Карла Густава Маннергейма Биографическая гипотеза. Автор В. С. Хукка. Глава I. Крушение семьи






НазваниеКарла Густава Маннергейма Биографическая гипотеза. Автор В. С. Хукка. Глава I. Крушение семьи
страница1/34
Дата публикации02.02.2015
Размер3.8 Mb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Документы > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34
Карл Густав Маннергейм

Десятилетие, изменившее жизнь Карла Густава Маннергейма
Биографическая гипотеза. Автор В.С. Хукка.
Глава I. Крушение семьи.


Потеря сына, разрыв с родственниками, отъезд на войну. В жизни маршала Финляндии Маннергейма и президента этой страны есть период с 1902 по 1912 год, изменивший полностью его судьбу.
После смерти новорожденного сына летом 1894 года Анастасии и Густаву Маннергеймам стало трудно сохранить семью. Рождение через год дочери Софьи не помогло ее отцу смириться с потерей сына, хотя впоследствии из двух дочерей – Софьи и Анастасии - Софью он любил больше.
Проблемы в общении и противоречия, и без того существовавшие между супругами, усугубились. Густав пустился во все тяжкие и не скрывал своих любовных похождений. Его жена после нескольких лет скандальных отношений втайне от мужа в 1901 году уехала в район боевых действий в Китае. После ее возвращения в семье Маннергеймов на какое-то время воцарился мир. Густав слушал рассказы жены о пережитых ужасах, жалел ее, но любовные отношения между супругами, по всей видимости, окончательно сошли на нет. Каждый из них жил своей жизнью. Разделив квартиру и разъехавшись, они просто искали повод, чтобы расстаться официально. Развод состоялся только в 1919 году, когда Маннергейм избирался в президенты Финляндии, и его брак с русской мог сыграть при этом негативную роль.
Оскорбленная изменами мужа и его откровенной связью с графиней Елизаветой Шуваловой, ставшей осенью 1902 года вдовой, Анастасия Маннергейм решила уехать за границу, на этот раз во Францию. Она увезла с собой обеих дочерей, предварительно приведя в порядок свои финансовые и имущественные дела. Для управления имениями, полученными по наследству или приобретенными на денежные средства Анастасии, были назначены ее родственники. Густав только после ее отъезда узнал, что он лишился не только жены и дочерей, но и всего материального благополучия, которое приобрел благодаря женитьбе на Анастасии, дочери генерал-лейтенанта Николая Устиновича Арапова.
Впоследствии Маннергейм признал, что в крахе его семьи есть большая доля его вины и очень переживал, когда его бывшая жена умерла в Париже в 1936 году. Но в молодости, при отсутствии достаточного жизненного опыта и имея пример своих разведенных родителей, он не смог сохранить брак. Различия в характере, менталитете и смерть сына стали непреодолимой преградой в сохранении семейной жизни Маннергеймов. Наверное, если бы у Маннергейма был сын, все могло бы быть по-другому. 
Возможно, переживания Густава из-за потери наследника усугублялись еще тем, что у младшей сестры его жены – Софьи, вышедшей в 1896 замуж за графа Дмитрия Менгдена, родились двое сыновей – Георгий в 1897 году, а еще через два года, в 1899 году, Николай. В Петербурге ходили слухи, что Маннергейм женился на Анастасии Араповой по расчету, что ему больше приглянулась младшая сестра Софья, но так как традиции в России не позволяли младшей сестре выходить замуж прежде старшей, он женился на Анастасии, чтобы не потерять значительное приданное. Пословица «Стерпится, слюбится» в устройстве судеб людей соблюдалась неукоснительно.
Сестры Араповы после смерти родителей жили в семье тети – Марии Александровны Звягинцовой (1845-1908). Она стала их опекуншей в 1880 году после смерти старшей сестры Веры Александровны Араповой. Отец девочек генерал-лейтенант Николай Устинович Арапов (1825-1884) умер еще раньше, и их опекуном со стороны родственников отца был его младший брат Арапов Константин Устинович (1831-1916).
Александр Звягинцов, двоюродный брат сестер Араповых, и их родственник Петр Арапов служили в Кавалергардском полку вместе с Маннергеймом и были его друзьями. Предложение о вступлении в брак Анастасии Араповой Маннергейм сделал, когда по приглашению друга жил в доме Звягинцовых. Возможно, Густав не очень любил Анастасию и, в душе опасаясь за прочность будущей семьи, настоял, чтобы венчание было совершено по православной и лютеранской традициям. Наверное, появление сына могло бы укрепить этот брак. 
В свое время отец Густава оставил семью, где было семеро детей, поселившись с любовницей в Париже. История повторилась, но теперь жена с двумя дочерьми без объяснений с мужем покинула Маннергейма, также уехав во Францию. Она не хотела травмировать дочерей разлукой с матерью, как при отъезде на Восток, когда оставляла их в Петербурге.
Она поквиталась с мужем за равнодушие и измены, но этот разрыв между нею и Густавом, в будущем, по всей видимости, сильно повлиял на судьбу дочерей Маннергейма. У них обеих не было семей.
Судьба же их двоюродных братьев Менгденов в супружестве была счастливой. В годы революции Георгий и Николай вместе с родителями эвакуировались из Крыма и жили в Париже. Старший, Георгий, в 1918 году в Кисловодске женился на дочери кавалергарда Дмитрия Шереметева – Ирине. Младший из Менгденов за границей вступил в брак с герцогиней Марией Лихтенбергской.
Члены семейства Менгденов в 1919 году, укрываясь от большевиков во Франции, наверное, благодарили судьбу, что в 1904 году в Париже поселилась Анастасия Маннергейм с дочерьми.
Анастасия уехала во Францию не без подсказки своей тети Марии Звягинцовой, потому что с 1864 года в этой стране жил Владимир Александрович Звягинцов (1838-1926), родной брат ее мужа.
Оставшись в 1903 году в Петербурге без жены и дочерей, Маннергейм очень быстро осознал, что у него большие материальные проблемы из-за стремительно растущих долгов и значительное количество недоброжелателей.
Густав был в таком угнетенном состоянии, что даже подумывал о самоубийстве. Наверное, он переживал то же, что его мать, Хелена Маннергейм (1842-1881), когда она, оказавшись в положении брошенной жены, не сумела перенести позора и умерла в возрасте 39 лет от сердечного приступа.
Привыкший за десять лет супружества жить роскошно, Маннергейм быстро нищал и, стараясь забыться, весь ушел в служебные обязанности, пропадая сутками в офицерской кавалерийской школе, куда его перевели по просьбе начальника школы генерала А.А. Брусилова. Но его долги, особенно из-за пристрастия к игре в карты, постоянно росли. Густава очень удручало и то, что был разрушен привычный круг родственников, друзей и знакомых. Денежного содержания катастрофически не хватало. Густав сдал шикарные семейные апартаменты и перебрался в однокомнатную служебную квартиру, к тому же прежнее жилье тяготило его воспоминаниями.
Родственные связи Анастасии, которые он приобрел в России, женившись на ней, дочери кавалергарда и генерал-лейтенанта, обернулись для Маннергейма серьезной проблемой. К осуждающим его родным Анастасии - Араповым, Звягинцовым и Менгденам - присоединились их многочисленные родственники и близкие знакомые, которые прервали общение с Густавом. О нем стали нелестно отзываться в Кавалергардском полку, где Араповы в лице тринадцати представителей своей фамилии служили на протяжении двух веков. Друзья семьи Маннергеймов, такие как Раухи (супруга - урожденная княжна Голицина Лидия Львовна (1864-1933), открыто защищали Анастасию и порочили в свете Густава за его измены.
Особенно на него была обижена тетя Анастасии - Мария Александровна Звягинцова (1845-1908), урожденная Казакова, дочь генерал-майора в отставке и сенатора А.Б.Казакова. В ее доме он жил, и там будущая чета Маннергеймов договорилась о венчании по православному и лютеранскому обычаям. Муж Марии Александровны Звягинцов Иван Александрович (1840-1913) был Воронежским вице-губернатором и Курским губернатором. Как глубоко верующий православный, он настаивал на традиционном в России таинстве, но Маннергейму, чьи родные были противниками его женитьбы на православной, удалось убедить опекунов в том, что нужен компромиссный брак. 
Семье Звягинцовых, где было семеро детей, Густав Маннергейм стал заклятым врагом. Ему была очень неприятна эта вражда, и он болезненно переживал разрыв с другом молодости Александром Звягинцовым, жизнерадостным и смелым кавалергардом, к сожалению, погибшим на войне в ноябре 1915 года. 
Младшие братья Александра Владимир (1871-1944) и Николай (1878-1932) были большими любителями лошадей. Кавалергард Владимир Звягинцов был образованным офицером. Он окончил лицей с золотой медалью и после увольнения с военной службы достиг высоких гражданских чинов. Будучи членом управления государственного коннозаводства, много сделал для совершенствования отбора лошадей для армии.
С другим братом – Николаем, который в дальнейшем был начальником русских сил Мурманского края, Маннергейм в молодые годы общался мало из-за разницы в возрасте. Николай Звягинцов был женат на графине Игнатьевой Софье Алексеевне (1880-1935), младшей сестре кавалергарда Алексея Игнатьева (1877-1954). Будущий генерал-лейтенант Красной армии Алексей Алексеевич Игнатьев в Кавалергардском полку был в подчинении у Маннергейма. Он получил от Густава не слишком лестный отзыв о своих военных способностях. По матери - урожденной княжне Мещерской Софье Сергеевне (1850-1944) -, по обоим дедам и отцу Игнатьеву Алексею Павловичу (1842-1906), бывшему командиру кавалергардского полка и генерал-губернатору нескольких областей (убит террористом в г. Твери в 1906 году), а также дяде Игнатьеву Николаю Павловичу (1832-1908), дипломату и министру, Софья и Алексей принадлежали к высшему аристократическому кругу России. Сестра и брат, представители могущественных родов Игнатьевых и Мещерских, без стеснения злословили о Маннергейме, как и их мать, Софья Сергеевна.
После революции военный атташе во Франции граф Алексей Игнатьев передал большевикам золотой запас российского золота, хранящийся на его имя в Парижском банке, за что был проклят матерью. Родной брат, Павел, стрелял в него. Генерал Игнатьев, долго служивший в Красной армии, в своей книге «Пятьдесят лет в строю», вспоминая службу с Маннергеймом в Кавалергардском полку, напирал на чуждость Маннергейма России и отозвался о нем как о «наемнике». Кроме известных политических причин, недоброжелательность А. Игнатьева к своему бывшему командиру - это отголосок враждебности к Густаву родственников бывшей жены. О своем предательстве с золотом, на которое так рассчитывали иммигранты в Европе, генерал Игнатьев, конечно, умолчал. 
Сестры Анастасия и Софья Араповы получили в наследство имения в Московской и Воронежской губерниях, где их соседями, наряду с князьями Мещерскими, были многие хорошие знакомые их родителей, а также Звягинцовых, Менгденов, или знакомые супругов Маннергейм по Петербургу и Москве. В дворянских кругах царской России почти все друг друга знали или были в родственных отношениях. Многие сочувствовали Анастасии, дочери покойного кавалергарда и московского обер-полицмейстера Николая Арапова. Ее младшая сестра Софья Николаевна Арапова (1873-1953), став женой графа Менгдена Дмитрия Георгиевича (1873-1953), оказалась в родстве с известной семьей военных и придворных аристократов, которые вместе с нею стали враждовать с Маннергеймом.
В 17-м веке графы Менгдены приехали в Россию на военную службу, как и Густав Маннергейм в 20-м. При Петре I их предок был командиром Преображенского полка, самого любимого царем.
В годы правления императрицы Анны Иоановны Менгдены стали ближайшими сподвижниками Бирона и после его падения были все арестованы. Ссылки избежала только любимая фрейлина Анны Леопольдовны – Юлиана Менгден, хотя позднее разделила с нею судьбу и так же была в заключении в Холмогорах.
Возвращенные из ссылки при Петре III Менгдены вскоре вновь стали занимать высокие должности при дворе и добиваться высоких чинов на военной службе. Старший брат Дмитрия – Менгден Георгий Георгиевич (1861-1917) был зачислен в Кавалергардский полк в 1881 году. Когда в полк был переведен корнет Маннергейм, то граф Г. Менгден был полковым адъютантом (начальником штаба) и помогал Густаву освоиться в столице. Барон Маннергейм многое перенял у графа Г. Менгдена, который был образцовым кавалергардом и порядочным офицером. В изданной в 1904 году книге Д. Пошивалова «Воспоминания кавалергарда» о Георгии Менгдене написано, что он был требовательным, но справедливым и стремился помогать инициативным солдатам.
Служа в полку, Подшивалов написал для молодых воинов «Памятку кавалергарда и историю полка». Граф Менгден внимательно слушал, когда ротмистр Дашков на офицерском собрании зачитывал текст, дополнил его и внес поправки, после чего распорядился немедленно отпечатать и распространить среди солдат эту «Памятку». Кроме того, дополняет Подшивалов, находясь в дружеских отношениях с командиром эскадрона Великим князем Николаем Михайловичем (двоюродным дядей Николая II), он обратил его внимание на книгу рядового кавалергарда. Благодаря стараниям графа Менгдена кавалергард-крестьянин Д.Подшивалов при увольнении в запас был лично награжден Великим князем Николаем Михайловичем золотым крестом и получил место управляющего в имении одного из офицеров полка.
Впоследствии Георгий Менгден более трех лет командовал родным Кавалергардским полком. До возвращения в полк служил в Москве, где заведовал двором дяди царя – Московского генерал-губернатора Великого князя Сергея Александровича. После убийства Великого князя с 1905 года служил в той же должности у его вдовы – Великой княгини Елизаветы Федоровы, старшей сестры российской императрицы Александры Федоровны. В марте 1917 года был арестован и убит на гауптвахте в городе Луга пьяными солдатами, будучи в чине генерал-лейтенанта и должности начальника сборного пункта кавалерийских частей.
Младший из братьев Менгден Дмитрий Георгиевич (1873-1953) также начинал службу в Кавалергардском полку. Но тех высоких званий, как его в отец – генерал-лейтенант Менгден Георгий Федорович и его брат Георгий он не достиг (Менгден Георгий Федорович умер в 1902 году, над захоронениями родителей сыновья воздвигли склеп-часовню при православной церкви Сергея Радонежского в Латвии, сохранившейся до сих пор). Младший Менгден достойно служил в полку, подражая старшему брату и традициям семьи, заложенным генерал-майором Менгденом Евстафием Романовичем, в середине 19 века успешно командовавшим Кавалергардским полком. Именно по его примеру следующие поколения семейства Менгден шли служить кавалергардами. 
В 1903-1904 годах семья Дмитрия Менгдена находилась в Москве. В 1904 году, отправляясь на войну с Японией, к Менгденам в Москве заезжал Маннергейм. Он пытался выяснить намерения жены и переговорить о своих планах на управление приобретенным вместе с Анастасией имением в Прибалтике. Сестрой жены Софьей Менгден Густав был встречен недоброжелательно, и ему было объявлено, что имение перешло в ведение мужа их младшей тети - барона Б. Мейендорфа. Не добившись конструктивного разговора с родственниками и узнав, что теперь в его отношения с женой подключилась еще одна тетя – баронесса Надежда Мейендорф – Густав решил, что все как-нибудь образуется после войны.
В Москву супруги Дмитрий и Софья поехали не только, чтобы быть поближе к старшему Менгдену, но и потому, что у нее, как наследницы московского обер-полицмейстера генерал-лейтенанта Николая Арапова была значительная собственность. Граф Дмитрий Менгден старался ее приумножить.
Возможно, в пору хороших отношений с Маннергеймом по его примеру они решили на хуторе Аносовка Воронежской губернии разводить лошадей. Судьба была благосклоннее к семье Дмитрия Менгдена, чем к его брату Георгию. В чине полковника он был адъютантом Великого князя Николая Николаевича и вместе с семьей эвакуировался из Крыма. Сестры Георгия и Дмитрия - Евгения, 1859 г.р., отличающиеся особой грациозностью и Зинаида, 1879 г.р. были фрейлинами вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Кто помог семье Менгдена попасть на корабль в Крым, неизвестно. Возможно, он эвакуировался как адъютант Николая Николаевича, или же Менгденов распорядилась погрузить Мария Федоровна. Известно об ее отказе взойти на английский корабль без лиц, ее сопровождающих. Младшая из сестер – Зинаида Георгиевна Менгден находилась в Дании при вдовствующей императрице Марии Федоровне до кончины матери последнего императора Николая II в 1928 году.
Благосклонное отношение к Менгденам во время эвакуации из Крыма было обусловлено тем, что были еще свежи воспоминания о расправе над Георгием Менгденом, женатым на Марии Кассини, чьей судьбой после убийства мужа были озабочены все приближенные царской семьи. Ей также удалось спастись. Придворная дама Мария Артуровна Кассини-Менгден умерла в 1938 году.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Карла Густава Маннергейма Биографическая гипотеза. Автор В. С. Хукка. Глава I. Крушение семьи iconДюпюи Р., Дюпюи Т. Всемирная история войн. Кн. 4 (1925–1997). Спб., 1998. Советско-финская война
Однако Финляндия отвергла эти домогательства и сосредоточила на финско-советской границе войска под командованием престарелого, но...

Карла Густава Маннергейма Биографическая гипотеза. Автор В. С. Хукка. Глава I. Крушение семьи iconД. С. Блинов (глава 6), Д. Ю. Гончаров (глава 8), М. А. Горбатова...
Истоки и современное содержание уголовной политики в области здравоохранения: актуальные вопросы теории и практики

Карла Густава Маннергейма Биографическая гипотеза. Автор В. С. Хукка. Глава I. Крушение семьи iconЭлектронные ресурсы либц вып. 1 Общий раздел Большая русская биографическая...
...

Карла Густава Маннергейма Биографическая гипотеза. Автор В. С. Хукка. Глава I. Крушение семьи iconПриводится по изданию: В. В. Карева. История Средних веков. М.: Пстби. 1999
Империя Карла Великого. Внешняя и внутренняя политика. Союз Карла Великого и папства

Карла Густава Маннергейма Биографическая гипотеза. Автор В. С. Хукка. Глава I. Крушение семьи icon«Есть такая профессия «Родину защищать» (история семьи Юшковых)» Автор работы
Данная работа является результатом исследованием архива семьи Юшковых-Яровых и составлением генеалогического древа. Важно сохранять...

Карла Густава Маннергейма Биографическая гипотеза. Автор В. С. Хукка. Глава I. Крушение семьи iconГрадорегулирование
Гудзь Т. В. (разделы 10. 3, 10. 4, 12. 3), Сафарова М. Д. (разделы 7, 10. 3, 10. 4, глава 13), Холопик К. В. (глава 11), Якубов М....

Карла Густава Маннергейма Биографическая гипотеза. Автор В. С. Хукка. Глава I. Крушение семьи iconФилософия и психопатология: научное наследие Карла Ясперса
Философия и психопатология: научное наследие Карла Ясперса: Материалы 4-го Российско-Германского симпозиума (международной конференции)...

Карла Густава Маннергейма Биографическая гипотеза. Автор В. С. Хукка. Глава I. Крушение семьи iconРассказывает глава семьи Степан Дионисьевич…
Родился я 28 мая 1963 годав солнечной Молдавии- в селе Залучаны Каменского района, в семье простых рабочих – Присакаря Дионисия Николаевичаи...

Карла Густава Маннергейма Биографическая гипотеза. Автор В. С. Хукка. Глава I. Крушение семьи iconТрудные вопросы
Осква. Сегодня, когда глобальный экономический кризис заставляет многих вновь задуматься о судьбах капитализма, имя Карла Маркса...

Карла Густава Маннергейма Биографическая гипотеза. Автор В. С. Хукка. Глава I. Крушение семьи iconСочинение: «История моей семьи»
Не так давно я прочитала фразу: «Каждый воспитанный человек должен знать историю своей семьи до пятого колена»






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск