Тезисы участников XXI кондратьевских чтений Москва, 19 ноября 2013 г. Москва мфк 2013 ббк удк XX i кондратьевские чтения «Мировая экономика ближайшего будущего: откуда ждать инновационного рывка?»






НазваниеТезисы участников XXI кондратьевских чтений Москва, 19 ноября 2013 г. Москва мфк 2013 ббк удк XX i кондратьевские чтения «Мировая экономика ближайшего будущего: откуда ждать инновационного рывка?»
страница2/43
Дата публикации18.06.2015
Размер4.93 Mb.
ТипТезисы
h.120-bal.ru > Экономика > Тезисы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43

Акьюлов Роберт Ишкалевич

к.соц.н., доцент

Уральский институт-филиал РАНХиГС

г.Екатеринбург
ВНЕШНЯЯ МИГРАЦИЯ КАК ФАКТОР ИННОВАЦИОННОГО РЫВКА В РАЗВИТИИ РОССИЙСКИХ РЕГИОНОВ
Реализация приоритетов модернизации России, ее регионов возможна при обеспечении условий для инновационного развития экономики. Модернизация экономики, технологическое совершенствование производства, информатизация общества приводят к изменению характера трудовой активности населения. Характер воспроизводства человеческого потенциала, предполагающий на всех стадиях воспроизводственного цикла качественное развитие индивидов, совершенствование общественных норм, отношений и воспроизводящих их институтов, а также отраслей социальной, производственной сферы, становится определяющим фактором конкурентоспособности стран, регионов.

В условиях наращивания глобализационных процессов актуализируются проблемы международной миграции рабочей силы, движения капиталов. По некоторым оценкам, Россия занимает второе место в мире по числу мигрантов, проживающих на ее территории, численность которых составляет 11 млн. человек. Об этом свидетельствует доклад, представленный экспертами ООН[1]. Одной из основных причин, которая объясняет приток трудовых мигрантов, является естественная убыль населения в стране. По некоторым оценкам, в ближайший период до 2015 года трудоспособное население России уменьшится на 8-10 млн. человек. Однако недопустимо наполнять рынок труда низкоквалифицированными иностранными работниками. Необходимо создавать условия для привлечения высококвалифицированных кадров, которые способны эффективно участвовать в процессе инновационного развития экономики страны, а также – более органично ассимилироваться в российском обществе, не создавая дополнительной социальной напряженности[2, с.28].

Рост демографической нагрузки на население трудоспособных возрастов, обусловленный демографическим старением населения большинства российских регионов, требует все большего привлечения и использования иностранной рабочей силы. В условиях демографического спада трудовой потенциал мигрантов является важным фактором, влияющим как положительно, так и отрицательно на инновационное развитие регионов.

Необходимым условием успешного инновационного рывка является «долгосрочная стратегия использования таких институтов развития, которые позволяют сохранить и приумножить собственный экономический потенциал и обеспечивать устойчиво сбалансированный и социально ориентированный рост с повышающейся долей новых производств шестого технологического уклада. Это позволит, во-первых, защитить внутренний рынок и отечественный потенциал от интервенции спекулятивного капитала, сохранить и расширить источники социально-экономического развития; во-вторых, сформировать среду для формирования и использования наиболее эффективных институтов развития. В число последних, требующих стратегической поддержки, есть необходимость отнести венчурные и инвестиционные фонды, инновационного центры, кластеры, бизнес территории, институты государственно-частного партнерства, инновационно-ориентированные экономические зоны и некоторые другие; в-третьих, подключить к процессам модернизации максимально большее число населения, повысить роль человеческого фактора как в инновационном и новаторском «наполнении» модернизации новыми прорывными идеями и решениями, так и в поддержании устойчивого и сбалансированного социально-экономического и всего общественного развития» [3, с.11,12].

Регулирование миграционных процессов, связанных с глобализацией и необходимостью инновационного развития регионов, требуют решения ряда сложных задач по совершенствованию государственного регулирования трудовой миграции, формированию промышленных кластеров, развитию социальной инфраструктуры, привлечение инвестиций для их развития и совершенствование транспортной системы регионов.

Важнейшим фактором, требующим регулирования со стороны государства для обеспечения эффективного воспроизводства человеческого капитала, человеческих ресурсов, является создание равных условий для развития населения в регионах. При этом следует помнить, что неконтролируемая миграция больших масс неквалифицированной рабочей силы не способствует инновационному развитию экономики, не стимулирует работодателей к внедрению новых технологий в бизнесе. Только грамотное регулирование трудовой миграции с подготовкой мигрантов в системе профессионального образования в качестве высококвалифицированных специалистов позволит создать условия для последующего инновационного рывка в экономике.

По мнению Н.Зубаревича «модернизация быстрее идет там, где лучше условия для диффузии инноваций, то есть где выше концентрация населения и его качество, где более развита инфраструктура и меньше экономическое расстояние, где ниже институциональные барьеры. Необходимость усилий по снижению всех трех барьеров пространственного развития очевидна, но это трудная задача, поскольку они долгосрочны и устойчивы по своему характеру. Пространство очень инерционно, поэтому выбор направлений, стимулирующих модернизацию, ограничен для России достаточно узким коридором возможностей, особенно в условиях ухудшения мировой конъюнктуры и обострения структурных проблем в национальной экономике» [4, с.182-183].

Таким образом, инновационный рывок в экономике российских регионов на фоне снижения численности трудоспособного населения возможен при расширенном характере воспроизводства человеческого потенциала с ростом его качества для обеспечения потребности экономики в передовой, самообучающейся, мобильной, демографически устойчивой рабочей силе и ее носителях-работниках, способных к ее взаимовыгодному обмену с работодателями. При этом внешняя трудовая миграция может способствовать инновационному развитию, когда в политике занятости будет акцентироваться внимание не на использовании труда низкоквалифицированных мигрантов, а на их профессиональном обучении с созданием благоприятных условий для труда российских и иностранных высококвалифицированных специалистов.
Александрова Ольга Аркадьевна

д.э.н., вед. научный сотрудник

Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН
КУРС НА УСКОРЕННОЕ РАЗВИТИЕ И ДЕМОНТАЖ СОЦИАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА: ВЕЧНЫЕ ПАРАДОКСЫ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
В эволюции социального государства в постсоветской России можно выделить 3 этапа.

Первый - 90-е годы - когда открыто объявлялось, что время заботы о гражданах нужно отложить на время необходимого для модернизационного рывка аккумулирования капитала у «эффективных собственников». Привычное соцобеспечение было объявлено пережитком прошлого, неуместным идеологически и экономически.

Второй этап - с начала 2000-х до рубежа 2008-09 гг. - когда властная риторика сменилась на более социально ответственную, а в доходах населения произошли некоторые подвижки. Но и на фоне потока «нефтедолларов» общее направление движения явно расходилось с тем, которым шли состоявшиеся социальные государства: введение плоского подоходного налога; регрессивная шкала отчислений во внебюджетные фонды; исключительно фискальный характер налоговой политики в отношении промышленности, ведущий к ее неминуемой деградации. Бюджетные ассигнования на «социалку» хотя и росли, но явно не в тех масштабах и темпах, чтобы преодолеть урон, нанесенный в 90-х. Сэкономленные «нефтедоллары» аккумулировались в Стабилизационном фонде и золотовалютных резервах. Совокупность принятых правовых актов свидетельствовала: задача минимизации социальных расходов по-прежнему остается приоритетной. Доводы науки о том, что такая бюджетно-налоговая политика расходится и с экономической теорией, и с зарубежной практикой, не принимались. Можно сказать, что в реализации анти-социальных идей в экономике и социальной сфере в 2000-х годах продвижение оказалось еще сильнее, чем в 90-х. Однако в условиях некоторого роста реальных доходов населения, а также доверия населения к лидеру страны и тотального контроля за информационным пространством, это удавалось делать.

Третий этап эволюции социального государства в современной России берет начало на рубеже 2008-09 гг. Казалось, что кризис, продемонстрировавший тупиковость неолиберальной модели, приведет к решительному пересмотру социально-экономической политики. Тем более, что история западных социальных государств свидетельствует: как бы парадоксально это ни звучало, кризис - время строить социальное государство. Особенно - если на кону задача преумножения нации и сохранения богатейшей территории. Однако и перед лицом серьезнейших вызовов, обусловленных итогами прошедшего двадцатилетия, Россия продолжила следовать прежним курсом. Более того, решительный демонтаж социального государства приобрел ускоренный характер.

Кризис не привел к необходимым изменениям в бюджетно-налоговой сфере. Большинство населения продолжает нести почти 50%-ное налоговое бремя (включая социальные отчисления), в то время как до 30% всех совокупных доходов выведены из-под налогообложения. Доля ВВП, направляемая на социальную сферу и науку, с учетом прежнего недофинансирования и нынешних вызовов остается неадекватно низкой. Сохранен и дополнительно легитимизирован («бюджетное правило») перевод средств от продажи энергоресурсов в т.н. суверенные фонды (сегодня это более 4 трлн.руб.), при этом на обслуживание госдолга, возникающего вследствие искусственно созданного дефицита бюджета, ежегодно уходит свыше 500 млрд. руб.

На этом фоне российские регионы все сильнее загоняются в долги иностранным и международным кредиторам: сегодня совокупный долг субъектов РФ равен размеру Резервного фонда (1,3 трлн.руб). В ряде регионов долг превысил половину доходов бюджета. При этом на инвестиции в развитие регионы тратят чуть более 10% бюджетных средств. Львиная же доля региональных бюджетов идет на исполнение переложенных на их плечи расходных обязательств, дополнительно усугубленных предвыборными обещаниями В.Путина. Как показывают наши исследования, стремясь выполнить эти директивы Кремля, регионы наносят серьезный удар по школьному образованию и здравоохранению, дотягивая уровень зарплаты их работников до средней по экономике региона за счет сокращения численности учреждений и их персонала, что не может не сказываться на доступности и качестве образования и здравоохранения. Очевидно, что теперь аналогичная ситуация произойдет и в академической науке.

Усугубляется неадекватность и в управлении государственным имуществом. Программой приватизации предусмотрено снижение доли государства вплоть до полного выхода из уставного капитала в наиболее прибыльных и/или имеющих стратегическое значение государственных активах, следствием чего станет снижение поступлений в бюджет, а в ряде случаев - как это было в 90-х - и утрата важных для развития страны предприятий.

Не происходит изменений и в промышленной политике, притом, что именно от этого зависит занятость населения, уровень оплаты труда и объем отчислений в бюджет и социальные фонды, востребованность науки и образования. Государство так и не использует для поддержки промышленности имеющийся у него арсенал средств кредитно-денежной и налоговой политики. На таком фоне Россия присоединилась к ВТО. При этом, по данным Счетной Палаты, сегодня правительство не использует даже тех мер поддержки наиболее уязвимых отраслей, которые согласованы с ВТО. Влияние членства в ВТО отражается и во все большем открытии социальной сферы для частного капитала и ее перевода на коммерческие рельсы.

Приходится констатировать: социально-экономическая политика по-прежнему направлена на учет и продвижение интересов нынешней политико-экономической элиты и ее зарубежных партнеров. Неготовность затрагивать экономические привилегии наиболее высокодоходных групп приводит к регрессу социальных обязательств государства и перекладыванию на основную часть населения все большего объема платежей в социальной сфере, снижению доступности разного рода социальных благ и уровня социальной защиты.

Таким образом, несмотря на красивые декларации, идет последовательный демонтаж социального государства, неизбежным следствием чего становится деградация человеческого потенциала – что никак не содействует реализации инновационного рывка.

Алинов Махсат Шарапатович

к.э.н.

испол. директор ИЦУР, доцент

КазНТУ им.К.И.Сатпаева
УПРАВЛЕНИЕ ПРИРОДНЫМИ РЕСУРСАМИ:

НОВАЯ МОДЕЛЬ РОСТА КАЗАХСТАНА
Пройдя двадцать пореформенных лет экономика богатого минеральными ресурсами Казахстана подошла к рубежу, когда требуется новая парадигма развития. Рассматриваются пути формирования стратегии роста, основанной на управлении нефтегазовыми и водными ресурсами, а также направления и методология перехода к инновационным и наукоемким технологиям, основанным на альтернативных источниках энергии.

Ключевые слова: природные ресурсы, стратегия управления, инновационные технологии, ВИЭ, Казахстан.

Волны развития экономики Казахстана.

Занимая 16-ое место среди нефтяных государств мира, Казахстан демонстрирует характерные для сырьевых систем, рост своей экономики. За последние 20 лет ВВП страны возрос в 17,8 раза при увеличении производства нефти в 3 раза. Достигнув среднедушевого дохода ВВП в 12 тыс. долларов США Казахстан был зачислен в число 50-ти быстроразвивающихся стран. За эти годы экономика страны в полной мере ощущала все кризисные факторы, связанные с конъюнктурой мировых цен на нефть. Относительное снижение объемов добычи нефти были связаны с глобальными кризисами 1994,1998 и 2008 годов. При этом казахстанской экономике удалось удержаться от более глубоких рецессий только благодаря использованию накоплений национального Нефтяного фонда. За 2008- 2010 кризисные годы из фонда были направлены 19 млрд. долларов для сохранения финансово-банковской системы и базовых социальных программ страны. Объем Национального фонда составляющий 53,265 млрд. долларов прогнозируется, достигнет в 2015 году 100 млрд. долларов. Доля нефтегазового сектора превышает 20% ВВП и 40% в государственных доходах. За последние 15 лет в нефтегазовое недропользование на территории Казахстана инвестировано более 100 млрд. долларов.

Рис. 1 – Добыча нефти в РК и мировые цены.

В сентябре 2013 года для мировой и казахстанской нефтяной отрасли произошло знаковое событие - консорциум North Caspian Operation Company (NCOC) приступил к добыче нефти на гигантском месторождении «Кашаган», которое расположено в северной части Каспийского моря. Извлекаемые запасы нефти на месторождении составляют 4,8 миллиарда тонн нефти, а совокупные запасы углеводородов — 38 миллиардов баррелей. По данным Международного энергетического агентства Казахстан, по разведанным запасам нефти занимает 10-е место (39,8 млрд. баррелей), по уровню нефтедобычи – 17-е, по объему разведанных запасов газа и газового конденсата - 15-е место в мире (3 трлн. куб. м), по запасам энергетического угля (34 млрд. тонн) и объему добычи - 9-е место в мире.

При этом энергоемкость ВВП РК почти в 7 раз выше среднего уровня стран, входящих в ОЭСР. Основные причины: высокая энергозатратность производств и низкие показатели эффективности электроэнергетических предприятий. Не в последнюю очередь энергорасточительству влияние оказывает неадекватно низкие тарифы электроэнергию, которые в 6 раз ниже, чем в Дании.

Однако высокие цены на нефть и природный газ могут оказывать негативное воздействие на общее развитие экономик, особенно развивающихся стран. Дефицит ликвидности и сужение сферы кредитования, вызванные финансовым кризисом, могут замедлить экономический рост. Соответственно, уменьшится спрос на энергию, в результате чего начнут падать цены на нефть и газ, и это приведет к свертыванию крупных инвестиционных проектов, а для ресурсозависимых экономик ее долговременный спад. Эти процессы неизбежно повлияют на расклад в энергетике, изменят структуру энергобаланса и систему взаимоотношений. Поэтому Казахстану необходимо корректировать парадигму приоритетов энергетического развития, генерировать новые национальные и региональные стратегии энергетического сотрудничества.

В начале рыночных реформ в Казахстане государство выпустило из рук стратегическое управление природно-ресурсным комплексом. Это обернулось резким ослаблением роли геологического сектора и неэффективным управлением национальным природно-ресурсным потенциалом, рядом других негативных последствий. К сожалению, за эти годы в стратегии природопользования главенствующими остаются прежние принципы: ресурсное расточительство, низкая самооценка экономического потенциала минеральных ресурсов, превалирование финансовых интересов частных недропользователей над национальными, игнорирование социальными и экологическими последствиями природопользования. Главное проявление проблем заключается в неэффективном и неконкурентном использовании минерального сырья и водных ресурсов. Если в отношении нефти, газа, угля и урана характерна избыточность, то в использовании водных ресурсов растет дефицит.

Новые подходы к управлению углеводородными ресурсами.

Потребности в нефти и газе в долгосрочном плане будут расти. Казахстану принципиально важно переосмыслить отношение к своим природным богатствам. Он намерен использовать ресурсы как важное стратегическое преимущество для обеспечения экономического роста, масштабных внешнеэкономических проектов. Несомненно одно, энергетический сектор Казахстана обладает значительным потенциалом, руководство страны принимает грамотные и масштабные решения по вопросам переработки сырьевых ресурсов, введению передовых инженерных технологий, по диверсификации поставок на мировые рынки. Более важно ответить на другой вопрос: каков оптимальный уровень добычи для Казахстана нефти и газа? Учитывается ли экономическая необходимость, когда ставиться планка добычи в 200 млн. тонн?

Важно научиться правильно ими управлять, накапливая доходы от их продажи в казне, и самое главное - максимально эффективно трансформировать природные богатства нашей страны в устойчивый экономический рост. Здесь показателен пример США, где обширные запасы нефти и природного газа остаются неразработанными. По данным Бюро по управлению земельными ресурсами Министерства внутренних дел США (US Bureau of LandManagement, US Department of the Interior), до сих пор не подлежат лицензированию на разработку 60% американских недр, содержащих нефтегазовые месторождения, в том числе нефтяных месторождений – 62%, газовых – 41% [3].

Сырьевые запасы, и, в частности, энергоресурсы, должны перестать быть базовым источником доходов государства, но должны поддерживать рост многоотраслевой национальной экономики. Политика в сфере энергетики должна быть переориентирована на последовательность, устойчивость и экологическую безопасность эксплуатации энергоресурсов. Необходимо сохранить долгосрочный экспортный потенциал нефтяных ресурсов, развивать возобновляемые источники энергии, а также обеспечить энергоэффективность. Если нация хочет пользоваться доходами от сырьевых ресурсов через 35 лет, то готовиться к этому нужно уже сейчас, необходимо разработать специальную стратегию - определить приоритеты, партнеров, чтобы распланировать всю работу на все предстоящие годы.

В рамках Стратегии государства «Казахстан-2050» правительством одобрен проект концепции эффективного управления природными ресурсами и использования доходов от сырьевого сектора. Выделены 8 приоритетных целей - дальнейшее изучение природных ресурсов, поиск и учет новых месторождений, наращивание темпов добычи и поставки на мировые рынки природных ресурсов для использования высокого мирового спроса в интересах страны и обеспечение внутреннего рынка горюче-смазочными материалами отечественного производства. Также предусматривается создание условий для привлечения иностранных инвестиций только на условиях применения современных технологий добычи и переработки сырья, а также создания новейших производств. Важным приоритетом является развитие производства альтернативных видов энергии, внедрение добывающими предприятиями экологически безвредных производств, создание стратегического «резерва» углеводородного сырья и оптимальное управление доходами от сырьевого сектора.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43

Похожие:

Тезисы участников XXI кондратьевских чтений Москва, 19 ноября 2013 г. Москва мфк 2013 ббк удк XX i кондратьевские чтения «Мировая экономика ближайшего будущего: откуда ждать инновационного рывка?» iconТезисы участников Московских межрегиональных педагогических чтений...
Тезисы участников Московских межрегиональных педагогических чтений им. И. И. Брагинского

Тезисы участников XXI кондратьевских чтений Москва, 19 ноября 2013 г. Москва мфк 2013 ббк удк XX i кондратьевские чтения «Мировая экономика ближайшего будущего: откуда ждать инновационного рывка?» iconУчебно-методическ ий комплекс Москва 2014 удк 327 (075. 8) Ббк 66. 4(0)73
«Профессиональные дисциплины» Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности...

Тезисы участников XXI кондратьевских чтений Москва, 19 ноября 2013 г. Москва мфк 2013 ббк удк XX i кондратьевские чтения «Мировая экономика ближайшего будущего: откуда ждать инновационного рывка?» iconXх международная научно-практическая конференция для студентов, аспирантов...
Г. Москва 30. 11. 2013г. Аналитический центр «экономика и финансы», 2013. – 94 стр

Тезисы участников XXI кондратьевских чтений Москва, 19 ноября 2013 г. Москва мфк 2013 ббк удк XX i кондратьевские чтения «Мировая экономика ближайшего будущего: откуда ждать инновационного рывка?» iconПрограмма фундаментальных исследований Президиума ран фундаментальные...
Ф94 на конференциях и семинарах по научным направлениям Программы в 2013 году [Текст] / составители: М. В. Угрюмов, В. В. Круговых,...

Тезисы участников XXI кондратьевских чтений Москва, 19 ноября 2013 г. Москва мфк 2013 ббк удк XX i кондратьевские чтения «Мировая экономика ближайшего будущего: откуда ждать инновационного рывка?» icon2013 удк ббк «Российская фабрика мысли». М.: Научный эксперт, 2013
В работе обосновывается необходимость создания в системе государственного управления России специального института интеллектуальной...

Тезисы участников XXI кондратьевских чтений Москва, 19 ноября 2013 г. Москва мфк 2013 ббк удк XX i кондратьевские чтения «Мировая экономика ближайшего будущего: откуда ждать инновационного рывка?» iconКонцепция библиотечного обслуживания детей в россии москва 2013 г
Детская библиотека как пространство чтения, коммуникаций и дополнительного образования

Тезисы участников XXI кондратьевских чтений Москва, 19 ноября 2013 г. Москва мфк 2013 ббк удк XX i кондратьевские чтения «Мировая экономика ближайшего будущего: откуда ждать инновационного рывка?» iconКуцман Н. Н. Поурочные планы к учебнику Даниловой Г. И
Учебник: «Мировая художественная культура»,10 класс, авт. Г. И. Данилова. Москва, Дрофа, 2013

Тезисы участников XXI кондратьевских чтений Москва, 19 ноября 2013 г. Москва мфк 2013 ббк удк XX i кондратьевские чтения «Мировая экономика ближайшего будущего: откуда ждать инновационного рывка?» iconПлеханова Фонд «Альтернативы»
Современная демократия: история, актуальные проблемы и потенциалы развития. Тезисы и доклады V всероссийской научно-практической...

Тезисы участников XXI кондратьевских чтений Москва, 19 ноября 2013 г. Москва мфк 2013 ббк удк XX i кондратьевские чтения «Мировая экономика ближайшего будущего: откуда ждать инновационного рывка?» iconУчебное пособие Санкт-Петербург 2013 удк 1: 001; 001. 8 Ббк 87. 3
Пашута В. Л., Заслуженный работник высшей школы рф, доктор педагогических наук, профессор

Тезисы участников XXI кондратьевских чтений Москва, 19 ноября 2013 г. Москва мфк 2013 ббк удк XX i кондратьевские чтения «Мировая экономика ближайшего будущего: откуда ждать инновационного рывка?» iconУчебное пособие для абитуриентов вузов Москва. 2006 удк 373. 167. 1: 3 ббк 60 С48
Е. И. Кукушкина, д-р эконом, наук, проф. М. И. Суворова, канд юрид наук, доц. В. М. Черенков, учитель средней школы №38 г. Москвы...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск