А. С. Саврасов. Современные направления изучения проблематики восточного ареала катакомбной культурно-исторической области // Археологические памятники Восточной Европы. Вып. 13. – Воронеж, 2009. С. 94-111






Скачать 435.94 Kb.
НазваниеА. С. Саврасов. Современные направления изучения проблематики восточного ареала катакомбной культурно-исторической области // Археологические памятники Восточной Европы. Вып. 13. – Воронеж, 2009. С. 94-111
страница2/5
Дата публикации16.06.2015
Размер435.94 Kb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Культура > Документы
1   2   3   4   5

В монографии А.Т. Синюка по бронзовому веку бассейна Дона содержится обширный раздел, посвященный анализу среднедонской катакомбной культуры (Синюк, 1996а, с. 79-169). А.Т. Синюк продолжает уделять преимущественное внимание анализу погребальных памятников, характеризуя обрядовые группы и имеющиеся стратиграфические наблюдения. О бытовых же памятниках говорится лишь в самом общем виде. Им подчеркивается мысль о многокомпонентном характере формирования среднедонской катакомбной культуры, с сохранением местных докатакомбных традиций на протяжении самого длительного первого этапа в ее развитии. А.Т. Синюк подробно останавливается и на обосновании трех периодов в развитии культуры.

Говоря о векторе распространении памятников среднедонской катакомбной культуры и ее юго-западных границах, он считает, что на первом этапе этой катакомбной культуры контактная зона находилась в Поосколье, где она соседствовала с донецкой катакомбной культурой, а затем ее население отодвигает границу до верховьев Северского Донца (Синюк, 1996а, с.143).

А.Т. Синюк, вслед за В.И. Погореловым, за рамки катакомбных древностей выводит раннекатакомбные материалы или памятники терновского типа, но отмечает в них и керамику среднедонской катакомбной культуры (Синюк, 1996а, с. 76-77).

Т.Ю. Березуцкой была подготовлена к защите кандидатская диссертация и опубликован автореферат (Березуцкая, 2002, 22с.). В дальнейшем, после кончины исследовательницы, В.Д. Березуцкий ее диссертационное исследование выпустил в качестве отдельной монографии (Березуцкая, 2003).

В рамках среднедонской катакомбной культуры Т.Ю. Березуцкой обосновано выделение левобережного и правобережного вариантов. Она предполагает участие раннекатакомбного населения Нижнего Дона в сложении левобережного варианта среднедонской катакомбной культуры (Березуцкая, 2003, с. 64-65). Проявления же донецкой катакомбной культуры, по ее мнению, повлияли на становление правобережного варианта данной катакомбной культуры. Кроме того, что два варианта среднедонской катакомбной культуры отличаются друг от друга исходными линиями становления, включающими внешнее донецкое и предкавказско-манычское воздействие, по мнению исследовательницы, отмечается и роль автохтонов - местного докатакомбного населения (Березуцкая, 2003, с.72).

Волгоградским исследователем А.В. Кияшко была выделена и осмыслена волгодонская катакомбная культура (Кияшко, 1999а, с.14; 2003). По его мнению, названная культура является производной в результате переоформления полтавкинской культуры и ее контактов с донецкой катакомбной культурой. Распространение памятников волгодонской культуры отмечается на территории степи Волго-Донского междуречья. На этой же территории исследователь отмечает и наличие среднедонских, а также маныческих памятников, которые не переходят в Заволжье. Отмечается синкретизм волгодонской катакомбной культуры. Следует согласиться с высказыванием А.Д. Пряхина, что термин синкретическая к археологической культуре мало подходит, да и с остальными замечаниями по поводу еще предстоящей оценки этой культуры (Пряхин, 2004, с.35).

Степные территории Нижнего Подонья оказываются в поле зрения российских исследователей по вопросу культурогенеза катакомбного мира, особенно в связи с оценкой раннего пласта этого культурно-исторического образования, которому уделяется внимание в монографии А.В. Кияшко (Кияшко, 1999б). Он же и автор книги посвященной культурогенезу на востоке катакомбного мира (Кияшко, 2002). Под катакомбным миром исследователь понимает культовую общность разных групп населения Предкавказья, для которой объединяющим признаком являлся катакомбный обряд погребений в курганах (Кияшко, 2002, с.4). В определении «культурогенез» А.В. Кияшко следует за В.С. Бочкаревым, уточняя и такие понятия в процессе своего исследования как «археологическая культура» и «период» (Кияшко, 2002, с.8). Автор считает, что принятое деление бронзового века на три этапа не может быть в качестве универсальной дефиниции, с точки зрения сложных культурных взаимодействий в эпоху бронзы (Кияшко, 2002, с.9). Однако, представляется не убедительным замена этапов термином «эпоха», особенно в приведенных им примерах, касающихся того, что средняя и поздняя бронза Ю-В Европы могут быть определены как эпоха кавказской бронзы и волго-уральской бронзы (Кияшко, 2002, с.9). В целом, исследователь на примере принятых им терминов раскрывает логику исследования вопроса в принятом им понятийном аппарате, согласно которой археологическая эпоха зарождается в очаге культурогенеза и разворачивается в рамках его территории - первичном блоке культур, а периферия этого блока впоследствии входит в территориальные рамки более обширного вторичного блока культур. Для первичного блока признается конвергентный путь развития - до кульминации культурогенеза, а для вторичных блоков признаются этапы стагнации, дивергенции и регресса (Кияшко, 2002, с. 9). Автор на границах блоков культур выделяет контактные зоны, связанные с другими центрами культурного развития.

Реализуя практическую сторону вопроса, А.В. Кияшко признает процесс культурогенеза моноцентрическим из Нижнедонского Приазовья, откуда северокавказские и местные влияния распространяются по степям Нижнего и в меньшей степени Среднего Поволжья, вместе с прилегающими к ним Волго-Донскими и Волго-Уральскими степями (Кияшко, 2002, с.4). Племена Поднепровья, по мнению А.В. Кияшко, были пассивной средой кавказского влияния, по сравнению с восточными. На востоке им отмечаются факты выявления элитных захоронений в курганах Оренбуржья и Самарской Луки, а также факт начала разработок меди в Каргалинском ГМЦ. По мнению исследователя, на востоке под воздействием кавказских традиций на местные племена возникают полтавкинская и волго-донская культуры и уже их реверсное движение оказывает влияние на Дон и Предкавказье (Кияшко, 2002, с. 4-5).

Процесс катакомбного культурогенеза, по мнению исследователя, разворачивается от Приазовского центра и направляется через ближнюю (первичную) периферию Нижнего Подонья, Подонцовья и Предкавказья к дальней периферии (Поволжье, Среднее Подонье, правобережное Поднепровье и т.д.) Под Нижним Подоньем А.В. Кияшко понимает степные пространства западного – приазовского, центрального - нижнедонского и восточного - доно-волжского регионов.

В своем исследовании А.В. Кияшко кроме катакомбных древностей Нижнего Подонья, уделяет внимание анализу катакомбных культур доно-донецкого региона (донецкой среднедонской и волго-донской).

Хронологические рамки катакомбных древностей А.В. Кияшко рассматривает неоднозначно. В первой монографии позднеямные погребения Нижнего Подонья он датирует концом третьей четверти III тыс. до н.э., а раннекатакомбные - последней четвертью III тыс. до н.э. (Кияшко, 1999б, с. 176). Во второй монографии он предлагает катакомбные древности относить к III тыс. до н.э., с выходом на рубеж III-II или в начало II тыс. до н.э., что совпадает с ранним этапом культуры многоваликовой керамики и потаповско-синташтинскими древностями (Кияшко, 2002, с. 5).

А.В. Кияшко высказывается и по вопросу об абашевско-катакомбном взаимодействии. По его представлениям, если снивелировать хронологический приоритет средневолжских абашевских памятников в сопоставлении с доно-волжскими абашевскими, то вообще теряется почва для анализа «имеющихся культурных параллелей» (Кияшко, 2003, с. 103). А.Д. Пряхин заметил, что воронежские исследователи не помещают ранний пласт абашевских древностей Подонья в посткатакомбное время, а отсюда следует, что культурные параллели в катакомбном и абашевском мирах актуализируют внимание к пространствам лесостепного Подонья (Пряхин, 2004, с.35-36). А.Д. Пряхин предполагает и характер распространения катакомбников в лесостепные районы Подонья, прежде всего в южную его часть, причиной которого, по его мнению, могло быть смещение каких-то групп в северо-восточном и восточном направлениях.

По вопросу о катакомбно-абашевском взаимодействии применительно к проблеме формирования срубной культурно-исторической общности высказался и Ю.П. Матвеев, в вышедшей в 1998 г. отдельной статье (Матвеев, 1998, с.8-21). Он подверг критическому анализу высказываемую А.Т. Синюком точку зрения о доживании среднедонской катакомбной культуры до времени формирования срубной, приводя стратиграфические данные, согласно которым между этими образованиями отмечаются памятники доно-волжской абашевской культуры. В передачу традиций катакомбного мира, по мнению исследователя, кроме абашевцев включаются и другие образования (КМК, воронежская культура и др.). Исследователем приводятся данные о катакомбно-абашевском взаимодействии по погребальным и поселенческим памятникам на основе стратиграфии, а также с учетом хронологических позиций среднедонской катакомбной культуры (Матвеев, 1998, с.9-12). Автором подчеркивается, что поздний этап данной культуры связан не с памятниками, имеющими валиковую орнаментацию керамики, которые соответствуют развитому периоду культуры, а с более поздними финальными – с керамикой, орнаментированной преимущественно прочерченными линиями. Уделяется внимание и характеристике формы сосудов и их орнаментальных композиций, изменениям в погребальном обряде, включая положение умерших и их ориентировку. В целом отмечено, что тенденции изменения пропорций традиционных сосудов приводит к их сходству с сосудами культуры многоваликовой керамики (бабинской). Кроме того, в качестве инноваций отмечается появление ранее неизвестных типов горшков, а также распространение прочерченного орнамента с паркетной композицией, а в погребальном обряде финальных памятников - преобладание левобочного положения умерших с измененными ориентировками - восточной, западной и северной (Матвеев, 1998, с. 12).

После критического разбора представлений А.Т. Синюка о «срубной» позе и положении умерших в погребениях среднедонской культуры Ю.П. Матвеев пришел к выводу, что эти представления не подкреплены фактическим материалом и им предлагается катакомбные проявления в срубном мире объяснять опосредованной ролью абашевцев (Матвеев, 1998, с.15).

В то же время Ю.П. Матвеевым отмечаются проявления абашевских традиций в металлообработке катакомбников: подромбовидное оформление черешков по форме позднекатакомбных ножей, массивных кованных из прутков браслетов не характерных для катакомбных украшений (Матвеев, 1998, с.14-16). Приводятся им и другие катакомбные элементы в материальной культуре абашевцев, включая нахождения в абашевских погребениях катакомбных наконечников стрел, выпрямителей стрел, каменных сверленых топоров и др.(Матвеев, 1998, с.16-18).

Суть же общих выводов Ю.П. Матвеева сводится к тому, что проникновение на данную территорию абашевского населения сопоставляется с финальным периодом катакомбных древностей, начало же – с поздними валиковыми памятниками развитого этапа (Матвеев, 1998. с.19). Эти контакты с ранними памятниками доно-волжской абашевской культуры расположенными севернее - до Верхнего Подонья, надо думать, могли осуществлятся и на более северных территориях. Синхронная доно-волжской абашевской культура многоваликовой керамики (бабинская) в большей степени, чем среднедонская катакомбная культура, восприняла и переработала традиции катакомбного мира и соответственно явилась медиатором передачи элементов материальной и духовной культуры катакомбного мира к абашевцам.

По вопросам контактов катакомбного и абашевского миров важное значение принадлежит новым стратиграфическим данным по погребальным памятникам. Дело в том, что с середины 90-х гг. А.Т. Синюк разделяет абашевские древности Подонья на две следующие друг за другом культуры – раннюю донскую абашевскую и более позднюю покровско-абашевскую (Синюк, 1996а, с.88, рис.1; 1996б, с.70, 209). Ранняя из них, пережиточно-энеолитическая, берет свое начало с рубежа III - начала II тыс. до н.э. и синхронизируется со среднедонской катакомбной культурой. В конце XVII - начале XVI вв. до н.э., по мнению исследователя, на Дону появляется другая - покровско-абашевская культура.

В отдельной статье В.И. Беседина и Ю.П. Матвеева рассматривается стратиграфическая позиция погребения репинской культуры в кургане 2 Подгоренского могильника, которое оказалось позже относительно совершенных там же катакомбных захоронений 3 и 4 (Беседин, Матвеев, 2003, с.134-141). Признание данной стратиграфии затрагивает концепции происхождения абашевских древностей в Подонье, развиваемые А.Д. Пряхиным и А.Т. Синюком. Становится ясно, что к концу раннего – началу развитого этапов среднедонской катакомбной культуры абашевской культуры, сложившейся на основе репинской существовать не может и не остается хронологического пространства на одной территории для двух абашевских культур (по А.Т. Синюку), но не разных этапов доно-волжской абашевской культуры (по А.Д. Пряхину). Не ставя под сомнение развитие абашевской культуры на основе репинской, авторы статьи подчеркивают уже приводимую Ю.П. Матвеевым мысль о том, что первые свидетельства катакомбно-абашевских контактов проявляются не ранее развитого этапа среднедонской катакомбной культуры (Беседин, Матвеев, 2003, с. 140).

Особо следует обратить внимание и на все более проявляющую себя в последнее время тенденцию к выделению посткатакомбного пласта древностей степной зоны и смежных территорий лесостепи. Речь идет о памятниках бабинской культуры, захоронениях криволукской культурной группы, памятниках, выделяемых в финальный этап среднедонской катакомбной культуры которые также оказываются синхронными, но уже более позднему пласту древностей доно-волжской абашевской культуры.

Современная концепция культурогенеза культуры многоваликовой керамики находится на стадии активных разработок. В украинской археологии в начале 90 гг. прошлого столетия преобладали еще взгляды С.С. Березанской и С.Н. Братченко. Затем В.В. Отрощенко расширяет круг погребальных памятников данной культуры за счет группы погребений с положением на правом боку и ориентацией на восток (Отрощенко, 1992, с. 163-165). В дальнейшем наиболее целенаправленно по исследованию бабинской культуры (общности) работает Р.А. Литвиненко, несмотря на то, что в 1998 г. С.С. Березанская приходит к неутешительным выводам по истории изучения данной культуры (Березанская, 1998, с.60-65). Р.А. Литвиненко отстаивает бабинские древности в качестве отдельной археологической культуры (Литвиненко, 2003б, с. 142-147). Он вводит термин «культурный круг Бабино» и на основе выделенных ранее С.С. Березанской локальных вариантов КМК обосновывает признаки так называемой Днепро-донской бабинской культуры (Литвиненко, 2006, с.157-187). Не так давно Р.А. Литвиненко успешно защитил свою точку зрения в докторской диссертации. В пределах культурного круга Бабино им выделяеются Днепро-Донская бабинская культура и Днепро-Прутская, в которой еще и выделены три локальных варианта – Днепро-Днестровский, Днепро-Бугский и Днестровско-Прутский, а также в пределах культурной области Бабино выделяются и периферийные группы/типы памятников: евпаторийская, Деснянско-Сеймская, Днепровско-Припятская, Подольско-Волынская (Литвиненко, 2009, с.26.). Древнейшим образованием признается Днепро-Донская бабинская культура. По Р.А. Литвиненко, культурный круг Бабино наследует позднекатакомбный горизонт и вместе с воронежской и лолинской культурами, криволуцким культурным типом и кубанской группой финала средней бронзы составляют блок посткатакомбных культур Черноморско-Каспийской области (Литвиненко, 2009, с. 26).

Собственную точку зрения на культурогенез КМК, основываясь на материалах верхнего течения Северского Донца, предложил украинский исследователь С.И. Берестнев. Ее генезис он выводит из ямной общности Среднего и Нижнего Поднепровья. Он отстаивает высказанную точку зрения о синхронности КМК и позднекатакомбного пласта памятников. В рамках многоваликовой общности исследователь выделил два хронологических горизонта и сделал вывод о частичной синхронизации поздних древностей КМК с ранним этапом срубной культуры (Берестнев, 2001, с.67-72).

На современном этапе внимание украинских и особенно российских исследователей привлекают погребения финала средней бронзы на территории Нижнего Поволжья. Кроме отнесения данных памятников к позднекатакомбным и бабинским наметилась тенденция уточнения их стратиграфических и планиграфических данных, особенностей погребального обряда и диагностического инвентаря. В результате Р.А. Мимоходом выделены 70 основных и впускных захоронений данного времени, которые он предварительно разделил на две обрядовые группы (Мимоход, 2004, с.109). Исследователь отметил близость выделяемой им характерной черты погребального обряда финала средней бронзы Нижнего Поволжья размещать кости мелкого рогатого скота в погребениях с одновременными памятниками Северо-Западного Прикаспия, выделяемых им же в лолинскую культуру (Мимоход, 2004, с.109). Выделенную группу погребений финала средней бронзы Нижнего Поволжья Р.А. Мимоход предложил именовать криволукской (по названию могильников в районе Кривой Луки Черноярского района Астраханской области). Исследователь установил следование криволукской группы погребений за погребениями волго-донской катакомбной культуры, предшествование криволукской группы покровским погребениям, а также, частичную синхронность ее с лолинской культурой и бабинской, что послужило ему основанием Нижневолжские погребения финала средней бронзы датировать не ранее ранних бабинских и ранних лолинских (XXII-XXI вв. до н.э.) (Мимоход, 2004, с. 110-111).
1   2   3   4   5

Похожие:

А. С. Саврасов. Современные направления изучения проблематики восточного ареала катакомбной культурно-исторической области // Археологические памятники Восточной Европы. Вып. 13. – Воронеж, 2009. С. 94-111 iconСамостоятельная работа 108 часов
Азербайджана, Армении, Грузии, Южной Осетии, Абхазии, Турции; Центрально-восточной Европы Венгрии, Польши, Словакии, Чехии; Юго-Восточной...

А. С. Саврасов. Современные направления изучения проблематики восточного ареала катакомбной культурно-исторической области // Археологические памятники Восточной Европы. Вып. 13. – Воронеж, 2009. С. 94-111 iconМагистерская программа «Ранние государства Восточной Европы»
Совет иф ходатайствует перед Ученым советом Удгу об открытии магистерской программы «Ранние государства Восточной Европы» (руководитель...

А. С. Саврасов. Современные направления изучения проблематики восточного ареала катакомбной культурно-исторической области // Археологические памятники Восточной Европы. Вып. 13. – Воронеж, 2009. С. 94-111 iconГосударства Центральной и Юго-Восточной Европы
Современные тенденции в развитии права ведущих зарубежных стран в ХХ – начале ХХI в

А. С. Саврасов. Современные направления изучения проблематики восточного ареала катакомбной культурно-исторической области // Археологические памятники Восточной Европы. Вып. 13. – Воронеж, 2009. С. 94-111 iconПрограмма для вступительного экзамена в аспирантуру по специальности «Археология»
Археология в современном мире. Место археологии в системе исторического образования. Археологические источники и их специфика. Терминология...

А. С. Саврасов. Современные направления изучения проблематики восточного ареала катакомбной культурно-исторической области // Археологические памятники Восточной Европы. Вып. 13. – Воронеж, 2009. С. 94-111 iconВведение в курс исследования предысторических этногенетических процессов...
Восточной Европы (стоянки Касперовцы, Кормань на Днестре, Пештера Курате, Охаба Понор в Румынии, Бойнице в Словакии и много других),...

А. С. Саврасов. Современные направления изучения проблематики восточного ареала катакомбной культурно-исторической области // Археологические памятники Восточной Европы. Вып. 13. – Воронеж, 2009. С. 94-111 iconФгбоу впо «башкирский государственный педагогический университет...
Материалы III международной молодежной дистанционной конкурс-конференции «современные аспекты изучения экологии растений»

А. С. Саврасов. Современные направления изучения проблематики восточного ареала катакомбной культурно-исторической области // Археологические памятники Восточной Европы. Вып. 13. – Воронеж, 2009. С. 94-111 iconВоронежская
В 75 Воронежская книга 2006 : библиогр указ. / Воронеж обл универс науч б-ка им. И. С. Ни-китина; сост. М. Е. Зубарева; отв ред....

А. С. Саврасов. Современные направления изучения проблематики восточного ареала катакомбной культурно-исторической области // Археологические памятники Восточной Европы. Вып. 13. – Воронеж, 2009. С. 94-111 iconЦелью изучения дисциплины «История мировой и отечественной культуры»...
Опорной структурной единицей является локальная цивилизация, а также культурно-этнографическая общность

А. С. Саврасов. Современные направления изучения проблематики восточного ареала катакомбной культурно-исторической области // Археологические памятники Восточной Европы. Вып. 13. – Воронеж, 2009. С. 94-111 iconВоронежской области воронежская областная универсальная
Воронежский край. Памятные даты на 2015 год / Воронеж обл универс науч б-ка им. И. С. Никитина; ред сост.: Н. Н. Белокобыль­ская,...

А. С. Саврасов. Современные направления изучения проблематики восточного ареала катакомбной культурно-исторической области // Археологические памятники Восточной Европы. Вып. 13. – Воронеж, 2009. С. 94-111 iconВоронежской области воронежская областная универсальная
Воронежский край. Памятные даты на 2015 год / Воронеж обл универс науч б-ка им. И. С. Никитина; ред сост.: Н. Н. Белокобыль­ская,...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск