Европейская интеграция Турции и Украины: сравнительный анализ






Скачать 171.49 Kb.
НазваниеЕвропейская интеграция Турции и Украины: сравнительный анализ
Дата публикации19.06.2015
Размер171.49 Kb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Документы > Документы




Воротнюк М.А.

Научный сотрудник Одесского филиала

Национального института

стратегических исследований

Европейская интеграция Турции и Украины: сравнительный анализ
Перспективы европейской интеграции Украины и Турции нужно оценивать, исходя из объективного понимания того, что представляет собой Европейский Союз на сегодняшний день. ЕС – это объединение, которое достигло наивысшего уровня интеграции за историю человечества, демонстрирует значительный потенциал развития и стало естественным воплощением европейской идеи. На современном этапе ЕС находится в кризисном состоянии, что в первую очередь связано с трудностями в сочетании нерушимого принципа национального суверенитета с наднациональным элементом интеграции. Но, невзирая на это, Европейский Союз был и остается привлекательной формой межгосударственного и, в целом, транснационального взаимодействия, что и выступает главным лейтмотивом его расширения. В данной статье автор осуществила попытку провести сравнительный анализ процессов европейской интеграции и перспектив вступления в ЕС таких стран как Украина и Турция. Актуальность подобного исследования связана с тем, что для этих стран вступление в ЕС является приоритетом внешней политики, равно как и для ЕС расширение находится на повестке дня. Предлагается достаточно условное деление аргументов, которые наиболее распространены в европейском политическом дискурсе, „за” и „против” их вступления на стратегические, политические, экономические и культурно-цивилизационные, анализируются последствия интеграции непосредственно для этих стран.

Основным фактором, влияющим на процесс расширения ЕС, является, конечно, политическая конъюнктура, то есть развитие событий внутри Союза и международная обстановка. Важным для выработки стратегии расширения и, в частности, для принятия Турции и Украины в ЕС является концепция его развития, сложность разработки которой проявляется в дебатах о том, где находятся „границы” Европы, что является миссией Европейского Союза, содержанием этого проекта. Сегодня мы наблюдаем отсутствие единства внутри сообщества, вызванное в первую очередь отсутствием единого четкого представления о том, какие именно задания стоят перед Союзом, невыразительностью так называемой европейской идентичности. До сих пор до конца неясно, являются эти кризисные явления лишь временным и закономерным проявлением определенной конвергенции интересов разных стран в единое русло, или это несостоятельность выработать единую философию развития.

Оценивая евроинтеграционные перспективы Украины и Турции, можно отметить, что отношения ЕС со странами-претендентами можно сравнить с динамической системой, которая уравновешивается, учитывая исходящие импульсы с обеих сторон. То есть европейская интеграция этих стран является продуктом взаимодействия как вышеупомянутых процессов внутри ЕС, так и внутри этих стран. Конечно, Союз, с одной стороны, и Украина и Турция, с другой, оценивают возможные последствия интеграции через призму анализа издержек и эффективности, и не всегда это однозначно выглядит для обеих сторон как „win-win” результат.

Нельзя не обратить внимания на разную историю взаимоотношений этих стран с Европейским Союзом. Хотя часто звучит мысль, что „ни география, ни экономика, ни обеспечение прав человека не ставят Украину в худшее положение”, чем Турцию, последняя имеет относительно большие шансы на вступление, ведь диалог между ней и ЕС ведется уже 50 лет, у нее больший опыт построения демократического государства [1]. Так, история взаимоотношений Турции с ЕС восходит еще в начальный этап существования Европейского Сообщества. Турция проявила желание стать членом Европейского экономического содружества еще в 1959 году, когда 20 сентября она подала первую заявку на вступление в качестве ассоциированного члена. Это стремление реализовалось 12 сентября 1963 года. Вторую заявку на вступление в ЕС Турция подала 14 апреля 1987 года, причем 18 декабря 1989 года Европейская комиссия признала за ней право на принятие, но отложила рассмотрение заявки. Значительным достижением во взаимоотношениях Турция – ЕС стало вступление в силу таможенного союза 1 января 1996 года. Однако, непоследовательную позицию ЕС относительно Турции демонстрирует тот факт, что уже на Люксембургском саммите 13 декабря 1997 года Турции отказали в предоставлении статуса кандидата на вступление в ЕС, что вызвало ее бурный протест, а 10 декабря 1999 года на Хельсинском саммите в конечном итоге за ней этот статус признали.

Сотрудничество Турция – ЕС уже давно приобрело структурированный всесторонний характер, чего нельзя сказать о сотрудничестве Украина – ЕС. Украина после получения независимости также признала интеграцию с ЕС своей основной внешнеполитической задачей. Но из-за некоторых факторов прогресс в 90-ые годы в этой сфере был меньшим, чем это было возможно, что связано именно с проблемами внутреннего обеспечения стремления Украины включиться в процесс евроинтеграции. Медленные темпы реформирования всех сфер украинского общества, недостаточная благосклонность украинских элит к задекларированному курсу, постоянные кризисные явления в экономике – вот лишь некоторые основные проблемы, с которыми столкнулась Украина на своем „европейском” пути. Краеугольным камнем отношений Украина – ЕС стало Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Украиной и ЕС от 14 июня 1994 года. Принятие Общей стратегии ЕС относительно Украины 10 декабря 1999 года также ознаменовало собой новый этап в украино-европейских отношениях. Нужно признать, что только за 2005 год был достигнут значительный прогресс, больший, чем за все предыдущие годы – получение статуса рыночной экономики, упрощения визового режима, эффективно имплементируется план действий Украина - ЕС [2].

То есть и со стороны Союза, и со стороны претендентов на вступление проявляется четкий курс на сближение, что свидетельствует о существовании объективной потребности в подобном диалоге. Так, очень распространенной является точка зрения, что Европе важно перестать воспринимать прозападную ориентацию этих стран как должное, а делать все, чтобы они действительно видели свое будущее на Западе [3, 67-69].

Следует осознавать, что вопрос членства Украины и особенно Турции является камнем преткновения различных европейских политических сил, проблемой, поляризирующей общество. Сегодня в европейском политическом дискурсе звучат разные “pro et contra” относительно последующего расширения Союза. Среди аргументов на пользу и против принятия Украины и Турции в ЕС можно выделить стратегические, политические, экономические и культурные.
Стратегические аргументы

Стратегические рассуждения в данном случае включают проблему как hard security (т.е. военной безопасности), так и soft security (энергетической, экономической, экологической и других видов безопасности). Очевидно, что современный мир переживает турбулентный период, связанный с появлением качественно новых угроз безопасности. С этой точки зрения важным аргументом „за” принятие Украины и Турции в ЕС выступает их стратегическая роль, связанная с их географическим расположением.

Турция занимает стратегически важную позицию между Балканами, Ближним Востоком, Кавказом и Центральной Азией. И она всегда была юго-восточным оплотом системы западноевропейской безопасности против фундаменталистской и советской угроз. Сторонники последующего расширения утверждают, что, учитывая стратегическое расположение и военную инфраструктуру Турции, ЕС мог бы значительно выиграть от ее вступления, ведь это дало бы возможность наполнить европейскую внешнюю политику и безопасность новым содержанием – более оперативно реагировать на кризисы и предупреждать их, разворачивать войска и т.д. Очевидно, что со вступлением Турции в ЕС последний получит шанс закрепиться на мировой арене в качестве ключевого международного актора [4, 36].

Поэтому, принимая во внимание исламскую составляющую Турции, она может стать для ЕС важным мостом коммуникации со странами соседних регионов. Эта страна как образец светского мусульманского общества, основанного на демократических основах, рассматривается Европейским Союзом как важный канал понимания с мусульманским миром. Учитывая исторически хорошо развитые отношения Турции с Балканами, Кавказом, Центральной Азией, Союз может использовать турецкий опыт для разработки своей региональной политики. Турция демонстрирует активную позицию относительно урегулирования ближневосточного конфликта, имея хорошие отношения с обеими конфликтующими сторонами, и замороженных конфликтов в Закавказье.

С точки зрения энергетической безопасности, ЕС также в полной мере оценил стратегическую важность Турции как надежного энергетического партнера, страны, предлагающей хорошие энерготранспортные возможности. Турция служит важным энергетическим коридором для транспортировки углеводородов Каспия.

Что касается Украины, то ее роль оценивается Европой со стратегической точки зрения, прежде всего, в контексте географической близости первой к России. Европейский Союз заинтересован в сохранении стабильности и демократическом развитии Украины, которая к тому же после последних расширений Союза стала его непосредственным соседом. Наша страна рассматривается как одна из составляющих региональной стабильности и системы безопасности. Именно поэтому ЕС отмечает необходимость развивать диалог между двумя сторонами в деле предупреждения международных кризисов, гарантирования безопасности, участия в миротворческих операциях, нераспространения ОМУ, видя значительный украинский потенциал в этой сфере.

Редактор „Экономиста” Г. Рехман, например, подчеркивает, что прекращение расширения ЕС может иметь негативные последствия для целей Союза относительно распространения демократии в соседних регионах и превращения в ключевого международного актора, ведь единственным действительно эффективным инструментом европейской внешней политики является „обещание предоставить членство”, а перестать использовать это поощрение – все равно, что потерять этот инструмент [5, 55].

В то же время именно география является также тем фактором, который ставит членство Турции и Украины в ЕС под знак вопроса. В случае вступления этих двух территориально больших стран границы Союза расширятся до России, Ирана, Ирака и Сирии. Учитывая нестабильность данного региона, европейцы боятся, что Турция и Украина могут быть не мостом коммуникации, как это утверждают пропоненты последующего расширения, а каналом, по которому эта нестабильность просто затопит Европу. Кроме того, Турцию, например, сугубо географически назвать европейской страной сложно, ведь абсолютное большинство ее территории находится в Азии. Поэтому в данном случае важно различать понимание „Европы” в географическом и политическом смыслах.

Рассуждения стратегического характера характерны и для турецкой и украинской элит, которые видят в интеграции инструмент гарантирования безопасности своих стран. Ведь став членом Европейского Союза, страна передает определенную часть бремени защиты собственной безопасности на плечи своих партнеров и может пользоваться преимуществами системы коллективной безопасности. Для Турции - это решение коллективными усилиями греко-турецкого конфликта и проблемы Кипра, борьба с терроризмом и нелегальной торговлей наркотиками, для Украины – что тоже не менее важно - гарантии территориальной целостности. Если для последней вступление в ЕС будет путем нахождения своего места в новой мировой системе координат, то для Турции включение в европейскую архитектуру станет закономерным результатом турецкого вклада в построение этой архитектуры [6].

С нашей точки зрения, оценивая международно-стратегическую целесообразность следующего расширения ЕС, необходимо понимать, что оно несет с собой как новые возможности, так и новые вызовы, и конечный сценарий развития событий зависит, прежде всего, от избранного пути развития самого Союза.
Политические аргументы

Одной из основных привлекательных черт Европейского Союза для стран-претендентов на вступление является высокое политическое развитие, которое базируется на таких фундаментальных ценностях как демократия, верховенство закона и права человека. Вступление этих стран в единое европейское пространство предоставит им возможности воспользоваться демократическим окружением, обеспечит демократичность их политических систем.

Прогресс, достигнутый в этой сфере, также разный у обеих странах. Турция практическими шагами продемонстрировала политическую волю выполнить необходимые реформы для соответствия Копенгагенским политическим критериям. Так, в 2001 году были внесены поправки в конституцию, которые включали положения о защите свободы мысли, запрещении пыток, половом равенстве и т.д. Была запрещена смертная казнь (в 2004 году включая и за преступления, осуществленные во время войны), расширены права меньшинств, пересмотрен криминальный кодекс и др. Турция значительно продвинулась в гармонизации своего законодательства с европейским acquis communautaire.

В Украине также наметился определенный прогресс в разработке и имплементации основных механизмов обеспечения евроинтеграционной политики – гармонизируется законодательство, разрабатываются образовательные, организационные, правовые основы приближения украинского общества к европейским стандартам.

В то же время оппоненты вступления этих стран отмечают недостаточность и половинчатость демократических преобразований. В данном случае важным фактором, который препятствует восприятию Турции как европейской страны, является, конечно, ее исламская составляющая и базирование ее политической системы на „политическом исламе”, что отличает ее от светских европейских политических систем. Победа на выборах в ноябре 2002 года Партии Справедливости и Развития (АКР), идеология которой базируется на исламе, лишь усилила европейские фобии относительно Турции. Продолжают раздаваться обвинения в адрес турецкого правительства в осуществлении давления на свободную прессу, игнорировании прав национальных и религиозных меньшинств.

Кроме того, при условии своего вступления, Турция и Украина получат большое количество представителей в Европейском парламенте, пропорционально количеству своего населения, разрушив уже установившееся равновесие. По данному пессимистическому сценарию их вступление приведет к размыванию прежнего влияния „старой Европы” внутри ЕС, расколу Союза на две части, сведя на нет эффективность процесса принятия решений [7, 34-35].

Пропоненты же включения этих стран, напротив, подчеркивают значительный прогресс, достигнутый в политической сфере, и призывают не наблюдать со стороны, а координировать этот процесс изнутри, помогая демократическим преобразованиям этих стран уже в рамках Союза [8].

Политические инструменты взаимодействия Украины и Турции с ЕС

Вслед за рассмотрением заявки Турции 1959 года между Турцией и Европейским экономическим содружеством 12 сентября 1963 года было подписано Анкарское соглашение, согласно которому Турция становилась ассоциированным членом ЕЭС. Соглашение предусматривало создание таможенного союза между ЕЭС и Турцией в три этапа, что приведет к полному членству последней. 20 июля 1970 года между Турцией и Европейскими содружествами было подписано соглашение, которое предусматривало возможность полного членства Турции. Важным инструментом взаимодействия Турции и ЕС на современном этапе является таможенный союз, который вступил в силу 1 января 1996 года.

Договорно-правовой базой отношений Украина – ЕС является Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (14 июня 1994 года), которое стало основой диалога между двумя сторонами во всех сферах. Соглашение дополнилось отраслевыми соглашениями, такими как Соглашение между ЕСУС и правительством Украины о торговле сталелитейными изделиями (15 июля 1997 года), Соглашение о сотрудничестве между правительством Украины и Евратомом в отрасли ядерной безопасности (23 июля 1999 года) и др. Важными документами ЕС относительно Украины стали План действий относительно Украины от 6 декабря 1996 года, общая стратегия ЕС относительно Украины (декабрь 1999 года) и так далее.
Экономические „за” и „против”

Основными преимуществами, ради которых эти страны стремятся в ЕС, являются социальная безопасность, стабильное экономическое развитие, получения дивидендов от экономики масштабов, специализации и лучшего распределения ресурсов. Европейская интеграция – это путь модернизации экономики, повышения уровня жизни, привлечения передовых технологий и т.д. Для стран, которым недостает эффективно действующих институтов, вступление в ЕС (и в валютный союз) может помочь контролировать инфляцию, создать стабильный рынок капитала, свободно получать инвестиции, технологии и др.

Главными требованиями к странам-кандидатам на вступление в ЕС являются, согласно Копенгагенским экономическим критериям, функционирующая рыночная экономика и способность конкурировать и выдерживать давление рыночных сил на рынке ЕС. Турция имеет все правовые и институциональные основы рыночной экономики. После создания таможенного союза она упразднила все таможенные сборы для европейских стран на промышленные и обработанные сельскохозяйственные продукты, ввела общий таможенный тариф, приняла общую конкурентную и торговую политику ЕС, подписала соглашения о свободной торговле со странами, которые имеют подобные соглашения с ЕС, и т.д. То есть, в целом, невзирая на определенные проблемы, такие как отсутствие макроэкономической стабильности, хроническая инфляция, Турции удалось удовлетворить экономические критерии на вступление в ЕС, и значительный уровень интегрированности и даже комплиментарности турецкой экономики с европейской является наилучшим свидетельством прогресса, достигнутом в экономической сфере. А в случае вступления Турции в ЕС, возможности экономической интеграции могут быть использованы еще более полно [9, 61].

С точки зрения экономического соответствия нормам ЕС, Украина далеко отстает от уровня развития Турции, что связано с объективными трудностями, с которыми сталкивается страна с переходной экономикой. Показатели социально-экономического развития Украины – далеко не лучшие в Европе, а о прогрессе на пути к евроинтеграции можно говорить лишь после глубоких структурных преобразований экономики, приближения ее к европейскому уровню.

На сегодняшний день ЕС для Украины является наибольшим торговым партнером после стран СНГ, хотя экономическое взаимодействие обычно носит ограниченный характер (относительно номенклатуры товаров, форм экономического сотрудничества). Так, по данным Государственного комитета статистики Украины, за период январь-июнь 2006 года во внешней торговле товарами между Украиной и странами-членами ЕС наблюдались противоположные тенденции: уменьшение объемов экспорта товаров из Украины (на 0,2 %, доля ЕС составляет 27,9 % общего объема экспорта) при одновременном увеличении их импорта из Союза (на 28 %, 33,1 % общего импорта). При чем украинский экспорт состоит преимущественно из черных металлов, энергетических материалов, нефти и продуктов ее перегонки, руды и т.д. Невзирая на неблагоприятный инвестиционный климат в Украине, ЕС остается наибольшим инвестором в украинскую экономику. За упомянутый период объем прямых инвестиций в экономику Украины из стран ЕС составлял 73,7 % сравнительно с 54,8 % в предыдущем периоде [10]. В целом, торговля между Украиной и ЕС характеризуются нестабильной динамикой роста.

То есть, препятствий экономического характера на пути к интеграции Турции и Украины хватает. ЕС осознает, что вступление стран с такими демографическими показателями и низким уровнем ВВП на душу населения может внести определенное социальное и экономическое напряжение. Так, например, интенсифицируются проблемы социального характера (высокий уровень безработицы в ЕС), что будет связано с конкуренцией со стороны дешевой рабочей силы из новых стран-членов. Хотя, напротив, принимая во внимание проблему старения населения в Европе, миграция населения может прибавить определенную динамику европейской экономике, способствуя повышенной мобильности и росту количества активного населения. В случае Турции, это еще и опасение социального и цивилизационно-культурного разряда, ведь Европа уже столкнулась с проблемой иммиграции турецкой рабочей силы в ЕС и с проблемой инкорпорации этих турецких анклавов в общество (например, в Германии).

Если для стран ЕС насущной может стать проблема иммиграции дешевой рабочей силы, то для Турции и Украины актуальными являются проблемы обратного характера – эмиграция высококвалифицированной рабочей силы. Определенный риск заострения этих проблем существует, но, по мнению многих экспертов, в случае определенных регуляций с обеих сторон миграционных процессов и улучшения в результате интеграции общей атмосферы в этих странах-претендентах, появления новых возможностей трудоустройства, в долгосрочной перспективе эти подводные рифы можно обойти. Среди других негативных последствий интеграции для Украины и Турции могут быть финансовое давление из-за обязательства этих стран делать взносы, невыдерживания конкуренции национальными производителями в результате открытости экономик, что может привести к росту безработицы и тому подобное.

В целом, автор считает, что в краткосрочной перспективе определенные трудности, связанные с экономической адаптацией, неминуемы. Но в более долгосрочной перспективе можно надеяться, что жертвы переходного периода оправдают себя.
Культурно-цивилизационные мотивы

В современном мире, характеризующимся процессами глобализации под лозунгами модернизации и вестернизации, наблюдается также обратный процесс всплеска национального сознания, „возвращение к своим корням”. И очень часто какие-либо интеграционные проекты, а особенно Европейский Союз с его беспрецедентным интеграционным уровнем, воспринимается многими людьми как цивилизационный проект, склонный к культурной гомогенизации, как таковой, что разрушает национальную и религиозную идентичность.

Поэтому очень важным является осознание того, что участие в этом интеграционном проекте, напротив, может помочь полнее выразить свою культурную самобытность и сберечь свою национальную идентичность, создать действительно мультикультурное общество, которое сможет нивелировать напряжение и агрессию, направленную на людей из других групп.

Думается, что, невзирая на светский характер европейского интеграционного проекта, религия все же играет решающую роль на уровне массового сознания. И поэтому случай Турции сложен еще и своим религиозным наполнением. Добрым знаком является то, что из проекта Конституции ЕС исключили какое-либо напоминание о христианстве как основе европейской идентичности. Сам принцип „единство в многообразии” предусматривает создание культурно-цивилизационного пространства не на основах униформизма, а взаимообмена и взаимообогащения культур.

В сложный период, когда тезис о „столкновение цивилизаций” очень часто находит свое практическое воплощение, такое мусульманское государство как Турция, открыто осуждающее фундаменталистский экстремизм и не выступающее против самого существования западноцентристской международной системы, может расцениваться Европейским Союзом как надежный партнер в деле налаживания межкультурного диалога [11, 6]. Поэтому, отмечает турецкое руководство, Турция может привнести в европейский интеграционный проект уникальный исторический опыт, служа моделью для других [12, 9].

С другой стороны, на тезис о том, что Турция может выступить как посредник при диалоге разных культур, как бастион против исламского фундаментализма, находится свой антитезис, что это будет больше напоминать „теорию о волке внутри стада, который обязан защищать овец от стаи” [13, 292]. Якобы все те общие для европейцев ценности в действительности не присущи туркам, не укоренились в их сознании, а является лишь надстройкой над исламским базисом. И для среднего европейца подобные рассуждения культурного плана играют иногда более значимую роль, чем экономические, делая православную Украину более привлекательной в их глазах, чем мусульманскую Турцию. Хотя относительно европейской идентичности Украины тоже часто возникают сомнения из-за значительного российского культурного влияния [14].

Бесспорно, позитивным для преодоления в массовом сознании определенных предубеждений культурного плана и разрушения негативных установок выступает активная информационно-образовательная программа, как в рамках ЕС, так и его странах-партнерах, которая, не взирая на конечный результат их переговорного процесса, дала бы возможность обществам ближе узнать друг друга и иметь представление о сущности евроинтеграционных процессов.
Выводы

Очевидно, что стратегия решения всех насущных вопросов, которые постоянно адресуются ЕС, определит конечную тактику отношения Союза к Украине и Турции. Именно курс, который будет избран – на интеграцию вширь или вглубь, на сохранение цивилизационной гомогенности или построения мультикультурного общества и т.д. – кристаллизирует перспективы присоединения этих стран к этому интеграционному проекту. Важно, по нашему мнению, принять как данность то, что процесс обсуждения вступления в ЕС не несет на себе черты „политической финальности” – то есть, что это не необратимый, заранее заданный процесс, в первую очередь зависящий от страны-кандидата (не приуменьшая, конечно, значимость приверженности страны к выполнению условий вступления). Нужно осознать, что ЕС переживает процесс самоидентификации, самоопределения, и что именно от результата этого процесса зависит „европейское” будущее наших стран. То есть не только внутренние проблемы стран-претендентов тормозят процесс их принятия, но и проблемы, которые вытекают из самой эволюции ЕС.

Что касается сравнения евроинтеграционного потенциала Украины и Турции, на сегодняшний день именно турецкое, а не украинское членство находится на повестке дня. Украину, как и Турцию, желают привлечь в Европу, но, по сравнению с Турцией, она еще должна пройти сложный путь преобразований, чтобы быть серьезным претендентом на вступление в Союз.

Перед ЕС стоит дилемма, от решения которой зависит его будущее. Ведь принятие таких стран как Турция и Украина может стать как экзистенциальной угрозой из-за низкой поглощающей способности ЕС, что приведет к полной неуправляемости, так и императивом развития. Главным заданием современности для Европейского Союза является сбалансирование его возможности расширения с заданиями политической целесообразности – недопущением превращения таких важных игроков как Украина и Турция в изолированные и нестабильные страны-аутсайдеры.

Литература:

  1. Вернет Д. Турция, Украина: общая битва? 17 декабря 2004 (“Le Monde”) // http://www.inosmi.ru/translation/215749.html

  2. Інтерв’ю міністра закордонних справ України Бориса Тарасюка інтернет-виданню DW-WORLD.DE, 12 травня 2006 року // http://www.mfa.gov.ua/mfa/ua/ publication/5780.htm

  3. Gordon P., Taspınar О. Turkey on the Brink // The Washington Quarterly. – 2006. - №3. – P.57-70.

  4. Baç M.M. Turkey’s Accession to the European Union: Institutional and Security Challenges // Perceptions. – 2004. - №3. – P. 29-43.

  5. Rachman G. The Death of Enlargement // The Washington Quarterly. – 2006. - №3. – P.51-56.

  6. Relations between Turkey and the European Union // http://www.mfa.gov.tr/MFA/ForeignPolicy/MainIssues/TurkeyAndEU/EU History.htm

  7. Baç M.M. Op. cit.

  8. Analysis of Policy Debate on the European Future of Turkey and Ukraine in Four Central European States, 13 December 2005 // http://www.inosmi.ru/print/215749.html

  9. Belke А. Turkey in Transition to EU Membership: Pros and Cons of Integrating а Dynamic Economy // Perceptions. – 2005. - №1. – P. 53-61.

  10. Експрес-доповідь Держкомстату України від 21.09.2006 „Стан зовнішньоекономічних відносин з країнами Європейського Союзу за січень-червень 2006 року” // http://www.ukrstat.gov.ua/

  11. Öniş Z. Turkish Modernisation and Challenges for the New Europe // Perceptions. – 2004. - №3. – P. 5-28.

  12. Cem I. Turkey and Europe: Looking to the Future from а Historical Perspective // Perceptions. – 2000. - №2. – P. 5-10.

  13. Цит.по: Mejri M. Turkish Membership of the EU: The Centrality of “Cultural Difference” // Turkey and the European Union: 2004 and beyond/ Ed. by A.Clesse and S.Taşhan. – Luxembourg: Dutch University Press, 2004. – P.282-298.

  14. EU Nervous About Ukraine Joining. December 11 2004. // http://www.cabalamat.org/weblog/art_379.html



Сентябрь 2006 г.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Европейская интеграция Турции и Украины: сравнительный анализ icon«Национальные банковские системы: сравнительный анализ» Кафедра
«Национальные банковские системы: сравнительный анализ» входит в перечень дисциплин по выбору вариативной части профессионального...

Европейская интеграция Турции и Украины: сравнительный анализ iconПрограмма дисциплины «Сравнительный анализ банковских систем» («Comparative...
Задача, которая ставится перед курсом «Сравнительный анализ банковских систем», – создать представление о структуре и особенностях...

Европейская интеграция Турции и Украины: сравнительный анализ iconМедиаобразование в России и Украине: сравнительный анализ современного...
Федоров А. В. Медиаобразование в России и Украине: сравнительный анализ современного этапа развития (1992-2008) // Дистанционное...

Европейская интеграция Турции и Украины: сравнительный анализ iconМедиаобразование в России и Украине: сравнительный анализ современного...
Федоров А. В. Медиаобразование в России и Украине: сравнительный анализ современного этапа развития (1992-2008) // Дистанционное...

Европейская интеграция Турции и Украины: сравнительный анализ iconРоссийско-Европейская интеграция локальный, региональный и глобальный...
Целью создания бп является увеличение академической мобильности между странами, и в конечном итоге повышении конкурентоспособности...

Европейская интеграция Турции и Украины: сравнительный анализ iconПрограмма дисциплины «Европейская интеграция»
«Государственное и муниципальное управление», 46. 03. 01 «История», 38. 03. 02 «Менеджмент» (образовательные программы «Менеджмент»...

Европейская интеграция Турции и Украины: сравнительный анализ iconСравнительный анализ основных показателей развития информационного общества в россии и украине

Европейская интеграция Турции и Украины: сравнительный анализ iconЗадача перераспределения дохода и богатства
Сравнительный анализ накопительной и распределительной систем пенсионного обеспечения

Европейская интеграция Турции и Украины: сравнительный анализ iconТурция на пути в европейский союз
Турции для самого ес. Комиссия определила, что Турция в «достаточной» степени удовлетворяет политической части копенгагенских критериев1,...

Европейская интеграция Турции и Украины: сравнительный анализ iconТурция в 1918 – 1945 гг
Вхождение войск Антанты на территорию Турции. Борьба турецкого народа за независимость во главе с Мустафой Кемалем против вторгнувшихся...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск