Разрешение проблем






НазваниеРазрешение проблем
страница5/42
Дата публикации04.03.2017
Размер6.53 Mb.
ТипРешение
h.120-bal.ru > Документы > Решение
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

2.4. Межэтнические войны
и послевоенный режим в некотором смысле «мирного сосуществования»


В эпоху до возникновения государств конфликты соседствующих племён и народов были обусловлены стремлением занять территорию соседей или её часть для осуществления на ней собственной хозяйственной деятельности и жизни на постоянной основе. Причинами, толкавшими к стремлению захватить территорию соседей, были либо избыточная численность собственного населения по отношению к достигнутому уровню отдачи исторически сложившейся хозяйственной системы, либо изменение природно-географических условий (в том числе и вследствие хозяйственной деятельности — своей собственной или же кого-либо из соседей) в результате чего отдача исторически сложившейся хозяйственной системы резко упала и стала недостаточной по отношению к численности населения2.

В большинстве случаев победа в такой войне за территорию как за место ведения хозяйственной деятельности и место проживания вела к изгнанию или геноциду побеждённых3, в лучшем случае с ассимиляцией их не изгнанных остатков4.

Если такое ухудшение условий жизни в ареале изначального становления национальной культуры не было вызвано природной катастрофой (быстрой или медленно развивающейся), то можно считать, что причиной агрессии против соседей с целью захвата их земель является тупиковость развития собственной национальной культуры, что и привело к перенаселённости территории или к экологической катастрофе, снизившей продуктивность хозяйственной деятельности. Но непосредственный мотив к агрессии всё же носит экономический характер: требуются дополнительные экономические ресурсы для обеспечения привычного качества жизни культурно своеобразного населения.

Набеговые операции, целью которых является ограбить соседей и увести с собой поло́н1 для эксплуатации у себя в качестве рабов или продажи на сторону, — можно рассматривать как компоненту экономического уклада той или иной национальной культуры, поскольку в такого рода набегах нет цели захвата территории соседей, и в большинстве случаев такого рода набеги в истории носили не единичный характер, а осуществлялись систематически, если не с ежегодной периодичностью сельскохозяйственных работ, то с иной — менее определённой периодичностью.

Идеологические мотивы к враждебному поведению в отношении соседей (типа у них носы и разрез глаз не такие как у «настоящих людей»; они разбивают яйца с тупого конца, а надо с острого; мы должны вести войны против них, поскольку наши боги обязывают к жертвоприношениям и т.п.) — требуют довольно-таки высокого уровня развития толпо-«элитаризма», при котором у «элиты» появляется избыток времени на дурноумствование и насаждение веры в такого рода идеологические мифы в среде простонародья. И соответственно при достижении этой стадии развития толпо-«элитаризма» народная мудрость даёт оценку всем войнам без исключения: «паны дерутся — у холопов чубы трещат», которая подразумевает, что 1) паны дерутся за расширение сферы своего «элитарного» паразитизма и 2) вырабатываемое ими правдоподобное благообразное идеологическое обоснование необходимости начала войны против соседей — изначально лживо.

После становления толпо-«элитаризма» и образования государств под властью «элитарной» государственности вопрос о том, какой народ занимается хозяйственной деятельностью на той или иной территории, во многих случаях перестаёт особо волновать правящую «элиту» государства-нации победителя: главное, чтобы платили установленные налоги, не противились не узаконенным поборам и прочим «элитарным» злоупотреблениям, служили в армии и исполняли прочие повинности, возлагаемые «элитой» на простонародье; а какой национальности вновь приобретённые подданные — «дело десятое»2. Поэтому геноцид в отношении побеждённых и стирание национальной самоидентичности3 остаточного коренного населения в процессе его ассимиляции перестали быть самоцелью, но стали средством профилактирования национально-освободительного движения4 и средством унификации процессов государственного управления на всей территории государства-нации. При этом в большинстве случаев «элита» побеждённых сама активно включалась в процесс ассимиляции, чтобы войти в состав «элиты» победителей и сохранить свой социальный статус5 (а то и повысить его6).

Простонародью же было затруднительно включиться в этот процесс потому, что, кроме того, что имеет место социальная инерция воспроизводства собственной культуры в «автоматическом режиме», во-первых, в условиях толпо-«элитаризма» представителям простонародья в большинстве своём закрыты пути к изменению их социального статуса (вследствие этого у них не было потребности ассимилироваться), а во-вторых, освоение языка и культуры победителей требует свободного времени и сил, чего у представителей простонародья, постоянно занятого трудом, также не было1.

Если же победителю удавалось распространить свою власть не на полосу межэтнического размежевания и прилегающие к ней ограниченные территории, а на всю территорию соседей, тем более, если соседи были достаточно многочисленны, то он оказывался перед выбором:

  • либо проводить политику национальной унификации, запрещая язык и культуру всех народов, ставших подвластными (к этому была склонна Турецкая империя с момента своего становления на развалинах Византии, но так и не достигла в этом успеха до своего краха после поражения в первой мировой войне ХХ века; аналогичную политику в отношении национальных меньшинств, став самостоятельным государством, проводила и Болгария; вследствие такой же политики Польша не стала империей; настырность в проведении такой политики рано или поздно приводит «элиту» титульной нации к политике геноцида в отношении подвластного инакокультурного населения, примером чему геноцид армян в Турции в 1915 — 1923 гг. и попытка политики геноцида в отношении украинцев и белорусов в обретшей государственную самостоятельность Польше в 1920 е гг.2);

  • либо строить многонациональное государство, в котором так или иначе и государственность становится многонациональной (в относительно недавнем прошлом государством такого типа была Австро-Венгерская империя, в которой помимо титульных наций — немцев-австрийцев и венгров — жили ещё румыны и многие славянские народы, однако процесс становления в ней многонациональной государственности протекал недопустимо медленно, что стало одной из главных внутренних предпосылок к распаду империи3 по национально-территориальному признаку в результате поражения в первой мировой войне ХХ века);

  • либо ограничиться установлением вассальных отношений (это было достаточно широко распространено в эпоху феодализма4) либо «протектората» или «доминиона» (в эпоху капитализма государств-наций), при котором управление внутренней жизнью покорённой территории оставлялось за «элитой» аборигенов, но при этом на неё возлагалась обязанность собирать с местного населения «дань», передавать её государству-метрополии и поддерживать политику государства-метрополии людскими и прочими ресурсами территории помимо «дани» (и соответственно, не оказывать содействия врагам правящей «элиты» государства-метрополии). В таком варианте массовая ассимиляция «элиты» побеждённых в «элиту» победителей исключена.

Для осуществления режима «доминиона-протектората» метрополии в эпоху капитализма государств-наций вынуждены были принять на себя миссию подготовки кадров из числа аборигенов для осуществления должным образом обученными туземцами управления на местах в интересах заправил и хозяев метрополий. Это позволяет в подчинённых метрополии инакокультурных регионах обойтись минимумом представителей метрополии при сохранении над обществами регионов идеологической и экономической власти1 метрополий.

Соответственно, если анализировать типы хозяйственных систем разных национальных и многонациональных обществ, которые знала история, то можно выделить три основных типа интеграции их в глобальную экономику:

  • Хозяйство суверенного государства. Оно работает, прежде всего, на экономическое обеспечение своей внутренней и внешней политики и потребностей своего населения, взаимодействуя с хозяйственными системами других суверенных и формально суверенных государств на неких (своих в каждую историческую эпоху) паритетных политических и экономических началах.

  • Хозяйство беззастенчиво колониального типа. Оно подчинено «командно-администра­тив­ным способом» иностранному государству-метрополии и администрации частных зарубежных или транснациональных корпораций2 и работает на их интересы, удовлетворяя потребности своего населения по остаточному принципу.

  • Криптоколониальное3 хозяйство. Оно характеризуется тем, что государство, на территории которого его удалось сформировать колонизаторам, имеет все формальные атрибуты суверенного государства: границы, в пределах которых действует исключительно его юрисдикция, административная неподотчётность его высших должностных лиц и органов власти должностным лицам и органам власти иностранных государств, своя кредитно-финансовая система и т.п. Но вместе с тем, оно — как и беззастенчиво колониальное хозяйство — работает на интересы внешних и транснациональных политических сил. Поэтому, если анализировать структуру его ВВП, экспортно-импорт­ный обмен и оборот внутренней розничной торговли, то они будут аналогичны параметрам хозяйства беззастенчиво колониального типа. В силу этого основная масса населения влачит существование в беспросветной бедности «на правах» экономического ресурса, а наряду с этим большинством существует некая малочисленная правящая «элита» аборигенов, потребительские стандарты которой соответствует мировому «элитарному» уровню либо близки к нему (как минимум, они на уровне потребительских стандартов так называемого «среднего класса» экономически развитых стран).

Если говорить о современной мировой экономике как о системе, то в неё входят несколько суверенных государств4 и множество государств-крипто­ко­лоний (колонии, административно подчинённые государствам-метро­по­лиям, в своём большинстве остались в прошлом).

Причём многие формально суверенные государства существуют в режиме криптоколоний на протяжении многих десятилетий, а то и нескольких веков, без проявления каких-либо тенденций к тому, чтобы обрести реальный суверенитет, включая и экономический. Во многих из них на протяжении всего времени их существования действуют и развиваются демократические институты: широкое избирательное право, многопартийность, свобода слова и т.п., которые однако не избавляют их общества от криптоколониального характера экономики.

Это обстоятельство ставит нас перед вопросом о том, как осуществляется и поддерживается криптоколониальный режим. Обратимся к статье руководителя Центра по разработке комплексных экономических программ «Модернизация» Евгения Гильбо «Технократия должна выдвинуть компетентных национальных лидеров» (журнал «МОСТ», № 25, 1999 г.). В преамбуле к статье Е.Гильбо пишет:

«Существует две системы знаний о мире, а значит — и две системы образования. Первая система знаний предназначена для широких масс. Вторая — для узкого круга, призвание которого — управлять.

Исторически это различение1 прослеживается во всех типах культур, с системой образования которых мы знакомы. Уже в Древнем Египте образование для чиновников и низших жреческих каст значительно отличалось от того, во что посвящали узкий круг избранных, составлявших верхушку жреческой касты и окружение фараонов. В древней Месопотамии мы видим подобное же различение».

В самой же статье Е.Гильбо затрагивает вопрос и о содержании экономического образования наших дней:

«В экономическом образовании … существует фундаментальное отличие “экономики для клерков” и “экономики для хозяев”. Такие разделы последней, как косвенное управление на уровне правил, структура денежного обращения, косвенное стимулирование, макроуправление и т.п., в принципе остаются за пределами базового экономического образования. Причина этого проста — функция “экономики для клерков” заключается в навязывании определённых стереотипов (часто близких к чистой мифологии), которые в сумме программируют предсказуемое поведение экономических субъектов. Аналогична, собственно, и функция публичной экономической науки. Существование предсказуемого поведения этих ребят обеспечивает условия для игры в системе тем, кто обладает знаниями из сферы высшей экономики (выделено нами жирным при цитировании).

Аналогично обстоит дело во многих областях знания. (…) она (система подготовки клерков: наше пояснение при цитировании) не даёт никакого доступа к тем знаниям, на основе которых подлинные хозяева западного мира обеспечивают эффективное управление экономикой и устойчивое процветание своих стран»2.

Соответственно утверждению, высказанному Е.Гильбо:

Содержание социолого-экономического образования, предназначенного для обеспечения самоуправления суверенного государства во всех аспектах его жизни, включая и управление его хозяйственной системой, должно отличаться от содержания образования, предназначенного сторонними политическими силами для обеспечения эксплуатации криптоколонии, номинально управляемой её собственными общественными институтами. В противном случае перед криптоколонией откроются возможности достижения ею реального, а не формального суверенитета, в том числе и реального экономического суверенитета.3

Но предположению о криптоколониальном характере социолого-эко­но­ми­ческого образования на основе достижений экономической науки «для клерков», развитой на Западе, неизбежно сопутствует вопрос: А почему оно не осознаётся в таковом качестве ни научно-препо­дава­тельским сообществом, ни студентами?

Дело в том, что в основе системы современного образования лежат тексты (большей частью — тексты учебников, написанных в соответствии с образовательными стандартами и традиционными воззрениями), а не практическая работа обучаемых (а также и многих преподавателей) в соответствующей отрасли деятельности на разных уровнях иерархии управления, в которой они на основе результатов своей работы могли бы судить о достоверности теорий, описывающих эту сферу жизни общества.

«Производственная практика» в период обучения носит краткосрочно-эпизодический характер и только отчасти дополняет освоение текстового материала. Она даёт обучаемым весьма общее и поверхностное представление о сфере деятельности, к работе в которой их готовит вуз, к тому же даёт представление с низовых уровней государственной иерархии должностей и компетенции, а задачи криптоколонизации решаются на надгосударственном уровне управления, о котором в курсах социолого-экономического образования и истории не говорится ничего; а такие трактаты как «Протоколы сионских мудрецов» дают заведомо ложное представление о процессах этого уровня, что тоже не позволяет обрести реальный и полный суверенитет на основе такого рода трактатов.

Поскольку никто в темпе освоения учебной программы не в состоянии проверить на истинность все мнения, высказываемые в учебниках в качестве достоверно установленных научных фактов, то изрядную долю учебного материала, хотим мы того либо же нет, сначала школьник, а потом — студент, принимает без сомнений и без соотнесения с жизнью в качестве научно установленной истины. Как показывает история развития науки и образования, это справедливо и в отношении жизненно состоятельных утверждений, и в отношении всевозможных научных заблуждений и заведомой лжи, в истинности которых могут быть убеждены на протяжении длительного времени целые общества.

При этом подавляющее большинство программ профессиональной подготовки не включает в себя освещение проблематики выработки критериев истинности теорий, на которых основывается соответствующая профессиональная деятельность.1 Эта проблематика остаётся в умолчаниях, что подразумевает «очевидность» нахождения ответов на вопрос «что есть истина?» или же полную неактуальность этого вопроса.

Кроме того, учебные планы не оставляют свободного времени для того, чтобы студенты могли бы самостоятельно выйти за рамки учебных программ, выработать и освоить какие-то знания и навыки, программами не предусмотренные, но с позиций которых они могли бы взглянуть на учебные программы со стороны и задать преподавателям разного рода неудобные вопросы, на которые в учебных программах ответов нет, либо ответы — вздорны, если их соотнести с жизнью как таковой.

В отечественных учебных программах нет и обязательного для изучения перечня литературы, которую студенты обязаны прочитать помимо учебников, что необходимо для расширения их кругозора и формирования собственного представления о том, что писали основоположники и классики тех или иных направлений развития науки, техники, иных сфер деятельности, а так же — участники и современники тех или иных событий.

Став по окончании вуза дипломированным профессионалом, бывший студент соотносит поступающую в ходе работы оперативную информацию с теми теориями, которые ему стали известны из вузовского курса. На основе такого соотнесения оперативной информации и теорий вырабатывается и проводится в жизнь подавляющее большинство решений во всех сферах профессиональной деятельности. И если цель социолого-экономического образования криптоколониального характера — обеспечить эксплуатацию страны руками и «интеллектом» её же населения, то достижение этой цели запрограммировано и характером процесса обучения, и содержанием учебных программ.

Вследствие этого государственное управление, основанное на социолого-экономическом образовании криптоколониального характера, представляет собой большую опасность для общества и его развития, поскольку развитие требует реального суверенитета в его полноте, в том числе и экономического2. А социолого-экономическое образование криптоколониального характера нацелено на то, чтобы в интересах криптоколонизаторов обесценить (сделать нерентабельным, не востребованным) любой сколь угодно высокий профессионализм во всех отраслях деятельности, развитие которых в этом обществе криптоколонизаторы сочтут неуместным.

Соответственно модернизация страны, её дальнейшее инновационное развитие и социолого-экономическое образование криптоколониального характера — явления не совместимые.

Сказанное об образовании криптоколониального характера имеет прямое отношение к теме национальных взаимоотношений, поскольку национальный характер, который выражается в культуре, некоторым образом выражается и в науке. А наука — сфера коллективной деятельности людей, выросших в той или иной национальной или многонациональной культуре, а не частное дело тех или иных интеллектуалов, не имеющих каких-либо национальных корней. Система же образования и содержание образования — следствие той или иной демографической политики и основывается на науке, «заточенной» под задачу проведения в жизнь той или иной политики.

Соответственно уничтожение самобытной системы образования и замещение её заимствованной извне может быть не только инструментом модернизации действительно отставшего в своём самобытном развитии общества, но и инструментом угнетения и порабощения общества, подавления и уничтожения в нём национальных культур — либо всех, либо некоторых избирательно.

Это к вопросу о том, что президент РФ Д.А.Медведев принял решение запустить образовательные программы, целью которых является массовая подготовка кадров «руководителей бизнеса и политиков — модернизаторов России» за рубежом1 — в «передовых странах», какому процессу сопутствует и способствует государственная политика целенаправленного искоренения наследия Российско-имперской и советской школы — как общеобразовательной, так и высшей, в основе которых была ориентация на осуществление самодержавия — т.е. реального, а не юридически формального суверенитета — России.

В связи с этим приведём выдержки из проекта «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года» «Инновационная Россия — 2020», подготовленного Минэкономразвития в 2010 г. и опубликованного на сайте этого министерства (http://www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/innovations/doc20101231_016#):

«… будет обеспечено максимально полное распространение международных стандартов на области образования, науки, техники и управления, эффективное стимулирование международной и внутристрановой академической мобильности студентов и преподавателей. Характеристики международной мобильности будут включаться в рейтинги образовательных учреждений. В той же степени будет поощряться мобильность студентов, преподавателей и административных работников внутри страны, практика смены мест учёбы и работы в вузах. При этом наличие опыта работы в других вузах, в том числе за рубежом, должно стать одним из критериев при аттестации и определении уровня оплаты труда преподавателей и научных работников»1.

Среди контрольных параметров социально-экономической системы РФ — «индикаторов решения поставленных задач» — Минэкономразвития предлагает такие:


Наименование индикатора

2010

2016

2020

Доля государственных служащих, получающих ежегодно дополнительное образование за рубежом

0,1 %

1 %

3 %

Доля лиц, занимающих должности руководителей высшей и главной групп должностей государственной гражданской службы, получивших высшее профессиональное образование за рубежом

> 0,5 %

4 %

12 %

При этом обратим внимание на то, что в приведённом выше фрагменте таблицы «индикаторов решения поставленных задач» в первой строке речь идёт о получении госслужащими за рубежом дополнительного образования1, а во второй — о получении профессионального высшего образования за рубежом, что по умолчанию подразумевает отдание предпочтения тем кандидатам на должности «высшей и главной групп должностей государственной гражданской службы», которые получили первое высшее профессиональное образование за рубежом.

Остаётся только предполагаемые 12 % зомби, получивших профессиональное образование за рубежом, продвинуть на наиболее значимые должности. Примером такого рода «продвиженцев» стал советник президента РФ Д.А.Медведева по вопросам экономики А.В.Двор­ко­вич2, имеющий один российский, один как бы российский и один американский дипломы в области экономики3, но мало чего смыслящий в управлении хозяйством страны, тем более — в общественно полезном управлении4. И он — не единственный такого рода «образованец»:

«Массачусетский технологический институт (MIT) 25-26 января <2010 г.> специально для российских чиновников высшего ранга организовал семинар по инновациям. Обучение прошли первый вице-премьер Игорь Шувалов, вице-премьер — министр финансов Алексей Кудрин, вице-премьер Сергей Собянин, министр экономического развития Эльвира Набиуллина, первый замглавы администрации президента Владислав Сурков, помощник президента Аркадий Дворкович, президент “Сбербанка” Герман Греф, глава “Роснано” Анатолий Чубайс, ректор Академии народного хозяйства Владимир Мау и гендиректор Российской венчурной компании Игорь Агамирзян, пишет газета "Ведомости"» («Российские чиновники высшего ранга прошли обучение в США»: http://www.newsru.com/finance/29jan2010/gov.html).

Но простому россиянину пользы от этого «обучения» нет и не предвидится.

Однако мотивация стимулирования получения зарубежного образования госслужащими и кандидатами на госслужбу в её представлении чиновниками Минэкономразвития иная:

«По словам Фомичёва, получение госслужащим образования за рубежом приведёт к «идеологическому повороту» в представлениях людей о чиновниках. «Мы будем говорить не о том, что у нас в РФ чиновник — это такое что-то угрюмое и замкнутое, сидящее в плохо отремонтированном кабинете, а что это — нормальный, адекватный человек», — заявил замглавы Минэкономразвития» («Минэкономразвития: Имидж чиновника улучшит образование за рубежом». «Взгляд», деловая газета, 13.01.2011 г.: http://vz.ru/news/2011/1/13/460919.html).

Но в свете изложенного встаёт вопрос: А нормален и адекватен ли многонациональным интересам развития России сам Фомичёв и прочие приверженцы госпрограммы «Инновационная Россия — 2020»? — поскольку из его слов и текста проекта госпрограммы «Стратегии…» следует, что алгоритмики осуществления криптоколонизации РФ в Минэкономразвития одни не понимают, а другие работают на неё с полной отдачей сил против интересов народа, что подразумевает их осознанную целеустремлённость к поддержанию режима криптоколонизации РФ.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

Похожие:

Разрешение проблем iconРазрешение проблем
Посвящается 100-летию выхода в свет работы И. В. Сталина «Марксизм и национальный вопрос»">


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru