Философские основания культурно-исторической концепции ранних славянофилов






НазваниеФилософские основания культурно-исторической концепции ранних славянофилов
страница1/4
Дата публикации09.02.2015
Размер0.65 Mb.
ТипАвтореферат
h.120-bal.ru > Философия > Автореферат
  1   2   3   4

На правах рукописи

Широкова Марина Алексеевна

ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ

КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ

РАННИХ СЛАВЯНОФИЛОВ

Специальность 24.00.01 – теория и история культуры


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Барнаул – 2013

Работа выполнена на кафедре политологии

ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет»


Научный консультант:

доктор философских наук, профессор

Иванов Андрей Владимирович


Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Фролов Анатолий Серафимович

(АНО ВПО «Алтайская академия

экономики и права (институт)»);
доктор философских наук, профессор

Абрамов Юрий Федорович

(ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный университет»);
доктор философских наук, профессор

Попков Юрий Владимирович

(Институт философии и права СО РАН)


Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный технический университет им. И.И. Ползунова»



Защита состоится 3 октября 2013 г. в 10:00 ч. на заседании диссертационного совета Д 212.005.07 при Алтайском государственном университете по адресу: 656049, г. Барнаул, пр. Ленина, 61.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Алтайского государственного университета.


Автореферат разослан «__» ___________ 2013 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор социологических наук О.Т. Коростелева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Современную эпоху чаще всего характеризуют как углубление кризиса, вызванного катастрофическим отставанием развития культуры от развития цивилизации, духовного развития от материального. Вследствие этого кризиса происходит крушение прогрессистской концепции исторического движения, сформировавшейся благодаря ценностным установкам гуманизма и Просвещения. С одной стороны, наблюдается все ускоряющийся прогресс технологий, то есть расширение культуры средств, и, с другой стороны, – столь же быстрое угасание культуры целей и ценностей. Политические и духовные лидеры демонстрируют неспособность формулировать стратегические цели развития общества. А без целей невозможна история, человечество выпадает из исторического времени, и возникает тотальное разочарование, ценностный релятивизм, характерный для сознания постмодерна, «постсовременности» (А.В. Гулыга). Но подобные всплески нигилизма и релятивизма ценностей уже отмечались в истории. Соответственно существовали и явления в философской мысли, послужившие своеобразным ответом на вызов времени и предлагавшие позитивную альтернативу дальнейшего развития человечества.

Так, в начале XIX в. специфической реакцией на наступление буржуазной индустриальной цивилизации и на свойственное ей утилитарно-прагматическое умонастроение явился европейский романтизм, поставивший перед интеллектуалами разных стран проблему историзма и национальной самобытности. Не без влияния романтиков, но в то же время самостоятельно классическое славянофильство представило своеобразный русский вариант осмысления этих проблем, констатируя духовный кризис западной цивилизации и стремясь уберечь от него Россию. Между тем упомянутый кризис тогда был очевиден далеко не всем – потрясающие успехи в развитии промышленности, невероятная частота научных открытий, особенно в области естественных наук, казалось, неизменно укрепляли прогрессистское мировоззрение. Представлялось, что еще немного, и наука даст ответы на все вопросы, позволит решить все пока еще имеющиеся проблемы и привести человечество к состоянию подлинной свободы. В это верили и европейские либералы, и социалисты, и русские западники. Но родоначальники славянофильства (А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, К.С. Аксаков, Ю.Ф. Самарин), пожалуй, наиболее точно осознали, что за всем этим стремлением к «прогрессу ради прогресса» оказался потерян человек, фундаментальные духовные основы его существования. Именно славянофилы проницательно заметили пороки индустриальной цивилизации: обуржуазивание жизни, обездушивание человека, превращение общества в раздробленную массу эгоистических, меркантильных индивидов и, как следствие, – утрачивание способности к культурно-историческому развитию.

В наше время проблема кризиса цивилизации встала гораздо острее, чем в период начала – середины XIX в., когда славянофилы были в числе сравнительно немногих, обративших на это внимание. Становится все более очевидным, что потери человечества, порожденные односторонним прогрессом, явно превышают приобретения. Таким образом, не приходится говорить об однозначном культурно-историческом восхождении человечества, и в этих условиях залогом движения вперед является возврат к традиции. Задача философии в эпоху «постсовременности» – не только констатация углубления кризиса, но и поиск путей его преодоления. Поэтому сегодня важна и продуктивна именно та философия культуры, которая позволяет заново, творчески осмыслить имеющееся богатое культурное наследие, и в первую очередь – отечественное.

Еще один аспект актуальности и значимости идей славянофилов заключается в постановке ими проблемы человека как субъекта культурно-исторического развития. Проблема человека и наука о человеке, антропология, сегодня играют особую, все возрастающую роль. Налицо явный «антропологический поворот» в философии и во всей системе гуманитарных наук, которые весьма активно применяют антропологический метод. Но, обращаясь к парадигмам западной философской антропологии, не следует забывать об огромном опыте антропологических построений русских философов.

Непреходящую актуальность славянофильскому наследию обеспечивает и сама проблематика русского самосознания, которая всегда остается открытой. В строгом смысле славянофилов, конечно, нельзя считать ее первооткрывателями: в какой-то форме темы самоопределения, самобытности всегда присутствуют в культуре нации. Но именно славянофилам принадлежит заслуга их фронтальной и настойчивой теоретической постановки, философской «тематизации».

Таким образом, идейное наследие славянофилов с точки зрения всестороннего выявления его базовых культурно-исторических установок представляется сегодня актуальным и в методологическом, и в научно-теоретическом, и в познавательном планах.

Степень разработанности проблемы. Славянофильство следует отнести к наиболее исследованным течениям общественной мысли России, о чем свидетельствуют и количество, и качество вышедшей у нас в стране и за рубежом литературы. Однако обращает на себя внимание почти полное отсутствие работ, в которых была бы представлена развернутая характеристика славянофильской культурно-исторической концепции. Значительные затруднения вызывает и определение места славянофильства в российском идейно-политическом спектре.

Попытки толкования и идеологической интерпретации взглядов славянофилов наблюдались уже в период существования славянофильского кружка, а также вскоре после его распада. Сторонники консервативных ценностей (И.С. Аксаков, Д.Ф. Самарин, К.Н. Бестужев-Рюмин, Э.А. Дмитриев-Мамонов и др.) выступали как последователи и апологеты славянофильства, хотя в их работах славянофильские идеи все больше приобретали охранительное звучание. Что же касается либералов-западников – П.Г. Виноградова, В.И. Герье, П.И. Линицкого, П.Н. Милюкова, А.Н. Пыпина, А.М. Скабичевского, М.Д. Чадова, Б.Н. Чичерина и других, то они подчеркнуто противопоставляли славянофильство и русский либерализм, а идеи славянофилов зачастую смешивали с консервативным «охранительством» теории «официальной народности». Преимущественно критическое отношение к славянофильству, воспринятое во многом у идеологов революционного крыла западничества А.И. Герцена, В.Г. Белинского, Н.Г. Чернышевского, прослеживается и в трудах народников-социалистов.

В начале ХХ в. «веховцы», в частности Н.А. Бердяев и М.О. Гершензон, рассматривали славянофильство как истинно русское направление общественной мысли, основанное на «народном чувстве», в то время как идеалы революционной демократии объявлялись неприсущими русской духовности. Бердяев определил славянофильство как исторически первый этап русского народничества. Со своей стороны продолжатель идей народников Р.В. Иванов-Разумник, говоря об исторических судьбах славянофильства и западничества, возвестил гибель консервативного (славянофильство) и либерального (западничество) доктринерства «под ударами зарождавшегося русского социализма, народничества».

Началом марксистской историографии славянофильства следует считать работы Г.В. Плеханова, который, первым из историков поставив вопрос о классовой природе славянофильства, объявил его «реакционной идеологией». Оценка Плеханова стала определяющей в советской литературе на несколько десятилетий, в связи с чем изучению славянофильства уделялось крайне мало внимания.

Ситуация начала меняться после того, как в 1940 г. в Институте истории Академии наук СССР историк С.С. Дмитриев выступил с докладом о славянофилах, вызвавшим живую дискуссию. После этого главной линией в оценке классового характера славянофильства постепенно становится предложенное С.С. Дмитриевым понимание его как одного из течений раннего российского либерализма. «Дворянскими либералами» назвали как славянофилов, так и западников А.А. Галактионов и П.Ф. Никандров. Именно эти авторы вернули в советскую историко-философскую мысль характерное для русских философов начала XX в. и для эмигрантской литературы представление о славянофильстве как о своеобразной форме национального сознания.

Немалую роль в стимулировании научного и публицистического интереса к славянофильской проблематике сыграла дискуссия о славянофилах, проведенная журналом «Вопросы литературы» по инициативе А.Л. Янова в конце 1960-х гг.

С начала 1970-х гг. активно изучаются литературно-эстетические взгляды (К.Н. Ломунов, В.А. Кошелев, В.И. Кулешов, Ю.З. Янковский, Б.Ф. Егоров, Е.В. Старикова и др.), исторические воззрения славянофилов (А.И. Цамутали, С.Н. Носов), их журналистская деятельность (П.С. Рейфман, Т.Ф. Пирожкова). Несколько позже началось исследование славянофильской философской системы, продолжившееся затем в 1990-е гг. (Т.И. Благова, З.А. Каменский, А.Д. Сухов). Взгляды славянофилов на государственное и общественное устройство, на политическое развитие России и Запада впервые были систематически проанализированы Н.И. Цимбаевым. Примечательно, что каждый из историков, философов, литературоведов, занимавшихся изучением наследия деятелей раннего славянофильства, так или иначе стремился определить их идейно-политическую принадлежность. Спектр мнений на этот счет достаточно широк.

Вывод С.С. Дмитриева о либерализме родоначальников славянофильства получил дальнейшее развитие в работах Е.А. Дудзинской, В.А. Китаева, К.Н. Ломунова, Т.Ф. Пирожковой, П.С. Рейфмана, А.Д. Сухова, А.Н. Цамутали, Н.И. Цимбаева и многих других. Относительное меньшинство ученых продолжали считать славянофильское учение консервативно-реакционным, правда, отдавая должное имеющимся в нем прогрессивным чертам (В.А. Кошелев, С.А. Новиков, Ю.З. Янковский). Имеется и третья точка зрения, хотя и не столь распространенная, как две первые. Часть исследователей относили учение Хомякова, Киреевского, Аксакова и Самарина к христианскому социализму (А.И. Володин, А.А. Попов).

Такое разнообразие трактовок идеологии славянофильства сохранилось и в постсоветский период. Отличительная черта исследований 1990-х – 2000-х гг. – усиление тенденции к подчеркиванию консервативного характера славянофильских идей (А.А. Васильев, И.А. Исаев, Н.М. Золотухина, З.В. Смирнова, Э.Г. Соловьев). С другой стороны, не утратил своего значения, в особенности среди историков, и подход, отождествляющий славянофильство с дворянским либерализмом (Е.А. Дудзинская, Н.И. Цимбаев). В книге «Русский консерватизм XIX столетия. Идеология и практика» (авторский коллектив – В.Я. Гросул, Г.С. Итенберг, В.А. Твардовская, К.Ф. Шацилло, Р.Г. Эймонтова) славянофилы названы либералами, в воззрениях которых можно обнаружить зерна консерватизма. А по мнению А.В. Репникова, славянофилам был свойствен скорее «антиевропеизм», чем последовательный антилиберальный консерватизм. Среди диссертационных исследований последних лет, авторы которых пытаются по-новому осмыслить соотношение славянофильства и либерализма, обращает на себя внимание работа А.В. Шарапова.

На наш взгляд, раннее славянофильство можно отнести к специфически русской ветви консерватизма, в которой охранительство сочеталось с оппозиционностью.

Независимо от идеологических определений общей тенденцией последнего десятилетия можно считать рассмотрение славянофильства как формы национального самосознания и как важнейшего элемента национальной духовной культуры. Тем самым обнаруживается стремление отделить в славянофильском наследии «вечные» вопросы от «временных» и сосредоточиться преимущественно на изучении первых. Появилось достаточно много интересных работ, авторы которых актуализируют отдельные стороны славянофильской философии (К.М. Антонов, В.И. Холодный, С.С. Хоружий). Славянофильская теория истории и культуры рассматривается в диссертациях В.Б. Храмова, Е.А. Чукаевой, О.В. Величкиной и др.

Несомненную востребованность славянофильского наследия в 2000-е гг. подтверждают материалы международной конференции, посвященной 200-летию А.С. Хомякова, которая состоялась в апреле 2004 г. в Москве, в Литературном институте им. А.М. Горького. Широчайший спектр различных точек зрения русских мыслителей разных исторических эпох на творчество и деятельность славянофилов представлен в антологии «Славянофильство: pro et contra» (2006).

Нельзя не отметить, что сегодня славянофильская проблематика и терминология возрождаются во многом благодаря деятельности созданного в 2003 г. Института русской цивилизации под руководством О.А. Платонова. За время существования Института были изданы сборники трудов всех ведущих идеологов славянофильства, причем многие материалы опубликованы либо вообще впервые, либо после более чем 100-летнего перерыва. Кроме того, учеными института проделана большая работа по анализу и систематизации славянофильских идей, результаты которой нашли отражение, в частности, в исследованиях А.Д. Каплина «Мировоззрение славянофилов. История и будущее России» (2008) и «Славянофилы, их сподвижники и последователи» (2011), а также в исторической энциклопедии «Славянофилы» (2009).

Некоторые современные исследователи (Н.И. Цимбаев, О.Ю. Малинова) придерживаются мнения о необходимости отказа от противопоставления славянофильства и западничества, словно бы возвращаясь, теперь уже на новом витке нашей истории, к высказанному более ста лет назад тезису Иванова-Разумника об окончании «великого раскола русской интеллигенции».

Отдельную группу исследований составляет литература, посвященная в целом «русской идее», русскому национальному сознанию (самосознанию), значительное место в которой занимает анализ славянофильской философии. Данная проблематика восходит к трудам русских писателей и философов конца XIX – начала XX в.: Ф.М. Достоевского, В.С. Соловьева, В.В. Розанова, В.И. Иванова, С.Л. Франка, И.А. Ильина, С.Н. и Е.Н. Трубецких, Н.А. Бердяева и многих других. В конце XX – начале XXI в. к этой теме обращались Ф.И. Гиренок, А.В. Гулыга, С.Г. Кара-Мурза, В.В. Кожинов, А.А. Корольков, Н.П. Ильин, М.А. Маслин, В.С. Непомнящий, А.С. Панарин, В.В. Сербиненко и другие. Есть и авторы, сближающие концепты национального самосознания и культурно-исторического самосознания (культурно-исторической самобытности), – Ю.Ю. Булычев и А.И. Зимин.

Идеи русских славянофилов всегда вызывали немалый интерес и в зарубежной историографии. В начале 1950-х – 1970-е гг. их изучением занимались Н. Рязановский, П. Христофф, Э. Глизон, Э. Таден и другие. Нередко западные исследователи славянофильства использовали труды Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, В.В. Зеньковского, Н.О. Лосского и других русских эмигрантов, посвященные славянофилам и русской философии в целом. Так, была воспринята бердяевская оценка взаимосвязи славянофильства и народничества (А. Гранжар, Я. Лаврин). Особо следует выделить точку зрения известного польского (а ныне американского) специалиста по русской политической истории XIX в. Анджея Валицкого. В своей работе «В кругу консервативной утопии. Структура и развитие русского славянофильства» он определяет народничество как соединение «консервативной утопии славянофилов» и «демократически-либеральной утопии западников». При этом Валицкий не считает народничество и славянофильство оригинальными явлениями, присущими только русской мысли. Затем, уже работая в США, Валицкий выступил против любых попыток рассматривать русскую философию как продукт особой культуры, отличной от западной.

В еще более концентрированном виде подобное отношение к проблематике «русской идеи» продемонстрировал Дж.П. Скэнлан. На примере его высказываний видно, как изменилась тональность многих выходящих на Западе работ по славянофильству и по русской философии в целом в 1990-е – 2000-е гг. по сравнению с советским периодом. Объединение славянофилов с народниками привело зарубежных исследователей к выводу о том, что русский марксизм-ленинизм был прямым продолжением этой традиции. К сожалению, подобные утверждения выражают не столько академический, сколько идеологический интерес.

Более взвешенную интерпретацию такого подхода можно увидеть в работе представителя современной английской исторической науки и политической философии П. Дункана «Русское мессианство: Третий Рим, революция, коммунизм и последствия». По его мнению, разные идеи русского мессианства выходили на передний план в определенные периоды истории, особенно во времена катастроф.

Итак, существующие оценки славянофильства весьма противоречивы. С нашей точки зрения, сама возможность настолько разнообразных интерпретаций славянофильской концепции позволяет сделать вывод о ее неисчерпаемо глубоком ценностном содержании и о необходимости ее дальнейшего изучения.

В завершение историографического обзора приходится констатировать, что существенным пробелом в исследованиях, посвященных славянофильской тематике, является отсутствие целостности в изучении славянофильской концепции, а также системной демонстрации актуальности этой концепции не только для современной культурной самоидентификации России, но и для определения перспектив исторического развития человечества в целом. Данная проблема до настоящего времени в значительной степени оставалась за рамками исследований, что и определило выбор темы настоящей диссертации, ее логический строй и содержание.

Объект исследования: Культурно-историческая концепция основоположников русского славянофильства: А.С. Хомякова, И.В. Киреевского, К.С. Аксакова, Ю.Ф. Самарина.

Предмет исследования: философские основания культурно-исторической концепции ранних славянофилов.

Цель и задачи исследования. Цель диссертации – выявление философских оснований и ключевых идей культурно-исторической концепции основоположников славянофильства.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие взаимосвязанные задачи:

– выявить социально-исторические предпосылки, теоретические источники и особенности генезиса славянофильской философии в России;

– определить богословские, гносеологические и этико-онтологические основания славянофильской культурно-исторической концепции;

– исследовать обоснование специфики культурно-исторического развития России в славянофильской философии истории;

– рассмотреть выделенный славянофилами тип человека как субъекта культурно-исторического развития в качестве антропологического основания их культурно-исторических воззрений;

– выявить соотношение принципов личной свободы, народности и соборности в славянофильской социальной антропологии;

– определить философско-политические основания культурно-ис-торической концепции славянофилов, показать специфику их взглядов на государство как институт власти;

– показать соотношение государства и общества, государства и церкви в наследии родоначальников славянофильства;

– проанализировать характерные черты социально-политического идеала как части культурно-исторической концепции славянофилов.

Методологической основой исследования послужили:

- системный подход, обеспечивающий изучение славянофильской философии как целостной системы, выявление ее основных составляющих, а также анализ особенностей ее развития и в целом, и в плане отдельных элементов;

- принцип единства исторического и логического. Этот принцип, с одной стороны, требует рассматривать славянофильское учение как изменяющееся во времени, развивающееся с учетом контекста исторических условий России XIX в., а с другой стороны, предполагает теоретическое воспроизведение развитой славянофильской концепции во всех ее существенных закономерных связях и отношениях. Важным для диссертации является тот момент, что развитая система в снятом виде несет черты собственной истории. Славянофильские идеи всегда жили и живут (сознательно и бессознательно) в национальном самосознании России, но, с другой стороны, их подлинное значение и рациональные компоненты открываются лишь с высоты нового исторического опыта;

- сравнительно-исторический метод, который предполагает сопоставление философских и культурно-исторических построений основных идеологов славянофильства – А.С. Хомякова, И.В. Киреевского, К.С. Аксакова, Ю.Ф. Самарина с целью нахождения общего и особенного. Кроме того, этот метод проявляется и в сопоставлении славянофильских идей с идеями западников.

Главными теоретико-методологическими ориентирами в диссертации являются:

- теория культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского, ставшая основой применяемого в работе цивилизационного подхода, согласно которому Россия рассматривается как самостоятельная цивилизация (культурно-исторический тип), обладающая уникальными особенностями развития социально-политических институтов и общественных отношений, а также философских идей. Соответственно философия славянофилов представляет собой духовный продукт данной цивилизации, который как на рациональном, так и на внерациональном уровне отражает многие ее признаки;

- историзм как принцип изучения социальной и культурной действительности, в основе которого лежит представление о постепенном «органическом» развитии любого явления и о каждом этапе в истории как определенном и необходимом звене в историческом процессе. Принцип историзма предполагает, что не только прошлое, но и институты и культура современности могут быть поняты только исторически1;

- разработки в области теории исторического сознания, имеющиеся в исторической науке (М.А. Барг, А.В. Гулыга, Б.Г. Могильницкий, И.М. Савельева, А.В. Полетаев, В.А. Ельчанинов, П.Н. Гуйван) и в философской герменевтике (В. Дильтей, Х.-Г. Гадамер, М.М. Бахтин). Историческое сознание трактуется в работе как укорененность исследователя в традиции. Традиция подразумевает не только историческую трансляцию опыта из поколения в поколение, но и создание смысла каждый раз заново.

Научная новизна исследования выражается в следующих положениях:

- реконструирована предложенная родоначальниками славянофильства оригинальная культурно-историческая концепция, не только позволяющая сохранить самобытность каждого народа, но и намечающая пути к единству духовной культуры человечества, где органически синтезируются его важнейшие национально-культурные достижения и традиции;

- обоснован вывод о том, что славянофильская культурно-истори-ческая концепция впервые в истории философской и культурологической мысли предполагает диалектическую гармонию веры и разума, родного и вселенского, свободы и социального служения, сознания и жизни, традиции и прогресса, индивидуального и коллективного начал. Изучение славянофильского философско-культурологического проекта дает возможность находить гармоничные пути разрешения глобальных противоречий, стоящих перед современной цивилизацией;

- выявлена система философских оснований (онтологических, гносеологических, антропологических, социально-философских) культурно-исторической концепции ранних славянофилов;

- прояснено концептуальное содержание ряда важнейших философских и культурологических категорий славянофильской культурно-исторической концепции: «народа», «народности», «соборности», «самобытности», «живого знания», «веры», «просвещения», «всецелого разума» и других;

- показан целостный характер философии ранних славянофилов и разработанной ими культурно-исторической концепции. При этом по многим вопросам отмечены особенности во взглядах родоначальников славянофильства – А.С. Хомякова, И.В. Киреевского, К.С. Аксакова, Ю.Ф. Самарина;

- комплексно реконструированы представления основоположников славянофильства о социально-политическом идеале, их взгляды на соотношение государства и общества, государства и церкви, государства и личности, политики и морали, на исторические основания государственности на Западе и в России и другие, оказавшие существенное влияние на последующее развитие русской политической мысли;

- уточнена роль славянофильства в процессе формирования рационального (научного и философского) национального самосознания России, а также его вклад в разработку политической идеологии русского общества середины XIX в.

Положения, выносимые на защиту

1. Славянофилы являются создателями самобытной русской философии, в которой им впервые удалось органически соединить, с одной стороны, логико-понятийный инструментарий европейской науки и философии, а с другой – православную богословскую терминологию и специфические элементы русской культурной ментальности. Эта философия стала прочным фундаментом их культурно-исторической концепции, которую правомерно рассматривать как первую рациональную форму национального самосознания России.

2. Философия воспринимается основоположниками славянофильства как средство коренного изменения всех сфер жизни – духовной, социальной, экзистенциальной, политической, без чего невозможно дальнейшее общественное развитие. Закономерно, что и культурно-историческая концепция ранних славянофилов органично включала в себя и экзистенциально-жизнеустроительный, и идеологический элементы, а также содержала определенную социально-политическую программу. Цель философско-культурологических исканий славянофилов – не только интеллектуальное постижение мира, человека и общества, но и их духовно-нравственное преображение

3. Славянофильская культурно-историческая концепция базируется на идее синтеза и нравственном универсализме, то есть на философии будущего единства человечества, где гармонично сосуществуют наука, религия и философия. В современных условиях славянофильская идея становления единой цивилизации на нравственных началах и целостности духовной культуры может рассматриваться как оригинальный и альтернативный вариант глобализации – глобализации без вестернизации.

4. Славянофильство продемонстрировало весьма значительный творческий потенциал. Позиция славянофилов, по форме архаично-консервативная, оказалась по сути новаторской, поскольку ключевые элементы отечественной культурной традиции были творчески осмыслены и предъявлены русскому обществу на уровне философской рефлексии. Славянофильские интенции состояли именно в создании нового, а не в восстановлении безвозвратно утраченного. Поэтому славянофильский проект содержит установку на развитие общества, но не по западным схемам модернизации, а иными способами и на иных культурных основаниях. Это позволяет считать славянофилов прямыми предшественниками народничества, почвенничества, евразийства и других концепций, подчеркивающих самобытность российской цивилизации, имеющей свою собственную историческую судьбу и мировые культурные задачи.

5. В гносеологии ранних славянофилов процесс познания истины был равнозначен процессу переустройства человеческой души на началах цельности и любви. Соответственно процесс познания должен носить соборный характер, и только в этом случае он приведет к овладению истиной. Соборная (общественная) природа познания не исключает, а подразумевает познавательную активность индивидуального сознания каждого человека, так как сознание социальное реализует себя только через индивидуальное. В славянофильской гносеологии рациональное познание включает в себя не только интеллектуальные (рассудочные и разумные) компоненты, но и то, что может быть названо понимающим созерцанием, умным видением, умозрением, что впоследствии будет развито В.С. Соловьевым, И.А. Ильиным, С.Л. Франком, П.А. Флоренским и другими русскими мыслителями. Подлинная культура, по мысли славянофилов, – это всегда соборное и нравственное знание, позволяющее людям объединяться и в духе, и в жизни.

6. В этико-онтологических основаниях культурно-исторической концепции славянофилов парадоксальным образом соседствуют моральное осуждение и моральное оправдание политической власти. С одной стороны, власть сама по себе не содержит «нравственного добра», поэтому христианин должен сторониться ее, а идеальным принципом общественных отношений должна быть только любовь. С другой же стороны, правитель государства обязан принять на себя бремя власти ради сохранения внутренней нравственной свободы своего народа.

7. Культурно-историческая концепция славянофилов содержит не детерминистское, а телеологическое понимание исторического процесса. По их мнению, причинно-следственные связи в истории, несомненно, присутствуют, и они доступны для научного познания, но одного их изучения мало, чтобы постичь историю. История человечества имеет некий высший смысл, цель. Эта цель установлена Провидением, но движение к ней зависит от человека и от народа как соборной, симфонической личности. Состояние «духа народа», его культура влияют на внешние события, на ход общественной жизни. А дух народа – это его господствующая вера.

8. Славянофилы первыми в русской философии обратили внимание на зависимость типа социально-политической организации общества от антропологического типа человека. Человек, по мнению славянофилов, обнаруживает свою фундаментальную человечность, только осознавая высшие моральные ценности и стремясь к ним. Человек – существо не «горизонтальное», а «вертикальное», то есть руководствующееся не только интересами, но и идеалами. Стремление к идеалам все время побуждает человека выходить за собственные пределы, совершенствоваться нравственно. Постоянно актуализируемое противоречие между сущим и должным, между реальностью и идеалом дает мощный импульс культурно-историческому развитию как отдельного человека, так и общественной системы.

9. В отношении к государству классики славянофильства не были ни этатистами, ни анархистами. Для их культурно-исторической концепции характерен взгляд на государство не как на самоцель, а как на необходимое средство оформления внутренней жизни народа. Они выступили против любых форм неоправданного вмешательства государства во внутреннюю жизнь народа, «земли». Примерами подобного вмешательства в русской истории они считали правление Ивана Грозного и Петра I, хотя роль последнего не оценивалась ими однозначно отрицательно. Государство должно способствовать созидательной деятельности общества, а не противопоставлять себя ему, вырабатывая какие-либо собственные цели развития. В этом заключаются смысл государства и оправдание его существования.

10. Славянофильская культурно-историческая концепция предполагает существование политического идеала, в соответствии с которым должна быть преобразована российская действительность. Идеалом для них является самодержавие – форма единоличной неограниченной власти, но олицетворяющая и выражающая волю народа. Самодержавие как нравственно-политический идеал противопоставляется как реальному российскому абсолютизму середины XIX в., так и всем формам западной государственности. В духе нестяжательских мировоззренческих установок славянофилы говорили о необходимости признания взаимной автономии и сотрудничества церкви и государства. Государство должно соответствовать христианским нравственным принципам и тем самым служить интересам церкви. Но, с другой стороны, и церковь своими средствами должна способствовать процветанию государства и его продвижению к политическому идеалу.

Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты диссертационного исследования могут послужить одной из отправных точек более глубокого изучения славянофильской философии, а также способствовать дальнейшему осмыслению рассмотренных в ней проблем. Автор надеется, что данная работа явится определенным вкладом в формирование представлений о стратегических целях и приоритетах общемирового духовного и социального развития в начале XXI в. и стимулом к определению и адекватной оценке как негативных, так и позитивных тенденций жизни современной России.

Проведенный в работе анализ позволяет актуализировать целый ряд идей и принципов славянофилов, показывая необходимость восстановления диалектической связи истории и современности в развитии общества, обращения к историческому опыту отечественной методологии гуманитарного познания.

Основные положения и материалы диссертации могут быть использованы в учебном процессе, при разработке общих и специальных курсов по философии культуры и культурологии, по истории русской философской и политической мысли, а также найти применение в спецсеминарах и специальных исследованиях по соответствующей тематике.

Апробация работы осуществлялась:

– на научных конференциях: «Гуманитарное образование в высшей школе: вызовы и ответы» (межвузовская научно-методическая конференция, Барнаул, 2000); «Высшая школа в современной социокультурной ситуации» (региональная научно-практическая конференция, Барнаул, 2001); «Евразийское мировоззрение и потенциал Сибири в XXI в.» (международная конференция, Барнаул, 2002); «Университетское образование как гуманитарная инвестиция в народное хозяйство» (VI региональная научно-методическая конференция, Барнаул, 2002); «Новые технологии в сфере гуманитарного образования» (VII региональная научно-методическая конференция, Барнаул, 2003); «Социальные процессы в современной Западной Сибири» (Всероссийская научно-практическая конференция, Горно-Алтайск, 2003, 2009); «Гуманитарное образование как социальный заказ» (VIII региональная научно-методическая конференция, Барнаул, 2004); «Евразийство: теоретический потенциал и практические приложения» (Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция, Барнаул, 2004, 2006, 2008, 2010, 2012); «Современная Россия и мир: альтернативы развития» (международная научно-практическая конференция, Барнаул, 2005, 2006, 2007, 2009, 2010, 2011); «Интеллектуальный потенциал ученых России» (V российская научно-практическая конференция, Барнаул, 2005); «Духовное наследие А.С. Хомякова: философия, теология, этика» (международная научная конференция, посвященная 200-летию А.С. Хомякова, Тула, 2005); «Неверовские чтения» (Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция, Барнаул, 2005, 2007, 2010); «Человек: философская рефлексия» (Всероссийская научная конференция, Барнаул, 2006); «Единая образовательная информационная среда: проблемы и пути развития» (VI международная научно-практическая конференция-выставка, Томск, 2007); «Человек: философская рефлексия. Границы философских дискурсов» (Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция, Барнаул, 2008); «Представительная и законодательная власть: история и современность» (научно-практическая конференция, Барнаул, 2009); «Политологические и этноконфессиональные исследования в регионах» (Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция, Барнаул, 2009); «Российский политический процесс в региональном измерении: история, теория, практика» (Всероссийская научно-практическая конференция, Барнаул, 2009, 2010, 2011, 2012); «Религия в истории народов России и Центральной Азии» (Всероссийская (с международным участием) конференция, посвященная 10-летию кафедры религиоведения и теологии АлтГУ, Барнаул, 2011); «Непрерывное образование как ресурс развития региона» (Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция, Барнаул, 2011);

– в процессе разработки и преподавания курсов «История политических учений России XIX в.», «Политическая концепция славянофилов», «Политическая этика», «Особенности русского социально-исторического сознания», «Философские основания русского консерватизма» на факультете политических наук Алтайского государственного университета;

– в обсуждении ряда важнейших идей на методологических семинарах и заседаниях кафедры политологии Алтайского государственного университета, а также сектора этносоциальных исследований Института философии и права СО РАН (г. Новосибирск).

Структура и объем диссертации. Структура работы определяется поставленными целью и задачами и следует логике их изложения. Диссертация состоит из введения, 6 глав (16 параграфов), заключения и списка использованных источников и литературы, включающего 333 наименования. Объем диссертации – 317 страниц.

  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Философские основания культурно-исторической концепции ранних славянофилов iconТатьяна Ивановна Волкова Философские основания глобальных проблем современного общества
Волкова Т. И. Философские основания глобальных проблем современного общества. Учебное пособие. – Челябинск: Изд-во Челгма, 2008....

Философские основания культурно-исторической концепции ранних славянофилов iconГаранина О. Д. Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия...
Г20 Социально-философские концепции ХХ века: философия истории. Пособие по изучению дисциплины. – М.: Мгтуга, 2005. – 36 с

Философские основания культурно-исторической концепции ранних славянофилов iconИскусство ранних земледельцев европы: культурно-антропологические аспекты
Охватывает период с 4000 по 2350 (5300–2600) гг до н э

Философские основания культурно-исторической концепции ранних славянофилов iconТема Философские основы исторической психологии. Обсуждение работ...

Философские основания культурно-исторической концепции ранних славянофилов iconПеречень тем представленных в теоретическом вопросе
Обоснование концепции бд (причины, вызвавшие переход к концепции бд). Основные положения концепции баз данных. Архитектура представления...

Философские основания культурно-исторической концепции ранних славянофилов iconПрограмма вступительных испытаний по направлению подготовки научно-педагогических...
Романтизм как литературное направление и художественный метод. Социально-философские основания и эстетические принципы романтизма....

Философские основания культурно-исторической концепции ранних славянофилов iconКультурно-просветительская деятельность библиотек Оренбуржья
Перемены в современном обществе и культуре способствуют изменению роли библиотеки, расширению культурно-просветительской деятельности,...

Философские основания культурно-исторической концепции ранних славянофилов iconУроки Тема урока Количество часов Тип урока Элементы содержания,...
...

Философские основания культурно-исторической концепции ранних славянофилов iconИсследовательская работа по литературе Тема «Фантастическое в ранних повестях Н. В. Гоголя»
Н. В. Гоголь раскрывает своим современникам фантастический мир украинского фольклора. Его обращение к философской трактовке некоторых...

Философские основания культурно-исторической концепции ранних славянофилов iconПримерные темы для подготовки сообщений и докладов
Язык как средство хранения культурно-исторической информации. Страницы истории литературного языка






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск