимании этого слова, то, значит, тут может идти речь о реформе законодательства, которая, естественно, за последние 20 лет: эта реформа – идет постоянно. У нас существует новый арбитражный процессуальный кодекс, у нас существует новый гражданский процессуальный кодекс. И новый закон, допустим, об исполнительном производстве, который, на мой взгляд, на самом деле похож на инструкцию. Это огромный плюс этого закона: то, что он похож на инструкцию. Потому что дополнительные акты не нужны в этом случае. Вот если понимать с точки зрения реформы законов, то, естественно, эти реформы идут. То есть попытки в этом направлении есть. Следующий момент – это открытость. Открытость любых госорганов, но в том числе и правоохранительных. Естественно, результаты есть. Значит, особенно в арбитражной системе. Это огромная личная заслуга Антона Иванова. Значит, все присутствующие здесь знают, что можно отследить любое арбитражное дело: с момента поступления до момента вынесения итогового судебного акта. Еще до арбитражной системы и системы судов общей юрисдикции не добралась, в плане открытости, но в системе судов общей юрисдикции тоже создана очень грамотная система отслеживания гражданских дел. Ну, там, допустим, есть такой минус, что в карточке на дело есть, значит, информация о движении дела, но итоговый судебный акт, то есть итоговые решения в карточке почему-то не высвечиваются. Вот. Ну, то есть это что-то такое, смешное, да? Ну, как бы в техническом плане это реформировать легко. Просто это нужно сделать все. Поэтому в плане открытости система государственной реформы, в том числе правоохранительных органов, кое-какие, естественно, результаты есть. Но, опять-таки, если возвращаться к вопросу об ожиданиях общества, то спрашивается – можно ли было сделать больше? Задним умом всегда легко спросить: можно ли было сделать иначе? Но, я думаю, что одним из способов ответить на вопросы эти являются вот такие, например, вещи: можно ли было сделать иначе и больше? Если о какой-то, в каком-то элементе системы, например, в системе арбитражных судов, об их открытости, в обществе молчат, не говорят ни о чем, не возмущаются – значит, она работает нормально. А если говорят, как мы вот здесь о чем-то говорим: о конкретном – значит, эти элементы системы работают ненормально. Поэтому, подводя небольшой итог, то, естественно, результаты есть, но просто нужно работать и дальше. Ну, вот и все.
САТАРОВ:

– Спасибо, прошу вас.
СУВОРОВ Г.:

- Я бы хотел сказать небольшое добавление. По поводу как раз (...) (00:43:52) юрисдикции вот эта вот судебная реформа – в том числе повышение открытости судебных органов. Решение о публикации этих решений... Дело в том, что эта история началась в 2007-м году. Потом в 2008-м году – ну, там была (...) (00:44:08) программа. Потом был в 2008-м году отдельный закон Дмитрия Анатольевича. Потом, сейчас уже даже, так сказать, Владимиру Владимировичу пришлось в своем указе в первый же день подтвердить эту историю: что нужно все-таки публиковать эти решения. Потому что на самом деле суды общей юрисдикции публикуют всего 40 процентов. За 2011-й год. Всего 40 процентов актов в год, которые они принимали, этих решений, – они... По уголовным только 40 процентов. По гражданским – еще меньше. Намного меньше, чем на самом деле это все происходит.
САТАРОВ:

– Их огромное количество...
СУВОРОВ Г.:

– Да. Но они их не публикуют. Либо они публикуют их с ошибками, либо публикуют их с задержками... И так далее, и так далее. На этом примере очень хорошо видно, что, например, вот в арбитражном производстве... Арбитражные суды – как-то у них все получается. Потому что они намного моложе. Сама система вся эта. Арбитражный суд – он намного моложе. Поэтому изначально они способны на это. На открытость. А суды общей юрисдикции – они намного старше. И несмотря на то, что вот уже верховная власть... Два президента в течение трех сроков пытаются их как-то заставить, стимулировать просто публиковать решения даже без поиска, без того, чтобы... Без аналитики, без какой-либо статистики. Все равно это идет с таким скрипом, что за пять лет, по факту, они максимум добились того, что часть решений стали публиковать.
– Это просто проблематика параллельного существования ветвей судебной власти.
СУВОРОВ Г.:

– Они сами по себе.
– Они каждая сосуществуют сама по себе. Автономно друг от друга. Вместо единых четких понятных правил существования всей судебной системы в целом существуют внутренние локальные правила для каждой ветви.
СУВОРОВ Г.:

– Указ о том, что они должны публиковать эти решения, суды общей юрисдикции, их вообще-то говоря...
- Это частности.
СУВОРОВ Г.:

– Нет. Его президент подписал. Неоднократно.
САТАРОВ:

– Тогда же был еще президент Ельцин.
САТАРОВ:

– Пожалуйста, прошу вас.
ЛЕКАРЕВА В.А.:

– Спасибо. Уважаемые коллеги, я хочу обратить ваше внимание... Вот мне понравилось ваше выступление, что все-таки позитив-то есть. То, что власть согласилась, что силовая структура нуждается в реформе, – это уже хорошо. Значит, проблемы она видит. Но я бы сказала, что это намерение о реформах. По той простой причине, что внешне – да, реформы прошли. Повысили зарплату, которой мы все аплодировали. И правильно сделали, потому что люди рискуют своей жизнью. И общество должно им какие-то социальные льготы на это выделить. Но другой вопрос, что силовые структуры не смогли преодолеть конфликт интересов, которые в советское время... Может, мне память изменяет – кто-нибудь может подсказать. Но по-моему, там смогли это преодолеть. Здесь идет конфликт интересов. Я вам могу сказать на примере Госнаркоконтроля МВД, где Госнаркоконтроль фактически превратился в наркополицейских – и ловит. И наши правоохранительные органы отличаются тем, что посткриминальный характер действий. Вот украли – они ловят. Убили – еще и никак не поймают. Вот в Воронеже истязали ребенка – и до сих пор вся страна в ожидании. И до сих пор этого упыря поймать не могут. Какое тут спокойствие может быть? Поэтому я считаю, что нужно избежать конфликта интересов.
САТАРОВ:

– Между...
ЛЕКАРЕВА В.А.:

– Между структурами. Силовиками. Вы правильно – вот кто-то здесь сказал, что каждый живет по своим правилам. Нет общей стратегии – мотивируем на защиту конкретного человека. А обслуживание политической элиты – я бы не сказала, что они только власть обслуживают, администрацию президента. Они обслуживают и Государственную Думу, и Совет Федерации, и региональных депутатов. То есть это неприкосновенные люди, которых они никогда не тронут. А остальных им отдали на откуп. То есть они могут с рядовым человеком делать все, что угодно. Разговаривать, как хотят. И это говорит не только о непрофессионализме. Это говорит о безответственности. И если только нам удастся подвинуть их... Вот реформа любой отрасли – она не может идти отдельно от человека. Ведь люди не стали меньше воровать, меньше убивать, меньше совершать преступлений. Поэтому хотим мы того или не хотим, общество должно участвовать в этой реформе. Но мы до сих пор не знаем... Вы правильно задали вопрос: а какими мы хотим видеть представителей силовых структур? А ни у кого не спросили. Вот реформируют сверху, не спрашивая, какой должен быть участковый. На мой взгляд, его нужно избирать всем миром, потому что он участок свой должен обеспечивать и порядок там. И если бы случилось так, что в школе уволили учителя за педофилию: что он приставал к детям, – и участковый бы знал об этом, он потихонечку наблюдал бы за этим упырем. И тогда бы Богдана не истерзали пятилетнего. Я не знаю, как вы, а я спать не могу. Понимаете? Я троих детей воспитала. Если двое у нас ходили в школу самостоятельно, то третьего мы охраняем. Поэтому это все на моих глазах развивается. Вот это вот постоянное ожидание беды. Кто этот вредитель-невидимка, который создал нам такой образ жизни? Он ненормальный. И люди протестуют. А протестами, как известно, воспользуются... Оседлают эти протесты совершенно другие силы. И мы не должны этого допустить, мне кажется. Поэтому я считаю, что конфликт интересов нужно преодолеть. Тесное взаимодействие всех силовиков, чтоб они друг с другом не соревновались, кто лучше, а каждый выполнял свою функцию, направленную на порядок. Такую задачу никто не поставил. Хоть бы вышел президент на экран телевидения рассказал: «Граждане России! Успокойтесь. Я дал жесткое поручение Колокольцеву, Бортникову, Коновалову, чтоб был порядок в обществе». Но ведь не ставится такая задача.
– Президент не должен этого делать. Существуют законы, которые предполагают, что у нас должен быть в обществе порядок.
ЛЕКАРЕВА В.А.:

– И не спрашивается результат работы. Понимаете? Одинаково получает тот, кто, как вы сказали, потихоньку набивает карман, и тот, кто честно несет свои обязанности и высокий нравственный уровень демонстрирует. Таких очень много. И вот мазать всех черной краской я бы не стала. Но фильтр кадровый должен быть. Должен быть. Чтобы случайные люди там не были. Спасибо.
САТАРОВ:
– Спасибо. Пожалуйста.

СКРИПКИН В.:

– Еще два слова я хотел бы тоже сказать. Мне представляется, что серьезных изменений, к сожалению, не произошло. Улучшений. Но тем не менее, кое-что можно отметить. Это большая информированность, которую стало получать общество и от судов, и от самих правоохранительных органов. Но с большими оговорками. Мне представляется, что очень положительным шагом было отделение следственного комитета от прокураторы, который должен дать в будущем положительные результаты. Но в целом – почему я говорю, что неудачно... Мы можем с вами наблюдать практически перед каждой политической кампанией – будь-то выборы президента или в Думу... У нас идет борьба против оборотней в погонах, идут определенные посылы в общество, что «мы поменяем коррумпированных... Мы ликвидируем коррумпированность в правоохранительных органах» и так далее. И мне представляется, что неудачная на сегодняшний день попытка осталась реформировать милицию в полицию. Потому что, по сути, не изменилось самое главное. Не изменилось что? Я помню, как при советской власти секретарь парткома выбивал глаз начальнику милицию и срывал с него погоны. Совсем недавно это могли сделать совсем не губернаторы у нас. Понимаете, я был свидетелем того, как милицию заставляли... Милиционеров заставляли ходить по участкам и агитировать за начальника УВД. И так далее. То есть их использовали вот в таких целях. Как и использовали, так и используют. Она оказалась встроенной в политическую систему, жестко закрепленной на управлении сверху определенными политическими органами. Сам представитель правоохранительной структуры, оказывается, внутри нее не защищенный, если он выступает против. И сложный – вот здесь вот конфликт тоже надо исследовать, потому что он должен... Он не должен выполнять незаконный приказ. Но на сегодняшний день так и остается.
– Но должен.
СКРИПКИН В.:

– Да.
САТАРОВ:

– Спасибо. Так. Есть еще... Да, прошу вас.

–Я коротко скажу. Да, положительные тенденции есть. Тут даже уже упомянули фамилию Медведева – что это благодаря ему. Хотя, по-моему, просто Владимир Владимирович действует аккуратно. Он сперва назначает Сердюкова министром обороны, а потом объявляет о реформах, которые будут, уже Медведев. И тем самым получается, что как бы Путин выжидает. Так что получится? Давайте посмотрим. И сейчас эта продолжается политика. Мне кажется, что в этих условиях очень важно сейчас поддержать создание министерства, которое возглавил Абызов. Открытое. Как оно называется у нас?
1   2   3   4   5

Похожие:

Круглый стол Георгия Сатарова icon"круглый стол"
В ноябре 2001 г в Российской академии государственной службы при Президенте РФ социологическим центром рагс проведен "круглый стол",...

Круглый стол Георгия Сатарова iconСлово главного редактора
Слово главного редактора. //Стратегия России. – 2016.№2, февраль. (Круглый стол: «Пути российской цивилизации»)">


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru