Личность в истории культуры Тематический дайджест






Скачать 398.55 Kb.
НазваниеЛичность в истории культуры Тематический дайджест
страница3/5
Дата публикации11.06.2015
Размер398.55 Kb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > История > Документы
1   2   3   4   5

ВЕЛИЧКО Самийло (род. около 1670 - г. — умер после 1728) - известный украинский казацко-старшинский летописец. Родился на Полтавщине. Учился в Киево-Могилянской Коллегии, где овладел латинским, немецким и польским языками. Служил канцеляристом у генерального писаря В. Кочубея, а ок. 1704 перешел на службу в Генеральную Военную Канцелярию. В 1708 уволен со службы. Поселился в с. Жуках (возле Диканьки) на Полтавщине, где занимался учительской работой и завершением летописи. В. является автором первого систематического изложения истории украинского казацкого государства, при написании которого использовано значительное количество украинских, польских, и немецких источников, широкий круг документов Генеральной Военной Канцелярии. Летопись состоит из четырех частей, которые содержат значительное количество собственных наблюдений В. и основываются на документах гетманской канцелярии. В четвертой части собраны приложения из различных документов 17 ст. Летопись В. написана украинским литературным языком 18 ст. с элементами народного языка. К сожалению, полный текст ее не сохранился. Эта летопись является одним из главных и наиболее достоверных произведений украинской историографии второй половины 17 в.- начала 18 в. Впервые опубликована Киевской Археографической комиссией в 1848-1864 гг.: под названием "Летопись событий в юго-западной России в 17 в.". Самийло Величко является также автором перевода с немецкого на украинский язык сборника "Космография" и предисловия к нему.

Источник: Википедия




Портрет Богдана Хмельницкого из Летописи С. Величко Портрет царя Алексея Михайловича из Летописи

Правдешньої України син»





титульный лист Летописи Самийла Величко, 1720 г.




Козацкие летописные источники XVII — начала XVIII века — это необыкновенно интересная и в высокой степени важная часть национального исторического наследия украинского народа. То ли мы говорим о незаурядных литературных достоинствах произведений Самовидца, Григория Грабянки и Самийла Величко, то ли рассматриваем эти достопримечательности историко-философской мысли с точки зрения ученого, исследующего на основании имеющихся документальных материалов прошлое родного края — в каждом случае невозможно не признать особую ценность и непреходящее познавательное и эстетическое значение наследия этих трех выдающихся «Геродотов» казацкой эпохи.

Но можно, очевидно, утверждать, что и среди названных летописцев казацкой Украины особое место в истории отведено Самийлу Величко. На то существует несколько причин. Во-первых, его творение (по обычаю того времени, оно имело длиннейшее название: «Сказання про війну козацьку з поляками, що через Зіновія-Богдана Хмельницького, гетьмана військ запорозьких, вісім літ точилася, а близько дванадцяти літ тяглася з іншими державами у поляків, якою він, Хмельницький, при всесильній Божій помочі з козаками і татарами з тяжкого лядського іга вибився... Справлено й написано стараннями Самоїла Величка, колись канцеляриста війська Запорозького, в селі Жуках, повіту Полтавського, року 1720») — это монументальный и по замыслу, и по стилю, и по исполнению результат усилий истинного подвижника, великого патриота Украины, человека исключительной скромности, ясного ума, интеллектуальной честности перед собой, преданного родной земле. Во- вторых, «Сказание...» Величко — едва ли не самое загадочное произведение в давней украинской историографии; по сути, мы и сейчас очень мало знаем о том, кем был этот человек («когда-то канцелярист войска Запорожского»), каким был внутренний мир Самийла Величко, что же, собственно, побудило его взять на себя такое сверхтяжелое бремя — приступить к написанию этого колоссального труда (потеряв при этом зрение и здоровье, наверное, не рассчитывая на благодарную память потомков!).

Нам неизвестна внешность этого писателя (ведь ни одного его портрета не сохранилось), нет информации и о деталях жизни автора «Сказания...». Знаем только — по словам самого Величко, — что в 1690 году он, «письменник і оповідач цих літописних діянь, маючи кільканадцять років, почав служити Запорозькому війську в поважнім домі одного з панів малоросійських, шляхетного пана його милості Василя Леонтійовича Кочубея (да, того самого, казненного в июле 1708 года по приказу гетмана Ивана Мазепы вместе с Искрой! — И.С. ), який був під час гетьманства Мазепи, що про нього оце розповідається, генеральним писарем». «Я служив вірно і старанно — ведет дальше Величко рассказ о себе — як веліла мені моя гідність, не тільки в усяких домашніх справах мого пана, а найбільше писарем, включаючись до найпотрібніших і секретних на той час військових справ. Навіть до тих, що йшли самому пресвітлому всеросійському монарху Петру Олексійовичу...»

Есть основания думать, что Самийло Величко был родом из казаков, получил необходимое для прохождения канцелярско-писарской «службы» образование (по всей вероятности, в Киевской академии). В 1705 (?) году, оставив частную службу у Василия Кочубея, Величко приступает к работе в канцелярии Войска Запорожского (среди прочих канцеляристов, отмечает сам писатель, он занимал «не останнє місце»). Однако вот что рассказывает наш летописец дальше: «За ту мою довгочасну і вірну службу моя недоля заплатила мені крайнім нещастям в самому кінці 1708 року, про що можна буде розсказати далі під вище названим роком» (заметим, что свое произведение, которое начинается с рассказа о событиях 1648 года, Величко успел довести только до года 1700...).

А «нещастя», о котором пишет автор — это дело страшное и в ту эпоху привычное: это тюрьма, в которой Величко провел не менее четырех лет (по некоторым подсчетам, до семи!). Если мы вспомним, какими же, собственно, событиями (без преувеличения, судьбоносными) обозначен в истории Украины конец 1708 года, — то, во-первых, удивимся, что Величко вообще сохранил если не свободу, то, во всяком случае, жизнь. А, во-вторых, будем поражены силой духа этого человека, который, потеряв свободу, карьеру, здоровье, общественные перспективы, тем не менее взялся, вопреки всему, писать фундаментальный труд, летопись по истории козацкой Украины в течение 52 лет, на основании великого множества источников (нынче утерянных или забытых), пребывая фактически в нищете (жил тогда Величко в разных селах на Полтавщине, вел отшельнический образ жизни, сосредоточившись исключительно на работе над своим фундаментальным произведением).

Более чем драматичная и судьба этой удивительной летописи-эпопеи. Титульный лист рукописи «Сказания» Величко датирован 1720 годом; можно предположить, что работал пан Самийло над своей книгой буквально до последнего вздоха (кстати, и дату смерти автора можем сейчас установить только приблизительно: так, 1728 годом отмечено последнее упоминание о Величко, уже слепого, в исторических источниках...). И только в 1840 году (!) известный русский историк и писатель Михаил Погодин случайно приобрел рукопись «Сказания» на аукционе. Погодин, быстро сообразив, какая редкостная, необычная вещь вдруг попала ему в руки, передал летопись Величко Осипу Бодянскому и Михаилу Максимовичу, которые тут же оценили значение сенсационной находки и приняли нужные меры, чтобы выкупить рукопись у Погодина. Однако тот потребовал огромный гонорар, явно желая остаться владельцем произведения. Именно Погодин и отдал летопись в Киевскую археографическую комиссию по изучению древних актов, которая, в свою очередь, наконец впервые напечатала ее (в 4-х выпусках или томах, соответственно в 1848, 1851, 1855, 1864 годах).

Бесспорно, следует иметь в виду, что до нас произведение Величко дошло далеко не в полном объеме (очень сильно, в частности, пострадал первый том: явно видны изъятия, пропуски в тексте...). Но и в таком виде «Сказання про війну козацьку з поляками...» было и в веках останется вершинным произведением украинской исторической мысли (и шире — искусства слова) XVII—XVIII веков. Заслугой Самийла Величко перед украинским народом является то, что, оценивая историческую роль тех или иных гетманов (то ли Богдана Хмельницкого, то ли Выговского, или Ивана Самойловича), он всегда исходил из главного, фундаментального критерия: соответствовали ли поступки этих властителей общим интересам народа (а в первую очередь — украинского казачества, ведь Величко стоял не на старшинской, как, например, Самовидец, а, скорее, на «общеказацкой» платформе).

Величко никогда не был и не мог быть человеком равнодушным, его мучила трагедия Украины. Видел наш летописец страшную картину: «Гніви, незгоди, властолюбства, роздвоєння, зміни, пориви, заздрості, ворожнечі, чвари з кровопролиттям та інші, подібні до цих, злопригоди і непотребства» (перевод с книжного украинского языка Валерия Шевчука). И дальше: «Від цього напоєння, а найбільше через змноження поміж них (украинцев. — И.С. ) богогнівильного беззаконня, висякло в ньому (народе. — И.С. ) «люби багатьох!», і від того зросли і поширилися всі вищезгадані пагубні дійства, роздвоєння, незгоди та інше зло... Через це сильно сказано: впаде, впаде красна козацька Україна тогобічна, як отой стародавній Вавілон, місто велике!».

Так писал Самийло Величко — величественным тоном строгих библейских пророков. Вчитаемся же в эти страшные строки; ведь написаны они человеком, который, при всей своей скромности, имел право назвать себя «правдешнім Малої Росії сином». Неужели опыт истории ничему нас не учит?

Источник:   Игорь Сюндюков, статья в газете «День» 27 октября 2006
В поле зрения ученых

Произведение казацкого летописца Самійла Васильевича Величка было написано под влиянием национально-освободительной войны 1648-1654гг. под началом Б.Хмельницкого, но только в 40- х гг. XІ ст. оно попал в поле зрения украинской интеллигенции, в частности М.Маркевича, П.Билецького-Носенко и др., чьи взгляды были в основному сформированны "Историей Русов".

Уже в начале 40- х гг. ХІХ в. под влиянием С. Величка и его летописи оказались Т.Шевченко, М.Костомаров, О.Бодянский, М.Гулак, П.Кулиш и другие ученые и литераторы. Возвращаясь из ссылки в 1857 году, Т.Шевченко обратился в письме из Нижнего Новгорода к П.Кулишу с просьбой передать три опубликованные в Киеве тома произведения С. Величко: "Не попадется ли тебе летопись Величка ? Как поедешь, то возьми с собой, а как не поедешь, то передай Варенцову". Г.Максимович исследовал эту летописькак литературное произведение, подчеркивая, что она пронизана "народным юмором".

Качественно новый уровень осмысления Летописи Самийла Величко как произведения не только исторического, научного, публицистического, а и литературного утвержден в работах И.Франко. Вслед за А.Пыпиным, В.Спасовичем ("История славянских литератур", Петербург, 1865), И.Прыжовим ["Малороссия (Южная Русь) в истории ее литературы с XІ по XVІІІ век", Воронеж, 1869), О.Огоновским ("Історія літератури руської", Львов, 1887] И.Франко относит произведение Величка в разряд синкретических работ.

В ХХ столетии это произведение исследовали отечественные литературоведы: В.Перетц - "Исследования и матеpиалы по истоpии стаpинной укpаинской историографии"; М.Гpушевский - "Об укpаинской истоpиогpафии"; Аилецкий - "Проблемы изучения старинной украинской литературы конца XVIII в."; О.Мышанич - "Из истории развития украинской литературы XVІІ-XVІІІ вв."; и "Украинская литература времен барокко: проблемы исследования и издания"; Я.Дзира - " Летопись Самийла Величко и творчество Т.Шевченко"; П.Загайка - "Идейно-художественные особенности украинской полемической литературы конца XVІ-XVІІІ вв."; И.Береза - "Летописные традиции Киевской Державы в украинской историографической прозе XVІІІ века"; И.Дзира - "Влияние казацкого летописания на литературу украинского возрождения первой половины XІ века", а также П.Попов, В.Крекотень, М.Сулима. Последнее фундаментальное исследование - это работа В.Соболь " Летопись Самийла Величко как явление украинского литературного барокко". В 1991 году Вал. Шевчук осуществил издание летописи , сделав перевод текста на современный украинский язык.

Источник: Сафонов Ю.М. Концепція духовності керівника держави в Літописі Самійла Величка - Рукопис. Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата філологічних наук . Запорізький державний університет, 1998
Монументальное произведение украинской

историко-мемуарной прозы ХVП-ХVШ ст.
Литературную обработку получили несколько наиболее известных произведений, которые получили название "летописей", хотя от типовой летописи они весьма отличаются. Первое из них — Летопись "Самовидця" (какого имени и до сих пор с точностью установить не удалось). Оно охватывает времена до 1702 г., но первая его обработка появилась, вероятно, где-то после 1672 г. и доходила лишь до 1674 г. Очень живописный стиль автора с красивыми описаниями и иногда довольно напряженным драматизмом повествования, изложенного довольно простым языком, близким к народному (встречаем присказки), — все это дано за литературной маской: автор не только хорошо скрыл за ней свое лицо, так, что она не выяснена и до сих пор, но закрыл исторически-эпическим стилем также и весьма тенденциозное изложение событий с точки зрения монархически-шляхетского. Вот пример языка Самовидця.

Не закрывает своего лица и своих тенденций под маской объективного летописца автор другого выдающегося исторического произведения, Григорий Грабянка. Хотя писал он после 1709 г. и начинает свою историю Украины от самых ее начал, тем не менее главная его тема – Хмельнитчина. Грабянка пользовался не только украинскими источниками, но и польской (польским и латинским языками) литературой и западными писателями (Пуфендорф) и не замалчивает этого факта. Стилистически Грабянка опосредованно и непосредственно идет за идеалом барочного исторического стиля — римскими историками, в частности - Ливием. Язык Грабянки принадлежит к более "высокому" стилю, чем язык Самовидця.

Наиболее масштабное в этом ряду — произведение третьего "летописца" украинского бароко Самийла Величко; части его, правда, утеряны, так что "Летопись" его доходит до 1700 г., хотя автор, кажется, довел ее до 1720 г. Величко даже развивает в предисловиях к 1- му и 2- му томов Летописи некоторые основы своего исторического мировоззрения и своей исторической "методологии". Источники Величко не менее разнообразны, чем у Грабянка (так же Пуфендорф, из поэтов Тассо), а влияние стилистики римских историков у него еще больше, чем у Грабянки. Величко вкладывает в уста своих героев короткие или длинные речи, составленные по образцу речей в произведениях латинских историков. Стиль Величко чувствительно изменяется в зависимости от предмета его трактования: можно говорить о разных пластах его стиля, - "высокий" стиль, что напоминает стиль украинской барочной проповеди, встречаем в речах, в патетических местах "Летописи"; там, где Величко высказывает свои взгляды, стиль значительно более простой; еще более простой, но и поетичнее он там, где Величко дает описания событий. Это разнообразие стиля напоминает старые украинские летописи. Так же, как старые украинские летописи являются какими-то сборниками, энциклопедиями старой (в значительной мере утраченной) литературы, так же и у Величко: он подает здесь многочисленные стихи известных (И. Величковского) и неизвестных поетов, большей частью исторические и политические; приводит панегирики и надмогильные надписи (эпитафии) и т.п.. Произведение Величка прежде всего для него самого не только литературное, но и историческое, поэтому встречаем здесь и документы, и выборки из источников, пересказы других авторов и т.п.. Вот меланхолическое описание у Величко Украины времен Руины:

«Поглянувши..., видіх пространниї тогобочниї Україно-малоросійськиї поля і розлеглиї долини, ліси і обширниї садове і красниї дубрави, ріки, стави, озера, запустілиї, мхом, тростієм і непотребною лядиною заросшиї... Пред війною Хмельницького бисть акі вторая земля обітованная, медом і млеком кипящая. Видіх же к тому на різних там місцях много костей человічеських, сухих і нагих, тілько небо покров себі імущих і рекох в умі — кто суть сия?»

А вот образец рассказа:

Військо Сірка «рушило вгору Дніпра до Січі своєї, маючи множество всякої здобичі кримської, і ясиру татарського з христіянами в неволі кримської бувшими тринадцяти тисяч. Отдалившися теди Сірко зо всім військом і користьми од Криму у миль кільконадцять, і станувши нігдись в приличном місцу на попас полудневий, велів одним козакам по достатку каші варити, жеби для них і для ясиру могло стати оної, а другим велів ясир надвоє розлучити, христіян осібно, а бісурман осібно»; частина християн побажала повернутися до Криму: «Одпустивши теди оних людей до Криму», Сірко, «взошедши на могилу там бившую, смотрів на них потіль, покіль не стало їх видно: а ґди увидів їх непремінноє в Крим устремлениє, тогда зараз тисячі козакам молодим велів на кінь всісти, і догнавши всіх... на голову вибити і вирубати». «Мало зась погодивши, і сам Сірко на коня всів і скочив туди, де єго ордонанц совершався скутком..., до мертвих трупів вимовив такиї слова: «Простіте нас, братія, а самі спіте тут до страшного суду Господня, нежели бисте міли в Криму между бісурманами розмножитися на наші христіянськиї молодецькиї голови, а на свою вічную без хрещення погибель».

Вообще летопись Величко дает нам чрезвычайно интересную картину интересов, стиля, переживаний и размышлений человека украинского бароко. Относительно этого он (меньше - Грабянка) заменяет нам оригинальную украинскую прозу, которая как жанр во времена бароко, как мы видели, была еще недостаточно развита…

Источник: Дмитро Чижевський. «Історія української літератури»
Источники и стиль
Анализ стилевых особенностей Летописи Самійла Величка приводит к мнению, что перед нами- новая для того времени литературная форма, в которой сложно соединились признаки произведения и публицистического, и исторического, и художественного с изысканными мистификациями, богатством аутентичных документов и умелой под них стилизацией, жемчужинами юмора и сатиры, блестящими характеристиками. С точки зрения литературной эстетики, как подчеркнул М.Грушевский, исключительного внимания историка литературы заслуживает именно вторая часть - "Повістваванія літописная" [3, с.220-221]. Грандиозную конструкцию Хмельнитчины, "конструкцию более литературную, чем историческую" [17,с.331-332], И.Франко характеризовал как основную заслугу произведений казацких летописцев. И не в первую ли очередь это положение следует адресовать произведению Самийло Величко - его в сопоставлении с летописями Самовидца и Грабянки М.Грушевский называл "несравненно более художественной повестью" [3, с.220]. Д.Чижевський, будто продолжая сказанное, заметил, что произведение Величко в большей мере, чем, например, летопись Григория Грабянки, претендует на замену оригинальной украинской прозы, которая мало развилась в Украине во времена бароко [18, с.304]. Зародыши повести, в частности исторической, усматривал в Летописи Величко и М.Возняк [2, с.348], а Валерий Шевчук заметил, что уникальная работа канцеляриста войска Запорожского дает материал для изучения старинного украинского рассказа [19, с.320]. Эпический размах в произведении анализировал О.Мишанич и затронул проблему близости этого памятника к устному народному творчеству [14, с.320]. О народном творчестве как одном из источников Летописи Величко говорили Я.Дзира [4, с.198-223] и Крекотень [11, с110-111], хотя надлежащим образом указанный аспект проблемы еще не исследован, в то время как вес его чрезвычайно значим. Ведь "в фольклоре этого времени ярко отображены все признаки украинской государственности "народа казаков", все живые атрибуты украинской нации.

Источниковый материал произведения чрезвычайно большой и разнопланов. Поражает прежде всего огромное количество документального материала: летописец приводит полные тексты правительственных и частных писем, акты, универсалы, топографические описания, грамоты, реестры. Но значительное количество документов, как известно [9, с.420], является домыслом автора: Источниками для автора послужили и литературные произведения разных жанров и авторов, дневники историографов, личные впечатления. Немало текстов являются литературными мистификациями, повторенными в традициях барокко [11, с.110]. Так, Величко использует произведения "трех Самійлів": польского ( Самійла Твардовского), немецкого ( Самійла Пуфендорфа), украинского ( Самійла Зорки), украинские народные пересказы, легенды, думы, песни, поговорки, пословица. Исключительного внимания заслуживают думы, на породнение которых с казацкими летописями указывал Ф.Колесса [10, с.83].

Историческая поэма польского историка и поэта С.Твардовського "Война гражданская" возникает в произведении Величка одним из основных литературных источников, к которому, как считает Я.Дзира, летописец обращается для более яркого и эмоционального отображения исторических событий [4, с.203]. С исследователем тяжело согласиться, поскольку указанная им причина - только одна из многих, которые заставили Величко обратиться как к произведению С.Твардовського, так и к работе С.Пуфендорфа "Вступление в европейскую историю", изданной на русском языке в Петербурге в 1718 г. Самийло Величко обратился к иностранным источникам прежде всего потому, что, как он сам ставил в укор в предисловии своим соотечественникам, "барзо щуплые и короткие" казацкие "реєстрики" не давали достаточного материала для создания фундаментальной работы по истории Украины. "Истинный Малой России сын и слуга", как сам себя называет Величко, старается объективно воссоздавать перипетии казацких войн, показывать, сколько горя, опустошений испытали его родная земля и народ в борьбе за свою независимость.

О древнерусских тенденциях стиля Летописи Самійла Величко чуть ли не первым писал М.Драгоманов, который 1870 г. в рецензии на книгу И.Прыжова "Малороссия (Южная Русь) в истории ее литературы с XІ по XVІІІ век" подчеркнул, что летописи Киевского периода являются прямыми родоначальниками "тех хроник-мемуаров, которые велись в казацкие времена" [7, с.17]. Более основательно эту проблему ученый не разрабатывал, попутно затрагивали ее и другие исследователи. Так, Д.Багалий, отмечая, что Величко хотел даты правдивую казацкую историю в своем произведении, и когда сам ошибался, то это зависело от ошибок в тех источниках, которыми он пользовался, писал: "Он обращается к ласковому читателю, пусть тот ошибки эти исправит. Это напоминает нам автора давней русской летописи , - тот тоже обращался с такой просьбой к своему читателю" [1, с.55]. Утверждение юного М.Зерова о том, что "казацкие летописи " почти ничего общего с традиционными летописями не имеют [6], сегодня выдаются кое в чем поспешными. Вместе с тем было бы ошибкой относить произведение Самийла Величко к летописи в традиционном понимание этого понятия, поскольку сравнительно с древнерусскими летописями содержание его значительно более широко и глибже, а форма намного более сложная и неоднозначна. Перед нами – едва ли не самое загадочное произведение украинской барочной историографии, которое нельзя мерить современными научными мерками. Исследование барочной поэтики произведения Величко предусматривает осмысление его на разных уровнях, один из которых - библейская образность. Летопись Величко насыщена сопоставлениями, сравнениями с библейскими образами, пословицами и поговорками книжного происхождения, источником которых является Библия и другие церковные книги. В произведении мы находим переосмысление евангельской легенды о слепцах, которым Исус возвратил зрение, легенды про Каина и Авеля, Иосифа и его братьев, суд Соломона, Содом и Гоморру, Вавилонську башню и др. Благодаря библейской образности чрезвычайной силы приобретают рассказ Величка о руине Правобережной Украины, которые исследователи единодушно относят к наилучшим страницам произведения. В стиле библейских пророков, как подчеркнул Д.Дорошенко [5, с.92], оплакивает летописец трагический конец борьбы за Чигирин, разрушение которого стало будто бы символом гибели Правобережной Украины: "...Паде, паде красная Козацькая Украйна тогобочная, аки древний оній Вавилонь, градъ большой" [12, с.8].

Как и во всех казацких летописях , в произведении Самийло Величко центральной фигурой выступает Богдан Хмельницкий. Автор сравнивает его не только с Александром Македонским, древнерусским Одноцарем, славным Скандербегом, а и с библейским Моисеем: "Посла имъ яко Моисея разумь, чрезъ которій бы возмоглъ отъ тяжелого ига Лядского волній Малоросійскій народъ освободити, и въ вожделіенную паки пріоблекти свободу" [12, с.31].

В.Шевчук объяснил Величкове обращение к библейской образности тем, что автор заботился "о свидетельстве, которое бы проявило в нем убежденного христианина" [19, с.15], речь идет об этических нормах Средневековья. Более убедительными нам выдаются суждение Д.Багалия: задачи автора не религиозные, а "патриотичные и национальные, он стоит на почве национального самосознания украинского, или, как он говорит, козацько-малороссийского народа; чтобы напомнить о них своим современникам, чтобы они не остались забытые" [1, с.55].

Библейские образы озвучивают патриотичные, гуманистические, национальные мотивы произведения, оказывают содействие осмыслению отечественной истории в контексте мировой. Библейская образность (наряду с источниковедческим материалом, устной традицией) дает богатый материал для выяснения своеобразности барочной поэтики Летописи Самійла Величка, задача более совершенного изучения которой уже назрела.
литература:
1 Багалій Д. Нарис української історіографії. К.,1925, Вип. 2.
2. Возняк М. Історія українського письменства. Львів, 1922.
3. Грушевський М.С. Об украинской историографии XVIII века // Известия АН СССР: Отделение общественных наук. Москва, 1934. N3.
4. Дзира Я.І. Самійло Величко та його  літопис  // Історіографічні дослідження в Українській РСР. К., 1971.
5. Дорошенко Д. Нарис історії України: У 2 т. К., 1991 , т. 2. 
6. Луценко Ю. Літопис Г.Грабянки в працях дожовтневих дослідників // Рад. літературознавство. 1988. N 8. 
7. Драгоманов М. Вибране. К., 1991.
8. Иконников В.С. Опыт русской историографии. К., 1908. Т.2. Кн.2. 
9. Історія української літератури: У 8 т. К., 1967, Т.1. 
10.Колесса Ф. Українська народна словесність: Загальний огляд та вибір творів. Львів, 1938. 
11. Крекотень В. Сказання про війни козацькі та його автор // Київ. 986. N 10.
12. Летопись Самоила Величка. К., 1851. Т.2. 
13. Марченко М.І. Українська історіографія (з давніх часів до середини XIX віку). К., 1959. 
14. Мишанич О.В. Українська література другої половини XVIII ст. і усна народна творчість. К., 1980.
15. Летровський М.Н. Нариси з історії України. К., 1940. 
І6. Прокопович Ф. Філософські твори: У 3 т. К., 1979. Т.1. 17.Франко І. Зібрання творів: У 50 т.
І8. Чижевський Д. Історія української літератури. Нью-Йорк, 1956. 
19. Шевчук В. Самійло Величко та його Літопис // Величко Самійло. Літопис. К., 1991, Т.1.
Источник: Віртуальный підручник з української літератури «Еврика!»

1   2   3   4   5

Похожие:

Личность в истории культуры Тематический дайджест iconЛичность в истории культуры Тематический дайджест
В этой серии нового электронного издания бул предлагаются материалы, раскрывающие малоизвестные страницы жизни и творчества писателей,...

Личность в истории культуры Тематический дайджест iconЛичность в истории культуры Тематический дайджест-портрет
В этой серии нового электронного издания бул пользователям Библиотеки предлагаются материалы, раскрывающие малоизвестные страницы...

Личность в истории культуры Тематический дайджест iconЛичность в истории культуры Тематический дайджест
В этой серии нового электронного издания бул пользователям Библиотеки предлагаются материалы, раскрывающие малоизвестные страницы...

Личность в истории культуры Тематический дайджест iconЛичность в истории культуры Тематический дайджест
В этой серии нового электронного издания бул пользователям Библиотеки предлагаются материалы, раскрывающие малоизвестные страницы...

Личность в истории культуры Тематический дайджест iconЛичность в истории культуры Тематический дайджест. Выпуск №9 Посвящается...
Посвящается 140-й годовщине со дня рождения выдающегося русского писателя, лауреата Нобелевской премии И. А. Бунина

Личность в истории культуры Тематический дайджест iconЛичность в истории культуры Тематический дайджест. Выпуск №9 Посвящается...
Посвящается 140-й годовщине со дня рождения выдающегося русского писателя, лауреата Нобелевской премии И. А. Бунина

Личность в истории культуры Тематический дайджест iconУчебно-методический комплекс составитель: к и. н. Н. Н. Болгов. Тематический план занятий
Древнееврейское общество в Палестине. Ветхий Завет как памятник истории и культуры

Личность в истории культуры Тематический дайджест iconТематический план история политических учений изучается студентами...
История политических учений – как всемирная, так и отечественная – важная составная часть истории духовной культуры и культуры в...

Личность в истории культуры Тематический дайджест iconКалендарно-тематический план изучения курса истории в10-11классах....
Календарно-тематический план составлен в соответствии с программой «история с древнейших времён до наших дней» (5 – 11 классы) (Москва,...

Личность в истории культуры Тематический дайджест iconДайджест
О, сколько горя и страданий…: к 95-летию геноцида армянского народа : дайджест / [сост. В. П. Копанева]; Центральная городская библиотека,...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск