Исследовательская работа на тему: «Дети Холокоста. На примере жизни и судьбы самарского профессора Даниила Кловского»






Скачать 240.29 Kb.
НазваниеИсследовательская работа на тему: «Дети Холокоста. На примере жизни и судьбы самарского профессора Даниила Кловского»
Дата публикации29.01.2015
Размер240.29 Kb.
ТипИсследовательская работа
h.120-bal.ru > Документы > Исследовательская работа
XLIII городская научно-практическая конференция учащихся

Учебно-исследовательская работа на тему:

«Дети Холокоста.

На примере жизни и судьбы самарского профессора Даниила Кловского»

Автор:

ученица 8 «Н» класса

МБОУ школы № 42

Акулина Валерия
Научный руководитель:

учитель русского языка

и литературы

МБОУ школы №42

Найда Софья Григорьевна


Самара, 2014
Оглавление

  1. Введение……………………………………………………………….. 3

II. Жизнь и судьба Даниила Кловского

  1. Семья Кловских в Гродненском гетто

и пересыльном лагере Колбасино…………………….……6

  1. Д. Кловский в концлагере Штутгоф………………………11

  2. Д. Кловский – заключенный концлагеря

Аушвиц-Биркенау (Освенцим)………………………………13

  1. Запах свободы. Д.Кловский с отцом в Бухенвальде………16

III. Заключение. ……………………………………………………………..17

IV. Список литературы……………………………………………………..21

V. Приложение……………………………………………………………….22

I. В В Е Д Е Н И Е

Над просёлками листья — как дорожные знаки,
К югу тянутся птицы, и хлеб не дожат.
И лежат под камнями москали и поляки,
А евреи - так вовсе нигде не лежат.

А евреи по небу серым облачком реют.
Их могил не отыщешь, кусая губу:
Ведь евреи мудрее, ведь евреи хитрее —
Ближе к Богу пролезли в дымовую трубу.

И ни камня, ни песни от жидов не осталось,
Только ботиков детских игрушечный ряд.
Что бы с ними ни сталось, не испытывай жалость,
Ты послушай-ка лучше, что про них говорят.

А над шляхами листья — как дорожные знаки,
К югу тянутся птицы, и хлеб не дожат.
И лежат под камнями москали и поляки,
А евреи — так вовсе нигде не лежат.


А. Городницкий, «Освенцим», 1966
Тема моей работы - «Дети Холокоста. Жизнь и судьба самарского профессора Даниила Кловского». Объект исследования – автобиографическая книга Д. Кловского «Дорога из Гродно» (Самара, 1994 г.) и ряд документов военного времени. Актуальность исследования заключается в том, что сегодня, когда мы наблюдаем в России разгул ксенофобии и национализма, есть насущная необходимость вести разговор о прошлом, без которого нет будущего. И делать это можно разными средствами: через лекции и дискуссии, через кинофильмы и книги.

Цели и задачи нашей работы:

  • дать понятие «гетто во Второй мировой войне»;

  • проанализировать характерные признаки существования детей в гетто: желтые звезды, голод, скученность, контрабанда, раннее взросление, непосильный наемный труд, контакты с партизанским движением.

  • показать на примере Д.Кловского судьбу ребенка в фашистском концлагере;

  • рассказать о деятельности по сохранению памяти жертв Холокоста в нашей школе.

Удивительную и неповторимую по своей трагичности судьбу пережил наш земляк, самарский профессор, доктор технических наук Даниил Давидович Кловский (1929 – 2004), который прошел 3 гетто и 3 концлагеря, выжил и стал выдающимся учёным.

Он родился в многодетной еврейской семье и с раннего детства испытал на себе "прелести" антисемитизма. Польское население Гродно, где проживала семья Кловских, люто презирало евреев, и эта ненависть в немалой степени касалась и еврейских детей. «До войны примерно больше половины 50-тысячного населения Гродно составляли евреи. Они жили вперемежку с поляками во всех частях города, и в центре тоже, но в основном все-таки на окраинах. Во дворах, что победнее, в деревянных домах жили многодетные еврейские семьи – такие же, как наша; в домах посолиднее и покрасивее, как правило, каменных, с густыми садами на задних дворах, жили поляки», - так вспоминает Даниил Кловский о Гродно».[5]

Пожалуй, самым счастливым периодом детства для маленького Даниила был 1939 год, когда в Гродно пришли солдаты Красной Армии, а вместе с ними исчезло гнетущее чувство презираемого человека, появилась уверенность в будущем, в своих силах. В тот год присоединения части восточно-польских земель к СССР Даниил вступил в пионеры и с гордостью носил на груди алый галстук.

Счастье юного Даниила было недолгим. Война вторглась в их спокойную, мирную жизнь. Практически вся его семья: мать, сестра и два младших брата - были убиты в концлагере Майданек. События тех лет описаны самим Кловским в его книге "Дорога из Гродно». Читая ее, трудно представить, какие силы должен найти в себе человек, чтобы, пережив такое, не сломаться, не сойти с ума, а вопреки всему добиться в жизни того, чего добился Д.Д. Кловский. 

  После окончания войны Даниил Кловский вернулся в Гродно, отучился в школе. В 1953 г. Д.Д. Кловский  с отличием окончил Ленинградский электротехнический институт связи. С 1953 по 1957 гг. работал в Гродненской и Могилевской дирекции радиоретрансляционной сети. 

Затем защитил кандидатскую диссертацию и, переехав в 1960 г. в наш город, начал работать в Куйбышевском электротехническом институте связи (сегодня это Государственная академия телекоммуникаций и информатики). На протяжении 40 лет с 1964 г. он будет заведовать кафедрой теоретических основ радиотехники и связи (ТОРС). Именно здесь, защитив в 1965 г. докторскую диссертацию, он создаст собственную научную школу. Под его руководством очень многие молодые ученые станут кандидатами и докторами технических наук. Он напишет множество научных работ: статей и монографий; получит 15 патентов и авторских свидетельств на изобретения, а по его учебникам и учебным пособиям по теории передачи сигналов и теории электрической связи более 40 лет в России будут готовить специалистов в области телекоммуникаций. Заслуги Д. Д. Кловского в области науки в 1971 г. будут отмечены орденом Знак Почёта. 

В 1994 в Самаре была издана книга-автобиография «Дорога из Гродно», которая основана на воспоминаниях Даниила Кловского. Она была переведена на несколько языков.

   Этот удивительный и мужественный человек скончался 10 мая 2004 г. на 75-ом году жизни.

II. Жизнь и судьба Даниила Кловского.

1. Семья Кловских в Гродненском гетто и пересыльном лагере Колбасино.

Судьба уготовила Д.Кловскому страшные испытания. Война ворвалась в жизнь сотен тысяч детей и подростков нежданно, оставив глубокие раны в судьбе каждого выжившего. "В первые месяцы немецкой оккупации мы как-то приспособились к нашей новой жизни. К жизни третьего сорта - почти нелюдей. Приспособились, подсознательно притупив, зажав в себе многие человеческие чувства. Прежде всего - чувство собственного достоинства. Хотя оно то и дело непрошено приливало к сердцу жаркой горечью", - вспоминает Д.Д. Кловский этот период в своей книге «Дорога из Гродно». [5] Штутгоф, Освенцим, Бухенвальд – до сих пор эти названия вызывают ужас у любого человека. Даниил Кловский был их узником, и только благодаря невероятному стечению обстоятельств остался в живых.

Прочитанная мною книга нашего земляка Даниила Кловского позволила мне глубже понять ту катастрофу, которую пришлось пережить и испытать детям-узникам гетто и концлагерей, и весь трагизм их жизненного пути.

Судьба еврейских детей на оккупированной территории является неотъемлемой частью истории Катастрофы, имеет свои особенности и специфику. Дети, в отличие от взрослых, оказались в наиболее бедственном положении. Отсутствие жизненного опыта и накопленных связей, специальности, наконец физических сил делали их беззащитными, уменьшали шансы на выживание. Они погибали первыми. В то же время дети обладали несомненными преимуществами перед взрослыми. Еврейская внешность у многих в детском возрасте была менее выражена, что в критической ситуации часто оказывалось решающим обстоятельством. Им легче было притупить бдительность неприятеля, выдать себя за нищих и побирушек. Война заставила всех быстро повзрослеть. Примеры того, как нацисты и их соучастники из местного населения поступали с родителями, родными и знакомыми заставили быстро понять опасность своего еврейского происхождения. Дети скорее приспосабливались к обстоятельствам и острее реагировали на перемену конкретной ситуации. В момент опасности им было легче спрятаться, а недостаток жизненного опыта лишал парализующего страха. Стремление к выживанию у детей было зачастую гораздо выше, чем у взрослых. Навыки поведения, которые они усваивали из окружающей жизни, оказывались более действенными. Неслучайно партизаны часто использовали детей в качестве проводников, разведчиков, связных, проникавших в гетто и выводивших в лес взрослых. После окончания войны они легче приспособились к новой жизни. Вступив в пору зрелости, они нашли в себе силы учиться, обзавестись семьями, родить детей. 

На второй день войны Гродно был оккупирован немцами. Паника охватила Гродненское население. Все ждали перемен к худшему, но масштабы того, что произойдет, представить были просто не в силах. Город был превращен в гетто. Семья Кловских попала в гетто № 1.

Исследователь Холокоста на Гродненщине, белорусский историк и профессор Яков Мараш (1917 – 1990) в своей статье «Гродненское гетто» писал:

«В городе было два гетто: N1 на 15 тыс. узников -- в районе Скидельской площади (центральный вход -- со стороны улицы Замковой) и N2 на 10 тыс. узников (район улицы Переца -- бывшая Слободка). К 1 ноября 1941 г. формирование гетто было завершено. Вся полнота власти была в руках гестапо. Начальником гетто N1 был Визе, гетто N2 -- Стреблев. Они лично расстреливали евреев. Из показаний свидетелей известно, что Визе два раза в день менял обрызганную кровью одежду. Не менее тысячи узников были расстреляны на старом еврейском кладбище [6]». Все евреи в гетто были обязаны носить желтую звезду - знак, введённый нацистами на территории Германии и в оккупированных ею странах. Этот знак был призван отличить, выделить еврея, обособить его от окружающей среды, унизить. Евреи обязаны были пришивать жёлтую звезду к левому верхнему углу одежды. Внутри звезды была надпись "еврей". Евреи должны были носить жёлтую звезду на территории гетто. Тот, кто осмеливался покинуть гетто без этого отличительного знака, подвергался наказаниям - денежному штрафу или аресту.

Вот как вспоминает об этом в своей книге «Дорога из Гродно» (Самара, 1994) самарский узник гетто и концлагерей Даниил Кловский:

«Никогда не забуду, как я первый раз вышел на улицу с желтыми звездами, выкроенными из какой-то тряпочки, - одна на груди, другая на спине. Они были нашиты на рубашку, но я чувствовал их кожей, постоянно. Как жгучие клейма, как выставленные напоказ знаки моего позора.

Приказ немецкого коменданта – всем евреям выходить на улицу только с желтыми звездами – принес к нам во двор юденратовский полицейский. Юденрат старательно и ревностно выполнял все распоряжения немцев – лишь бы евреям не стало еще хуже. Лишь бы остаться живыми. Потому что каждое распоряжение сопровождалось «примечанием»: за невыполнение – смерть.

Звезды на одежду нашивала нам всем мать. Я хорошо помню выражение ее лица во время этой работы. В нем читались покорность судьбе, и страх за детей и мужа, и готовность сделать что угодно, лишь бы не допустить до нас еще большей беды.

Даже когда я выходил из дома с отцом, по улице – только по проезжей части: по тротуарам евреям ходить запрещалось, - я шел, пригнув голову. Было такое ощущение, что я стал меньше ростом. Было постоянное состояние страха, готовности снести любое унижение, любую обиду». [5]

Когда я читала книгу, я поняла, что в еврейском гетто Гродно ни один человек не мог быть уверен в своей безопасности. Люди ощущали себя пешками в руках представителей безумного фашистского режима. «Мы увидели медленно бредущую мимо нашего дома толпу людей. У многих в руках или за плечами были чемоданчики, узелки, рюкзаки. Шли мужчины, женщины, много детей. Рядом с ними шагали полицейские - мы узнали их по белеющим в темноте нарукавным повязкам, по дубинкам в руках. Люди все шли и шли. Казалось, им не будет конца. И мы поняли: началась и у нас эвакуация. Вот сейчас придут и за нами...» [5] Вскоре пришли и за Кловскими. Колонну конвоировали гестаповцы и жандармы. Людей заставляли почти бежать. Тех, кто отставал, подгоняли палками. Где-то впереди колонны неожиданно раздались звуки скрипки, а вслед за ними полились слова знакомой с детства еврейской песни. Спет один куплет, пропет второй, затем снова первый... Даниил видел, как импровизированным хором командуют эсэсовцы, подгоняя идущих: «Петь всем!» А когда впереди показались вышки пересыльного лагеря Колбасино, вдруг раздался выстрел. Смолкла скрипка, а скрипач, широко раскинув руки, навсегда остался лежать на замерзшей земле. Так эсэсовцы развлекались, чувствуя свою безнаказанность.

Белорусский историк Я. Мараш так характеризует лагерь Колбасино:

«В ночь на 1 ноября 1942 г. гитлеровцы окружили гетто. Позднее стало известно, что в этот день евреи из близлежащих местечек были отправлены в пересыльный лагерь Колбасино. Имеются довольно точные сведения немецкой гражданской администрации, что до 1943 г. из Гродно вывезли 20577 евреев. Какое-то количество из них, безусловно, оказалось в лагере Колбасино, так как гитлеровцы не могли в то время их перевезти в лагеря смерти в генерал-губернаторство (Польша). Через этот лагерь в Колбасино прошло 36 тысяч военнопленных и евреев, из них 18 тысяч человек убиты карателями или умерли от голода, издевательств и пыток. Однако есть и другие сведения, что в декабре 1942 г. в этот лагерь привезли около 30 тысяч евреев из местечек Белостоцкого округа (Гродненской и Белостоцкой областей Беларуси), из которых около 27000 человек в течение недели вывезли и уничтожили, а 3000 загубили позднее, после перевода в Гродненское гетто N1.

Комендантом лагеря Колбасино был гестаповец Рингцлер. Он выстраивал шеренгу заключенных, прежде всего представителей интеллигенции, и тут же на виду у всех часть из них расстреливал. За день начальник лагеря уничтожал 30-40 человек. Трупы оставались лежать сутками. Хоронили их в соседнем лесу». [6]

Барак, в котором оказались Кловские, был наполовину вкопан в землю. Не было освещения и отопления, и сотни тел, чтобы согреться, прижимались друг к другу. Отсюда, из Колбасинского лагеря, людей прямиком отправляли в Треблинку и Бухенвальд. Как знать, скорее всего, сгинула бы семья Кловских в газовых камерах и печах крематория в конце сорок второго, не потребуйся отец Даниила, Давид Кловский, как хороший слесарь, немцам на работу. Их вновь возвратили в Гродно. А затем отправили под конвоем в Белостокское гетто. Но и здесь их существование было недолгим. 16 августа 1943 года в день рождения Даниила немецкое командование ликвидировало гетто. В тот день его население, как обычно, по отработанной гитлеровцами схеме согнали на улицу. Даниила вместе с отцом отделили от семьи - матери, братьев, сестры. Их он больше никогда в жизни не увидит. Как позже выяснилось, основную часть населения гетто вывезли в Майданек для уничтожения. А мастеровых, в том числе отца и сына Кловских, отконвоировали на вокзал, где загнали в грязные грузовые вагоны. Поезд дернулся и повез их в неизвестность.

Как оказалось, вновь в Гродно, в гродненскую тюрьму. «За что? - думал Даниил. - За что все это, мы что, разбойники?» Но испытания адом лишь начинались. В ноябре 1943 года измученных неволей узников вновь пригнали на железнодорожную станцию. Охрана затолкала их в холодные грузовые вагоны. После многодневного пути с короткими остановками, на которых снимали замерзшие трупы, оставшихся в живых привезли в Данциг. После пешего перехода через весь город на другую станцию посадили в вагоны узкоколейки. Поезд повез их дальше.

2. Д. Кловский в концлагере Штутгоф.

«Когда двери вагона открылись, в глаза ударили лучи многих прожекторов с высоких опор. Резкая команда: «Раус! – Выходите!» И тут же услышали злой лай собак. Никогда ранее нас не встречало столько эсэсовцев. Теперь нас гнали эсэсовцы с собаками. Шли недолго. Остановились перед большими, мощными железными воротами, освещенными прожекторами. От ворот в обе стороны тянулась ограда из колючей проволоки, над ней виднелись сторожевые вышки». [5]

Таким предстал вновь прибывшим мрачный концлагерь Штутгоф. Новый этап в жизни, похожий на ад. Впереди еще будут Освенцим и Бухенвальд, но то, какие ощущения пережил малолетний Даниил, сохранится в нем на всю оставшуюся жизнь.

«Нас завели в просторное, светлое помещение. И первое, что мы почувствовали, - как тут тепло. Здесь уже было много людей. Кроме эсэсовцев, еще и поляки. Эти почти все в полосатой одежде. Один из эсэсовцев, какой-то чин, объявил: «Сейчас всем надо будет дать ответы на анкету. Потом раздеться догола, всю одежду и обувь, все вещи вообще - сдать. Затем в баню. После чего всем выдадут лагерную одежду.
Когда мы оделись, нам было страшно смотреть друг на друга. Мы стали другими людьми. Ощущение такое, что каждый из нас окончательно потерял свое лицо. Перестал быть чьим-то отцом, сыном, братом, и никто уже не сапожник, не слесарь, не жестянщик - все стали одинаковыми. И каждый теперь это чувствовал». [5]

Штуттгоф — нацистский концентрационный лагерь. Создан в 1939 году на территории оккупированной Третьим рейхом Польши вблизи г. Штуттгоф, на востоке от Данцига (Гданьска). За годы войны в этот лагерь попали около 110 тысяч заключённых, из которых около 65 тысяч погибли. Кроме медицинских экспериментов, известен производством мыла из человеческих тел. В настоящее время является музеем, зарегистрированным в Государственном реестре музеев. [9]

Д.Кловский вспоминает в своей книге «Дорога из Гродно»: «Концлагерь Штугтоф состоял из нескольких однотипных деревянных бараков, каждый из которых был разделен на просторную раздевалку и спальное помещение, вдоль которого располагались двуспальные двухэтажные нары, предназначенные для ночного отдыха. Жизнь в лагере - по строгому германскому распорядку. Подъем в пять утра, после завтрака - утренняя проверка на плацу, затем выход на работу. И так каждый день. Для разнообразия эсэсовцы заставляли узников «заниматься гимнастикой». Эсэсовец приказывал несчастным ложиться, вставать, снова ложиться…

И так до тех пор, пока люди уже не могли подняться с мерзлой, обжигающей холодом земли. Некоторые так и остались лежать навсегда.

Не менее бессмысленной была и работа на « лесоразработках». И взрослых, и подростков выгоняли под конвоем в лес. Здесь, на большой поляне, лежали пни и коренья вековых деревьев. По команде их следовало поднимать, нести и складывать на другое место. Затем перекладывать дальше. Работа исполнялась бегом. Отставших били палками. Забитых насмерть уносили на носилках в лагерь. Больных в Штутгофе помещали в «лазарет». Больше их в живых не видели. Палачам-эсэсовцам помогали бывшие уголовники, ставшие начальниками узников, - капо, блоковые, штубовые». [5]

Отпетые уголовники держали в страхе тысячи мирных людей. Но и эти мученья для Даниила Кловского были «цветочками», а «ягодки» ожидали и его, и отца впереди. Они наступили с переводом узников в концлагерь Освенцим – Биркенау.
3. Д. Кловский - заключенный концлагеря Аушвиц-Биркенау (Освенцим).

«Сразу же за станцией начинался концлагерь. Нас вели мимо его проволочной ограды. За ней были видны жилые блоки, такие же, как Штутгофе. И вдруг лагерь кончился. А нас все вели. За колючей проволокой теперь виднелись какие-то серые приземистые железобетонные бункера. Потом прошли мимо непонятного сооружения с высокой дымовой трубой». [5]

Так подросток Кловский впервые увидел трубу крематория.

Освенцим – комплекс немецких концлагерей и лагерей смерти, располагавшийся в 1940—1945 годах к западу от Генерал-губернаторства, около города Освенцим, который в 1939 г. указом Гитлера был присоединён к территории Третьего рейха, в 60 км к западу от Кракова. В мировой практике принято использовать немецкое название «Аушвиц». Около 1 400 000 человек, из которых около 1 100 000 составляли евреи, были умерщвлены в Освенциме в 1941—1945 годах. Освенцим-Биркенау был крупнейшим и наиболее долго просуществовавшим из нацистских лагерей уничтожения, поэтому он стал одним из главных символов Холокоста. На территории лагеря в 1947 году был создан музей, который включён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. [9]

Здесь ежедневно гибли в газовых камерах десятки тысяч человек. В первую очередь уничтожению подлежали больные и слабые. Даниил заболел еще в Штутгофе. Теперь свою слабость и высокую температуру он от охранников скрывал. Этого бы не получилось, не будь рядом отца. Каждому вновь прибывшему накололи татуировку. У Даниила Кловского появился свой номер - 171819. Кормили заключенных очень плохо – три, а чаще два раза в день давали эрзац-чай или жидкую похлебку с кусочками хлеба.

Лагерь Биркенау был карантинным. Здесь все было рассчитано на кратковременное пребывание «постояльцев». Часто в бараки к узникам приходила свита врачей-эсэсовцев с «осмотрами». Дьявольский смысл «врачебных осмотров» заключался в том, что эсэсовцы отбирали людей для газовых камер. Пока эшелоны привозили узников регулярно, газовые камеры и печи работали в полную силу, уничтожая людей сразу по прибытии.

И тогда карантинный лагерь не трогали. Если эшелоны задерживались в пути на сутки - двое, в печи отправляли узников, привезенных в Освенцим-Биркенау ранее.

С каждым днем Даниилу становилось все хуже. Он едва передвигал ноги, а это означало смерть. Однако судьба и на сей раз была благосклонна к юноше. По счастливой случайности Даниил в числе немногих был отправлен в соседний с Биркенау лагерь – Освенцим-Моновиц. Казалось бы, всё то же самое. Те же лагерные порядки. Те же издевательства. Та же баланда, заменяющая пищу. Но здесь, в Моновице, был лазарет. И, как потом понял сам Даниил, в нем работал персонал, вставший на путь сопротивления нацизму. Под страхом смерти эти люди, как могли, спасали других. Спасли они и Даниила. Не единожды. Первый раз, когда отвели косу смерти от тяжело заболевшего парня. Второй, третий и какой уж там по счету раз, когда укрывали его в больничных стенах от эсэсовцев. Кловский не только запомнил имена этих людей, но и поддерживал с ними связь долгие годы. Леон Стасек, Стефан Хайман, Натан-Джонни Хитнер, Соломон Любич, Лутц Хесс.

Есть свидетельства, что даже в условиях Освенцима существовало еврейское сопротивление машине террора. По некоторым данным, были отдельные попытки восстания в эшелонах, которые везли евреев в лагерь; евреи входили в подпольные группы, созданные узниками разных национальностей в Освенциме, и, в частности, готовившие побеги (из 667 попыток побега успешными были лишь 200, в том числе для нескольких евреев; из свидетельств двоих из них, А. Вецлера и В. Розенберга, бежавших из Освенцима 7 апреля 1944 г. и достигших спустя две недели Словакии, правительства и общественность западных стран впервые получили достоверную информацию о происходящем в лагере); довольно многочисленными были случаи косвенного сопротивления — громкое, вопреки категорическим запретам, пение молитв по пути в газовые камеры, тайные молитвенные собрания и соблюдение поста в Йом-Кипур в трудовых лагерях и т. д. Самый крупный акт сопротивления произошел 4 или 5 сентября (по другим данным — 7 октября) 1944 г., когда группа зондеркоммандо, состоявшая из греческих евреев, подожгла один из крематориев и бросила в пламя двух находившихся рядом эсэсовцев. Восставшим удалось даже перерезать колючую проволоку и выбраться за пределы лагеря, но многотысячный эсэсовский персонал лагеря, приведенный в действие администрацией Освенцима, опасавшейся общего восстания (историки не отрицают возможности существования такого плана), быстро справился с ними.

В августе 1944 года авиация союзников впервые нанесла бомбовые удары по концерну «Фарбениндустри», на котором работали узники Освенцима. Многие из них, как и охранники, погибли под бомбами. Оставшиеся в живых воспрянули духом - недалек час освобождения. Но это должно было случиться когда-то потом, в будущем. А пока все та же жизнь, граничащая со смертью.

В январе 1945 года немцы, зная о стремительном наступлении Советской Армии, приняли решение эвакуировать узников концлагеря Моновиц вглубь Германии. Канонада на востоке доносилась до лагеря, взывала к надежде на лучшее. И тут приказ: в колонну - и за ворота.

«Сразу же за воротами охрана – а эсэсовцев в конвое было очень много - задала колонне максимальный темп. У нас за спинами еще отчетливее, чем накануне (и, значит, еще ближе) слышалось глухое уханье орудий. Каждый раз, когда звуки артиллерийской пальбы долетали до нас, эсэсовцы начинали кричать: «Шнеллер, шнеллер!»[5]

Отстающих людей в колонне расстреливали, а выживших загнали как скот в грузовые вагоны без крыш и вновь повезли. Их выгрузили на станции Веймар. Не всех. Тех, кто остался в живых. Веймар - значит Бухенвальд. Который лагерь уж по счету?
4. Запах свободы. Д.Кловский с отцом в Бухенвальде.

«Это была по-прежнему жизнь в неволе, за колючей проволокой, под прицелами пулеметов на вышках, жизнь по предложенным эсэсовцами правилам. С другой стороны, почти на каждом шагу чувствовалось, что в нашем лагере есть и другие «хозяева»: наши друзья, наша надежда»… [5]

Антифашистское движение появлялось даже в таких тяжелых условиях: люди объединялись на борьбу с нацистами и верили, что вновь смогут обрести свободу. Так однажды в Бухенвальде Даниила Кловского и двух других мальчиков из его блока пригласили на утренник в честь Дня Советской Армии как детей из СССР.

«Никогда не забуду этот утренник. «Хозяева» принимали гостей – а сюда позвали ребят из многих блоков – очень доброжелательно. Нас, приглашенных, рассадили на нарах между здешними ребятами вперемешку – они теснились, освобождая места, заботились, чтобы нам было удобно», - так вспоминает этот праздник Д. Кловский. [5]

Заканчивался февраль 1945 года, позади было много дней ужасов и страданий. Впереди была надежда на то, что фашизм будет разгромлен.

В апреле, желая скрыть следы злодеяний, совершавшихся в концлагере, по приказу свыше эсэсовцы эвакуировали работоспособных узников в глубь Германии. Кловский с отцом совершили побег и оказались на освобожденной войсками-союзниками территории. Позднее отец Кловского с Даниилом вернулись в Бухенвальд для получения документов.
Заключение

На примере Д.Д.Кловского я представила судьбу одного ребенка, прошедшего страшные испытания и чудом выжившего в огне Холокоста и добилась поставленных целей, а именно: дала понятие «гетто во Второй мировой войне»; проанализировала характерные признаки существования детей в гетто: желтые звезды, голод, скученность, контрабанда, раннее взросление, непосильный наемный труд, контакты с антифашистским движением; изучила деятельность по сохранению памяти жертв Холокоста.

Выводы, которые я могу сделать, изучив данную тему, следующие:

  • дети в период Холокоста были наиболее уязвимой частью еврейского населения, в гетто им приходилось особенно тяжело, по сравнению со взрослыми мужчинами и женщинами. В концлагерях они подлежали уничтожению в первую очередь. То, что Даниил, пройдя столько концлагерей, остался жив, - уникальный случай;

  • уничтожение евреев было не просто спланированной акцией, а тщательно продуманной многоходовой операцией с привлечением не только отборных частей немецкой армии, но и местного населения, осуществлявших окончательное решение еврейского вопроса. Методы уничтожения были разнообразными и изощренными по своей жестокости. Эти процессы я проследила на примере биографии Кловского;

  • даже в таких тяжелейших условиях существования людей, в гетто и лагерях находились люди, сопротивляющиеся фашистскому режиму.

  • Мы, молодое поколение, обязаны сохранять память об описанных мной событиях, чтобы это никогда не повторилось.

Я считаю, что опыт изучения положения детей на оккупированной территории должен быть продолжен; это значительно обогатит историю Катастрофы.

С окончания Великой Отечественной войны минуло лет немало, и очевидцев остается все меньше и меньше. Среди нового поколения растет течение, опровергающее зверство и пытки в концлагерях и гетто. И сторонники отрицания Холокоста ссылаются на то, что в художественных книгах о военном времени много вымышленного и преувеличенного. И только автобиографические произведения, такие как «Дорога из Гродно», позволяют нам понять и прочувствовать страдания и страх детей и взрослых, которые испытали на себе все ужасы войны.

Например, в своей книге Д,Кловский разъясняет, что каждая строчка «Удостоверения жертвы фашизма и борца против фашизма» (см. Приложение) нуждается в комментарии:

«Даниэль». Имя, данное при рождении маленького Кловского было Гедалие. Но потом его стали называть Даниэль. И справку выдали как Даниэлю. Так он стал Даниэлем официально (в советских документах – Даниилом).

«1929». Отец, со слов которого в управлении записывали эту дату, нарочно убавил Даниилу год, чтобы тот смог учиться дольше, ведь Даниил отстал от сверстников. Так потом во всех документах и указывался его год рождения: не 1928-й, истинный, а 1929-й – как на веймарском удостоверении.

По официальным данным, во время Второй мировой войны было уничтожено 6 миллионов евреев, 2\3 всего европейского еврейства. Некоторые историки пытаются уменьшить это число. Но не это главное. Несмотря на исторические ошибки и неточности того времени, нельзя забывать нам и последующим поколениям то зло и бесчеловечность, которые свершили фашисты против еврейского народа, русского, белорусского, украинского и других народов, не пощадив даже свой собственный, немецкий народ.

В 2013 году в конкурсной программе Международного Московского кинофестиваля появился фильм режиссера Мумина Шакирова, вызвавший и у меня, и у многих людей эмоционально-культурный шок. Его название – «Холокост – это клей для обоев?» Предыстория фильма такова. Сестры Ксения и Евгения Каратыгины получили известность, когда выступили в программе «Безумно красивые» на Муз ТВ и на вопрос «что такое Холокост?» ответили: «Это клей для обоев». После этой передачи нашлись люди, которые свозили этих девочек в Польшу в музей «Концлагерь Освенцим». Обо всём, что пережили, побывав в Аушвиц-Биркенау, эти девочки, рассказывает фильм. Но сколько еще таких девочек и мальчиков, которые даже не задумываются о том, что происходило в те далекие и страшные годы!

Я учусь в еврейском отделении школы №42, так что в нашей школе все знают (даже в нееврейских классах), что такое «Холокост». Поэтому я решила опросить своих знакомых ровесников из других школ. Из 15 человек только 1 девочка знала, что такое Холокост.

В нашем городе существует еврейская организация узников гетто и концлагерей, председателем которой является Изабелла Исааковна Ильина. Стараниями этой женщины был создан уголок памяти жертв Холокоста при благотворительном центре «Хэсэд Эстер», собраны фотографии и документы того страшного периода двадцатого века. С каждым годом узников гетто и концлагерей остается всё меньше и меньше, сейчас их насчитывается порядка 12 человек в Самаре.

Ежегодно в Международный день памяти жертв Холокоста 27 января они приходят к нам в школу, чтобы рассказать о себе и о Великой Отечественной войне. Проходит Митинг Памяти, ребята зажигают 6 свечей в память о 6 миллионах евреев, убитых, замученных, сожженных. Последний, в 2013 году, митинг памяти Жертв Холокоста был посвящен нашему земляку Даниилу Кловскому, которого уже 9 лет нет в живых.

Ужасы гетто пережили самарцы Д.М.Лазарева, Л.Г.Цап, С.З.Юдина, К.И.Гройсман, Г.И.Гройсман, Р.Х.Левитина, П.М.Грибановская, М.Е.Винниковецкая и др.

В 2005 году вышло переиздание книги «Евреи Самары на фронтах Великой Отечественной», где биографические очерки о самарцах-фронтовиках были дополнены главой «Восставшие из пепла» - рассказами об узниках гетто и концлагерей, автором-составителем этого раздела является И.Ильина.

В 2013 году ребятами нашей школы в рамках Международного проекта был создан сайт «Еврейский мир Самары» (в конкурсе среди школ СНГ и Балтии занял 1 место) https://sites.google.com/site/samaraemir/, в котором есть рубрика, посвященная Холокосту, в где одна из страниц рассказывает о жизни Д.Кловского. Здесь же можно найти бесценные фотографии документов того времени.

Часть этих фотографии привезла с конференции из Германии мой научный руководитель, учитель нашей школы С.Г.Найда. (Организаторы: Дом Ванзейской конференции (Германия) – «Центр и Фонд «Холокост» (Москва). Первые несколько дней конференция проходила в г. Бад-Арользен. Международная Служба Розыска (МСР - IST) в г. Бад Арользен является документационным, информационным и исследовательским центром о нацистских преследованиях, принудительном труде, а также о Холокосте. В хранилищах Международной службы розыска собрана наиболее полная документальная информация о жертвах нацистского режима. В архиве хранится 50 миллионов страниц со сведениями об узниках концлагерей и гетто, а также с именами 17 миллионов жертв гитлеровского режима.

Было найдено 6 документов из лагерей Бухенвальд и Штутгоф не только Даниила Кловского, но и его отца, Давида Кловского. Это была большая удача! Отсканированные документы уже переданы сыну Даниила Кловского Олегу.

Книга Д.Кловского была переведена на многие языки мира и издана в других странах. Я уверена, что каждый, кто ее прочитал, не только не забудет этого замечательного человека, но и составит представление о страшном периоде истории человечества под названием «Вторая мировая война».

Холокост
Народ мой пролил море слёз,
где б ни был он рассеян…
Война всегда есть Холокост –
не только для евреев…

В полях, и в ямах, и в лесах,
и в лагерях, и в гетто,
в нацистских газовых печах
терзали нас…
                     Не спета
была ни песнь из древних книг,
ни слово сказано, ни стих…

Но в шуме ветра и знамён,
где путь прошел армейский,
в могилах братских погребён
и мой народ еврейский…

И я мечтаю об одном:
чтоб люди веры разной
покончили с войны проказой.
Земля у всех – наш общий дом!

Века об этом говорим,
а всюду кровь, и смерть, и дым…

Ф.Золотковский, 9. 05.2009

Список литературы

  1. Альтман И.А. и др. История Холокоста на территории СССР. М., 2001.

  2. Ботвинник М.Б. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации. http://hghltd.yandex.net

  3. Ботвинник М.Б. Памятники геноцида евреев Беларуси. Минск, 2000.

  4. Евреи Гродно. Очерки истории и культуры. Гродно, 2000.

  5. Кловский Д.Д. Дорога из Гродно. Самара, 1994. С. 7, 26, 27, 56, 74, 89, 97, 98, 156, 195.

  6. Мараш Я. Гродненское гетто // Гродненская правда, 1990, № 24, 30 октября, 1 ноября. С. 27, 35

  7. Мельцер Д. Еврейское антинацистское сопротивление в Белоруссии. М., 2004.

  8. Романовский Д. Холокост на территории Беларуси в западной историографии// Евреи Беларуси. История и культура. Минск, 1998.

  9. http://ru.wikipedia.org.


ПРИЛОЖЕНИЕ

d:\соня все папки\холокост\даниил кловский\документ кловского сканир..jpg


«Удостоверение жертвы фашизма и борца против фашизма» Д.Д.Кловского


https://sites.google.com/site/samaraemir/muzejnaa-ekspozicia/zal-6-holokost-my-ne-zabudem/stend-d-d-klovskij/%d0%98%d0%b7%d0%be%d0%b1%d1%80%d0%b0%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b5%20101-001.jpghttps://sites.google.com/site/samaraemir/muzejnaa-ekspozicia/zal-6-holokost-my-ne-zabudem/stend-d-d-klovskij/kaf2000.gif


Давид Кловский со своим отцом Давидом Иосифовичем,

Веймар, 16.08.45

Кафедра ТОРС, 2000 г.,

Д.Д. Кловский в нижнем ряду в центре




дети катастрофы и жёлтая звезда, пауль фуксhttps://sites.google.com/site/samaraemir/muzejnaa-ekspozicia/zal-6-holokost-my-ne-zabudem/stend-d-d-klovskij/index1.png


Пауль Фукс. Дети Катастрофы



Обложка книги Д. Кловского «Дорога из Гродно», 1994 г.



Дети-узники гетто
http://www.sem40.ru/i/up/14772/image_big.jpg http://www.emailvariety.com/wp-content/uploads/2010/06/camp01.jpg http://thelib.ru/books/00/11/27/00112748/i_002.jpg
Сохранившиеся печи

низкопропускного

крематория

в Освенциме
http://www.ejwiki.org/w/images/thumb/e/ee/%d0%9f%d0%b5%d1%87%d0%b8_%d0%9e%d1%81%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d1%86%d0%b8%d0%bc%d0%b0.jpg/180px-%d0%9f%d0%b5%d1%87%d0%b8_%d0%9e%d1%81%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d1%86%d0%b8%d0%bc%d0%b0.jpg

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Исследовательская работа на тему: «Дети Холокоста. На примере жизни и судьбы самарского профессора Даниила Кловского» iconИсследовательская работа «Моя родословная»
Продолжение каждого из нас это дети. Дети – самое дорогое, что есть в жизни. У детей рождаются свои дети, у тех – свои. И если человек...

Исследовательская работа на тему: «Дети Холокоста. На примере жизни и судьбы самарского профессора Даниила Кловского» iconФеномен Холокоста как фактор воспитания толерантности: Российский и мировой опыт
Аннотация в статье предпринята попытка философского осмысления событий Холокоста, анализа преподавания темы Холокоста в России и...

Исследовательская работа на тему: «Дети Холокоста. На примере жизни и судьбы самарского профессора Даниила Кловского» iconФеномен Холокоста как фактор воспитания толерантности: Российский и мировой опыт
Аннотация в статье предпринята попытка философского осмысления событий Холокоста, анализа преподавания темы Холокоста в России и...

Исследовательская работа на тему: «Дети Холокоста. На примере жизни и судьбы самарского профессора Даниила Кловского» iconТезисы из названного пособия
Перечень письменных работ студента 3 курса очного отделения включает в себя четыре вида заданий: исследовательская работа, сопоставительный...

Исследовательская работа на тему: «Дети Холокоста. На примере жизни и судьбы самарского профессора Даниила Кловского» iconНаучно-исследовательская работа по теме: «История появление немцев...
Времени для встреч и живого общения с родственниками, близкими людьми не остаётся. Даже письма в наши дни пишут редко, общаясь по...

Исследовательская работа на тему: «Дети Холокоста. На примере жизни и судьбы самарского профессора Даниила Кловского» iconСтратегия императора Юстиниана в исторических источниках (на примере борьбы со славянами)
Исследовательская работа ученика 9а класса Гимназии №1505 Василенка Павла Алексеевича

Исследовательская работа на тему: «Дети Холокоста. На примере жизни и судьбы самарского профессора Даниила Кловского» iconИсследовательская работа: на тему: «Английский язык нужен ли он мне и другим????»
Государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение Краснодарского края

Исследовательская работа на тему: «Дети Холокоста. На примере жизни и судьбы самарского профессора Даниила Кловского» iconИсследовательская работа Моя малая родина п. Первомайский. Направление:...
Данная работа является историко-краеведческим исследованием. Она посвящена истории образования п. Первомайского и трудовой жизни...

Исследовательская работа на тему: «Дети Холокоста. На примере жизни и судьбы самарского профессора Даниила Кловского» iconДоклад профессора Федосюка М. Ю. Опыт трансдисциплинарного подхода...
Концепция В. фон Гумбольдта как возможная методологическая основа лингвистики XXI века

Исследовательская работа на тему: «Дети Холокоста. На примере жизни и судьбы самарского профессора Даниила Кловского» iconДоклад профессора Федосюка М. Ю. Опыт трансдисциплинарного подхода...
Концепция В. фон Гумбольдта как возможная методологическая основа лингвистики XXI века






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск