Память сердца






НазваниеПамять сердца
страница1/25
Дата публикации17.08.2016
Размер5.67 Mb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Память сердца

( О людях военного поколения – дети войны )
Надписи на столе деления

Десятилетий ХХ века:

«Потерянное поколение»,

«Забытое поколение»,

«Невостребованное поколение»,

«Несостоявшееся поколение»,

«Поколение, не верящее в человека»,

«Поколение,

Пробавлявшееся делами малыми»,

«Поколение,

Жившее идолами, а не идеалами».

У каждого поколения

Своя биография,

У каждого поколения

Своя эпитафия.

И вот надпись,

Простая на удивление:

« ВОЕННОЕ ПОКОЛЕНИЕ ».

Поколение,

Меньше других

прожившее,

Поколение,

Больше других свершившее.

Стойкостью знаменитое,

В правде своей уверенное,

Убитое, но не забытое,

Погибшее, но не потерянное.

Другое такое еще назови

На шестивековом удалении.

Мир, как храм, стоит на крови

Военного поколения.

Как охранения боевые,

Держат лавину железного ветра

На окопные сороковые –

Главные годы ХХ века…

Виктор Кочетков

Отцовское наследие
Военное поколение, увы, уходящее ... Не сказавшее о себе, к

сожалению, всего, что было им свершено. Если в прошлые годы и публи -

ковались мемуары высших военачальников и литературные произведения о

Великой Отечественной войне, то непростительно мало издавалось воспоминаний

« рядовых войны », непосредственных участников боевых действий. А ведь и

из малых в масштабах всей войны эпизодов сложилась в конечном итоге

Великая Победа.

И будет весьма справедливо, если то, что не смогли, не успели сказать о себе по разным причинам они сами, сделают их друзья и родные, а особенно те, кого народная молва нарекла « дети войны ». Вот поэтому, когда Киевским Советом ветеранов войны к 60 - летию полного освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков готовился к изданию альманах « Память сердца », в котором предложено было и мне с братом вспомнить о фронтовиках, оставивших наибольший след в сердце и памяти, то мы, сын и дочь подполковника Кирикашвили П.Г. , решили рассказать о своём отце и его боевых товарищах. Подготовленный нами материал был опубликован в очередной книге альманаха «Память сердца», том 6. Вот, в общем виде, его содержание :

Наш отец, призванный из запаса в Красную Армию в марте 1941 г.,

служил на Западной границе страны и для него, следовательно, война началась с первой её минуты. Он воевал на фронте, как говорится, «от звонка до звонка», пройдя за четыре года через все тернии войны : отступление с боями, выход из окружения с оружием в руках, ранения, контузии, победное наступление.

Начав сражаться с врагом политруком роты на пограничной заставе в Литве, был он затем комиссаром Отдельной части на Северо - Западном фронте, а во время форсирования нашими войсками реки Днепр - направлен в 42-ю Краснознаменную гвардейскую стрелковую дивизию заместителем командира по политчасти 127-го гвардейского стрелкового полка. Одолев Днепр, полк стал освобождать землю Правобережной Украины и, пройдя её всю, воевал в Молдавии, Румынии, Венгрии, Чехословакии, завершив свой боевой путь в праздничной Праге.

После войны - десять лет воинской службы в городах Нежине, Ахтырке, Белой Церкви, так что гарнизонная жизнь тех лет даже нам, его детям, знакома не понаслышке. Как разительно она отличается от того, что приходится видеть по телевизору и читать в прессе о нынешней армейской жизни.

Каким уважением пользовались офицеры, особенно фронтовики, как

велика была честь военного мундира ! Политико - воспитательная работа была

столь высока, что дедовщину и прочие негативные явления и представить было невозможно. Даже редчайшие случаи драки среди солдат были чрезвычайным происшествием на весь гарнизон. Отношение к солдатам было уважитель-ным, служба в армии давала человеку много полезного для дальнейшей

жизни.

В 1955 г. после окончания заочно Военно - Политической Академии

имени В.И.Ленина отец был переведен на работу в город Киев зам.председателя областного комитета ДОСААФ. Бывая по долгу службы в разных районах Киевщины, а также и в других областях Украины, он общался с множеством людей. Радостным приезжал из командировок, когда встречал кого-либо из фронтовиков своей дивизии. Тогда завязывалась с ним переписка, обменом имевшихся у каждого адресов она расширялась - к ней подключались всё новые боевые товарищи, звания и должности их при этом не имели никакого значения. Они тщательно берегли фронтовое братство, в случаях необходимости оказывали друг другу различную посильную помощь, по возможности общались. В частности, встречались на местах былых боёв по приглашениям местных

Советов Украины, или, в дни Победы – в своей 42- й гвардейской дивизии,

под Днепропетровском. А к праздничным дням неслись во все концы страны

взаимные поздравления.
1


Кирикашвили П.Г.


Наш отец, дружелюбный и общительный, также писал и получал десятки

таких писем и открыток ( сохранившихся у нас до сих пор), к нему сходились всевозможные сведения и воспоминания однополчан. Зная об этом, многие из ветеранов дивизии обращались к нему с просьбой обобщить материал об их боевом пути, что и явилось побудительным мотивом написания им рукописи книги «От Киева до Праги». Невзирая на неоднократное содействие командования дивизии и её Совета ветеранов, выдержав три рецензии Политиздата Украины, она осталась неопубликованной.

Когда к нам обращались товарищи отца или их дети с просьбой дать прочесть его рукопись, мы с признательностью исполняли её.

При работе над статьей для книги «Память сердца» в неё нами были включены, пользуясь возможностью, и некоторые эпизоды из этой рукописи. Отдельные главы из неё о боевом пути 127-го гвардейского стрелкового Трансильванского полка в составе 42-й гвардейской Прилукской дивизии также были напечатаны в изданных в Киеве кандидатом исторических наук, участником Отечественной войны полковником А. П. Кутузовым книгах «Говорят живые и погибшие фронтовики. 1941-1945» и «Фронтовики и наследники» ( вышла к 60-летнему юбилею Победы ).

Во всех этих трёх книгах помимо воспоминаний непосредственных

участников боевых событий опубликовано много статей и писем о ветеранах

Великой Отечественной войны, написанных их друзьями и родными (без гонорара авторам, разумеется). Под рубрикой «Молодёжь - ветеранам» и «Из музейных и семейных архивов» представлены различные материалы от детей, внуков и даже правнуков фронтовиков, в которых они отдают дань благодарной памяти воевавшим старшим представителям своих семей. Очень отрадно было читать, видя, что они родня им не только по крови, но и по единству взглядов, отношению к жизни, мировоззрению. Пронизанные душевным теплом, эти воспоминания писались не только исходя из родственных чувств, а испытывая потребность рассказать о тех, кого лучше других знали, оставить память о людях, защищавших и Родину, и нас, своих потомков.

Вот и мы стараемся не предать забвению дело своего отца, оставшееся

нам - его рассказ о боевом пути тех, с кем свели его огненные пути-дороги Отечественной войны, а также чтя наказы ныне здравствующих фронтовиков, обращенные к младшим поколениям : « Берегите память о Победе! Будьте достойными наследниками своих отцов и дедов. Советская Армия разгромила фашизм, и этот факт вечен ! »

Подобные наказы относятся в первую очередь к так называемым детям войны.

Это целое поколение, детство которого было опалено войной, даже тех, кто её

в силу своего малого возраста и не помнит. А те, кто уже способен был воспринимать окружавший мир, в какой-то мере являются очевидцами её – если даже и не конкретных военных действий, то атмосферы тех грозных лет. Когда вся страна

жила в обстановке войны, то и дети, рано взрослея, как бы духовно в ней участ-вовали, всеми возможными силами помогая взрослым.

Аналогичными соображениями и диктуется наше желание дальнейшей публикации рукописи о людях, своим героическим и невероятно тяжким ратным трудом способствовавших приближению Великой Победы. Но сознавая, что на издание всей книги «От Киева до Праги» в нынешние времена надеяться не приходится, и возникло решение – взяв за основу опубликованную в кни-

ге «Память сердца» статью, расширить ее, дополнив отрывками из рукописи отца и письмами его товарищей, а также своими воспоминаниями о ближайших наших родственниках–фронтовиках – всех тех, кого объединяет высокочтимое нами понятие – Люди военного поколения. Вот этот расширенный вариант статьи «Память сердца», набранный на персональном компьютере, позволит предоставлять её всем, кого она заинтересует. Главным стимулом в процессе этой работы было желание донести и сохранить в памяти младших, войну не видевших, имена и дела через её огонь прошедших, чтобы они чтили и были достойны тех, кого мы не вправе забыть, кто заслуживает нашей вечной благодарности.

Памятуя, что Великая Отечественная война – событие, не имеющее себе равных в истории человечества, каждый участник и очевидец её должен оставить о ней пусть даже и весьма скромные, в меру своих сил и возможностей, письменные или устные, хотя бы в кругу своей семьи, свидетельства, чтобы потомки знали о ней.

Ведь помнят и чтят все народы мира героические события многовековой давности, даже имевшие узкий, локальный масштаб в их истории. Читают, славят, воспевают оставленное предками как заповедь грядущим потомкам в своих сказаниях, былинах, сагах, преданиях, балладах, песнях, воспитывая юных на примерах героев давно минувших лет, чем и обеспечивается преемственность поколений – главная составляющая силы и славы любого народа.

Хотя к началу войны мне не было ещё и 12-ти лет, но события того легендарного и трагического времени были таковы, что сам дух его, судьбы окружавших людей, подробности быта, прочно врезавшись в сознание, сохранились на всю жизнь. Образы же наших родных, ушедших на защиту страны, как живые стоят перед глазами.
Дом наших родителей в Киеве был открытый и гостеприимный. Они радуш-

но принимали у себя многих приезжавших в город товарищей отца: кто в коман-дировку в столицу республики, кто проездом, а кто-то просто в гости. Сколько взаимной радости было при таких встречах! А со многими из живших в Киеве его однополчан (по фронту и гарнизонной службе) они постоянно поддерживали связь, как говорится, «дружили домами», встречались не раз за праздничным столом друг у друга со всеми их чадами и домочадцами.

Таким образом, и мы, их дети, и даже уже потом наши дети, узнавали лю-

дей, которых уважал и любил отец, сами проникаясь к ним этими чувствами.

Особенно дружны были наши родители с семьей Сычевой Т.А. и Трощилова

П.С. Однополчане–артиллеристы, они были людьми исключительной отваги и благородства. Мы от многих слышали рассказы о Тамаре Александровне, в которые трудно было поверить. Поэтому расскажу о ней словами самого отца, для чего приведу отрывок из его рукописи «От Киева до Праги»:

« Сейчас бытует выражение «У войны не женское лицо». И это действи-

тельно так. Однако в Великой Отечественной войне, как известно, принимало учас-тие свыше 800 тысяч девушек и молодых женщин и они, как правило, не уступали в храбрости мужчинам, достойно перенося тяготы фронтовой жизни, суровый, особенно к женщине, её повседневный быт.

В нашей дивизии тоже служили многие женщины, которые наравне с мужчинами били врага силой своего оружия, а то и орудия, как командир взвода отдельного истребительного противотанкового артдивизиона гвардии лейтенант Тамара Сычева. Она, воевавшая от самой границы, первая женщина артиллерист – истребитель фашистских танков, отважно сражалась повсюду, где пролегал боевой путь дивизии: участвовала в освобождении Левобережной Украины, под сплошным вражеским обстрелом переправлялась через Днепр на плоту вместе

со своими пушками, которые сходу на днепровских кручах огневой мощью поддерживали форсировавшую реку пехоту.

Кому бы ни приходилось видеть Сычеву в бою, неизменно проникался к

ней уважительным восхищением: « Вот вам и женщина! » Эта храбрая, энергичная, заботливая и требовательная к своим подчиненным молодая женщина была достойным примером многим мужчинам. Казалось, ей одинаково чужды были и страх, и безрассудная отвага. Сколько раз ей приходилось слышать:

«Молодец, Тамара!» Действуя спокойно и расчетливо, в бою она подпускала немецкие танки на столь близкое расстояние, чтобы бить наверняка, что и у мужчин нервы бывали на пределе в ожидании её команды: «По танку - огонь!» Но вот залп – и вражья машина подбита. Теперь ни она, ни её экипаж не совершат больше своих злодеяний! А сколько таких быстро надвигавшихся, угрожающе рычащих бро- нированных чудовищ, несших смерть, остановила Тамара Сычева. Не зря одна из пушек её взвода, из которой и она сама многократно стреляла по фашистским танкам, после войны продолжительное время оставалась в своей воинской части. Орудийные расчеты соревновались между собой за честь обслуживать эту пушку. Затем она была отправлена в Москву, в Центральный музей Советской Армии, как реликвия Отечественной войны. И стоит она там по сей день, как «Пушка Тамары Сычевой», среди некогда грозных, заслуженных её братьев и сестер – различных орудий, танков, «катюш». А табличка рядом с ней и экскурсоводы информируют посетителей о том, что эта «76 мм дивизионная пушка ЗИС-3 образца 1942 г. прошла боевой путь от р. Днепр до г. Праги...»
Посетив с внуком этот музей (ныне – Центральный Музей Вооруженных Сил), с почтительным вниманием осматривали её, так знакомую по фронтовым фото-

графиям Тамары Александровны рядом с ней. Осколки снарядов, которыми враг

пытался подавить огонь её пушек, не обошли стороной ни их, ни её саму, имев- шую несколько тяжелых ранений.

При возвращении из музея в купленной по дороге газете привлёк внимание фронтовой снимок: из пушки, внешне похожей на только что виденную, орудийный расчет ведет огонь по Берлину. Этот снимок был к статье Ивана Рощина, полковника в отставке, в которой рассказано о двух бойцах-побратимах из этого расчёта, провоевавших вместе всю войну. Вот отрывок из этой статьи :

«… А венцом пути стал штурм Берлина. Их автографы на рейхстаге:

Али Гусейнов, Петр Ситников.

Я познакомился с ними много позже в Москве, на всесоюзной встрече полных кавалеров ордена Славы. Они стояли у 76-миллиметровой пушки на площади у Центрального музея Вооруженных Сил.

- Ваша ? - спросил я.

- Нет, - вздохнул Али, - но в точности такая же была и у нас с Петром. Вот даже вмятины и царапины от осколков снарядов и бомб такие же. Потому и стоим здесь: словно друга фронтового встретили.

- Фронтовая дружба – чувство особое, на всю жизнь остается, - поддержал

его Петр». 1

Вот, стало быть, « Пушка Тамары Сычевой » по-прежнему в строю, даря

и бывалым артиллеристам, и мальчишкам - школьникам радость и интерес от

встречи с ней.

Тамара Александровна и после войны делала много полезных стране дел.

Она вела большую общественную работу, выступая на предприятиях, шахтах, в воинских частях со своими замечательными патриотическими и лирическими стихотворными произведениями, а также рассказывая о героических действиях воинов своей дивизии во время войны. Ею написаны несколько книг, главной из которых является автобиографический роман - трилогия « По зову сердца »

( « Слепой прыжок », « Прямой наводкой », « Жизнь начинается снова»), переве-

денный на многие иностранные языки. По нему снят кинофильм аналогичного названия. На премьерном показе его в Киевском Доме кино присутствовали и

наши родители, рассказывавшие потом нам, как тепло актеры, участвовавшие в фильме, приветствовали находившихся там ветеранов войны, а особенно - Тамару Александровну, прообраз главной героини фильма.

Её муж – Трощилов П.С., добрейшей души человек, был любимым другом отца. О Петре Степановиче, воевавшем как и он, с первого дня войны, расскажу тоже его словами – цитатой из рукописи, где речь идет о наступательных боях в районе города Умани :

«… После окончания боя мы вместе с командиром полка Середой К.Г. обходили его подразделения. Недалеко от минометной батареи он увидел начальника артиллерии полка гвардии майора Трощилова П.С. и на ходу крикнул ему :

- Багратион, проследите, чтобы артиллерийские и минометные подразде-

ления не отставали от стрелковых батальонов, вместе с ними прибыли на пункт сосредоточения!

Командир полка прозвал Трощилова Багратионом в порядке дружеской шутки. Однажды на командном пункте перед началом наступления он сказал Трощилову:

- Петр Степанович, а Вы, знаете, очень похожи на полководца Петра Ивановича Багратиона!

Мы все дружно рассмеялись.

- А вы не смейтесь, - сказал нам Середа. – Разве он не такой же представительный, высокого роста, с мужественным взглядом, как Багратион ?

Даже нос у него орлиный, как у Петра Ивановича.

Опять раздался веселый смех. Больше всех смеялись Трощилов и Середа.

- По смелости и деловитости гвардии майор Трощилов тоже очень похож на Петра Ивановича Багратиона, - добавил я.

- Правильно, - послышались голоса.

После этого и закрепилось за Трощиловым – «Багратион». Многие из нас в полку дружелюбно звали его так до конца войны ».

Добавлю, что так звали его все и десятки лет после войны. Приросло к нему навсегда, что и говорить, это замечательное имя, вернее фамилия (не хочется писать – прозвище).

Казалось бы, что общего между скромным советским офицером и пред-ставителем грузинского царского рода, любимым учеником и сподвижником

Суворова и Кутузова. А вот назвал его так за мужество командир полка Середа

Константин Георгиевич, надо думать, в людях разбиравшийся - кадровый офицер

Красной Армии, полковник, за спиной которого была служба в Конной армии

Будённого и вся Отечественная война ( к концу её – удостоен звания Героя

Советского Союза ).

Назвать – то командир полка назвал Трощилова Багратионом, но то, что все, вплоть до солдат, стали его так называть, да ещё в условиях боевой обстановки, где каждый виден, как на ладони, говорит само за себя. Поэтому привожу ещё эпизод из рукописи отца. Бои в Румынии. Карпатские горы. Командир 42-й гвардейской дивизии генерал - майор Бобров Ф.А. вместе с командиром 127-го полка Середой К.Г. объезжают боевые порядки полка :

«… Подъехав к нам, передовому отряду полка, с которым я двигался, генерал показал на карте, а затем и на местности горную высоту. Немного

помолчав, приказал : « 127-му полку сегодня же атаковать эту высоту и завтра овладеть ею полностью ».

Через несколько часов стрелковые подразделения полка начали штурм высоты

с разных направлений, с упорными боями продвигаясь к её вершине. Вслед за ними поднимались вверх полковые артиллеристы. Задыхаясь от усталости, тяжело дыша, тянули они канатами с неимоверным усилием свои пушки. Протянув их метров

на триста, бойцы сделали остановку для передышки. В это время к ним подошел гвардии майор Ильин Пётр Иванович, заместитель командира полка

по строевой части.

- Здравствуйте, чудо-богатыри! - приветствовал он артиллеристов. Последовал дружный ответ бойцов. Один из них задал вопрос, обращаясь сразу ко всем:

- Чьи же мы чудо-богатыри?

Не раздумывая, другой боец воскликнул :

- Конечно, бобровские !

- А на какой горе тянули свои пушки суворовские чудо-богатыри? - спросил немолодой, с черной бородкой боец. Его уважительно в батарее все звали Иваном Петровичем.

- На Сен – Готардском перевале, - ответил Ильин.

- А где этот перевал?

- Он далеко, его отсюда не увидишь, - полушутя сказал кто-то.

В разговор вмешался молодой артиллерист :

- Это было, наверное, там, где Багратион со своим отрядом штурмовал

Чертов мост?

- Да, это было именно там - в Швейцарских Альпах, - подтвердил Ильин. - По глубокому снегу, в пургу и метель русские солдаты - суворовские чудо-богатыри, тянули на себе пушки, снаряжение и боеприпасы, ведя одновременно успешные боевые действия с противником. Вот такие героические подвиги совершали наши предки в альпийском походе, - добавил Ильин, - и мы, их потомки, будем следовать их примеру.

Несколько дней назад Иван Петрович был контужен и стал плохо слышать. Он недопонял рассказ о штурме Чертова моста и задал вопрос Ильину:

- Чертов мост штурмовал наш Багратион?

Бойцы заулыбались, послышался сдержанный смех.

- Нет, Иван Петрович, - ответил ему Ильин, - тогда нашего Багратиона, гвар-

дии майора Трощилова Петра Степановича - ещё не было на свете. Это событие произошло почти полтораста лет назад. Чертов мост штурмовал отряд суворовских солдат под командованием талантливого полководца Петра Ивановича Багратиона.

Потирая затылок, Иван Петрович уклончиво произнёс :

- Понял, понял!

- Что же ты понял? - шутливо спросил его кто-то из молодых бойцов.

- Понял то, что не наш, а другой Петр Багратион штурмовал какой-то чертов мост, - ответил Иван Петрович.

Бойцы весело рассмеялись. Он тоже невольно засмеялся. Затем поднялся с лафета пушки и бодрым голосом сказал :

- Ну, братцы, потянем что ли, - и первым взялся за канат ».

Когда в родительском доме бывали однополчане отца, то мы, сталкиваясь с

ними поближе, понимали, сколь чистосердечны, порядочны, честны и надежны они. Эти люди, преданные Родине, прошедшие через величайшие невзгоды войны, и в послевоенной жизни отдавали все силы труду на благо своего народа. Они были не только товарищи по оружию, но и братья по судьбе.

Порой нам приходилось слышать их рассказы о событиях фронтовой

жизни. Ещё с юных лет нам особенно запомнилось одно из них. Бывало,

кто - либо из гостей скажет отцу : « А помните, как по Вашему плану мы с музыкой город взяли? »

А дело было вот как: 127-й полк в ночном бою занял в Венгрии город

Сиксо. Далее – цитата из рукописи «От Киева до Праги» :

«Утром, когда в городе повсеместно утихли бои, гвардейцы стали приводить пленных на КП полка. Вот мы увидели колонну, которую вел среднего роста подтянутый, стройный офицер. Все с интересом рассматривали эту необычную группу пленных с инструментами духового оркестра в руках. Приглядевшись,

Середа восхищенно воскликнул :

- Да это же наш Василий Иванович! Интересно, где это он столько плен-

ных набрал?

Подойдя к командиру полка, лейтенант Василий Овчинников доложил :

- Товарищ гвардии полковник ! Докладываю, что комсомольцы миномёт-

ной роты пленили венгерский духовой оркестр в полном составе с трубами и

барабаном.

- Молодцы твои комсомольцы ! - от души похвалил его Середа.

- Взяли их в плен с боем? - спросил я.

- Нет, товарищ гвардии майор, - ответил Овчинников. – Когда фашисты в панике стали разбегаться, музыканты спрятались в доме. Увидев наших бойцов, они вышли и добровольно сдались в плен. Один из венгров от имени всех сказал: « За

Гитлера и Салаши мы не желаем больше ни воевать, ни играть. Берите нас в плен ».

- Ну, Василий Иванович, забирай музыкальные инструменты и создавай полковой духовой оркестр, - распорядился Середа.

- Есть создать полковой духовой оркестр! - радостно воскликнул Овчин-ников, - но у нас в полку мало музыкантов.

- Мы попросим командира дивизии разрешить взять их в других полках. Думаю, что он в этом нам не откажет, - сказал я.

Такое разрешение комдива нами было получено. Вскоре духовой оркестр был укомплектован музыкантами и начал свою деятельность во главе с лейтенантом Василием Овчинниковым и руководителем полковой художественной самодея- тельностью гвардии сержантом Николаем Шаповалом ».

Здесь может показаться странным, что командир полка называет лейтенанта, много моложе себя, по имени-отчеству. Но так уже давно звали его все в полку. А почему – узнаем из следующей цитаты : « Всегда бодрый и жизнерадостный, он умел заряжать своим оптимизмом окружавших его людей. Где он появлялся, там тотчас раздавались веселые солдатские шутки, заразительный смех. Кое-кто называл его полковым Василием Тёркиным.

Обращение «Василий Иванович» закрепилось за Овчинниковым после того, как однажды он рассказывал бойцам о кинофильме «Чапаев» и изображал попутно отдельные из него эпизоды. При этом Овчинников Чапаева всё время называл Василием Ивановичем. Один из бойцов спросил его :

- Почему вы всё время говорите Василий Иванович, а не Чапаев?

Лукаво улыбнувшись, Овчинников ответил:

- Называю Чапаева так потому, что его зовут так же как и меня – Василием Ивановичем, хотя я только Овчинников, а не легендарный начдив.

Раздался веселый смех и одобрительные аплодисменты. Так и стали после этого бойцы, даже старшие по возрасту, называть его, тогда молодого сержанта, Василием Ивановичем. Это звучало как дружеское, доброжелательное обращение. А потом уже и офицеры тоже стали к нему так обращаться.

Однажды перед боем Овчинников пришел в траншеи к бойцам с гитарой. Они с большим вниманием и удовольствием слушали в его исполнении веселые популярные песни из кинофильмов «Два бойца», «Волга-Волга», «Трактористы» и особенно лю- бимую - о Днепре. Когда же раздалась команда: «К бою!»,- отбросив гитару, с ав- томатом в руках он первым поднялся в атаку, увлекая за собой гвардейцев ».

А теперь вернусь к рассказу о полковом оркестре. Вот что пишет о нём в письме к отцу Лихута Юлий Матвеевич, журналист из города Херсона, в войну – старший лейтенант, командир 3-й роты 127-го полка :

«…Когда мы заняли Сиксо, там был пленён духовой оркестр. Как сообщал «солдатский телефон» (ведь мне из роты никуда нельзя отлучиться, так что основа на этих слухах), но все говорили, что Вы этот оркестр поставили на центральной улице в Сиксо и он играл, когда проходили строем наши под- разделения. Говорили, что они хорошо играли нашу «Катюшу» и встречали музыкой все проходившие части, артиллеристов, штабы и обозы. Вот ездовые об этом говорили, что наверное уже конец войне, если ездовые повозки встречает духовой оркестр музыкой нашей Катюши.

Петр Григорьевич! Если это так – ведь это здорово! Слышал, что оркестр сохранился, как полковой, до конца войны. Так ли?..

22. 01. 84 г. ».

Здесь сделаю небольшое пояснение к изложенному :

- полковой оркестр, со слов отца, сохранился и действовал даже после войны;

- о дальнейшей судьбе его Лихута Ю.М. не знал потому, что в бою за город Тисовец, в Чехословакии, был тяжело ранен и отправлен в тыловой гос- питаль. А до этого он был ранен многократно. Подлечившись, а то и недолечившись, снова возвращался в свой полк. Человек исключительной отваги, о чём свиде-тельствует хотя бы тот факт, что в одном из стратегичечески важных, тяжелых боёв в Венгрии, он дал команду – знак величайшего мужества: « Вызываю огонь на себя ! », лишь чудом оставшись в живых. Он оказал отцу большую помощь в сборе материала для рукописи. От него у нас – целая папка с раз-личными письмами, копиями документов, выписками из Истории дивизии. С почтением беру в руки фотографию его комсомольского билета, пробитого ос- колком, почти сплошь залитого кровью. А лицо на фото – совсем мальчишье.

- Бобровцами называли себя не только артиллеристы, о которых шла речь

выше, но и все воины 42-й дивизии – исходя из фа- 2

милии своего комдива генерал - майора Боброва Ф.А.

Судя по письмам отцу и слышанным о нём расска-

зам, он пользовался в дивизии большим авторитетом

и уважением – не зря же гвардейцы и на фронте,

и через десятки лет после войны называли себя

« бобровцами », а комдива - « наш Чапай ».

О генерале Боброве Ф.А. говорится во многих мес-

тах отцовской рукописи, где отражены различные

моменты с ним связанные как в ходе боевых дей-

ствий, так и в других ситуациях. Например:

«Гвардии генерал-майора Боброва Федора Александ-

ровича мы знали не только как энергичного, от-

важного командира, умевшего глубоко и точно оце-

нить боевую обстановку, четко поставить задачу ру-

ководимым им полкам и подразделениям дивизии,

но и как внимательного к людям, чуткого человека. Бобров Ф.А.

Особую заботу проявлял он о солдатах, все тяготы

жизни которых ему были близки и понятны.Умевший установить живой контакт с любым собеседником, он использовал каждую возможность для бесед с ними, доходчиво и просто рассказывая и о конкретной боевой задаче, и героических делах их дивизии, и необходимости укрепления её славных традиций, а также о важности взаимного уважения бойцов и командиров. Справедливый и требовательный, он

в боевой обстановке показывал пример смелости, появляясь на самых решающих участках наступления. Весь его полный достоинства мужественный облик, воле-

вое с усами лицо, крепкая осанистая фигура внушали уважение и уверенность в своих силах ».

Продолжая речь о полковом оркестре, привожу отрывок из рукописи книги

«От Киева до Праги», глава :
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Память сердца iconСценарий литературно-музыкальной композиции, посвященной 25-летию...
Ежегодно 26 апреля в мире отмечают Международный день памяти жертв радиационных аварий и катастроф. Эта дата была установлена решением...

Память сердца iconУнифицированный клинический протокол оказания медицинской помощи при артериальной гипертензии
Гипертензивная болезнь сердца (артериальная гипертензия с преимущественным поражением сердца)

Память сердца iconСПбгу и «Русский мир»
«Русский мир память сердца» (хроника акции): Интерес к акции проявляют ведущие российские

Память сердца iconВсероссийский конкурс исследовательских работ учащихся «Горизонты...
Муниципальное казенное учреждение дополнительного образования детей «Уйский центр внешкольной работы»

Память сердца iconКнига читается на одном дыхании
«Золотая лира», «Крылатая душа», «Лира Боспора», «Память сердца» (Симферополь, Керчь); «Планета друзей» (Ялта); «Литературная Феодосия»...

Память сердца iconВсемирна я истори я в свете антропософии как фундамент познания
Развитие памяти: локализованная память, привязанная к внешним признакам; происхождение памятников. Ритмическая память, начавшаяся...

Память сердца iconО первой в СССР пересадке сердца 4 ноября 1968 года
Ссср осуществил 12 марта 1987 года хирург Валерий Иванович Шумаков. На самом деле это не так. Первая в СССР пересадка сердца была...

Память сердца iconПамять поколений
Перед ступенями лестницы, ведущей от подножия Мамаева кургана к его вершине, располагается небольшая Входная площадь, примыкающая...

Память сердца iconКонкурс «вечная память»
Поэтому в преддверии 70-летия Победы редакция Федерального журнала «сенатор» и Фонд «Маршалы Победы» приняли решение провести III...

Память сердца iconКонкурс «вечная память»
Поэтому в преддверии 70-летия Победы редакция Федерального журнала «сенатор» и Фонд «Маршалы Победы» приняли решение провести III...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск