Лекция 1 Археология как историческая






НазваниеЛекция 1 Археология как историческая
страница1/18
Дата публикации19.02.2017
Размер3.14 Mb.
ТипЛекция
h.120-bal.ru > История > Лекция
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Лекция 1 Археология как историческая дисциплина


Изучение археологии позволяет понять органическое единство прошлого и настоящего, раскрывает законы исторического процесса, фундаментальные, глубинные проблемы мировой истории и формирует представление о единстве человечества и мировой культуры, изначальных корнях мировой цивилизации. Постоянно возрастающую роль археологии в системе историчес­кого образования определяют фактор ежегодных открытий, благодаря чему с каждым днем возрастает количество археологических источников, эффект динамичности развития науки, тесная органиче­ская связь археологии как учебной дисциплины с научным поиском и его результатами, живое участие в этом процессе познания студентов.

Только представим на минуту, как бы выглядели наши знания по истории, не будь археологии. Мы ничего бы не знали о начальной поре человеческой истории, о палеолите. Мы ничего бы не знали о послеледниконой эпохе мезолита и о неолите, о важных для человечества изобретениях тех далеких от нас эпох. Археология фиксирует крупные исторические события общемирового масштаба, например, заселение в палеолите Американского континента и начало освоения Северной Америки и Японских островов; только архео­логические раскопки раскрыли принципиальное значение для человечества той колоссальной по своим последствиям революции в формах хозяйства, которая началась на рубеже мезолита и неолита и плодами которой мы пользуемся до сих пор. Археологические материалы имеют большое значение для изучения ранних стадий развития производящего хозяйства на Переднем Востоке, юге Средней Азии и в Закавказье. Это дает представление о зонах первоначального земледелия и скотоводства, позволяет проследить процессы возникновения городской культуры и цивилизации н целом.

В эпоху бронзы Восточная Европа и Северная Азия были важной частью мировой истории. Здесь возникли металлургические центры, сформировались историко-культурные общности, имевшие прочные связи с Балканами, Передним Востоком, Западной Европой, Цент­ральной Азией. Ничего бы этого мы не узнали, не будь археологии. А как бы выглядели наши знания по истории Древнего Востока, ранних цивилизаций Средиземноморья, древнегреческой и древ­неримской истории без данных археологии, ведь мы располагаем только отрывочными свидетельствами письменных источников, да еще со значительным налетом мифологии! История такой бы и была: мифологизированной, отрывочной и малопонятной для нас. Своеобразный культурно-исторический мир раннего железного века открыли археологи в степях Евразии и примыкающих к ним с юга горных долинах. Здесь возникла своеобразная цивилизация скотоводов - скифов, савроматов, саков и других древних народов евразийского степного пояса, сыгравших большую роль в мировой истории.

С территорией Восточной Европы и Северной Азии связаны события Великого переселения народов, а также - частично или полностью - этногенетические процессы сложения и культурогенеза таких крупных этносов древности и средневековья, как индоиранцы, финно-угры, тунгусо-маньчжуры, славяне, тюркские народы и многие другие. Решение вопросов этногенеза также во многом связано с археологией.

Когда речь идет о древности и даже средневековье, то письменных источников почти всегда недостаточно, и во многих случаях по ним вообще бывает трудно восстановить код событий. Так, без архео­логических материалов просто невозможно было бы представить историю славян, России и ее соседей в средневековье: значительные территории России, например, Сибирь, принадлежат к зонам бесписьменной истории. Археологические, этнографические, лингвистические и прочие материалы являются, таким образом, основными для изучения и реконструкции далекого прошлого ряда историко-географических регионов.

Археология России имеет свои традиции, свою специфику, которая не всегда и не во всем соответствует содержанию археологии в других странах. В pyccкoй и особенно советской археологии давно стало традицией выделение комплексов археологических материалов и признаков, соответствующих определенным археологическим куль­турам от древнекаменного века до средневековья. Сегодняшние исследования лишь расширяют наши возможности в этой сфере. В ходе накопления материалов возрастает и количество археологических культур. В Настоящее время их число столь велико, что это становится определенным препятствием в изучении археологии. При этом понятие «археологическая культура» неодинаково для различных эпох. Так, для древнекаменного века археологическая культура - это определенный способ обработки каменных орудий труда, а для эпохи бронзы или раннего железа - это целый комплекс признаков, включающий особенности погребальных сооружений, обряда погре­бения, поселений и инвентаря. Для средневековья археологическая культура может быть связана даже с понятием этноса.

Слово «археология» появилось задолго до возникновения самой науки, в древней Греции. В разные эпохи в него вкладывался различный смысл. Если Платон под археологией понимал вообще все, что касается древности, то в эпоху европейского Возрождения археология стала иллюстрацией по истории античного (греческого и римского) искусства, фактически она являлась частью музейно-­антикварного дела, пополняя собрания античных скульптур и керамики. И сейчас в мировой практике нет единства в представ­лениях о предмете и задачах археологии, в частности о ее хронологических рамках. Так, существует «современная» археология; изучающая современный культурный слой. В ряде стран археология рассматривается как часть науки о человеке - антропологии.

Некоторые отрасли археологии не ограничены исключительно доисторическим либо историческим периодом. Археоботаника и археозоология представляют собой отрасли археологии, изучающие соответственно ископаемые остатки растений и животных. Специалисты этого профиля часто исследуют материалы из чужих раскопок с целью их определения, подсчета и интерпретации.

Экспериментальная археология исследует прошлое опытным путем. Многие из таких экспериментов имеют целью определить правомерность предложенной археологами интерпретации. Например, археологи, изучавшие древние племена майя на востоке Мексики, обнаружили так называемые чултуны – подземные каменные камеры неизвестного назначения. Исходя из предположения, что они служили хранилищами, их попробовали наполнить водой и различными пищевыми продуктами; при этом выяснилось, что хранить в них можно лишь плоды хлебного ореха, и таким образом подтвердилось мнение археологов, что они предназначались для хранения именно этого продукта.
В ходе других экспериментов изготавливают артефакты для исследования отходов производства; так, при изготовлении каменных орудий определяют количество и размещение полученных сколов и сравнивают их с отложениями на исследуемом археологическом памятнике. Существуют эксперименты, направленные на определение эффективности различных производственных операций, как в случае, когда специалисты по экспериментальной археологии, изучая историю освоения жителями Новой Гвинеи стального топора, использовали для рубки деревьев топоры и из стали, и из камня. Сравнив затраты времени и степень износа орудий в том и другом случае, они получили представление о возможных причинах заимствования новогвинейцами стальных топоров. Эксперименты еще одного вида проливают свет на процесс превращения обитаемого поселения в археологический памятник; так, археологи сжигали модели неолитических хижин или сооружали копии земляных построек, чтобы исследовать, как они изменяются под воздействием эрозии и других природных факторов.

Этноархеология похожа на экспериментальную археологию тем, что уделяет много внимания сбору данных, способствующих интерпретации археологических материалов и памятников. Разница между ними состоит, однако, в том, что этноархеолог в полевых условиях изучает виды человеческой деятельности, предположительно сходные с теми, которые запечатлены в археологических материалах. Вместо того, чтобы опытным путем установить, какие следы на костях тюленя может оставить процедура разделки его туши, этноархеолог отправится в Арктику, чтобы посмотреть, как разделывают мясо инуиты (эскимосы) или алеуты и каковы последствия этой операции. Хотя этноархеолог не получает столь полного представления о спектре возможных вариантов, как экспериментатор, его преимущество состоит в том, что он получает представление о навыках и традициях людей, непосредственно причастных к изучаемому явлению. Как правило, этноархеологические и экспериментальные исследования проводят те же археологи, которые осуществляют разведки и раскопки. В этом заключается их отличие от археоботаников и археозоологов, большинство из которых имеет более узкую специализацию и в своей работе ограничивается анализом материалов, обнаруженных при раскопках другими археологами.

Контрактная археология, чаще именуемая службой охраны культурного наследия, существенно отличается от всех прочих отраслей археологии. Это археология, связанная с общественными работами – например, со строительством автомагистралей. Во многих странах законодательно установлен порядок, по которому любые общественные работы, потенциально грозящие повреждением или разрушением археологических памятников, должны предусматривать определенные меры по минимизации подобного ущерба. Расходы по охране культурного наследия, как правило, оплачиваются правительством. Если тот или иной памятник представляется важным, археолог, занимающийся охраной культурного наследия, разрабатывает рекомендации, как в ходе строительных работ избежать его порчи или свести ее к минимуму. Эти рекомендации могут включать предложение переместить зону строительства ради сохранения памятника для последующих поколений или укрыть его под землей таким образом, чтобы он не пострадал при строительстве, либо провести раскопки или другие полевые работы для получения представляющих научный интерес сведений о памятнике.

К археологической службе по охране культурного наследия близка деятельность, именуемая спасательными раскопками. Этим термином обозначают полевые работы, проводимые в спешном порядке в случае неминуемого разрушения памятника. Именно такой род раскопочных работ преобладает в последние десятилетия в археологии.
Развитие археологии как науки прошло несколько этапов. Интерес к древности возникает у человека с момента образования первых государств, правители которых начинают собирать сведения и вещественные памятники предшествующих эпох. Так, первые попытки археологических раскопок, отмеченные в истории, относятся еще к VI в. до н.э., когда вавилонский царь Набонид искал надписи древних царей в фундаментах построек. Термин «Археология» впервые употребил в IV в. до н.э. Платон в диалоге «Гиппий Больший», имея в виду науку о древностях в самом широком смысле слова. В императорское время в Риме употребляли другой термин, но с тем же значением: antiquitates – древности. В средние века термин «Археология» был вытеснен термином «древности», а в 1767 г. был возрожден профессором Геттингенского университета X. Г. Хейне, понимавшим под археологией только описание и классификацию памятников классического искусства.

Интерес к древним памятникам искусства возник еще в античном мире (Фукидид, Павсаний, Плиний), снизился в средневековье и вновь возрос в эпоху Возрождения. Однако до начала XVII века раскопки и коллекционирование древностей еще не имели научной основы. Только начиная с этого времени, когда увлечение античностью и собирательством древностей уже охватило всю Европу, обильный накопившийся материал пытаются классифицировать. Объектами внимания антиквариев остаются главным образом памятники искусства, но к ним прибавляются и надписи. Особый интерес к изучению древних этапов всемирной истории возникает в конце XVIII века, когда французские просветители создают концепцию «Золотого века» и «доброго дикаря», идеализирующую прошлое человечества. В начале XVIII века вышел в свет десятитомный свод античных древностей французского палеографа Б. Монфокона, сильно повлиявший на развитие археологического собирательства. Особое значение для развития археологии имели раскопки погибших при извержении Везувия в 79 н.э. городов Геркуланума и Помпей (близ Неаполя). Первоначально раскопки носили хищнический характер, но в конце XVIII в. были научно организованы (с 1748 г. раскопки вел Р. Дж. Алькубьерре). Помпейские раскопки, имели большое значение, т. к. привлекли внимание к бытовым древностям. Во время раскопок Помпеи впервые удалось восстановить картину жизни людей, погибших более 1600 лет назад, и проводившие раскопки ученые впервые поняли, какое большое значение имеет изучение предметов быта. В XIX в. начинается эпоха «великих археологических открытий». Освободительные идеи французской революции, рост национального самосознания в странах Европы вызывали усиленный интерес к прошлому. Французская буржуазия с особым интересом относилась к античности. Египетский поход Наполеона и расширяющееся влияние английской Ост-Индской компании открыли археологам доступ в страны Востока.

Научная археология началась с классификации ее материалов. Для первобытной археологии и, прежде всего, для хронологического разделения первобытных древностей большую роль сыграла теория «трех веков», разделение человеческой истории по материалу, из которого изготовлялись орудия труда, на каменный, бронзовый и железный века. Впервые высказанная в I в. до н. э. великим римским поэтом и мыслителем Лукрецием гипотеза о трех веках была возрождена в XVIII и в начале XIX вв. многими авторами, в том числе А. Н. Радищевым в России. Впервые ее обосновал археологическим материалом датский археолог К. Ю. Томсен в 1836 г. Применив метод сравнительного анализа, он научно обосновал мысль о делении истории человечества на три эпохи. Исходя из идей прогрессивного эволюционизма, он в своих работах «Северные древности» (1831) и «Каталог музея в Копенгагене» (1836) показал, что вся дописьменная история делится на каменный, бронзовый и железный периоды. Так были заложены краеугольные камни археологической периодизации истории человечества.

Археологическую периодизацию, созданную Х. Томсеном, развил другой датский археолог - П. Ворсо. Изучая погребения эпохи неолита и бронзы, он построил более полную относительную хронологию найденных предметов и изложил ее в труде «Новые подразделения каменного и бронзового века». Работу над хронологической схемой Томсена и Ворсо продолжил французский археолог Г. Мортилье, который подметил, что древнейшие каменные орудия не одинаковы - одни грубы и примитивны, другие более совершенны. На этом основании он разделил палеолит на несколько периодов, дав каждому из них название по месту первых находок. Исследования Томсена, Ворсо и Мортилье имели большое значение для развития мировой археологии и оказали значительное влияние на развитие археологической мысли в России.

Открытие палеолита связано с именем французского археолога-любителя Буше де Перта, собравшего коллекцию орудий древнего каменного века и выступившего с утверждением, что человек, создавший эти орудия, был современником мамонта и других вымерших животных. Это утверждение нашло доказательства в работах геолога и археолога Э. Парте, с 1837 г. изучавшего древние пещеры и установившего хронологию их геологических отложений. В 1853–1854 гг. после падения уровня воды в озерах Швейцарии были открыты свайные поселения эпохи позднего каменного и бронзового веков, в которых были представлены детали повседневной жизни их обитателей. Это позволило обосновать отличия в развитии человечества в разные периоды каменного века, и в 1865 г. англичанин Дж. Леббок впервые ввел в обиход термины «палеолит» и «неолит».

Под влиянием теории Ч. Дарвина об эволюционном развитии в природе возникает в 70-х гг. XIX века эволюционистская школа в этнографии, главной заслугой которой было создание теории единства исторического развития человечества. Археологи также попытались отождествить развитие орудий труда и вообще всех вещей, созданных человеком, с эволюционным процессом развития организмов в природе. Хотя такое отождествление было в целом ошибочным, оно сыграло в то время прогрессивную роль в археологии, так как привело к историческому объяснению археологических данных и внесло из области естественных наук материалистические взгляд на эти данные. Естественноисторическое направление в археологии дало мощный толчок ее развитию. Убежденный дарвинист французский археолог Г. де Мортилье установил в 1869–1883 гг. хронологическую классификацию палеолита, поныне сохранившую свое значение. Стремился применить дарвинизм к археологии и шведский ученый О. Монтелиус, один из создателей типологического метода. Хотя он ошибался, полагая, что вещи развиваются в силу какого-то внутреннего закона изменения форм, но понимал, что это происходит вследствие изменения условий жизни человеческого общества, ему удалось много сделать для применения типологического метода как метода хронологизации.

Усовершенствование способов раскопок, переход к научным методам осуществился уже во 2-й пол. XIX века. Он выразился в тщательной фиксации положения каждой находки, участии в раскопках фотографов и архитекторов, применении стратиграфического метода и, наконец, комплексного метода, при котором в экспедиции участвуют специалисты из разных областей знания: эпиграфисты, топографы, реставраторы, палеозоологи и т.п. Усовершенствованию методов раскопок содействовали немецкий ученый Э. Курциус (вел раскопки в Олимпии), английские ученые Питри Флиндерс (в Египте) и А. Питт-Риверс (в Англии), русский ученый Б. В. Фармаковский (в Ольвии). В области техники открытия археологических памятников огромное значение приобрела после 1-й мировой войны аэрофоторазведка.

В начале XX в. археологические исследования, связанные с первобытной историей, распространились из Западной Европы в Центральную и Восточную, а также в Африку и Азию. Хронологическая классификация, предложенная французскими археологами, оказалась непригодной для вновь открытых в археологическом отношении территорий. Периодические системы, созданные в XIX в., устаревали. Создатели этих систем, механически перенося положения эволюционной теории на развитие общечеловеческой культуры, полагали, что последняя развивается в различных условиях, а следовательно, и в разных местах земного шара параллельно и одинаково. По мере накопления материала стало очевидно, что даже у стоящих на одинаковом уровне развития локальных групп формы культуры различны. Картографирование этих различий привело к возникновению современного понятия археологической культуры, за которой скрываются этнические, социальные или хозяйственно-экономические общности. Идея о том, что за археологическими культурами скрываются древние племена и народы, была сформулирована германскими учеными в период между двумя мировыми войнами.

В 1-й четверти XX века в археологии и в изучении первобытного общества распространились также идеи диффузионизма, виднейшим пропагандистом которых был английский археолог Г. Чайлд. Диффузионисты исходили из того, что великие открытия в области культуры были сделаны на протяжении истории лишь однажды и затем путем заимствований, миграций или просто распространением (диффузией) передались другим пародам. То есть, возможность эволюционного развития отдельных обществ, самостоятельно достигающих того или иного уровня культуры, отрицается, а роль заимствований и миграций в истории человечества непомерно преувеличивается. Первобытная археология, возникшая и развивавшаяся в Европе, в XX в. распространилась во всем мире. Ученые убедились, что явления европейской археологии не могут считаться универсальными, что, так же как Европа по отношению ко всему миру составляет лишь небольшую часть, явления ее культурной и социальной истории в первобытную эпоху представляют явления местные и ограниченные. Большие успехи сделала первобытная археология в Америке, Африке, Китае, Индии, Океании, Австралии.

Великие археологические открытия в XIX и XX вв. были сделаны в Средиземноморье и на Ближнем Востоке. В Греции велись раскопки в Афинах и других городах, были раскрыты знаменитые общеэллинские святилища в Дельфах  Олимпии; в Италии, кроме Геркуланума и Помпеи, велись большие раскопки в Риме и Остии; в Малой Азии раскапывались важные ионийские центры Милет и Эфес и эллинистические города Приена и Пергам, в Сирии – Гелиополь и Пальмира и мн. др. Особенно большое научное значение имело открытие культуры бронзового века в эгейском мире во 2-м тыс. до н. э. и раскопки Кносса (А. Эванс) и Феста на о. Крите, Трои в Малой Азии, Тиринфа и Микен в континентальной Греции (Г. Шлиман и В. Дерпфельд). В Малой Азии была открыта хеттская культура и раскопана столица хеттов в Богазкее близ Анкары (Г. Винклер). Исследования в Финикии, Сирии и Египте (О. Мариет, Г. Масперо, Питри, Флиндерс) открыли тысячелетние культуры этих стран, восходящие еще к эпохе неолита. Раскопки в Сузах (Ж. де Морган) и Персеполе дали обильный материал по культуре Древнего Ирана (Р. Гиршман, Э. Херцфельд), а раскопки в Месопотамии открыли ассирийские города Дур-Шаррукин (П. Э. Ботта), Ниневию (О. Г. Лейярд) и др. Раскапывались Вавилон и Ашшур (Р. Колдуэй и В. Андре). Была открыта древнейшая в мире шумерская цивилизация и ее центры Ур (Л. Вулли), Лагаш (Э. деСарзек), Урук и др. Исследования на Востоке охватили постепенно огромные территории: были изучены древние культуры Китая (Ю. Г. Андерсон, Го Мо-жо, Го Бао-цзюнъ, Ляп Сы-юн, Ван Го-вэй и др.), Японии и Индии (Д. Маршалл, Р. Банерджи, М. Вилер, М. Вэт и др.). В Западном полушарии археологи сконцентрировали внимание на изучении памятников доколумбовой Америки: ацтеков в Мексике, майя в Центральной и Южной Америке (Д. Л. Стефенс, А. Модели), инков в Перу и т. п.

Больших успехов достигла наука в изучении раннего железного века, поздней античности и средневековья в Европе. Открытие в середине XIX в. гальштатской и латенской, а затем лужицкой культур познакомило с жизнью племен и народов железного века. Изучение римских провинций в Европе привело к открытию остатков культуры «варварских» племен. Собран огромный материал по эпохе «великого переселения народов», стали известны древности германцев, аваров, гуннов и др. племен. Исследованы средневековые города, их архитектурные памятники и произведения искусства. Больших успехов достигла славянская археология. В начале XX в. появился гигантский свод славянских древностей, изданных чешским археологом Л. Нидерле. Это время вообще отмечено появлением ряда археологических сводов исследований и синтетических работ. Среди них следует отметить исследование Ж. Дешелета («Manuel d"archeologie prehistorique celtique et galloromain», t. 1–6,1908–34), словарь Даранбера и Сальо («Dictionnaire des antiqui-tes grecques et romaines», Bd 1–5, 1877–1919) и энциклопедию, под редакцией Макса Эберта («Reallexikon der Vorgeschichte», Bd 1–15, 1924–32). Позже появилась важная сводка Г. Чайлда («Заря европейской цивилизации», 1-е изд. 1925).
Итак, как наука, обладающая своими особыми методами исследования, археология сложилась не многим более 100 лет назад. Лишь в XIX в. сложилось современное понимание термина «Археология», а широкое, но не повсеместное признание получило только в XX в. Исторически сложилось так, что археология развивалась в виде 4 отдельных отраслей – классической археологии, изучающей письменный период истории Древней Греции и Рима; восточной археологии, изучающей историю стран древнейших цивилизаций (Египет, Передняя Азия); средневековой археологии и первобытной археологии, шедших в своем развитии разными путями, постепенно сближаясь по мере определения единства задач, и только к началу XX века слившихся в единую науку, обладающую общими принципами и методами. В то же время возросла специализация внутри археологии: отдельные специалисты изучают эпохи палеолита, мезолита, неолита, бронзовый век, ранний железный век. Есть и другие системы специализации: по этническим признакам (археология славяно-русская, галло-романская, бритто-романская и т. д.) и по отдельным странам (археология Египта, Китая, Индии, Америки, Африки, Океании и т. п.). Особым разделом археологии в некоторых странах является изучение христианских древностей. Различные разделы археологии объединяются общими методами науки. С археологией, как и с историей, тесно связаны вспомогательные исторические дисциплины – нумизматики, сфрагистика, эпиграфика. Археологи добывают в раскопках материалы для вспомогательных исторических наук и с помощью данных этих наук датируют свои материалы и объясняют исторические явления.
В России уже в XIX в. сложилось сохраняющееся до сих пор представление об археологии как науке, изучающей в основном ископаемые материалы, связанные с деятельностью человека с глубокой древности и по средневековье включительно.

Русская археология являлась частью мировой науки, но, будучи тесно связана с другими науками, она зависела и от развития общественной мысли в России. Она никогда не была наукой в себе и развивалась в зависимости от потребностей общества, а часто и той или иной политической системы в России. В развитии русской археологии можно выделить несколько периодов, которые различаются между собой не только хронологически, но и по своей философско-методологической направлен­ности, приемам научного исследования, методам извлечения инфор­мации, целям и задачам исторической реконструкции.

Первые сведения по археологии в России и отдельные артефакты относятся к XVI-XVII вв. Однако с ними еще нельзя связывать возникновение науки. В России многое было сделано так называе­мыми землепроходцами - простыми, но предприимчивыми русскими людьми, которые уходили от феодального гнета на вольные, еще не освоенные земли. Как можно судить по составленным ими «скаскам» и «отпискам», их интересовало все: природа и география, минеральное сырье, люди, их обычаи и археологические памятники. Среди этих первопроходцев были такие яркие и колоритные фигуры, как В. Поярков, Е. Хабаров, С. Дежнев и многие другие.

На вновь осваиваемых Россией землях начались раскопки курганов с целью поисков «могильного золота». Вырытые из курганов вещи продавались потом на рынках Тобольска, Томска и Красноярска. Скупкой археологических предметов в России занимались послы и вельможи. Так были собраны первые в России археологические коллекции. Среди них металлические предметы, переданные в конце XVII в. Н. Витзену в Голландии, знаменитая Сибирская коллекция Петра I, подаренная заводчиком Демидовым. Археологические предметы передавались в Петербург сибирским воеводой М.П. Гагариным и др.

Возникновение и начальный этап развития русской археологии связан с первым периодом (XVIII - начало XIX в.) – эпохой господства энциклопедизма в науке. Проводятся первые раскопки скифских и славянских курганов, античных поселений, курганов в Сибири, формируются архео­логические коллекции. Однако в этот период вряд ли можно говорить об археологии как самостоятельной науке. В XVIII в. в России были предприняты первые попытки организовать охрану памятников и сбор археологических материалов в государственном масштабе. Этому способствовали указы Петра I. В 1718 г., после приобретения Сибирской коллекции, Петр I издал указ, в котором говорилось: «Ежели кто найдет в земле или в воде какие старые вещи.., тако же бы приносили, за что будет довольная дача, смотря по вещи». Вторым указом предписывалось не только собирать древние вещи, но и, «где найдутся такие, всему делать чертежи, как что найдут». В 1722 г. в Сибири у деревни Абакано-Перевозное Г.Д. Мессершмидтом и Ф.И. Страленбергом были проведены первые археологические раскопки. С 1733 по 1743 г. в Сибири работала Великая северная экспедиция под руководством В.И. Беринга. Это было грандиозное мероприятие, предпринятое по инициативе Петра 1. В задачу экспедиции входило изучение географии, природы, геологии, истории огромного края, приобретен­ного Россией. Участники экспедиции Г.Ф. Миллер, С.П. Крашенинников, И.Г. Гмелин, Г.В. Стеллер и Я. Линденау собрали огромный материал по археологии Сибири. В 1763 г. А.П. Мельгуновым с научной целью был раскопан огромный скифский курган на Украине.

Большое значение для становления археологии как науки имела деятельность русского историка начала XVIII в. В.Н. Татищева, уделявшего особое внимание собиранию разного рода исторических источников, в том числе и археологических (В.Н. Татищев даже составил инструкцию по сбору археологических материалов). Для него было характерно изучение истории в нерасчленимом единстве с изучением географии, археологии и этнографии.

В этот период наука археология в современном понимании еще не возникла, не сложились еще методика научного исследования и представления о процедуре, целях и задачах науки. В то же время был проявлен определенный интерес к археологическим памятникам и предметам прошлого, и возникли даже первые вполне научные для того времени теории. В частности, Н. Витзеном была высказана гипотеза о переселении в древности в Сибирь народов с высокой культурой, а В. Татищевым - о происхождении скифов, сарматов и славян.

На дальнейшее развитие археологии как науки повлияли начавшиеся в XIX в. крупномасштабные раскопки. Вслед за раскопками Помпеи и могильника Вульчи блестящие результаты дали исследования столицы Ассирии - Ниневии, произведенные Г. Лэйярдом. Археология подарила миру более 20 тыс. клинописных текстов из библиотеки Ашшурбанипала. Начались первые систе­матические археологические работы в Египте. Все это показала огромные возможности археологии и стимулировало развитие археологических раскопок в России (в частности, под их влиянием было начато изучение античных памятников на юге России). Второй период (середина XIX в.- середина 30-х годов ХХ в.) - демократический период развития русской археологии. Он харак­теризуется возникновением археологических обществ, местных изданий и музеев, большими по тем временам раскопками, открытиями памятников палеолита, неолита, эпохи бронзы, формированием русской археологии как науки и складыванием ее основных направлений (скифская, славяно-русская, античная), за­рождением палеолитоведения и региональной археологии Кавказа, Средней Азии, Сибири. Завершением этот этапа явилось создание эволюционных схем периодизации археологии Восточной Европы (В.В. Городцов) и Сибири (С.А. Теплоухов).

С 30-х годов XIX в. в России стали осуществляться систе­матические научные раскопки. Начало им положил И.А. Стемпковский, впервые обследовавший археологические памятники Черноморского побережья и ставший основоположником античной археологии в России. В 1830 г. близ Керчи был раскопан один из грандиозных южнорусских курганов - Куль-Оба. Одним из зачина­телей отечественной археологии были также и Зориан Ходаковский. Он впервые обратился к археологии как важнейшему источнику праистории славян: вел раскопки курганов, обследовал славянские городища.

В середине XIX в. граф А.С. Уваров начал огромные по своему размаху раскопки курганов во Владимиро-Суздальской земле: за четыре года им было раскопано 7729 курганов. Эти раскопки не имели себе равных и показали, что Россия очень богата архео­логическими памятниками. А.С. Уваров был инициатором создания Археолого-нумизматического общества в Петербурге (1846) и Мос­ковского археологического общества (1864), ставившего своей целью «исследование археологии, преимущественно русской, и распростра­нение в России археологических знаний». Общество организовало значительные по тем временам раскопки археологических памятников в центральных губерниях России, провело 15 Всероссийских архео­логических съездов.

В XIX в. возникли археологические кружки и общества в Казани, Тифлисе, Ташкенте и других городах. В 1806 г. был основан первый на юге России музей в Николаеве, потом появились музеи в Феодосии, Одессе, Керчи; археологические коллекции были основ­ными в этих музеях. В 1871 г. И.Д. Черский и А.П. Чекановский впервые в России открыли палеолитическое местонахождение в Иркутске. В 1879 г. К.С. Мережковским были обследованы памятники каменного века в пещерах Крыма. Тогда же И.С. Поляков открыл палеолитическое поселение в Костенках. Большая работа по иссле­дованию памятников старины и научной пропаганде собранных материалов вылилась в открытие в 1883 г. Московского исторического музея, основной задачей которого стало распространение исторических и археологических знаний.

Для русской науки XIX в. характерны два основных общественных направления в ее развитии: официальное, государственное, которое олицетворяла Императорская археологическая комиссия, и общест­венное, народное, включавшее археологические общественные музеи, общества, археологические съезды России.

Во второй половине XIX в. в русской археологии было четко выражено стремление использовать археологические предметы для исторических выводов. Одним из представителей этот направления был И.Е. Забелин, раскапывавший курганы в Подмосковье и знаменитый скифский курган Чертомлык. Кроме того, Забелин разработал научную методику раскопок южнорусских курганов, выдвинул идею изучения бытовой истории по археологическим памятникам. Другой представитель русской науки Д.Н. Анучин впервые попытался выявить параллели между археологическими и этнографическими материалами и, исходя из этого, объяснить общность путей исторического развития различных народов. В Сибири вел исследовательские работы В.В. Радлов, сочетавший знания ученого-языковеда, археолога и этнографа. Расшифровка им орхонно-енисейской письменности древних тюрок (рунической) явилась событием, которое можно поставить в один ряд с величайшими научными открытиями. Большое значение имели подготовленные В.В. Радловым альбомы археологических материалов «Сибирские древ­ности».

Большой вклад в изучение истории древних славян внесли русские археологи, раскапывавшие курганы в Центральной России. В конце ХIХ в. были исследованы курганы в Новгородской земле и в Гнёздове под Смоленском, где были обнаружены погребения древнерусских дружинников IX-XI вв. Эти погребения были открыты и раскопаны неутомимым исследователем археологических памятников В.И. Сизовым. Кроме того, В.И. Сизов обнаружил близ пос. Цимлянского остатки древнего хазарского города Саркела, а под Москвой исследовал знаменитое Дьяковское городище, по имени которого названа культура раннего железного века.

Русским археологам удалось подтвердить содержащиеся в «Повести временных лет» сведения о расселении древнеславянских племен, восстановить черты быта и культуры древних славян. Колоссальную работу по систематизации курганов и археологических материалов проделал русский археолог А.А. Спицын. Производя раскопки и систематизируя коллекции, он составил карту расселения тринадцати древнеславянских племен, упоминаемых в летописи, на основании так называемых височных колец.

В конце XIX в. значительные успехи были достигнуты в исследовании древнегреческих городов-колоний, расположенных на юге России, на побережье Черного моря. В этой области археологии много было сделано талантливым русским археологом Б.В. Фармаковским, который всю свою научную жизнь посвятил изучению античных древностей Причерноморья. К концу XIX в. русская археология сложилась как наука, в ней произошли определенные структурные изменения, на Украине и Кавказе, в городах Сибири и Средней Азии появились местные археологи-любители, многие из которых работали на высоком по тем временам профессиональном уровне. Вместе с тем на окраинах Российской Империи также трудились и крупные ученые.

В этот период особенно выделяется деятельность двух исследователей, которые завершают период энциклопедизма в развитии науки. Это М.А. Кастрен и В. В. Радлов. Значительный вклад в развитие археологии России был сделан в конце XIX- начале ХХ. В специальной литературе этот период упоминается в основном только в связи с открытием археологических памятников скифов, древних славян, раскопками в Сибири, на Кавказе и в Средней Азии. Развитие археологии, открытие музеев, создание в конце XIX в. археологических обществ было тесно связано с экономическим подъемом в России. Так, конец XIX в. был отмечен таким грандиозным и экономически важным предприятием, как строительство Транссибирской железной дороги, способствовавшей быстрому капиталистическому развитию края, росту народонаселения и городов. На вновь осваиваемых землях были открыты новые археологические памятники.

В последней четверти ХIХ в. русская археология окончательно складывается как самостоятельная наука с определенными целями и задачами, со своей ярко выраженной исторической направленностью и со своим предметом исследования. В конце XIX в, возникли исследовательские центры. Это Петербург, Москва, Киев, Тифлис, Томск, Минусинск, Красноярск, Иркутск. Причем археологи работали главным образом в музеях.

Этот период характеризуется принципиально новыми открытиями в области археологии. Проводились археологические раскопки античных памятников Причерноморья, Закавказья, в Средней Азии был открыт Анау, на юге Западной Сибири и на Алтае проводились раскопки курганов, на дальнем Востоке - раскопки так называемых раковинных куч. Высоким профессиональным уровнем отличалась работа Д.А. Клеменца и А.Д. Адрианова, которые на протяжении многих лет проводили систематические исследования в Южной Сибири. Ими были открыты и частично скопированы десятки петроглифов. Значительные по масштабам раскопки курганов скифской эпохи проводились на Тагарском острове, в долинах Уйбат, Туба, у горы Самохвал и Оглахты на Енисее. Районом интенсивных исследований стало в конце XIX в. Забайкалье.

Работавшие в конце XIX в. археологи высказывали немало идей относительно интерпретации археологических материалов. Само по себе это свидетельствует о том, что исследователи видели в них важный исторический источник. Можно выделить три основных направления интерпретации археологических материалов: 1) опреде­ление уровня развития древней культуры; 2) попытки дать их хронологическую привязку и составить хронологию и периодизацию археологических памятников; 3) стремление установить, каким этносам принадлежат те или иные археологические предметы.

Русская археология конца XIX в. была частью европейской археологической науки. В конце XIX в., в эпоху бурного капиталистического развития, в европейской археологии шел активный процесс создания различных теорий происхождения культур и народов. В это время возникли концепции миграций, диффузионизма, географического детерминизма, экологическая шко­ла. Их сторонники при объяснении исторических явлений, как правило, преувеличивали роль каких-либо одних факторов. Наиболь­шее развитие получила теория стадиальности. Сторонники этой теории в археологии рассматривали исторический процесс как эволюционно-последовательный. Эволюционизм был популярен во второй половине прошлого века, он оказал влияние на марксистское понимание развития культуры и общества и на всю советскую археологическую науку.

Значительное влияние на русскую археологию оказала венская культурно-историческая школа В. Шмидт, ф. Гребнер, Б. Анкерман и др.). Сходные явления в культурах разных народов представители этой школы объясняли их происхождением из единого центра, а возникновение новых культур рассматривали как результат миграции и механического переноса культурных явлений. Близкие и даже очень далекие друг от друга культуры они объединяли в большие общности - «культурные круги», а в истории человечества определенное значение придавали миграциям народов. На рубеже веков русская археология обратила внимание на факт сходства архео­логических материалов Южной Сибири со скифскими. На этом основании возникла теория о сибирском происхождении скифской культуры и всей скифо-сибирской общности (Ядринцев, Минц). Однако не меньшую известность получила теория распространения скифской культуры на восток (В.В. Фармаковский).

Крайние позиции наметились в археологии в оценке влияния географических условий на историю. Некоторые ученые полностью отрицали какое-либо влияние географической среды, другие (например, английский археолог К. Фокс), напротив, придерживались концепции географического детерминизма, считая, что географичес­кая среда предопределяет развитие культуры и общественной жизни людей; история народов, по их мысли, всецело зависит от среды их обитания.

Вместе с тем конец XIX - начало ХХ в. отмечены рядом достижений в развитии теоретической археологии: открытием новых археологических культур, началом изучения культурных комплексов и успешным применением метода сравнительного анализа, признанием роли миграций народов в истории, попытками проследить распространение культур во времени и пространстве, выявить его причины. Эти достижения получили свое отражение в работах крупнейшего европейского археолога первой половины ХХ в. Г. Чайлда, оказавшего большое влияние на развитие мировой архео­логии.

Конец XIX- начало ХХ в. были весьма важным периодом в развитии русской археологии. В это время были открыты многие основные памятники эпохи камня, палеометалла, средневековья, возникли школы исследователей, концепции использования архео­логических данных в исторических реконструкциях. Археология сложилась как наука со своими методами, концепциями и кадрами ученых-самоучек. Наметились основные направления развития русской археологии: славяно-русская археология, античная, скифская, археология палеолита с ее особой проблематикой, археология отдельных территорий - Кавказа, Средней Азии, Сибири, Дальнеro Востока.

Октябрьская революция не внесла особых изменений в развитие археологии: кадры археологов до 30-х годов оставались прежними, а место царской Археологической комиссии заняла Российская академия материальной культуры. 20-е - начало 30-х годов представляют собой интереснейший период в истории российской археологии. Определенное влияние на ее развитие оказали упомянутые организационные изменения: ликвидация Императорской Археологической комиссии, создание Российской академии истории материальной культуры (позднее - Государствен­ной академии материальной культуры), объединявшей несколько научно-исследовательских институтов, а также характерное для того времени увлечение теоретическими проблемами и внедрение в науку марксистской методологии. Вместе с тем нельзя не отметить широкое развитие в 20-х - начале 30-х годов краеведческого интереса к памятникам археологии, активизацию деятельности музеев, создание научных обществ. Это было время подъема широкого интереса к прошлому отдельных территорий: в Москве, на Урале и Северном Кавказе, и Сибири сложились местные школы археологов.

Основными достижениями этого периода стали выделение археологических культур палеометаллической эпохи и эволюционная периодизация. В этой связи следует упомянуть исследования материалов Средней России В.В. Городцовым и Южной Сибири С.А. Теплоуховым.

Третий период (середина 30-х - конец 60-х годов) - цент­рализация и идеологизация науки, внедрение в нее принципов марксистской идеологии, большевистских взглядов в исторической науке.

К середине 30-х гoдов произошли значительные структурные и идеологические изменения в археологии. Фактически исчезли сложившиеся в 20-х годах различные научные школы археологов, многие ученые были репрессированы (в том числе С.А. Теплоухов, Б.Э. Петри), уехал на родину Мергарт. Изменился характер краеведения. Из его арсенала исчезли археология и этнография, музеи были переориентированы на показ достижений в социалистиче­ском строительстве. Археологическая наука, начавшая было развиваться на местах, теперь сконцентрировалась в основном в Москве и Ленинграде. Местных кадров археологов фактически не было. Археологические исследования проводили экспедиции из Москвы и Ленинграда.

Характерные изменения произошли и в методико-методологической направленности науки. Исчезли характерные для 20-х - начала 30-х годов этнологический подход, увлечение концепциями миграционизма, географического детерминизма. В процедуру научного исследования прочно вошёл типологический метод, который наиболее полно отвечал эволюционным концепциям, а основной задачей стало выделение археологических культур, периодов, этапов. Исчезли примитивные привязки археологических материалов к схемам социально-экономического развития, но вместе с тем понизился интерес к изучению крупных этнических передвижений, застоев, регрессов в истории, освещаемых в основном археологическими материалами.

Все проводившиеся в послевоенные годы археологические исследования организовывались московским Институтом археологии и его Ленинградским отделением. Так проводились Приднепровская, Волгоградская, Верхнеобская, Ангар­ская, Красноярская археологические экспедиции (в зонах строитель­ства гидроэлектростанций), Южно-Туркменская археологическая комплексная экспедиция (ЮТАКЭ), Киргизская археолого-этнографическая экспедиция, Хорезмийская археолого-этнографическая экспедиция (ХАЭЭ), Тувинская комплексная экспедиция (ТКЭЙЭ), Прибалтийская объединенная комплексная экспедиция (ПОКЭ), Камская, Дальневосточная и другие экспедиции.

Современный период развития археологии начался в 60-х годах. Для него характерны некоторые качественные изменения: рост научных кадров в республиках, формирование школы археологов в Сибири, создание Сибирского отделения АН СССР. Появились новые методические приемы, в археологии стали применяться методы естественных наук, возникла экспериментальная археология. На­чались постепенные изменения в методологии истории, которые повлияли и на развитие археологии.

На современном этапе стали известны тысячи археологических памятников, обоснованы археологические культуры в регионах, археологические исследования в которых раньше почти не велись, в отечественной археологии были созданы целые научные направ­ления. Так, открытие сотни новых палеолитических памятников позволило сделать вывод об общности мустьерской эпохи и культуры верхнего палеолита, а также добиться определенных успехов в области изучения мезолита. Почти повсеместно (в некоторых местах довольно детально) излучался неолит, была открыта самая ранняя на территории бывшего СССР неолитическая культура производящего хозяйства - джейтунская, изучен неолит Украины и европейской части России. Значительные успехи были достигнуты в изучении петроглифов - памятников древнего и средневекового наскального искусства. В результате работ по исследованию петроглифов мировая наука узнала о произведениях изобразительного искусства Кавказа, Сибири, Дальнего Востока.

Плодотворно излучалась история ранних земледельцев и скотоводов Правобережной Украины. Раннеземледельческие (энеолитические) культуры были открыты в Средней Азии и на Кавказе. Большой вклад внесла археология в изучение экономики, социального строя и истории античных городов Северного Причер­номорья. Работы по истории и археологии античного мира Северного Причерноморья представляют значительную ценность, поскольку в них слиты воедино дополняющие друг друга археологические и исторические источники.

Ученых всегда привлекали огромные курганы скифской знати, но, к сожалению, дореволюционные исследователи мало интересо­вались поселениями и могилами простых скифов. Работы советских археологов Б.Н. Гракова, М.И. Артамонова и других позволили восстановить картину жизни различных скифских племён, показали широкое развитие ремесла и строительного дела у скифов. В послевоенные годы в результате многолетних археологических экспедиций в Поволжье и в Приуралье была исследована история и культура савроматов, а в Средней Азии - саков. На Алтае С.И. Руденко и М.П. Грязновым были изучены уникальные курганы древней родовой знати, в которых сохранились изделия из ткани, ковры, деревянная утварь. Были открыты неизвестные ранее культуры скифского времени в Туве, культуры раннего железного века на Дальнем Востоке.

В Средней Азии проводились значительные работы по исследо­ванию памятников классового общества. С.П. Толстов открыл оросительные каналы, цветущие города-крепости в Хорезме, В.М. Массон изучал высокоразвитые и самобытные, земледельческие культуры и среднеазиатскую раннюю цивилизацию.

Вопросы для самоконтроля:

  1. Что является предметом и объектом науки археологии?

  2. Какие задачи выполняет археология как историческая дисциплина?

  3. Каковы основные этапы сложения археологии как исторической дисциплины?

  4. Какие основные направления отечественной археологии?



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Лекция 1 Археология как историческая iconПрограмма для вступительного экзамена в аспирантуру по специальности «Археология»
Археология в современном мире. Место археологии в системе исторического образования. Археологические источники и их специфика. Терминология...

Лекция 1 Археология как историческая iconЛекция 2 (1 час). Происхождение и образование русского языка : характеристики...
Историческая грамматика русского языка как научная и учебная дисциплина, ее предмет и объект, задачи и цели курса. Историческая грамматика...

Лекция 1 Археология как историческая iconМетодические рекомендации и план освоения учебной дисциплины «Археология»
Примерная тематика рефератов, курсовых и дипломных работ по курсу «археология» 7

Лекция 1 Археология как историческая iconЛекция №8. Особенности занятий легкой атлетикой с детьми, подростками,...
Лекция №6. Организация и проведение соревнований по легкой атлетике

Лекция 1 Археология как историческая iconИсторическая мысль и историческая наука Запада XIX xx веков Учебное пособие
Т-35 Историческая мысль и историческая наука Запада XIX – XX веков: учебное пособие / О. Э. Терехов, гоу впо «Кемеровский государственный...

Лекция 1 Археология как историческая iconЛекция Отечественная историография Гражданской войны в России Лекция...
Лекция Национальная политика советского государства: теория и практика вопроса

Лекция 1 Археология как историческая iconЛекция религии современных неписьменных народов: человек и его мир...
Редактор Т. Липкина Художник Л. Чинёное Корректор Г. Казакова Компьютерная верстка М. Егоровой

Лекция 1 Археология как историческая iconКурс лекций Ставрополь, 2015 содержание стр. Введение лекция Введение...
Лекция 5: Приборы и приспособления для обнаружения и регистрации ионизирующих излучений

Лекция 1 Археология как историческая iconПрограмма дисциплины "Археология"
Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления подготовки 030600....

Лекция 1 Археология как историческая iconАрхеология и этнология
Настоящее учебное пособие дает представление о предметах археология и этнология. Здесь раскрываются основные понятия, история формирования...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск