Донбасский разлом: причины, суть, итоги конфликта на Юго-Востоке Украины






Скачать 428.91 Kb.
НазваниеДонбасский разлом: причины, суть, итоги конфликта на Юго-Востоке Украины
страница1/4
Дата публикации04.03.2017
Размер428.91 Kb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4
Донбасский разлом: причины, суть, итоги конфликта на Юго-Востоке Украины

Дмитрий Лабаури — кандидат исторических наук, доцент кафедры новой и новейшей истории Уральского федерального университета. Автор монографии и многих статей в российских и болгарских научных изданиях.

Цена того, за что мы боремся,

гораздо выше цены нашей жизни.

Александр Захарченко

Минские соглашения сентября 2014 года и де-факто признание Киевом "особого статуса" Донбасса обозначили важный хронологический рубеж в развитии военного конфликта на Юго-Востоке Украины. И хотя боевые действия на отдельных, наиболее спорных, участках фронта еще продолжаются, стороны и мирное население несут невосполнимые потери, все же интенсивность боев резко снизилась. Фронт приобрел позиционный характер со всеми шансами перерасти в последующем в делимитационную линию между Украиной и непризнанной федеративной или конфедеративной Новороссией. Все это позволяет подвести некоторые итоги и разобраться в сути кровопролитной и братоубийственной войны, окончательно расколовшей Украину и Россию.




Тип конфликта 

В студенческие годы, когда мы изучали послевоенные международные отношения, преподаватель давал нам задание распределить кризисы и конфликты этого периода на несколько групп: конфликты в системе международных отношений (региональные), конфликты/кризисы в системе Холодной войны (глобальные), межэтнические конфликты, гражданские, антиколониальные. Какие-то из тех международных столкновений сравнительно легко укладывались в отведенную для них характеристику, с какими-то приходилось поломать голову. Но если бы мне сейчас довелось выполнить это задание применительно к нынешнему конфликту на Юго-Востоке Украины, я бы оказался перед намного большими затруднениями. Для характеристики этого страшного противостояния, которое волей-неволей вовлекло в водоворот и нашу страну, лучше всего, наверное, подойдет определение "многослойный" или "многоуровневый", как с точки зрения количества заинтересованных сторон в конфликте, так и с позиции вариативности представленных в его развитии проблем.

Во-первых, следует признать, что на уровне отношений Донбасса и остальной Украины конфликт носит одновременно черты и межэтнического противостояния, и гражданского конфликта. Гражданского, поскольку столкнулись две диаметрально противоположные концепции внутри- и внешнеполитического развития Украинского государства, оказавшегося в очередной раз перед выбором между восточным соседом и Европейским союзом. Межэтнического, поскольку налицо противостояние между двумя отдельными идентичностями. Против последнего могут быть многочисленные возражения, дескать, "каратели" в основном русскоязычны, да и этнических русских, "возненавидевших Путина", среди них немало. Тогда как в рядах ополченцев сражаются в большинстве своем местные жители, украинцы "по паспорту", а многие и "по происхождению". Таких примеров действительно много. Накануне заключения перемирия от 5 сентября украинские СМИ облетела новость о том, что в Мариуполе (где русские по переписи 2001 года составляют более 44% населения) русский отец тридцати двух приемных детей добровольно помогает украинской армии рыть траншеи на направлении возможного прорыва "российских танков". И в тот же день в эфире одной из российских радиопередач пожилая этническая украинка из того же Мариуполя по телефону поведала о ставших ей известными зверствах, вершимых украинским добровольческим батальоном "Азов" (часть ее слов даже была вырезана, чтобы не шокировать слушателей), и слезно попросила ополченцев ДНР поторопиться с освобождением города.

Прежние формальные признаки идентичности (язык, национальность, отмеченная по переписи и, как правило, свидетельствующая лишь о памяти человека о его кровном происхождении, а не об истинных его национальных чувствах), однако, не должны сбить нас с толку, они явно не выдержали испытания войной и уступили место другому, более значимому, кровавому плебисциту, где многим заново пришлось мучительно решать для себя вопрос "кто я?" и "с кем я?". При этом выбор стороны в данном гражданском конфликте, как правило, означал и выбор национальной идентичности (часто не связанной с этническим происхождением). Один из корреспондентов "Комсомольской правды" Дмитрий Стешин, в конце мая 2014 года находясь в лагере ополченцев, невзначай задал вопрос: "А есть ли в "Востоке" (батальоне "Восток". — Д.Л.) украинцы?" На что тотчас получил ответ от одного из собеседников: "А я был раньше украинцем. Был. А после всех этих событий — нет". На просторе всемирной паутины в последнее время можно встретить много подобных индивидуальных признаний и от гражданских лиц: "В это тяжело поверить, но еще два года назад здесь очень многие дончане ходили с украинскими флагами и пели гимн. Я был в их числе. Здесь проходили матчи Евро, был невероятный эмоциональный подъем, мы чудесно общались вживую с ребятами из Франика, Полтавы и Киева. …За свой сепаратизм я, в первую очередь, хочу поблагодарить украинское телевидение, интернет-СМИ и, конечно же, доблестную украинскую армию во всех её проявлениях. Это вы сделали из нас врагов, вы стравили украинцев, вы заставили их убивать друг друга, вы продолжаете это делать. Вы убили во мне украинца, сволочи. Вы убили во мне убежденного федералиста". Приведенный текст вызвал живой отклик среди интернет-пользователей, и среди комментариев к нему можно найти с десяток признаний "бывших" украинцев в том, что они испытывают схожие чувства и не желают отныне иметь ничего общего с украинской идентичностью, которая у них теперь ассоциируется с кровью, насилием и массовыми преступлениями.

На украинских интернет-ресурсах, разумеется, можно обнаружить и обратные примеры. Так, луганская топ-модель и актриса Татьяна Родина "вследствие нападения России осознала себя украинкой" и даже внесла соответствующие изменения в официальные документы. Текст, который топ-модель выложила на своей странице в "Фейсбуке"5, в действительности больше напоминает пропагандистский призыв о смене национальности, обращенный к "этническим россиянам" на Украине, и, надо полагать, в нынешних условиях призыв будет востребован.

История в очередной раз доказывает нам правоту классиков модернистского подхода к исследованию нациостроительства Эрнеста Ренана и Отто Бауэра. Первый заявил о нации как о "ежедневном плебисците", второй разглядел важнейший критерий нации в коллективно переживаемом ее членами представлении об общности судьбы в прошлом, настоящем и будущем. Представления об общей судьбе, разумеется, могут меняться под влиянием объективных факторов, что нам убедительно и продемонстрировали украинские события. Не будет удивительным, если следующая перепись населения установит на Донбассе явное украинское меньшинство, тогда как русское меньшинство в оставшейся Украине вовсе исчезнет, сознательно влившись в титульную нацию.

Мотивы вступления в ополчение жителей Донбасса, разумеется, далеко не всегда соответствовали идеологически выверенным установкам лидеров восстания на построение "большого русского мира". Чаще, и это вполне естественно, они отражали абстрактные представления людей о справедливости, о необходимости защиты родного города, дома и семьи от очевидной угрозы: "воюю, чтобы Христа стало больше на Земле", "не мог больше терпеть ложь и несправедливость", "не мог спокойно смотреть на преступления хунты", "не хочу жить в одной стране с фашистами", "не хочу дальше жить в таком государстве" и т.п. Однако если изначально общим объектом неприязни была "хунта", то постепенно ее место заняло украинское государство как таковое. Неаккуратно оброненная в ходе летних боев одним из полевых командиров Ходаковским фраза о борьбе за "единую пророссийскую Украину" вызвала шквал критики против него в рядах ополчения. Ни о какой Украине к тому времени никто уже и думать не хотел. Начавшись как гражданский, конфликт постепенно трансформировался в межнациональный — в конфликт двух народов, первую современную русско-украинскую войну. Набравший весной 2014 года стремительную популярность стих молодой украинки "Никогда мы не будем братьями" стал поистине символом того переломного периода, когда исторические пути и судьбы двух наших народов разошлись окончательно. Последовавшая же затем кровавая бойня окончательно развеяла распространенную ранее в России иллюзию о том, что украинский и русский народы могут иметь общую судьбу не только в прошлом.

Кремль, не желавший примиряться с такой реальностью, упирался до последнего, и продавленная им в начале августа 2014 года замена русских националистов в руководстве ДНР (Игоря Стрелкова и Александра Бородая) на местного этнического украинца Александра Захарченко имела цель продемонстрировать, что конфликт на Донбассе носит внутриукраинский характер. Замысел, однако, явно не привел к желаемому изменению информационного фона в восприятии данного вооруженного противостояния.

Когда же в сентябре на освобожденных от украинских войск территориях Донбасса были обнаружены массовые захоронения мирных граждан, Следственный комитет РФ вынужден был и вовсе возбудить уголовное дело "о геноциде русскоязычного населения на Юго-Востоке Украины", по сути констатируя, что конфликт носил именно межнациональный характер со всеми вытекающими отсюда последствиями — этническими чистками и элементами геноцида. В тексте указа о возбуждении уголовного дела прямо указывалось, что "в период с 12 апреля 2014 года и по настоящее время… неустановленные лица из числа высшего политического и военного руководства Украины, Вооруженных сил Украины, Национальной гвардии Украины и "Правого сектора" отдавали приказы, направленные на полное уничтожение именно русскоязычных граждан, проживающих на территории Донецкой и Луганской республик"10. Чуть позже глава СК РФ В.И. Маркин вынужден был уточнить, что под "русскоязычным населением" подразумевается "этническая группа, проживающая компактно на территории Донецкой и Луганской республик".

Будучи русско-украинским, конфликт имел мало шансов не выйти за пределы Украины. Россия в этой гибридной войне нового типа, независимо от заявлений ее лидеров и официальных представителей, не могла оставаться сторонним наблюдателем и не осталась им. Противостояние Москвы и Киева как по дипломатической, так и по военной линии составило следующий уровень рассматриваемого нами конфликта. Интересы Кремля, стремившегося удержать если не всю Украину, то хотя бы ее часть в сфере своего влияния, при этом могли как совпадать, так и не совпадать с интересами гражданского руководства и военного командования Новороссии, что составляло и продолжает составлять предмет дополнительной сложности в изучении конфликта на Донбассе. Интересы Киева были более очевидны. Он стремился осуществить коренной разворот в сторону евроатлантических структур без территориальных потерь. Усиление же процессов украинизации должно было покончить в скором времени, как полагали некоторые украинские идеологи, с проблемой прорусского сепаратизма и движения за федерализацию на юге и востоке страны.

Многие аналитики при этом справедливо замечали, что ключи от урегулирования конфликта находятся не только (и не столько) в Кремле или Киеве, но и в двух других влиятельных центрах мировой политики — Вашингтоне и Брюсселе. Некоторые авторы не без оснований предпочли говорить даже о "втором издании" (или "ренессансе") Холодной войны, в которой Украине (а тем более Донбассу) Соединенными Штатами была отведена роль всего лишь разменной монеты в глобальном противостоянии с Россией, в очередной раз продемонстрировавшей свое пренебрежение принципами однополярного мироустройства. Поистине если и можно выделить силу, наиболее заинтересованную в углублении и расширении конфликта, которая с остервенением купировала все мирные инициативы, имевшие шанс закончиться более-менее цивилизованным разводом Украины и Донбасса, то ею должны быть признаны США, приложившие максимум усилий к тому, чтобы перевести страну победившего Майдана в режим ручного управления. Едва ли судьба украинского народа представляла для Вашингтона какой-либо значимый интерес в этой глобальной игре. Ставка делалась прежде всего на создание зоны напряженности на российской границе, способной экономически и политически ослабить Россию, а также вбить клин в ее отношения с Евросоюзом. Отчасти эти цели были достигнуты, что и объясняет скорейшее стремление Кремля практически любой ценой заморозить конфликт, не допустив при этом и т.н. имиджевых потерь как на международной арене, так и внутри страны (в духе "Путин слил Новороссию"). Августовско-сентябрьское наступление "отпускников" (они же — "заблудившиеся десантники", по украинской терминологии) явилось как раз одним из экстренных и достаточно действенных способов заставить Киев остановить военную операцию на Донбассе вопреки неослабевающему давлению из Вашингтона.

Бунт против постмодернизма

Есть и еще одно измерение данного кризиса — столкновение традиционалистских ценностей с доминирующей постмодернистской культурой. Русский бунт на Донбассе объединил в своих рядах представителей очень пестрой палитры идейных течений — в одном строю оказались русские романтики-националисты, белогвардейцы-монархисты, православные фундаменталисты, поклонники Ленина и Сталина (в действительности лишь их популярных образов), испытывающие нескрываемую ностальгию по советскому прошлому, умеренные социалисты, ориентированные на построение народного социального государства без олигархов. Помимо идеи русского мира другой узловой идеей, которая смогла объединить их, оказалось принципиальное неприятие ими утвердившейся на Западе культуры постмодернизма, часто ассоциируемой с т.н. "европейскими ценностями" и практикой неолиберализма.

И в этом плане события Русской весны в Крыму и на Донбассе можно рассматривать как один из последовательных эпизодов в глобальном процессе отторжения культурной революции 1960-х годов, утвердившей ценности современного общества потребления, ориентированного на масскультуру отдыха и развлечения и хайдеггеровское "неподлинное бытие" ("живи для себя", "живи одним днем", "наслаждайся жизнью") как смысл жизни.

Именно поэтому Русская весна была встречена с нескрываемой надеждой традиционалистскими силами на Западе от Национального фронта Марин Ле Пен до болгарской Атаки Волена Сидерова. Европейские правые партии, давно получившие поддержку России в борьбе за "Европу наций" и против Европы неолиберальной партийной бюрократии, восприняли события Русской весны, особенно ее первой, крымской, части, не только как очередной шаг по возвращению к основам многополярного миропорядка и прекращению тотального диктата США, но и более широко — как предвестие набирающей обороты культурной контрреволюции, способной покончить с мраком гей-парадов, ювенальной юстиции, свободной эвтаназии, мультикультурализма, глобализации, дехристианизации и бесконечного самобичевания большинства в угоду меньшинству. Один из влиятельных идеологов американских консерваторов П. Дж. Бьюкенен, автор нашумевшей работы "Смерть Запада", под влиянием крымской речи Путина написал статью с громким названием "На чьей стороне Бог?". В ней он с воодушевлением приветствовал тот факт, что "Путин включает Россию в одно из самых мощных противостояний современного мира", "пытается создать силу, которая будет противодействовать секулярной, гедонистической и социальной революциям, берущим свое начало на Западе", что "в культурной войне за будущее человечества Путин твердо определяет место России на стороне традиционного христианства", осуждающего Запад за его "культуру смерти".

Как бы продолжая извечный традиционалистский спор о плоти и духе, в одном из своих интервью лидер Донецкой Народной Республики Александр Захарченко задал встречный вопрос журналисту: "Как ты думаешь, Путин в глазах всего цивилизованного мира — варвар? Варвар. Но… благодаря ему пробудилось то, что дремало в душах моего поколения. Он дал нам шанс что-то изменить. Если у нас не получится, мы умрем — не физически, а морально. Моральная смерть — это самое страшное. Умрет наш дух". Именно забытые ("нам поменяли психологию и сделали из нас, гордых славян, рабов") понятия о гордости, чести и достоинстве — то, по мнению Захарченко, ради чего поднялись жители Донбасса на смертную борьбу. И то, ради чего в жертву было принесено материальное благополучие: "Ошибка России в том, что многие из вас — россиян — воспринимают нас как людей, которые от нищеты и от голода взялись за оружие. На самом деле Донбасс — один из богатейших регионов Украины. И дай бог каждому региону России жить так, как жил при Украине Донбасс. Мы жили богаче и дружней россиян". "Цена того, за что мы боремся, гораздо выше цены нашей жизни", — подытожил он.

На вопрос, как, на ваш взгляд, события в Новороссии изменили представление о России, русских людях и русской журналистике, корреспондент Дмитрий Стешин дал исчерпывающий ответ: "Мы поняли, что опять существуем и являемся народом. Общностью, способной на консолидацию. Что общество потребления не смогло уничтожить в народе пассионариев, способных на самопожертвование".

Стоит сказать, что в новейшей истории Европы очевидное столкновение культуры постмодернизма с ее вечным праздником гедонизма и лозунгом "забыть историю и идти вперед" и националистического традиционализма, продолжающего цепляться за отцовские могилы и заветы предков, происходит не впервые. В 1990-е годы эпицентром этого противостояния стала Сербия, которая, разумеется, была не в силах в одиночку оказать достойный отпор и была обречена на роль европейского изгоя и маргинала.

Пристальный анализ французских журналистов, исследовавших в начале 2000-х мотивы антисербских настроений в европейском обществе, позволил установить, что в основе их лежали не страх перед возможностью руандистской резни на Балканах, не презрение к тоталитарному прошлому "сербо-коммунистов" и не предубеждения против православия как такового, а именно цивилизационная ненависть победившего постмодернизма к поверженному традиционалистскому христианскому обществу. Леви Елизабет в статье 2003 года, посвященной "антисербскому расизму" европейского общества (а в том, что это действительно был своего рода "расизм", едва ли приходится сомневаться), замечала, что основная вина сербского народа заключалась не в занимаемой им политической позиции, а в том, что, "запоздав" в своем ментальном развитии, он явно не вписывался в рамки "нового человечества", столь упорно культивируемого в Европе: "Новое человечество, связанное с идеей обязательного смешения рас и ненависти ко всему, что национально, человечество постистории и всеобщего праздника имело немало оснований обречь на поругание народ, который упорствовал в афишировании своей идентичности, в стремлении сохранить за собой свою землю и свою веру, иными словами, народ, не порвавший с прежним человечеством".

Если мы проследим сегодняшнюю риторику обличителей России, поддержавшей Русскую весну на Украине, мы обнаружим ровным счетом те же самые обвинения, которые сыпались и на сербскую голову в 1990-е. Самым же серьезным цивилизационным упреком со стороны приверженцев постмодернистской парадигмы стал упрек в возвращении России в своей политике к "принципам XIX столетия" — века романтического национализма. Госсекретарь США Джон Керри 2 марта 2014 года, в самом начале крымского кризиса, первым произнес эту фразу: «В ХХI веке совершенно недопустимо вести себя, словно в XIX столетии… нельзя вторгаться в другую страну под совершенно надуманным предлогом». Фраза о ХIX веке настолько полюбилась американскому политическому истеблишменту, что произносилась еще не раз. Дошло до того, что президент США Барак Обама и вовсе предостерег Россию от "возвращения в прошлое, ко временам царей" и от "попыток вернуть земли, потерянные в XIX веке".

В алармистской статье по поводу "возвращения XIX века" авторитетное американское издание The Wall Street Journal замечало: "Российский реваншизм должен наконец-то разбудить европейцев и заставить их тратить больше средств на собственную защиту. Люди из XIX века знают, что национализм не перестал быть мобилизующей политической силой. Западным лидерам придется снова это понять, иначе их мечты о европейском мире будут разбиты… Обаме нужно понять, что враги Америки не принимают его сказочные правила XXI века".

Слова о надвигающейся угрозе возвращения XIX века как мантру тотчас поспешили повторить и европейские союзники США. Даже лидер Болгарии, страны, которая едва ли появилась бы на свет, если бы не "русская политика в XIX веке", счел необходимым как минимум дважды в различных заявлениях весной и осенью 2014 года подчеркнуть "агрессивный и националистический" характер курса Кремля и недопустимость "возвращения к масштабам политического мышления XIX века".

В Кремле, правда, и не скрывали, что действуют в соответствии с победившим в XIX в. и проклятым во второй половине XX в. "национальным принципом". "Крым населен русскими, поэтому мы должны защитить его, это наш моральный долг" — таков был лейтмотив выступлений Лаврова, Нарышкина, Матвиенко да и самого Путина в период Крымской весны (высоких официальных лиц, от которых в принципе невозможно было ожидать ничего подобного в прошлом). Пресс-секретарь президента Песков в специальном медиа-обращении к нации во всеуслышание заявил, что Путин является не только официальным главой Российской Федерации, но и фактическим лидером всего русского мира, чьи границы выходят далеко за пределы нашей страны. Никогда прежде националистическая риторика не была так широко представлена в высших эшелонах российской власти.

Неудивительным поэтому выглядит тот факт, что на площадях Донбасса уже в скором времени резонно стали раздаваться голоса: "Но и мы тоже русские". Руководитель восстания в Славянске И. Стрелков имел все основания заявить, что "Путин начал революцию сверху". Предполагал ли российский президент тогда, что данная революция выйдет далеко за очерченные для нее сверху рамки и сделает лозунг февраля-марта 2014 года "Или все вместе спасемся, или все вместе погибнем" действительно актуальным?
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Донбасский разлом: причины, суть, итоги конфликта на Юго-Востоке Украины iconПричины войны в косово
История этого конфликта служит подтверждением теории государственного капитализма, а война заставляет еще раз вспомнить о пролетарском...

Донбасский разлом: причины, суть, итоги конфликта на Юго-Востоке Украины iconИсторическая справка
Район на севере граничит с Демидовским, на востоке – с Духовщинским и Кардымовским, на юго-востоке – с Починковским, Монастырщинским,...

Донбасский разлом: причины, суть, итоги конфликта на Юго-Востоке Украины iconПредставительство мид россии
Кабардино-Балкарской Республикой, Республикой Северная Осетия; на юго-востоке — с Чеченской Республикой, на востоке — с Республикой...

Донбасский разлом: причины, суть, итоги конфликта на Юго-Востоке Украины iconПисьмо из Восточной Украины. Почему мы хотим в Россию
Юго-Восточной Украины средних лет. Установить подлинное авторство письма корреспондентам «моё!» пока не удалось, однако полагаем,...

Донбасский разлом: причины, суть, итоги конфликта на Юго-Востоке Украины iconКультурная столица
Азербайджанская Республика, государство в юго-восточной части Закавказья. Площадь – 86,6 тыс кв км. Граничит на севере с Россией,...

Донбасский разлом: причины, суть, итоги конфликта на Юго-Востоке Украины iconКазачество в истории белгородчины
Возникшие в XVI в на всем юго-западе, юге и юго-востоке русских областей казацкие общины выступали как боевая сила в борьбе с крымскими...

Донбасский разлом: причины, суть, итоги конфликта на Юго-Востоке Украины iconВ подольске открыт счет благотворительной помощи беженцам с юго-востока...
На территорию нашего региона продолжают прибывать вынужденные беженцы с территории Юго-Восточной Украины. По данным правительства...

Донбасский разлом: причины, суть, итоги конфликта на Юго-Востоке Украины iconОдесская область
На севере граничит с Винницкой и Кировоградской, на востоке с Николаевской областями. На западе с Республикой Молдова, на юго-западе...

Донбасский разлом: причины, суть, итоги конфликта на Юго-Востоке Украины iconПрограмма государственного экзамена по Всеобщей истории древний мир
Зарождение и эволюция форм общинной организации на Востоке. Механизмы социального регулирования в общине; виды неравенства. Роль...

Донбасский разлом: причины, суть, итоги конфликта на Юго-Востоке Украины iconПамятка для граждан, прибывших на территорию РФ (город когалым) в...
По всем вопросам легализации на территории Российской Федерации (город Когалым) необходимо обратиться в Отдел Управления Федеральной...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск