Традиции жанров драматургии русского предромантизма в пьесах н. В. Гоголя






Скачать 302.6 Kb.
НазваниеТрадиции жанров драматургии русского предромантизма в пьесах н. В. Гоголя
страница1/2
Дата публикации18.02.2015
Размер302.6 Kb.
ТипАвтореферат
h.120-bal.ru > Документы > Автореферат
  1   2

На правах рукописи


Нечипоренко Наталья Валентиновна
ТРАДИЦИИ ЖАНРОВ ДРАМАТУРГИИ

РУССКОГО ПРЕДРОМАНТИЗМА В ПЬЕСАХ Н.В. ГОГОЛЯ


10.01.01 – русская литература

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Казань – 2012

Работа выполнена на кафедре истории русской литературы Института филологии и искусств Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Казанский (Приволжский) федеральный университет» (ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»).
Научный руководитель – доктор филологических наук,

доцент Пашкуров Алексей Николаевич
Официальные оппоненты – доктор филологических наук, профессор

Федосеева Татьяна Васильевна (г.Рязань)
доктор филологических наук, профессор

Васильев Сергей Анатольевич (г.Москва)

Ведущая организация –

Московский государственный областной университет
Защита диссертации состоится 13 декабря 2012 года в 13.00 часов на заседании диссертационного Совета Д.212.081.14 в Казанском (Приволжском) федеральном университете по адресу: 420021, г.Казань, ул.Татарстан, 2, ауд. 207
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке имени Н.И.Лобачевского Казанского (Приволжского) федерального университета (Казань, ул.Кремлевская, 35).

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Казанского(Приволжского)федерального университета http://www.kpfu.ru.
Автореферат разослан « » 2012 г.
Ученый секретарь

диссертационного Совета

кандидат филологических наук, доцент Зайни Резеда Локмановна


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Литературоведение конца XX – начала XXI века представило в новых разработках самые разные аспекты изучения личности и творческого наследия Н.В.Гоголя, показало продуктивные возможности современных подходов к его произведениям, открыло для анализа и интерпретации новые аспекты поэтики писателя:Гоголь и русская эмиграция, Гоголь и христианство, Гоголь и современная Россия, Гоголь в культурном пространстве ХХI века - эти и многие другие направления исследований свидетельствуют о непреходящей актуальности произведений писателя. Можно утверждать, что в начале ХХI века, противоречивом, переходном периоде для нашей истории и культуры, мы во многом заново открываем для себя Гоголя. Действительно, ряд исследований творчества Гоголя последних десятилетий свидетельствует о все возрастающем интересе к генезису поэтики великого писателя и эволюции его художественного мышления, эстетических взглядов и принципов.

На фоне многообразия исследований и концепций наиболее значительными нам представляется три тенденции:

1. изучение мировоззрения Н.В.Гоголя как подвижной системы, органично сочетающей и интерпретирующей все уровни предшествующей традиции;

2. исследование творчества писателя в аспекте традиций зарубежной литературы. Например, немецкие ученые рассматривают традиции германской демонологии в творчестве Гоголя (сборник «Немецкоязычное духовное наследие в мировой культуре», 2011 и некоторые другие исследования). Недавно вышедшая монография Е.Дмитриевой «Гоголь в западноевропейском контексте: между языками и культурами» (2011) посвящена проблемам взаимосуществования и взаимодействия различных языков, стилей, культур и вероисповеданий в поэтике Гоголя.

3. активное и многоплановое использование современным литературоведением данных таких наук, как религиоведение, герменевтика, культурология, христианская экзегетика при изучении творчества и мировоззрения писателя (примером может служить научный сборник «Гоголь как герменевтическая проблема», 2009).

Все обозначенные нами тенденции в гоголеведении подводят и к изучению такой важной области, как «Гоголь и традиции русской литературы XVIII века».

Приход Н.В.Гоголя в русскую литературу в первые десятилетия XIX века обусловил сложность и многогранность его художественной системы. Все больший интерес ученых вызывает диалог Н.В.Гоголя с различными литературными системами и направлениями конца XVIII– начала XIX века (Например, С.А.Васильев исследует творческий «диалог» «Мертвых душ» Н.В.Гоголя со стилем Г.Р. Державина)1

В литературоведении уже устойчиво определились представления о синкретизме данной литературной эпохи, сосуществовании и взаимном влиянии таких литературных направлений, как классицизм, сентиментализм, предромантизм, ранний романтизм и ранний реализм. Смена культурной парадигмы в этот период порождает синкретический характер и художественных систем таких авторов, как Г.Р.Державин, Н.М.Карамзин, А.Н.Радищев, И.А.Крылов, В.А.Жуковский. Уже сформировалось устойчивое мнение о творчестве М.Н.Муравьева, К.Н.Батюшкова, Н.И.Гнедича, Г.П.Каменева как предромантическом. Высказаны аргументированные суждения о предромантическом характере творчества В.А.Озерова и П.А.Катенина. Уточняются в этом направлении представления о художественном методе М.М.Хераскова и И.А.Крылова. Ученые выделяют предромантический этап в эволюции творчества не только Н.М.Карамзина, Г.Р.Державина, А.Н.Радищева, но и В.А.Жуковского, А.С.Пушкина.

Становление Гоголя как писателя происходило в первые десятилетия XIX века, как раз в период, когда предромантизм как совокупность явлений проявлялся в творческих системах многих авторов и был одной из ведущих тенденций в литературной жизни. Особенно ярко переходный характер эпохи, синкретизм жанров и стилей виден в драматургии русского предромантизма этого времени. Прямыми предшественниками Гоголя в русском театре были как раз драматурги предромантического направления, прежде всего: Вл.А.Озеров и И.А.Крылов, чьи пьесы в первые десятилетия XIX века пользовались на отечественной сцене большой популярностью («Димитрий Донской» и «Фингал» Вл.Озерова, «Илья-Богатырь» И.Крылова).

Влияние традиций жанров драматургии русского предромантизма на пьесы Н.В.Гоголя – практически не исследованная область в современной науке.

Актуальность нашего исследования обусловлена рядом факторов:

а) все большей востребованностью исследования в современной науке переходных эпох историко-литературного процесса с точки зрения взаимодействия в нем традиций и новых тенденций;

б) усиливающейся в последние десятилетия тенденцией исследовать творчество Н.В.Гоголя как развивающуюся и подвижную систему в ее взаимосвязях с философской, эстетической, художественной мыслью как своей эпохи, так и последующего времени.

Цель данной работы – выявление и анализ восприятия, трансформации и эволюции жанровых традиций драматургии русского предромантизма в пьесах Н.В.Гоголя.

Поставленная цель определила следующие задачи:

1) выявить типологические черты русского предромантизма и сферы его влияния на литературную ситуацию начала первых десятилетий XIX века – период начала литературной деятельности Н.В.Гоголя;

2) рассмотреть жанровое своеобразие драматургии русского предромантизма, выделить в ней лидирующие и наиболее значимые в последующем литературном развитии жанры;

3) исследовать влияние предромантической эстетики и поэтики на эстетическое и нравственно-философское мировоззрение Н.В.Гоголя;

4) определить общее своеобразие жанровых традиций драматургии русского предромантизма в драматических произведениях Н.В.Гоголя с точки зрения их изменения и развития в новом контексте.

5) проанализировать уровни проявления и трансформации традиций жанра комической оперы в пьесах Н.В.Гоголя;

6) исследовать особенности жанров лирической трагедии и шутотрагедии и изучить эволюцию их поэтики в драматических произведениях Н.В.Гоголя;

Степень научной разработанности проблемы. Исследовательская проблема «Н.В.Гоголь и русская литература XVIII века» не принадлежит к числу всесторонне и равномерно изученных. Наиболее представлены к настоящему времени три аспекта: «Гоголь и барокко» (Ю.Барабаш, Ю.В.Архипова, Н.В.Хомук)1, «Гоголь и классицизм» (Р.М.Гафаров)2, «Гоголь и сентиментализм» (В.Ш.Кривонос)3. Влияние ближайшей к писателю по времени литературы предромантизма осталось пока практически неисследованным, путь Гоголя наиболее часто соотносят только с романтизмом (Ю.В.Манн, А.М.Гуревич, И.В.Карташова)4.

В последние годы ситуация несколько изменилась, высказаны исследователями отдельные частные гипотезы о влиянии на поэтику Н.В.Гоголя предромантического фольклоризма (И.Д.Немировская)5 и европейского оссианизма (Б.М.Петров)6. Тем не менее, в данных работах не исследовано системно влияние традиций жанров драматургии предромантизма на пьесы Н.В.Гоголя, не решен вопрос о влиянии эстетической системы предромантизма на взгляды и художественное мышление писателя. Все эти факторы доказывают новизну нашего подхода.

Методология исследования. Методологической основой диссертации послужили принципы системного подхода к явлениям литературы и культуры, а также сравнительно-исторического литературоведения, получившие развитие в трудах М.П.Алексеева, М.М.Бахтина, А.Н.Веселовского, В.А.Западова, Ю.В.Стенника, Н.Д.Кочетковой, Т.В.Федосеевой и ряда других ученых. Кроме того, мы опирались на исследования ученых по теории и истории отечественной драматургии конца XVIII – начала XIX веков (Б.В.Варнеке, А.С.Архангельский, В.А.Бочкарев, Ю.В.Стенник, А.А.Аникст, В.Е.Хализев, М.В.Строганов, Т.В.Федосеева, И.Д.Немировская и др). Приоритетны были для нас и работы, посвященные вопросам поэтики предромантизма: труды А.А.Веселовского, П.ванТигема, Р.Нойхойзера, В.А.Западова, Ю.Д.Левина, В.Н.Аношкиной, К.Крейчи, В.Шредера, А.И.Разживина, Л.Суханека, М.Б.Ладыгина, Т.В.Федосеевой, В.А.Лукова и И.В.Вершинина, С.А.Сионовой, А.Н.Пашкурова, Л.А.Капитановой, Н.Г.Литвиненко, И.Г.Гаврилковой и др.

В нашей диссертационной работе используются данные: историко-типологического, сравнительно-типологического, историко-функционального, биографического методов, а также элементы системного подхода.

Объектом исследования послужили:

а) пьесы Н.В.Гоголя разных периодов творчества: комедии «Ревизор» (1836), «Женитьба» (1833-1841), «Игроки» (1842), незавершенные пьесы «Владимир третьей степени» (1832-1834), «Альфред» (1835),

б) так называемые «драматические отрывки» и «отдельные сцены»: «Тяжба» (1840), «Отрывок» (1840), «Утро делового человека» (1836), «Лакейская» (1839-1840),

в) произведения писателя с характерной доминантой драматического начала: «Ганц Кюхельгартен» (1829), «Театральный разъезд после представления новой комедии» (1842), «Развязка «Ревизора» (1846); также, при анализе предшествующего контекста, – пьесы отечественных драматургов-предромантиков в жанрах комической оперы, лирической трагедии и шутотрагедии.

Предмет исследования – процесс рецепции и эволюции поэтики жанров русской предромантической драматургии в пьесах Н.В.Гоголя.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что ее наблюдения, выводы, как и полученные в ходе исследования результаты, могут быть затем использованы и развиты при изучении системы жанров драматургии предромантизма, влияния традиций предромантизма в творчестве писателей последующего времени, а также при дальнейшем рассмотрении художественных особенностей драматургии Н.В.Гоголя.

Положения, выносимые на защиту:

1. Мировоззрение и творчество Н.В.Гоголя активно предрасположены к восприятию влияний предшествующей литературной традиции предромантизма, к их трансформации и дальнейшему развитию.

2. Наиболее существенную роль в пьесах Н.В.Гоголя и в его произведениях с доминирующей драматургической природой сыграли жанровые традиции комической оперы, лирической трагедии и шутотрагедии предромантизма.

3. Как в русском предромантизме идет взаимопроникновение различных жанровых форм (лиризация драматических жанров и драматизация лирических), так и в пьесах Гоголя происходит взаимодействие разных уровней: идейно-мифологического, структурно-композиционного, мотивно-тематического.

4. В драматургии Гоголя устойчиво наблюдаются характерные для предромантической поэтики трехуровневое видение мира (Прошлое – Настоящее – Идеал) рассмотрение единой мифологической составляющей исторического прошлого с установкой на смешение / синтез различных культур; соотнесение идеи писателя-мессии с категориями «игры» и «ужасного»; в условиях влиянии традиций жанра шутотрагедии эти полярные полюса сходятся, образуя единую новую поэтику абсурда.

Практическая значимость диссертации видится нам в том, что содержащиеся в ней наблюдения и конкретный анализ произведений могут быть использованы в практике вузовского преподавания при разработке курсов по истории русской литературы и драматургии конца XVIII – начала XIX века, разработке специальных курсов по драматургии Н.В.Гоголя, а также в процессе последующего углубленного научно-теоретического и научно-практического изучения творчества Н.В.Гоголя, при создании соответствующих учебных программ и пособий.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования были изложены в докладах на внутривузовских, региональных, зональных, международных конференциях: «XXXI Зональная конференция литературоведов Поволжья» (16-17 мая, 2008 г., г.Елабуга), Международная научно-практическая конференция «Гоголь и мировая культура. Проблемы психологии понимания» (29-31 мая 2009 г., г.Самара), VII-я Республиканская научно-практическая конференция «Литературоведение и эстетика в XXI веке» («Татьянин день») (25-27 января 2010 г., г.Казань), V-ая Международная научно-практическая конференция «Проблемы изучения русской литературы XVIII века» (1-2 октября 2011 г., г.Самара), I-я Региональная конференция «Гоголь в ХХI веке», посвященная 200-летию Н.В.Гоголя (24-25 ноября, 2009г., г.Набережные Челны), Всероссийская научная конференция «Литературные чтения в усадьбе Боратынских» ( 24-25 апреля 2009г., г.Казань). Опубликовано семь статей по теме диссертационного исследования, в том числе – три статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Структура работы определяется предметом исследования, логикой изложения материала и соответствует сформулированным целям и задачам. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновывается актуальность темы, определяется степень научной разработанности, научная новизна исследования, формулируются предмет, цель и задачи исследования, положения, выносимые на защиту, определяются методология, теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе – «Поэтика Н.В.Гоголя и русский предромантизм ( К проблеме генезиса мировоззрения писателя)» – дано теоретическое и методологическое введение в основное исследование, рассмотрены вопросы соотношения поэтики Н.В.Гоголя с предшествующей предромантической традицией. Предромантическая драматургия рассмотрена как система, определено своеобразие «лидирующих» в ней жанров, выявлены основные аспекты влияния предромантической поэтики на литературно-эстетические взгляды Н.В.Гоголя.

В первом параграфе «Своеобразие русского предромантизма в русской литературе к началу XIX века» исследуются отличительные черты русского предромантизма как явления литературной культуры. С опорой на классические и современные научные концепции определены хронологические границы русского предромантизма (от 1780-х годов к 1810-м годам), в связи с формированием основ творческой системы Гоголя в первые десятилетия XIX века.

Опираясь на исследования ученых по проблемам предромантизма, вопросам его поэтики и методологии, обобщив комплекс теоретико-литературных данных, автор диссертации приходит к следующим заключениям о природе и поэтике русского предромантизма:

1) в русской литературе конца XVIII – начала XIX века предромантизм проявил себя больше в поэтических и драматических жанрах, причем происходит взаимопроникновение различных жанровых форм и модификаций. Драматизируются лирические жанры, и, что еще важнее, лирическая поэтика проникает в драматургию;

2) готическая поэтика предромантической прозы подготавливает в историко-литературном процессе одновременно осмысление проблемы эмоционального воздействия искусства и представления об иррациональной мистической поэтике «ужасного»1;

3) складывающийся предромантический историзм выдвигает идею сближения прошлого народов, их мифологии, культур; складываются представления о постижении в культуре особого «народного духа», идет в связи с последним приоритетное обращение к устному народному творчеству;

4) безусловно внимание к игровой поэтике, восходящей преимущественно к народной игровой стихии.

Во втором параграфе, «Жанры предромантической драматургии: общая характеристика», рассматривается русская предромантическая драматургия как система и определяется своеобразие лидирующих в ней и наиболее перспективных для последующего литературного развития жанров.

На основе современных научных исследований по проблемам истории и теории драматургических жанров русской литературы конца XVIII - начала XIX века нами прослеживается трансформация традиционных жанров драматургии (трагедии, комедии) и отмечается своеобразие появившихся в конце XVIII века предромантических жанровых форм. Главное внимание при этом сосредотачивается на таких жанрах драматургии предромантизма, как комическая опера, «лирическая трагедия», шутотрагедия. В целом, как убедительно показывают современные учёные (Т.В.Федосеева, И.Д.Немировская)1, в большинстве жанров драматургии предромантизма проявляются такие специфические приметы предромантической поэтики, как взаимовлияние жанров, художественный синтез и явление так называемой «жанровой размытости»; объединение приемов и средств различных видов искусства (драматическое искусство соединяется с музыкальным, как в жанре комической оперы); растущий интерес к внутренней жизни героев драматического произведения; аллюзионность драматического произведения, которая связана с возросшим интересом авторов к античной драматургии, западной литературе, народному творчеству, легендам, историческому прошлому; становление индивидуального авторского стиля (в т.ч. – в связи с представлениями о писателе как универсальном гении).

С игровой поэтикой русского предромантизма связана наибольшим образом комическая опера, сочетающая с главенствующим игровым началом значительный интерес к народной культуре, в условиях общей демократизации русской литературной культуры 1780-1820-х годов.

Жанр лирической трагедии в предромантической драматургии связан со стремлением авторов найти истоки национального характера в истории, в прошлом. Лирическая трагедия отразила поиск писателями новых, философско-мифологических, подходов к изображению исторических событий. При этом из внешнего действия конфликт переносится в область внутренних переживаний, складывается универсальное психологическое начало, в ходе раскрытия и эволюции которого лирический характер героев может воссоздавать психологический портрет автора.

Жанр шутотрагедии представляет собой «обратную» сторону драматургической поэтики русского предромантизма, он характеризуется снижением пафоса «высокой» трагедии и травестией ее стилистики, раскрытием бурлескной, «шутовской» сути всех ранее считавшихся чисто трагическими конфликтов и коллизий.

В третьем параграфе, «Влияние предромантической поэтики на литературно-эстетические взгляды Н.В.Гоголя», исследуются, на примере биографических и историко-литературных факторов, конкретные влияния предромантической поэтики и эстетики на взгляды Гоголя. Приоритетно важно, что влияние предромантической литературы, в том числе прежде всего – драматургии, было достаточно существенным еще в детские и отроческие годы жизни писателя. Усадебный театр Д.П.Трощинского приобщал будущего писателя к украинской национальной культуре при значительном влиянии народной смеховой культуры, в т.ч. «низовой», значимой для эстетики предромантизма. Пьесы на «малороссийском наречии» В.А.Гоголя, типы и маски, «анекдотичность» и игровой характер ситуаций – все эти переосмысленные в новой предромантической эстетике конца XVIII–начала XIX веков черты украинского вертепного театра проявляются дальше и в ранней прозе Н.В.Гоголя («Вечера на хуторе близ Диканьки», «Арабески» и др.).

Нежинский период открывает Гоголю новые возможности для начала его литературно-философского изучения народного творчества. Так, предромантическая эстетика игры, смешивающая «высокую» мораль с бытовым «низовым» смехом, по-видимому, привлекла Гоголя-гимназиста и в постановке «Недоросля» Д.И.Фонвизина, где будущий писатель сам сыграл показательную бурлескную женскую роль (г-жи Простаковой).

На обширном литературно-критическом материале, опираясь на статьи Гоголя, письма, диссертант выявляет следующие аспекты литературно-эстетической мысли писателя, близкие к эстетике предромантизма:

- представления Гоголя о фольклоре как единстве «высокого поэтического» начала, игровой снижено-бытовой тематики и свободы писателя. Для Гоголя фольклор, в оптимистическом его видении, становится одним из наиболее ярких воплощений главной для него идеи «всеобщности», которая может расцениваться как способ преодоления трагичности и катастрофичности бытия, что родственно предромантикам;

- взгляды Н.В.Гоголя на феномен истории, исторический процесс, представления писателя о времени как системе разных уровней и о переплетении, «смешении» в этой системе прошлого, настоящего и будущего, подвластных воле поэта-гения. В понимании всемирной истории Гоголь следует за известным европейским философом-предромантиком А.Шлецером: человечество подобно идеальной личности, обнаруживает качества развиваемости, поступательного движения. Средневековье рассматривается Гоголем как период отрочества, юности человечества («О средних веках», 1834);

- так называемая «эстетика ужасного» в поэтике писателя1; «тайное и ужасное» входит в эстетическую систему Гоголя через увлечение историей средних веков, а затем и готической архитектурой;

- постоянное внимание Гоголя к игровой поэтике и ее «перестраивающей» роли. Помимо актерского дарования, страсти к мистификаторству и розыгрышам у самого писателя, игровое начало вошло и в произведения Гоголя, в т.ч. через произведения обрядового фольклора, с которыми он был хорошо знаком. Мотивы игры являются одними из самых распространенных в драматических произведениях Гоголя. Непосредственно с карточной игрой связан сюжет «Игроков», сватовство как обряд легло в основу сюжета «Женитьбы», «ситуация ревизора» в известной одноименной комедии создает условия игры-обмана, «театра в театре». В то же время, и это – высшее проявление игровой поэтики, игра – это еще и попытка удержать мир как целое, когда активизируются «силы общности», возникшие под действием игровой стихии.

Во второй главе, «Традиции жанра комической оперы в драматургии Н.В.Гоголя», проводится историко-типологическое исследование поэтики предромантической комической оперы на таких уровнях пьес Н.В.Гоголя, как мотивный, тематический, а также уровень интриги как главного, объединяющего всё начала.

В первом параграфе, «Предромантические мотивы сюрприза и подделки («Владимир третьей степени», «Тяжба», «Игроки»), эти два важнейших мотива рассматриваются в контексте таких явлений, как: доминирующая роль игровой поэтики, плутовской характер интриги, ведущая роль плута-обманщика, терпящего «комическую» катастрофу.

Важно, что типология и трансформация известных еще с античности мотивов сюрприза и подделки отчетливо прослеживается в предшествующих Гоголю (и влиявших на его драматургическую поэтику) комических операх предромантизма рубежа XVIII-XIX веков («Кофейница» (1804) И.А.Крылова, «Санкт-Петербургский гостиный двор» (1781) М.А.Матинского, «Дурочка умнее умных» (1803) Г.Р.Державина). Для нас наиболее существенны следующие функции мотива сюрприза и подделки в комических операх: создание многоуровневой формы интриги; выдвижение пар персонажей-злоумышленников; формирование двойственного финала комедии.

В пьесе Гоголя «Владимир третьей степени» (1836) комическая интрига выстроена во многом в соответствии с законами предромантической эстетики: обман становится главным двигателем интриги и сюжета, превращается в своего рода «взгляд на мир» для большинства персонажей.

Мотив подделки в «Игроках» так же, как и в комической опере предромантизма (например, у И.А.Крылова, Г.Р.Державина), организует сценическое действие, усложняет модель плутовской интриги, которую Е.Падерина на примере интересующей нас пьесы назвала «мультимиражной»1.

Как и в комической опере предромантизма, в «Игроках» Гоголя образуются пары злоумышленников: Ихарев со своей поддельной карточной колодой «Аделаидой Ивановной», соотносимой с образом женщины-немки, и Утешительный – Глов. Но: у Гоголя мотивация «подделки» иная: роли распределены между шулерами, мошенниками, цель которых – переплутовать себе подобного. При этом отсутствует всякая надежда на торжество добродетели, которой венчался финал в догоголевской игровой предромантической драматургии. Существенно меняется и характер создаваемого спектакля: из «костюмированного», карнавального, он переходит в социально-бытовой план.

Наряду с предромантическим мотивом подделки своеобразную интерпретацию в творчестве Гоголя получает и предромантический мотив сюрприза. Мотив этот также связан со счастливой развязкой действия, победой добродетели в комической оперы.

Постепенно от предромантических представлений о восстановлении разрушенной гармонии жизни Гоголь (в комедии «Игроки») переходит ко взглядам на феномен «сюрприза» в игровой интриге как на символ катастрофичности бытия, «миражности». Но сохраняется предромантическая назидательная функция финала: путь обмана не может привести к счастливой развязке – плутовской умысел порождает более коварный обман.

Во втором параграфе, «Тематические реликты русской комической оперы XVIII века в драматургии Н.В.Гоголя», прослеживаются связи жанра комической оперы XVIII века с пьесами Н.В.Гоголя на тематическом уровне. На основе проведенного сравнительно-сопоставительного анализа пьесы Н.В.Гоголя «Женитьба» (1833-1841), а также его «драматических отрывков» («Утро делового человека» (1836), «Тяжба» (1840), «Лакейская» (1842)) с комическими операми XVIII века (А.О.Аблесимов, М.А Матинский, Я.Б. Княжнин, Н.А.Львов) нами делается вывод о том, что тематические элементы предромантической поэтики у Гоголя и наследуются, и трансформируются. Писатель вводит в пьесы фольклорные обряды (в т.ч., например, свадебные), которые могут одновременно работать и на бытописательную типизацию и на проблему абсурдизации жизни (в «Женитьбе»). Если для предромантической драматургии (и комической оперы в ее системе) в целом еще была характерна вера в возможность «перенесения» из низкого быта в «высокую мечту» (как у Н.Львова и др.), то Гоголь, доводя до логического развития игровые принципы комической оперы, уже все «перемешивает», подчиняя и мечты героев низким бытовым интересам. «Игра наружу» начинает сочетаться с «игрой вовнутрь», нередко ломающей традиционное оптимистическое развитие авантюрного сюжета комической оперы и уводящей его в пустоту (Подколесин в «Женитьбе»). Характерная для фольклорной поэтики русских комических опер игра разными языковыми пластами, помимо традиционной бытописательной функции, имеет у Гоголя продолжение-развитие в явлении так называемого «диалога абсурда» (как в «Женитьбе», так и в «типических сценках»). Уже отмеченная гоголеведами система «острейших парадоксов» (Ю.В.Манн) в драматургии писателя, не в последнюю очередь, связана с характерной, восходящей к комической опере предромантизма проблемой пар плутующих двойников. В связи с последним постепенно складывается в творчестве Гоголя и его знаменитая «тема черта»1, а лежащая в ее основе поэтика фантастического одновременно сочетает комедийную типизацию и абсурдизацию мира. В «реальном» течении сюжета это связано еще и с темой интриганства, переходящей к Гоголю от поздней русской комической оперы (в т.ч. отдельные элементы есть в «Ябеде» В.Капниста) . Это ярко демонстрируют «типические сценки», наследующие также от комической оперы и темы мошенничества, взяточничества.

В третьем параграфе, «Явление «комической интриги» в драматургии Н.В.Гоголя», рассмотрена связь с традициями комической оперы характерного для драматургии Гоголя явления «комической интриги».

В догоголевской драматургии преобладали сюжеты с перипетиями внешнего действия, господствовал культ случая, когда в развитие действия вмешивались сверхъестественные силы. Иррациональное начало организует нередко и действие гоголевских пьес. В этой связи ученые пришли к теории так называемой «миражной интриги» в пьесах2 писателя. Мы доказываем, что явлениие «миражной интриги» во многом восходит именно к комической опере предромантизма, прежде всего – в таких показательных основах, как мотив неосуществимой мечты, интрига плутовства, тема случая.

Мечта – основа комической интриги в предромантической драматургии, но в то же время явление неосуществимой мечты связывается и с попыткой авторов показать внутренний мир своих персонажей. Наиболее ярко традиции предромантической драматургии в организации комической интриги отражены в раннем для Гоголя жанре драматического отрывка («Утро делового человека», «Тяжба», отчасти – «Лакейская», «Отрывок»). Новизна Гоголя-драматурга в том, что явление неосуществимой мечты из мира любовной интриги перемещается в мир служебно-бытовой. Вследствие алогичности страстей героев создается впечатление, что дальнейшее развитие действия пьесы не подчиняется воле автора.

Существенно влияние на Гоголя «плутовской интриги» комической оперы. Из «комедии дель арте» в русскую комическую оперу приходит хитроумный обманщик, плут, ведущий интригу и помогающий осуществить мечту влюбленных. В образе плута нашла отражение та «внешняя сила», с помощью которой в конечном итоге и разрешался конфликт в комической опере. С одной стороны, обман и хитросплетения в комических операх направлены на создание нелепых ситуаций, внешних эффектов, привлекающих внимание зрителей. Приемы неузнавания, переодевания, подсматривания, подслушивания («Сбитенщик» Я.Б.Княжнина, «Сильф» Н.А.Львова).

Сохраняя ряд характерных традиций, плутовская интрига в драматических отрывках Н.В.Гоголя интерпретируется уже несколько иначе: намечается противостояние, состязание обманщиков, исход такой, плутовской, интриги неизвестен читателю (преддверие известной «миражной интриги»). Мечта персонажей Гоголя – это способ не только завязать интригу, но и показать психологию героя, мотивировать его поступки; в освоении плутовской интриги писатель отказался постепенно от «внешних» эффектов и проявлений. Проникает в интерпретацию плутовской традиции и не характерный в целом для предромантизма катастрофизм.

Третья глава, «Традиции предромантических жанров лирической трагедии и шутотрагедии в гоголевской драматургии», обращается к анализу восприятия в драматургическом творчестве Гоголя двух полярных по взглядам жанров драматургии русского предромантизма – лирической трагедии и шутотрагедии.

В первом параграфе «Проблема Страсти и Суд («Альфред», драматическая поэма «Ганц Кюхельгартен», «Театральный разъезд…») мы прослеживаем аспекты трансформации жанра трагедии и его преобразования в жанр лирической трагедии. Традиционный конфликт Долга и Чувства смещается во внутренний мир персонажа: противоречивые чувства героя ведут к страданиям. Главное внимание предромантиков в исторических сюжетах сосредоточено на настроениях той или иной исторической эпохи. Принцип аллюзионности соотносит историко-мифологический материал с современной писателю действительностью и его нравственными идеалами.

В характерном для предромантизма духе аллегорического историзма написаны два ранних произведения Н.В.Гоголя – поэма-драма «Ганц Кюхельгартен» (1829) и незавершенная лирическая трагедия «Альфред» (1835). На основе анализа пьесы «Альфред» и проведенных параллелей с такими пьесами драматургов-предромантиков, как «Атабалибо, или Разрушение Перуанской империи» (1807) Г.Р.Державина, «Фингал» (1805) Вл.А.Озерова, мы можем выделить такие общие для пьесы Гоголя и лирических трагедий драматургов-предромантиков черты: 1) герои пьесы лишены внутренних противоречий, наоборот, Страсть и Долг в них находятся в полном единстве; это цельные, гармоничные характеры, далекие от цивилизации; 2) как и предромантики, Гоголь обращается к языческой мифологии; 3) конфликт пьесы зависит от нравственного выбора главного героя, в нем отражается авторский взгляд на важнейшие стороны человеческой жизни; 4) страсть в драме Гоголя более восходит к нравственному понятию, связывается с идеей, носителем которой является герой.

Точкой отсчета событий, как и в лирической трагедии, становится внутреннее стремление героя понять мироздание через отказ от прежнего построения близкой ему жизни. В основе действия поэмы «Ганц Кюхельгартен» лежит внутреннее противоречие между характерами героев, их идеалами, восходящее к предромантическому троемирию: Жизнь – Гений – Идеал (как и в лирических трагедиях ( Вл.А.Озерова «Фингал» (1805), «Поликсена» (1809)). При этом образ Луизы несет целый ряд характерных черт предромантической «слезной» драматургии. Как и в пьесах старших современников-предромантиков (Вл.Озеров, С.Глинка), тема страсти преобразуется в тему страдания героев, которая раскрывается и через обращение к поэтике «готического», финал определяется нравственным выбором героя, соотносимым с христианской моралью, и внутренним судьей – своей совестью.

Характерная для предромантической драматургии проблема суда в драматургии Н.В.Гоголя своеобразно трансформируется в пьесе «Театральный разъезд после представления новой комедии» (1836-1842). Здесь происходит сближение исторического и философского содержания с лирическим началом. Аlter ego Автора, выразителем идеала христианского служения людям, совестливости – можно назвать образ «очень скромного человека». Гоголь именно через него доносит читателя идею Высшего Суда, именно он вынесет каждому приговор. Пьеса вдохновила этого героя на жертвенное служение своему делу. В целом через проблему Суда в пьесе «Театральный разъезд» Гоголь выходит к актуальной для литературы предромантизма проблеме Поэта-мессии, призванном спасти человечество (Н.А.Львов, М.Н.Муравьев).

Во втором параграфе, «Шутотрагедия как итог драматургической поэтики предромантизма: «Ревизор» Н.В.Гоголя и «Подщипа» И.А.Крылова», проводится сравнительный анализ итоговой шутотрагедии русского предромантизма с итоговым произведением гоголевской драматургии – пьесой «Ревизор». Наиболее значимы в аспекте эволюции поэтики предромантизма: уровни пародирования и проблема абсурда в знаменитой «немой сцене». И «Ревизор» Гоголя, и «Подщипа» Крылова обращены к изображению представителей власти. И в той, и в другой пьесе главные герои попадают в определенную типологическую ситуацию: у Гоголя это «ситуация ревизора», а у Крылова – «ситуация нападения принца Трумфа». В результате подмены мышления «государственного человека» практическим, житейским создается впечатление нелепицы, происходит обнажение эстетической условности - в духе народной комики и народного театра. Через поэтику еды нарастает принцип абсурдизации. Гоголь и Крылов вводят в действие фарсовые ситуации: вещь включается в гротескный, фарсовый мир, не только придавая комичность положениям героев, но и отражая суть их характеров.

Типологически сближает пьесу Н.В.Гоголя «Ревизор» и шутотрагедию И.А.Крылова «Подщипа» и развенчание-пародия на любовную сюжетную линию, которая выходит к философской мысли о внутреннем несовершенстве человека.

«Кукольность», «марионеточность» персонажей подводит к мысли, что двигателем сюжета выступает вновь, как и в комической опере, носитель обмана, плутовства. Однако в обеих пьесах это уже не конкретное лицо, а высшая ситуация абсурда. С нею связана знаменитая «немая сцена» в «Ревизоре». Ее характерный синтетизм (восходящий и к живописи, и к балету, и скульптуре, и театру одновременно) приводит к тому, что здесь прием абсурдизации у Гоголя не столько выполняет сатирическую функцию, сколько вновь обращает зрителя и читателя к внутреннему миру героев, верой в чудесное преображение мира и человека.

В заключении диссертации подводятся научные результаты проведенного исследования, делаются выводы.

Наше исследование показало, что идейно-философское, эстетическое, жанровое и тематическое влияние драматургии русского предромантизма на взгляды и творчество Н.В.Гоголя очевидно.

Мотивный уровень влияния драматургии предромантизма характерно проявляется в творчестве Гоголя через переосмысление традиций комической оперы (в пьесах: «Владимир третьей степени», «Женитьба», «Игроки», в драматических сценках и отрывках). Развивая ведущие мотивы сюрприза и подделки, Гоголь, как и драматурги-предромантики, создает пары персонажей-злоумышленников, чей умысел ведет к «комической» катастрофе. Развитие этого момента приводит к характерной проблеме абсурдизации мира (в том числе – и через смешение мотивов торжества и наказания порока в финале пьесы). Мотивы неосуществимой мечты и «обманутого обманщика» на уровне комической интриги подготавливают знаменитое гоголевское открытие – «миражную интригу». Мотив мечты Гоголь использует вместе с игровыми принципами комической оперы, все «перемешивает», подчиняя и мечты героев низким бытовым интересам.

Проблемно-тематический аспект влияний предромантической драматургической поэтики наглядно виден через влияние жанра лирической трагедии в творчестве Н.В.Гоголя. Гоголю-драматургу важна центральная для лирической трагедии проблема Страсти / Суда. Она находит решение во взаимодействии религиозного и историко-философского планов рассмотрения. Так, с одной стороны, писатель остается верен любимой предромантиками древнерусской идее нравственной ответственности и служения («драматическая поэма» «Ганц Кюхельгартен»). С другой же стороны, Гоголь, как и писатели русского предромантизма, обращается к поиску единых мифологических основ для мировых культур (незавершенная драма «Альфред»). Наконец, через влияния жанра предромантической шутотрагедии Гоголь выходит на гротескно-пародийный план изображения. Писатель использует в новом качестве приемы пародии и абсурдизации, типичные для жанра шутотрагедии: пародия на любовную сюжетную линию, с принципом абсурдизации связаны мотив еды, поэтика «миражного» финала.
  1   2

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Традиции жанров драматургии русского предромантизма в пьесах н. В. Гоголя  iconПрограмма вступительных испытаний по направлению подготовки научно-педагогических...
Романтизм как литературное направление и художественный метод. Социально-философские основания и эстетические принципы романтизма....

Традиции жанров драматургии русского предромантизма в пьесах н. В. Гоголя  iconРадиопередача: «200 лет со дня рождения Н. В. Гоголя»
Николая Васильевича Гоголя (1809–1852). «Мы не знаем, как могла бы Россия обойтись без Гоголя…»,- писал Н. Г чернышевский

Традиции жанров драматургии русского предромантизма в пьесах н. В. Гоголя  iconИсследовательская работа «Народные обычаи и традиции в произведениях Н. В. Гоголя и в наши дни»
Муниципальное автономное образовательное учреждение «Основная общеобразовательная школа №12»

Традиции жанров драматургии русского предромантизма в пьесах н. В. Гоголя  iconКнига история русской драматургии театра кукол глава истоки русской...
Драматургия театра кукол второй половины XX в. Имитация драмы На путях «фантастического реализма»

Традиции жанров драматургии русского предромантизма в пьесах н. В. Гоголя  iconЗначение Н. В. Гоголя в истории развития русского литературного языка
В истории развития русского литературного языка Н. В. Гоголь занимает выдающееся, исключительное место. Его значение неизмеримо

Традиции жанров драматургии русского предромантизма в пьесах н. В. Гоголя  iconПояснительная записка программа курса «Теория и история театра»
России. Основные задачи курса заключаются в следующем: дать представление о развитии русского и зарубежного театрального искусства...

Традиции жанров драматургии русского предромантизма в пьесах н. В. Гоголя  icon«Трудное и бранное» время в повести Гоголя. «Тарас бульба»
Презентация о детских и гимназических годах Н. В. Гоголя, фотографии писателя, родителей, друзей

Традиции жанров драматургии русского предромантизма в пьесах н. В. Гоголя  iconСодержание введение 2
Описание политической и династической борьбы средневековых государей в исторических пьесах у. Шекспира

Традиции жанров драматургии русского предромантизма в пьесах н. В. Гоголя  iconИ традиции русского народа
Докина С. А., преподаватель истории, первая дидактическая степень, теоретический лицей им. Петру Мовилэ, мун. Кишинэу

Традиции жанров драматургии русского предромантизма в пьесах н. В. Гоголя  iconБиография Николая Васильевича Гоголя
Гоголь величина мирового значения. Второго Гоголя человечество не получит никогда. Он неповторим как художник и его притягательная...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск