Гаранина О. Д. Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия истории. Пособие по изучению дисциплины






Скачать 468.46 Kb.
НазваниеГаранина О. Д. Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия истории. Пособие по изучению дисциплины
страница1/3
Дата публикации24.01.2015
Размер468.46 Kb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Философия > Документы
  1   2   3


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ВОЗДУШНОГО ТРАНСПОРТА

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ»

_______________________________________________________________________________________________________________________

Кафедра гуманитарных и социально-политических наук


О.Д. Гаранина

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ХХ ВЕКА:

ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ

Пособие к изучению дисциплины

для студентов II и III курса

всех специальностей

дневного и заочного обучения

Москва - 2005



ББК 1Ф

Г20
Рецензент канд. филос. наук, доц. В.А. Скрипай
Гаранина О.Д.
Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия истории. Пособие по изучению дисциплины. – М.: МГТУГА, 2005. – 36 с.
Данное пособие издается в соответствии с «Требованиями (федеральный компонент) к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки бакалавра и дипломированного специалиста по циклу «Общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины» (Приложение 4 к приказу Минобразования России от 14.09.99 № 286), а также с рабочей программой учебной дисциплины ГСЭ.Ф.05 «Философия» по Учебному плану всех специальностей для студентов II и III курсов дневного и заочного обучения.

Рассмотрено и одобрено на заседании кафедры 31.05.05 г.

I. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ

Философия истории представляет собой особый раздел философии, связанный с интерпретацией исторического процесса и исторического познания.

Термин «философия истории» довольно позднего происхождения. Его впервые употребил в XVIII в. Вольтер, одна из работ которого так и называлась – “Философия истории”. Однако это не означает, что Вольтер является основателем указанной философской дисциплины. Философия истории возникла намного раньше. Еще в античной философии появились попытки осмыслить общественную жизнь с точки зрения ее прошлого, а также и грядущего (Платон, Аристотель, Лукреций и др.).

Средневековая христианская философия истории (Августин Аврелий, Фома Аквинский) характеризовалась телеологическим объяснением истории. Телеология (от греч. «телеос» - цель) – религиозно-философское учение о наличии в мире объективных внечеловеческих (божественных) целей и целесообразности. При телеологическом подходе исторический процесс рассматривается как предопределенный божественной волей, а люди представляются как бы актерами драмы, автором которой является Бог.

Начиная с эпохи Возрождения, а затем в эпоху Нового времени формировалась светская философия истории (Ф. Бэкон, Т. Гоббс и др.). Философия истории XVIII – первой половины XIX в.в. была по преимуществу общей теорией исторического развития. При этом большинство философов этого периода сходились в том, что существует некая сила, управляющая историей. И хотя называлась эта сила по-разному (божественное провидение, всеобщий разум и т.д.), но всегда она оставалась внеисторической: она проявляется в истории, но не создается в ней.

Тем не менее, философия истории указанного периода выдвинула и разработала ряд важных проблем: общественного прогресса, единства исторического процесса и многообразия его форм, исторической закономерности, свободы и необходимости и т.д. Философия истории Гегеля явилась своеобразной вершиной развития данной области философского знания, достигнутой в начале XIX в. Гегель попытался представить историю как единый закономерный процесс, в котором каждая эпоха, будучи неповторимо своеобразной, представляет собой в то же время закономерную ступень в общем развитии человечества. История человечества рассматривается Гегелем как прогресс в осознании свободы, которая составляет внутреннюю природу человека, но лишь постепенно, на протяжении многовековой истории осознается человеком, благодаря чему он действительно становится свободным.

Всю мировую историю Гегель разделяет на три основные эпохи: восточную, античную и германскую. В восточном мире человек еще не осознал, что свобода составляет его сущность, поэтому здесь все рабы. В античном мире (Древняя Греция и Рим) некоторые уже осознали, что свобода образует их сущность, поэтому они свободны в отличие от тех, которые не осознают этого и потому остаются рабами. Лишь в германском, или христианском, мире все, по мнению Гегеля, осознают свою свободную духовную сущность, и поэтому здесь все свободны.

Во второй половине XIX в. возникает материалистический подход к пониманию истории (К.Маркс, Ф.Энгельс, Г.В.Плеханов и др.). В рамках такого понимания общественная жизнь предстала как высшая форма движения материального мира. Общество стало рассматриваться как постоянно развивающаяся система со специфической системной организацией, отличающейся от других материальных систем особой, многообразной элементной базой (общество включает в себя материальное и духовное производство, различные формы общественных отношений, социальную структуру, государственные институты и т.д.). При этом структурная характеристика общества предполагает не только выявление его элементной базы, но и определение места и роли каждого из этих элементов в его функционировании и развитии. Суть материалистического понимания истории заключается в утверждении, что способ производства материальных благ, прежде всего, экономические отношения, определяет все процессы, происходящие в обществе. Заслуга Маркса заключалась в том, что он сумел выделить в системе социальных отношений объективные, складывающиеся независимо от воли и желания людей экономические, производственные отношения. В зависимости от уровня развития производительных сил и типа производственных отношений, составляющих способ производства, Маркс выделил в общественном развитии пять общественно-экономических формаций (первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и коммунистическую). Смена общественно-экономических формаций представляет, по Марксу, естественноисторический процесс, так как осуществляется объективно вследствие смены производственных отношений, перестающих соответствовать уровню развития и характеру производительных сил общества.

Материалистическая направленность философии истории, обоснованная в марксизме, была продолжена в новых социально-экономических условиях второй половины ХХ в. авторами ряда концепций исторического развития человечества, нередко объединяемых под общим названием «индустриализма» (У. Ростоу, Д. Белл, Р. Арон, А. Тоффлер и др.). Как будет показано ниже, их отличает определенная методологическая близость к марксизму в исследовании социально-исторического процесса.

В заключение следует заметить, что в известном смысле любая философско-историческая концепция недостаточна применительно к историческому процессу. Другими словами, реальная история общества не может быть исчерпана какой-либо концептуальной схемой, ибо всякая такого рода схема в какой-то мере огрубляет, искажает историческое бытие человека. Но отсюда вовсе не следует, что не нужно пытаться концептуально его осваивать.
2. ФОРМАЦИОННАЯ КОНЦЕПЦИЯ

ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ
Формационная концепция исторического процесса была разработана в середине XIX в. К. Марксом. Успех марксистской философии истории, занимавшей ведущее положение в социально-философской мысли целого столетия, был предопределен системным подходом к пониманию общества и правильным выбором его системообразующего компонента. Этим компонентом К.Маркс считал сферу материального производства, которая определяет все другие сферы жизнедеятельности общества: социальную, политическую, духовную (а с позиций современных представлений – и экологическую). Общество не может существовать без производства необходимых для жизни материальных благ. В этом  исходный пункт человеческой истории. Поэтому ключевым при изучении жизнедеятельности общества стал для Маркса анализ материального производства.

Впервые термин «общественно-экономическая форма­ция» появился в работе Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» в декабре 1851 г. Впоследствии в работах Маркса и Энгельса он фигурирует более 40 раз. Кратко понятие фор­мации определяется так: «Производственные отношения в своей совокупности образуют то, что называют обще­ственными отношениями, обществом, и притом образуют общество, находящееся на определенной ступени исто­рического развития, общество со своеобразным отличи­тельным характером. Античное общество, феодальное об­щество, буржуазное общество представляют собой такие совокупности производственных отношений, из которых каждая вместе с тем знаменует собой особую ступень в историческом развитии человечества» 1.

Можно сделать вывод, что формация — это историче­ски конкретный тип общества и этап всемирной истории, представляющий собой социальную систему, центром которой является способ производства. Формация, по мысли Маркса, характеризуется, прежде всего, господствующим в обществе способом производства. Последний определяет все другие стороны социальной жизни: исторические формы общности людей (таковыми в истории общества являлись род, племя, народность, нация), социально-классовую структуру, состояние духовной сферы общества, политические и правовые отношения, государственные институты – вплоть до семейных отношений и всего образа жизни людей. Социально-экономический способ производства, будучи основой формации, представляет собой исторически конкретное единство производительных сил данного общества и производственных отношений, сложившихся в этом обществе. Структура обществен­но-экономической формации понимается в марксизме как совокупность сущностных сторон общественной жиз­ни, определяющую роль в которой играют производствен­ные отношения (базис), соответствующие наличному уровню производительных сил. На основе производственных отношений складываются другие формы общественной жизни – идеологические, совокупность которых Маркс назвал надстройкой общества. Надстройка – это совокупность идей, теорий, взглядов, соответствующих им отношений и организаций общества.

Сделанное Марксом открытие, что производственные отношения являются базисом (фундаментом) всех остальных общественных отношений и социального организма в целом, проложило дорогу к созданию формационной теории. В ней соответствие производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил становится важнейшим общесоциологическим законом.

Дело в том, что производительные силы являются довольно подвижной, быстро меняющейся стороной социально-экономического способа производства. А производственные отношения – это относительно устойчивая его сторона. По мере развития производительных сил возникает и постепенно нарастает противоречие между указанными сторонами способа производства. Пока производственные отношения соответствуют существующему уровню развития производительных сил, они обеспечивают возможность, дают простор для дальнейшего повышения этого уровня. В случае же отсутствия такого соответствия производственные отношения сдерживают дальнейшее развитие производительных сил, мешают проявиться всем их возможностям. Разрешение данного противоречия происходит путем преобразования производственных отношений таким образом, чтобы они соответствовали новому характеру, достигнутому уровню развития производительных сил.

«Люди никогда не отказываются от того, что они приобрели, - писал Маркс, - но это не значит, что они не откажутся от той общественной формы, в которой они приобрели определенные производительные силы… С приобретением новых производительных сил люди меняют свой способ производства, а вместе со способом производства они меняют все экономические отношения, которые были необходимыми отношениями лишь данного, определенного способа производства».2

Движение истории понималось как разрешение проти­воречий между базисом и надстройкой, которое наступа­ет в эпоху социальной революции. Тогда происходит сме­на формаций и, согласно марксистской концепции, ход мировой истории, выраженный в виде строго последова­тельной смены одной формации другой — от первобытно­общинного строя до коммунизма, есть сущностная харак­теристика исторического процесса развития человеческого общества. Когда же речь шла о какой-либо отдельной стране, то общего формационного подхода было уже не­достаточно для характеристики уровня и состояния ее раз­вития, а кроме того использовалось понятие исторической эпохи. В целом формация как понятие служит для вы­ражения сущности качественно определенной, отличной от другой, ступени развития человеческого общества, сущ­ности, которая не лежит на поверхности явлений, а вы­является посредством теоретического анализа из громад­ного многообразия событий и фактов общественной жизни.

Развитие истории, равно как и обществоведческой мысли в XX в. выявило определенную ограниченность фор­мационного подхода. Во-первых, достаточно очевидно, что во всемирной истории можно выделить по крайней мере 3 основные формации: примитивные общества с добы­вающей экономикой, традиционные аграрные и индуст­риальные общества. С другой стороны, не менее очевидно, что традиционная пятичленная схема (первобытность, рабовладение, феодализм, капитализм, социализм) неприложима ко многим обществам, в связи с чем обсуждался так называемый «азиатский» способ производства. Развитие послевоенной Японии дало пример рывка по преодолению, по крайней мере, двух этапов индустриальной формации и переходу в постиндустриальное общество. Во-вторых, во второй половине XX в. набирал силу процесс глобализации экономики, что получило название «мир-экономика». В этом мировом конгломерате выделяют «ядро» и «периферию», что в целом образует «мир-систему», живущую по законам своеобразной суперформации. Суть этого феномена состоит в том, что главным товаром современного типа производства стала информация и все, что с ней связано. Это меняет представление о линейном типе прогресса, что характерно для формационного подхода к истории человечества. В-третьих, разви­тие России также однозначно не укладывается в рамки формационного подхода, что стало особенно очевидно в последнее десятилетие XX в.

Во второй половине ХХ века заметную роль в социальной философии стран Запада стали играть концепции, основывавшиеся (вслед за марксизмом) на определенных философско-исторических обобщениях и учитывавшие новые реалии, связанные с развитием НТР. К ним относятся концепции «стадий экономического роста», «единого индустриального общества», «постиндустриального» (или, как вариант, «технотронного») общества, «третьей волны» в развитии цивилизации, «информационного общества». Все они получили достаточно широкое отражение в западной социально-философской литературе последних десятилетий.

Авторов указанных концепций объединяет стремление найти в прошлом, настоящем и предполагаемом будущем развитии различных стран и народов некоторые сходные цивилизационные основания и характеристики. В их работах отражается, в той или иной мере, недовольство массового сознания некоторыми особенностями социального развития и ожидания существенных перемен в стиле, способах жизни и труда.

3. ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ПОДХОД К ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. ТРАДИЦИОННЫЕ И ТЕХНОГЕННЫЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Термин «цивилизация» (от лат. civilis – гражданский, государственный) был введен в XVIII веке французским экономистом В.Мирабо в работе «Друг людей или трактат о народонаселении» (1757). Но до сих пор не существует однозначной трактовки этого термина.

В XIX веке появилось понимание цивилизации как своеобразной «второй ступени» в истории общества, следующей после «ступени» дикости и варварства. Именно такой смысл понятию цивилизации придал знаменитый американский антрополог, один из наиболее известных создателей теории эволюционизма Льюис Морган (1818-1889). Он предложил схему истории человечества, в которой выделялись три этапа развития общества: дикость, варварство и цивилизация. Каждый из первых двух этапов Морган подразделял еще на низший, средний и высший периоды. В основу указанной периодизации были положены технологические скачки в развитии культуры. Так, например, появление гончарного производства рассматривалось как рубеж перехода от дикости к низшей фазе варварства, а выплавка железа – как переход к высшей его фазе. Морган считал, что описанные им этапы развития универсальны и характерны для истории каждого народа. По его мнению, этапы технологического прогресса в определенной мере коррелируются с последовательностью развития других культурных институтов (например, с регулированием отношений между полами, которое завершилось переходом к моногамной семье, соответствовавшей уже этапу цивилизации).

Одним из широко распространенных пониманий термина «цивилизация» стало отождествление его с понятием «культура». При этом по мере изучения разнообразных культур сложился локально-исторический подход, представители которого рассматривают цивилизации как качественно различные локальные исторические образования, как особые социокультурные феномены, ограниченные пространственно-временными рамками.

В XIX веке этой точки зрения придерживался известный русский социальный мыслитель и культуролог Н.Я.Данилевский (1822-1885), который рассматривал цивилизации как определенные «культурно-исторические типы общества», существующие в рамках обособленных локальных образований. Каждая локальная цивилизация, считал он, проходит в своем развитии следующие этапы: становления самобытности, юности (формирование политических институтов), зрелости и упадка.

Сторонники локально-исторического подхода выделяют в истории некоторое множество цивилизаций, расходясь между собой в определении их количества. По Н.Я.Данилевскому, положительную роль в истории сыграли одиннадцать основных культурно-исторических типов (египетский, китайский, ассиро-вавилоно-финикийский и др.), каждый из которых есть интеграция существенных признаков определенного социального организма, объективирующих национальный характер. Ряд народов, считал Н.Я.Данилевский, не сложились в «культурно-исторический тип» (т.е. в цивилизацию) и либо выполняют функцию «бичей Божиих» - разрушителей отживших культур, либо составляют «этнографический материал» для других цивилизаций.

Известный английский историк, социолог и философ культуры Арнольд Тойнби (1889-1975) определял цивилизацию как единство всех сторон общественной жизни в определенных временных и пространственных границах. Исторический процесс Тойнби рассматривал не как единый процесс развития человечества в целом, а применительно к определенным культурно-историческим типам, которые он называл обществами, цивилизациями. В своем многотомном труде «Исследование истории» (написанном в период с 1934 по 1961 г.г.) он выделил в истории человечества двадцать одну цивилизацию – начиная с древнейших, давно погибших египетской и шумерской и кончая дожившими до наших дней Западно- и Восточно-христианской, индуистской, исламской, китайской и японско-корейской. Уже по их названиям видно, что в формировании цивилизаций, по Тойнби, главную роль играют географический, этнический и религиозный факторы. Причем в отличие от немецкого философа Освальда Шпенглера (1880-1936), выделившего в истории общества восемь культурно-исторических типов (цивилизаций) и считавшего их полностью замкнутыми, лишенными каких-либо возможностей культурной преемственности, А.Тойнби допускал взаимодействие и взаимовлияние фрагментов культур, их распространение и развитие. Цивилизации, существуя замкнуто, сравнимы, сопоставимы между собой. Каждая цивилизация не переходит в другую, а проходит собственный путь развития, основными стадиями которого являются генезис (то есть возникновение), рост, надлом и разложение.

Новая цивилизация возникает в ответ на вызов, который предъявляется людям либо природой (стимулы «бесплодной земли», «новой земли»), либо человеческим окружением (стимулы «удара» и «давления»). Развитие цивилизации осуществляется «творческим меньшинством», элитой общества, которая ищет ответы на вызов и организует деятельность нетворческого меньшинства. В будущем, считал он, возможно достижение единства человечества, но только в сфере духа и на основе религии. Тойнби говорил об объединяющей роли «мировых проповеднических религий» (буддизм, христианство, ислам), которые, по его мнению, и являются высшими ценностями и ориентирами исторического процесса.

Иной точки зрения придерживается современный американский ученый, профессор Гарвардского университета Самуэль Хантингтон. В 1996 г. он опубликовал книгу «Схватка цивилизаций и переустройство мирового порядка». Центральная мысль этой книги состоит в том, что после периода «холодной войны» будущее человечества будет определять конфронтация цивилизаций. Таких главных цивилизаций С.Хантингтон насчитал четыре: китайскую, индийскую, мусульманскую и западную. Возникли они на основе таких мировых религий, как буддизм, индуизм, ислам и христианство. Современная западная христианская цивилизация, оставаясь пока экономически наиболее мощной, воспринимается другими цивилизациями как слишком вооруженная и чрезмерно агрессивная. Однако мощь Запада, отмечает Хантингтон, постепенно убывает, в результате чего происходят неумолимые и фундаментальные изменения в балансе сил цивилизаций. В подтверждение этого Хантингтон приводит следующие статистические данные: за 75 лет ХХ века доля Запада в политическом контроле над территориями земного шара сократилась на 50 процентов, над населением планеты – на 80 процентов, в мировом производстве – на 35 процентов, а в численности вооруженных сил – на 60 процентов. На фоне убывающей мощи западной христианской цивилизации набирают силу другие цивилизации, прежде всего,  исламская.

Как отмечает Хантингтон, Запад волнуется из-за арабской нефти, проблемы выживания Израиля, мусульманской иммиграции в страны Западной Европы и США. Россия потрясена исламским терроризмом и ситуацией на Северном Кавказе. Сербия столкнулась с угрозой создания мусульманской «Великой Албании». Индия вынуждена балансировать: как бы не соскользнуть в широкомасштабную войну с Пакистаном и не рассориться со 100 миллионами собственных мусульман. При всем этом ожидается, что к 2025 году мусульманский мир будет составлять примерно треть всего населения Земли.

Будущее человечества, по Хантингтону, мрачное. Оно неизбежно будет сопровождаться не сотрудничеством, не культурным взаимопроникновением, а «схваткой», конфронтацией цивилизаций.

Гораздо более оптимистичным выглядит развитие человечества при ином, унитарном подходе к пониманию цивилизации. В его рамках цивилизация представляется в качестве идеала прогрессивного развития человечества как единого целого. Сторонники этого подхода полагают, что на определенном этапе взаимодействия локальных цивилизаций возникает феномен Всемирной истории и начинается процесс становления экуменической (единой, объединенной) цивилизации. Реальность мировой истории, по их мнению, обусловлена духовным единством человечества.

Известный немецкий философ и ученый-психолог Карл Ясперс (1883-1969) в своей работе «Истоки истории и ее цель» выделил в истории общества четыре среза: доистория, великие исторические культуры древности (локальные истории), осевая история (начало всемирной истории) и, наконец, «техницистская» цивилизация (переход к единой мировой истории). По его мысли, ситуация единства мировой истории была создана Европой, которая длительное время имела власть над миром в силу своего технологического превосходства.

Во второй половине ХХ века большую известность приобрел стадиальный подход к истории, в котором цивилизации рассматриваются в виде определенных стадий прогрессивного развития человечества. Но в отличие от формационной концепции, положившей в основу формации базис экономический (т.е. совокупность производственных отношений), в стадиальной концепции в фундаменте цивилизации лежит технико-технологический базис (под которым понимаются производительные силы в части их технико-технологического компонента). С учетом этого становится ясным и смысл такого цивилизационного подхода к истории: построить типологию общественных систем, исходящую из определенных, качественно различающихся технико-технологических базисов. Это направление в философии истории второй половины ХХ века получило обобщенное наименование «индустриализм», за которым вскоре последовал «постиндустриализм» (подробнее это направление в философии истории рассмотрено в разделе 4).

Из всех вышеуказанных подходов, проявившихся в философии истории, можно выделить нечто общее: ступени развития человечества довольно четко подразделяются на два больших класса, каждый из которых соответствует определенному типу цивилизационного прогресса. Этими типами, радикально различающимися между собой, являются традиционные и техногенные цивилизации.

Значительная часть человеческой истории была связана с традиционными обществами, существовавшими в эпоху Древнего Востока (Индия, Китай, Египет), в государствах мусульманского Востока периода средневековья и т.д. И сегодня многие государства «третьего мира» сохраняют некоторые черты традиционного общества (хотя под влиянием современной техногенной цивилизации в них происходят более или менее интенсивные трансформации традиционной культуры и образа жизни).

«Традиционные общества характеризуются замедленными темпами социальных изменений. Конечно, в них тоже возникают инновации как в сфере производства, так и в сфере регуляции социальных отношений, но прогресс идет очень медленно по сравнению со сроками жизни индивидов и даже поколений. В традиционных обществах может смениться несколько поколений людей, заставая одни и те же структуры общественной жизни, воспроизводя их и передавая следующему поколению. Виды деятельности, их средства и цели могут столетиями существовать в качестве устойчивых стереотипов. Соответственно в культуре этих обществ приоритет отдается традициям, образцам и нормам, аккумулирующим опыт предков, канонизированным стилям мышления. Инновационная деятельность отнюдь не воспринимается здесь как высшая ценность, напротив, она имеет ограничения и допустима лишь в рамках веками апробированных традиций»3.

Определенные предпосылки принципиально иной, техногенной цивилизации (которую зачастую обозначают понятием «западная цивилизация», имея в виду регион ее возникновения) появились еще в европейской античной культуре, существовали в период европейского средневековья и получили новый импульс в эпоху Возрождения.

«Техногенная цивилизация началась задолго до компьютеров, и даже задолго до паровой машины. Ее преддверием можно назвать развитие античной культуры, прежде всего культуры полисной, которая подарила человечеству два великих изобретения – демократию и теоретическую науку, первым образцом которой была Евклидова геометрия. Эти два открытия – в сфере регуляции социальных связей и в способе познания мира – стали важными предпосылками для будущего, принципиально нового типа цивилизационного прогресса»4.

В эпоху средневековья идея богоподобности человека привела к ориентации на познание окружающего мира, рассматриваемого как божественное творение, план которого человеческий разум призван расшифровывать. «Впоследствии, в эпоху Ренессанса, происходит восстановление многих достижений античной традиции, но при этом ассимилируется и идея богоподобности человеческого разума. И вот с этого момента закладывается культурная матрица техногенной цивилизации, которая начинает свое собственное развитие в XVII веке».5

Переход от традиционного общества к техногенной цивилизации был связан с возникновением новой системы ценностей. При этом ценностью считается сама инновация, оригинальность, вообще новое. «В известном смысле символом техногенного общества может считаться книга рекордов Гиннеса, в отличие, скажем, от семи чудес света, которая наглядно свидетельствует, что каждый индивид может стать единственным в своем роде, достичь чего-то необычного, и она же как бы призывает к этому. Семь чудес света, напротив, призваны были подчеркнуть завершенность мира и показать, что все грандиозное, действительно необычное уже состоялось… В традиционных культурах считалось, что «золотой век» уже пройден, он позади, в далеком прошлом. Герои прошлого создали образцы поступков и действий, которым следует подражать. В культуре техногенных обществ иная ориентация. В них идея социального прогресса стимулирует ожидание перемен и движение к будущему, а будущее полагается как рост цивилизационных завоеваний, обеспечивающих все более счастливое мироустройство».6

С появлением техногенной цивилизации темп социальных, научных, технических и технологических изменений стал возрастать со все большей скоростью, что наглядно показали последние четыре столетия (период ничтожно малый в истории человечества). Вот как образно показывает динамику развития человеческого общества швейцарский инженер и писатель Густав Эйхельберг. «Представим себе, - пишет он, - развитие мира до наших дней в виде марафонского бега на дистанцию 60 км. Каждый километр этой дистанции будет соответствовать 10 тысячам лет. Этот воображаемый бег будет выглядеть следующим образом. На большей части пути бегунов одни девственные леса. И только после 58-59 км появляются первые признаки культуры: орудия первобытного человека, наскальные рисунки. Начинается последний километр дистанции. Появляются первые земледельцы, 300 метров до финиша – дорога из каменных плит ведет мимо египетских пирамид и древнеримских укреплений. До финиша – 100 метров. Взору бегунов открывается средневековые городские строения, слышны крики сжигаемых на кострах жертв инквизиции. До финиша остается 50 метров. Здесь бегуны могли встретить гения эпохи Возрождения Леонардо да Винчи. До финиша всего 10 метров, а бегуны все еще бегут при свете факелов и масляных ламп. Еще 5 метров пути, и совершилось чудо – электрический свет освещает дорогу, на смену экипажам появляются автомобили. Слышен шум самолетов. Лес заводских труб. Табло ЭВМ отсчитывает сотые доли секунды. На финише бегунов встречают ослепительные вспышки юпитеров, репортеры радио и телевидения».7
Ускорение научно-технического прогресса, характерное для техногенной цивилизации, ведет к быстро расширяющимся (и зачастую, неблагоприятным) преобразованиям природной среды, стремительным изменениям предметного мира, в котором живет человек, активным трансформациям социальных связей людей, всего образа их жизни. Классификация истории по определенным этапам прогрессивного развития человечества, основанным на изменении их технико-технологического базиса, приводит к следующей схеме исторического процесса: самый длительный – доиндустриальный этап, затем индустриальный и, сменяющий его, постиндустриальный этапы. Последние два относятся уже к техногенной цивилизации, основой жизнедеятельности которой становится, прежде всего, развитие техники и технологии, причем не только путем стихийно протекающих инноваций в сфере самого производства, но и за счет генерации все новых научных знаний и их внедрения в технико-технологические процессы.

Данный подход к человеческой истории, ставший ведущим во второй половине ХХ века, проявился в виде цивилизационных концепций «индустриализма» и «постиндустриализма».
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Гаранина О. Д. Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия истории. Пособие по изучению дисциплины iconЛекция по теме №11 «методология социально-гуманитарного познания»...
Основные термины и понятия: мировоззрение, мировосприятие, миропонимание, мифология, религия, наука, материализм, субъективный идеализм,...

Гаранина О. Д. Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия истории. Пособие по изучению дисциплины iconПособие по изучению дисциплины Москва
История воздухоплавания и авиации в России: Пособие к изучению раздела дисциплины «отечественные авиаконструкторы». – М.: Мгту га,...

Гаранина О. Д. Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия истории. Пособие по изучению дисциплины icon4 Методические рекомендации по изучению тем дисциплины история
Пособие по изучению дисциплины история и выполнению контрольных работ для студентов первого курса заочной формы обучения

Гаранина О. Д. Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия истории. Пособие по изучению дисциплины iconПрограмма дисциплины «Западная философия до середины ХХ века. Философия...
Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления подготовки «Философия»...

Гаранина О. Д. Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия истории. Пособие по изучению дисциплины iconГахова И. В. Г 24 Теория и практика массовой информации: Пособие по изучению дисциплины
Г 24 Теория и практика массовой информации: Пособие по изучению дисциплины. – М.: Мгту га, 2004. – 28 с

Гаранина О. Д. Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия истории. Пособие по изучению дисциплины iconКупрюхина Л. И., Гагут Л. Д. К92 Мировая экономика. Пособие по изучению...
К92 Мировая экономика. Пособие по изучению дисциплины, планы семинарских занятий.– М.: Мгту га, 2002. 24 с

Гаранина О. Д. Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия истории. Пособие по изучению дисциплины iconКарпова Л. И. К26 Отечественная история: Пособие к изучению дисциплины...
К26 Отечественная история: Пособие к изучению дисциплины и планы семинарских занятий. Часть I. – М.: Мгту га, 2003. 36 с

Гаранина О. Д. Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия истории. Пособие по изучению дисциплины iconРабочая программа дисциплины "философские проблемы культуры и цивилизации"...
Возрождения, а также Нового и Новейшего времени на проблему свободы воли. Помочь студентам расширить свое мировоззрение на предмет...

Гаранина О. Д. Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия истории. Пособие по изучению дисциплины iconБакланова И. С. Б19 Отечественная история: Пособие к изучению раздела...
Б19 Отечественная история: Пособие к изучению раздела дисциплины «Россия в Первой мировой войне». – М.: Мгту га, 2003. – 36 с

Гаранина О. Д. Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия истории. Пособие по изучению дисциплины iconПрограмма вступительного экзамена в аспирантуру по специальности...
Предмет социальной философии. Социальная философия и теория познания человека и общества. Принципы познания общественных явлений...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск