Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции






Скачать 459.44 Kb.
НазваниеБондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции
страница1/3
Дата публикации12.06.2015
Размер459.44 Kb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Культура > Документы
  1   2   3


Бондарь В.В.
Этнические мотивы в архитектуре городов и районов

Краснодарского края
Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции.
Текст публичной лекции.
Прежде чем дать характеристику архитектурно-градостроительного компонента культурного ландшафта Северо-Западного Кавказа, мы должны сделать несколько предварительных замечаний.

Первое. Под Северо-Западным Кавказом мы понимаем субрегион в границах бывших Кубанской области и Черноморской губернии, простирающийся от Таманского полуострова на западе до вершины Эльбруса на востоке - условной границы с Центральным Кавказом. Ныне это территория Краснодарского края, Республики Адыгея и частично – Карачаево-Черкесской Республики и Абхазии. При этом мы осознаем, что российское Черноморское побережье находится с южной стороны Главного Кавказского хребта, но придерживаемся тезиса о том, что с этно-культурной и исторической точек зрения оно тяготеет к Северному Кавказу.

Второе. В качестве понятия, синонимичного Северо-Западному Кавказу, мы употребляем понятие «Кубань и Черноморье».

Третье. Мы рассматриваем историю формирования пространственных сред населенных мест в контексте коллективной биографии как всего субрегиона, так и самих поселений, учитывая древний и средневековый контекст «российского этапа» истории края.

Четвертое. Хронологические границы темы обусловлены тем обстоятельством, что в обозначенный период культурный ландшафт Северо-Западного Кавказа, сохраняя традиционные формы пространственной организации поселений и жилищ коренных горских народов, включил и привнесенный славянский компонент, и испытал отразил общероссийские и даже мировые тенденции развития монументальной архитектуры и градостроительства.

Архитектура городов и негородских поселений Кубани обладала рядом специфических оригинальных черт, позволяющих общем ряду культурных ландшафтов России выделять именно «кубанскую архитектуру», впрочем, внутренне неоднородную. Процессы формирования архитектурного облика поселений Черноморского побережья во многом были близки к кубанскому локальному архитектурно-градостроительному комплексу, но, имея иной ландшафтно-климатический контекст и отличия в функциональном назначении большинства поселений, должны характеризоваться самостоятельно.

Возникновение первых казачьих поселений на Кубани в конце XVIII века было следствием успехов внешней политики России, выразившихся в присоединении Крыма, Тамани Правобережья Кубани, что открывало империи выход в Черное море и отторгало от Турции стратегически важные территории. Казачья колонизация края шла по двум направлениям: переселение на Кубань из Забужья черноморских казаков и заселение пограничной линии (позже названной Старой Линией) вверх по Кубани от Усть-Лабинской крепости донскими, а позже - екатеринославскими и хоперскими казаками.

Переселение черноморских казаков шло по двум направлениям: через Тамань и с севера через реку Ею, поэтому первые временные поселения появились в этих местностях. На Тамани расположились 25 куреней, на Ее их было 15. С начала 1794 года началось заселение пограничной линии, проходившей по Кубани. К концу года на 24 кордонных пунктах в без малого трех тысячах дворах проживало около 8 тысяч мужчин и 6 с половиной тыс. женщин. Постепенно казачье население стало уходить с кордонов в глубь войсковой территории – в степь, где были основаны несколько селений и множество хуторов. Черноморское войсковое правительство в целях упорядочения процессов заселения края решило размещать населения в сорока куренях, места для которых на сборе куренных атаманов определялись путем жеребьевки. Во многих случаях выбор оказался неудачным, началась многолетняя неурядица передвижения куреней с место на место. В конечном итоге большая часть куреней оказалась за десятки, а то и за сотни верст от мест первоначального поселения.

Значительное число казачьих поселений возникло именно в ходе первого этапа колонизации правобережья Кубани – в 1793 – 1796 гг.: в Черномории были основаны два города – Екатеринодар и Тамань и 40 куреней, на Линии – 5 станиц. В результате переселения малороссийских, екатеринославских, хоперских казаков, русских и украинских крестьян к середине XIX века на Старой и Новой линиях (при численности населения 122 тыс. чел.) было уже 45 станиц, 127 хуторов, 203 зимовника (данные 1851 г.), в Черномории было два города – Екатеринодар и Ейск (Тамань в 1849 г. была преобразована в станицу), 63 станицы, 9 поселков, 3186 хуторов и 86 зимовников (при численности населении около 190 тысяч; данные 1859 года).

В ходе присоединения левобережья Кубани и кавказского берега Черного моря по Адрианопольскому мирному договору с 1729 г. с Турцией число возникавших поселений также стремительно росло: в 1830-1842 гг. на «кубанском» участке Черноморской береговой линии было возведено 12 укреплений, в числе которых города Анапа и Новороссийск, и пять станиц с общим числом жителей 8 тысяч. Ко времени образования Кубанской области в 1860 году практически все разрушенные в годы Крымской войны укрепления были восстановлены, упраздненные города Анапа и Новороссийск учреждены вновь.

В Закубанье в 1861-1865 гг. было основано более 80 станиц.

Множество новых поселений появилось на Кубани после окончания многолетней Кавказской войны, с началом «девятого вала народной колонизации» края, и процесс этот продолжался непрерывно практически до конца столетия. В 1900 г. в Кубанской области проживало 1,9 млн. человек, общее число поселений перевалило за тысячу. За это время появились новые города, посады и местечки. И города, и многие станицы, села и хутора значительно увеличились территориально, резко возросла численность их жителей. Начало ХХ века на Кубани было отмечено мощными урбанизационными процессами, значительным укрупнением поселений при транспортных узлах, торговых, промышленных и административных центров. Многие сельские поселения на Кубани (станицы и села) по численности населения и занимаемой площади превосходили не только заштатные, но и некоторые уездные города Центральной России.

Процессы складывания пространственной среды в разных населенных местах на территории Кубани протекали по различным сценариям, но неизменно отражали практически все приметы хозяйственного и культурного освоения края.

В дореволюционный период в жилой застройке населенных мест Кубани и Черноморья непрофессиональные постройки составляли подавляющее большинство. И если в городах с развитием урбанизационных процессов рядовая жилая застройка «отступала» на окраины, в «бедные» районы, то для пространственного облика сельских поселений она по-прежнему была определяющей. Такое положение во многих населенных пунктах сохранялось и в ХХ веке, вплоть до 50-60-х годов. Следует отметить, что проявления «народной архитектуры» (то есть передающиеся из поколения в поколение традиции расположения, конструирования, строительства жилища, его внутренней планировки, приготовления конструкций и материалов) заметны не только в жилищном строительстве, но и - хотя и значительно реже, - в строительстве зданий общественного назначения.

Несмотря на обилие общих черт во внешнем облике жилых построек обитателей разных районов Кубани конца XVIII - начала ХХ вв., нужно отметить их формальное, а иногда и содержательное разнообразие. В степной полосе, например, преобладали турлучные, глинобитные, саманные хаты, в предгорных районах - деревянные дома, которые зачастую обмазывались глиной. Очевидно, что народная архитектура восходит к строительным традициям степных и лесостепных районов Украины. Но общие основания отнюдь не отрицали разнохарактерности построек - как по способам строительства, так и по применяемым материалам.

В первой половине XIX века застройка куренных селений (станиц) Черноморского войска велась, преимущественно, турлучными хатами, крытыми камышом или соломой. Процесс возведения такой хаты красочно описал И.Д. Попка: «Господствующие же у черноморцев постройки суть турлучные или мазанковые, в состав которых входит гораздо меньше леса, чем глины. Врываются в землю столбы, называемые сохами, и на них накладывается сверху «венец», то есть бревенчатая связь, служащая основанием кровельными стропилами и матице. Стенные промежутки между сохами заделываются плетенкой из камыша или хвороста. Редко положенные от матицы к венцу доски с камышовой поверх их настилкой образуют потолок. Этот остов здания получает плоть и кожу из глины, смешанной с навозом».

Помимо турлучных, повсеместно в Черномории были распространены саманные постройки. Саман - это кирпич-сырец, приготовленный из глины с добавлением резаного камыша (реже - соломы). Высушенные саманы употреблялись для кладки стен дома.

В отдельных местностях строили так называемые «литые» и вальковые хаты. Стены «литых» хат возводили следующим образом: текучую смесь глины с резаным камышом или соломой заливали в хворостяную (или деревянную) основу стены (опалубку) и утрамбовывали. Вальковые стены складывали из продолговатых комьев (по 8-10 кг) из сырой, предварительно хорошо замешанной глины. Такие вальки укладвани рядами, постепенно увеличивая высоту стен. По данным Н.И. Кирея, «литые» и вальковые хаты строили в Голубицкой, Кореновской, Родниковской, Старотитаровской станицах.

В линейных станицах, а также в лесистых местностях Земли войска Черноморского, встречались деревянные срубы. Иногда досками обшивали турлучные или саманные хаты, чаще - в предгорной полосе, - наоборот, деревянные хаты обмазывали глиной и белили.

Основная масса жилищ на Кубани возводилась без подклета, с глинобитным полом, под четырехскатной (реже - двухскатной) камышовой или соломенной крышей. Зажиточные казаки крыли свои хаты тесом, с середины XIX в. - железом, к концу века - даже черепицей. Окна в хатах , как правило, были небольшие, по типу бойниц. Одной из характерных черт кубанского жилища было устройство развитых свесов кровли, а под этими свесами - рядов столбов, образующих галерею.

В планировочном отношении основным типом казачьего жилища на Кубани в XIX веке (это справедливо и для ХХ в.) была так называемая круглая хата, то есть многокомнатная. Обычно это была хата-пятистенок. Внутренняя планировка, аналогичная украинско-белорусскому и западнорусскому плану хаты, подразумевала, что печь располагалась направо или налево от в одном из задних углов, а устье ее было направлено к боковой длинной стене, то есть находилось около входной двери.

Наиболее распространенными вариантами расположения внутренних помещений были «сени и две хаты по бокам» и «сени, хата и комора». Хата - основная часть жилища, непременно отапливаемая. «Комора» и «сени» - помещения не отапливаемые, хозяйственного назначения; сени служили прихожей, комора летом использовалась как жилое помещение.

В конце XVIII - первых десятилетиях XIX в. в черноморских куренных селениях были распространены так называемые «землянки» - углубленные в землю турлучные или саманные хаты небольших размеров, не имевшие потолка, чердака и покрывавшиеся двускатными крышами с небольшим уклоном земляной (!) кровли. Как писал С.И. Эрастов, видевший землянки уже в 50-60-х годах позапрошлого столетия на хуторах, «Выкопанные в земле, курени (в данном случае имеется в виду жилище - В.Б.) обмазывались глиной и белились мелом, имели аккуратные прысьбы (утолщение в нижней части стены в виде завалинки - В.Б.) и полички (полки, располагавшиеся выше линии окон параллельно лавкам - В.Б.) и были уютными и прохладными летом». Довольно распространенными в XIX в. были и примитивные однокамерные хаты – «балаганы» или «балаганчики».

В черноморских и линейных станицах был распространен (и сохраняется до сих пор) так называемый «открытый незамкнутый» тип двора. Открытое пространство во дворе занимало значительную площадь; хозяйственные постройки обычно располагались по периметру двора, не примыкая друг к другу. Дом (хату) обычно располагали на некотором расстоянии от красной линии улицы за забором (изгородью), реже - в глубине двора. Такая планировка дворов в кубанских станицах схожа с принципами организации пространства дворов населением южнорусской полосы и степных районов Украины.

Различия в развитии внешнего облика поселений Черномории, как и Старой и Новой Линий, стали проявляться лишь в конце 60 - начале 70-х гг. XIX в., когда после окончания Кавказской войны Кубань получила возможность мирного развития, начался массовый приток гражданского населения. До этого времени даже города (Екатеринодар и Ейск; Тамань в 1849 г. была преобразована в станицу) почти не выделялись из общего ряда селений. Вот, например, как писал о Екатеринодаре в середине XIX столетия первый кубанский этнограф И.Д. Попка: «… этот город имеет вид большого села, главная особенность которого состоит в том, что оно служит вывеской остальных сел в крае. Кто видел Екатеринодар, тому не для чего смотреть Черноморье».

Как большинство российских городов, основанных в XVIII веке, Екатеринодар изначально, при межевании местности для застройки, получил регулярную (то есть установленного образца) планировку. В то время планы городов вычерчивались как законченный геометрический рисунок (с учетом природных условий: рельефа, водоемов, растительности) и утверждались к исполнению, после чего местность в соответствии с планом разбивалась на кварталы. По образовавшейся сетке кварталов велась в дальнейшем застройка города.

При планировке Екатеринодара, как большинства городских поселений, имевших военный характер, был выбран самый простой прием регулярной планировки: ортогональная разновидность прямоугольного плана. Такая планировка исключала существование единого центра, но подразумевала, как правило, главную осевую улицу. Подобную планировку имели города Кизляр, Кременчуг, Моздок, Нахичевань, Осташков, Прилуки, Черкасск. Отметим, что ортогональная планировка Екатеринодара сохранилась, и во многом определяет внешний облик и характер застройки исторической части современного Краснодара (с главной осью - улицей Красной).

О том, как выглядела черноморская казачья станица, дает представление отрывок из путевых заметок путешественника Н.И. Воронова. «Занимая по большей части четырехстороннее пространство земли, обнесенное канавою и плетнем из терновника, она (станица - В.Б.) напоминает древние русские городки или крепостцы… По углам станицы обыкновенно полагается по орудию; огорожа из колючего терновника местами прорезывается, представляя таким образом маленькие амбразуры для ружейной пальбы; для въезда в станицы устраиваются деревянные ворота, при которых содержится караул… На четырехстороннем пространстве станицы помещается сотня-другая дворов, образующих небольшие кварталы, с прямыми улицами и переулками. В центре обыкновенно находится небольшая площадь, и на ней деревянная церковь. Редко где можно встретить даже и плохую лавчонку… Весною, осенью и зимою улицы и переулки покрываются неимоверной грязью; летом она засыхает, оставляя после себя нечистоту, ухабы. Хорошо еще, если турлучные избы с соломенными крышами закрываются зеленью садов и палисадников, не то – наружность их навеет грусть на любого проезжего».

В поселениях, имевших значение укрепленных пунктов, присутствовал установленный «регулярный» набор построек военного назначения. В этот набор включались возведенные по типовым, единым для всех крепостей и укрепленных поселений Российской империи проектам казармы, «провиантские магазины», помещения для хранения орудий, артиллерийский арсенал, каменные пороховые погреба, караульни и помещения гауптвахты.

После окончания военного противостояния с горцами надобность в оборонительных сооружениях отпала, и станицы, и без того занимавшие довольно большие площади, стали довольно быстро увеличиваться территориально. Обширность территории определяла «рассредоточенность» жилищ в пространстве поселения и значительные размеры дворов. По мнению этнографов, по своим размерам из всех восточнославянских сельских поселений станицы были самыми крупными. В первую очередь это относится к станицам Кубани и Дона.

Поселения, расположенные на побережье Азовского и Черного морей, отличались от остальных поселений Черномории незначительно. Вот как описывает населенные места таманской округи генерал-майор Дебу, побывавший здесь в 1826-1828 гг.: «Тамань (Тмутаракань), имеющий гавань… состоит из 75 домиков, в числе коих есть кладенные из камня. Одно бывшее поселение приметно и близ старой крепости… Сады – отпечаток от прежних обладателей сего острова, большею частию запущены…. Бугас… лежащий на косе между Черным морем и Кубанским лиманом, есть военная слобода и форпост… у подошвы горы находятся мазанки, таможенная и карантинная заставы, Черноморский кордон и хранилище такелажа…. Местечко Темрюк… В нем более 70 домиков, в числе которых есть складенные из камня и рубленные из соснового леса… некоторые жители начали уже строить дома из сырого кирпича и это по скудости леса приносит немаловажную выгоду».

На месте разрушенного артиллерией англо-французской эскадры Новороссийска до его вторичного учреждения в 1866 году находилось Константиновское укрепление, об облике которого дает представление отрывок из упомянутого выше очерка Н.И. Воронова: «Среди зелени лесов и свежего луга белеет, чистенькое, новенькое; глядят из-за тонких стен его крыши и трубы казарменных построек, да красуется церковь с новым блестящим куполом. Подле этого маленького укрепления… уже начинается беспорядочно разбрасываться еще маленький форштат, с избушками под соломенные крыши, со стогами хлеба и сена. Отсюда, по зеленым холмам, простерты дороги на окрестные возвышенности и в ущелья, из которых одно охраняется каменной башней; более широкая дорога спускается к самому берегу моря, к длинной казарменной постройке адмиралтейства, да к двум-трем купальням… Вот и все, что видится теперь на месте Новороссийска, который еще так недавно был центром всей жизни на черноморской береговой линии».

Тремя годами ранее тот же Воронов описал Ейск, отметивший десятилетие со времени своего основания: «Представьте себе низкий песчаный полуостров, с одной стороны омываемый морем, с другой – лиманом; на этом полуострове раскинулась куча маленьких, квадратных, редко двухэтажных домов, крытых черепицею, железом и деревом, - местами образовавших уже прямые улицы, а больше – стоящих в одиночку, без связи с другими постройками, потому что улица… еще только застраивается. …посреди города разведен бульварчик, а за городом отмежевано место для собственного сада, но растительность еще так слаба, что не может дать из себя вид и отбросить прохладную тень».

Как видно из описания, Ейск все-таки имел некоторые «городские» черты во внешнем облике. В Екатеринодаре же в то время не было «частных каменных зданий ни одного», а «деревянных под железною крышей» было лишь несколько. Остальные постройки в Екатеринодаре, которых насчитывалось в конце 50-х гг. XIX в. около двух тысяч, были «изваяны из глины… и покрыты камышом и соломой».

Картина в корне изменилась в 1870-х годах, с началом бурного экономического развития края и становления капиталистических отношений. Интенсивные урбанизационные процессы привели к складыванию в Екатеринодаре ярко выраженного городского характера пространственной среды.

Уже в 1875 году в столице Кубанской области появилось уличное освещение (керосиновые лампы), в 1894 г. главная улица - Красная, - была освещена электрическим светом. С этого же года в городе действовал водопровод. В декабре 1900 г. в Екатеринодаре была пущена линия электрического трамвая; общая протяженность линий к 1913 году составила 17 верст (18 километров) при общей протяженности улиц 111 верст (117, 7 км). В 1912 г. по улицам Екатеринодара, половина из которых (48 из 96) была замощена, передвигалось 2,5 тысяч ломовых и 400 легковых извозчиков, 20 автомобилей. Еще в 1887 г. через главный город Кубанской области прошла ветка Владикавказской железной дороги, связавшая его с "хлебной" частью области и с Черным морем и Новороссийским портом. Позже была проложена железнодорожная ветка "Екатеринодар - Кавказская - Ставрополь" и линия Черноморско-Кубанской железной дороги, имеющей выход к Азовскому морю. Пароходным движением город был связан по нижнему течению Кубани с Темрюком и Нижестеблиевской станицей. Из нефтеносного Майкопского района в Екатеринодар был проведен нефтепровод.

Резко изменился в Екатеринодаре и функциональный характер застройки: если в 1900 году было 10,6 тысяч строений при 67,7 тысячах жителей, то в 1913 г. - 28 тысяч построек при 100 тысячах жителей, что говорит о том, что город застраивался преимущественно сооружениями общественного, торгового и промышленного назначения.

Так же интенсивно «городской» характер пространственной среды развивался в Новороссийске, Армавире (получившем статус города только в 1914 году), в Ейске. В других населенных местах, имевших статус города, посада или местечка, процессы урбанизации протекали медленнее, но все же в пространственном облике поселений проявлялись отчетливо. Так, например, в Туапсе, Темрюке, Майкопе застройка постепенно формировала облик небольших провинциальных городов с торгово-промышленными и товарно-распределительными функциями; Анапа, Сочи, Горячий ключ, Геленджик приобретали характер курортных мест - с большим количеством лечебниц, дач, пляжей, купален, бюветов.

В поселениях с «сельским» набором экономических функций соответствующим образом жизни обитателей пространственная среда развивалась по иному сценарию: станицы, хутора, села (неказачьи поселения) укрупнялись, благоустраивались, но характер их застройки не менялся. Вот, например, как выглядела на рубеже XIX-XX вв. Славянская станица, учтенная, кстати в материалах Первой Всероссийской переписи населения 1897 г. как городское поселение – по характеристике «людности»: «Славянская… имела 20 000 населения, но без признаков города. Недалеко от реки (Протоки –
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconЗаконодательного Собрания Краснодарского края
В целях эффективного использования историко-культурных традиций кубанского казачества в гражданско-патриотическом и духовно-нравственном...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconТема: Краснодар – столица Кубани. История Краснодара Цель урока
Оборудование: плакаты с изображением герба Екатеринодара, герба Краснодара, флага Краснодарского края, запись гимна Кубани, карта...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconДоклад о состоянии здоровья населения краснодарского края в 2012...
О состоянии здоровья населения Краснодарского края в 2012 году: государственный доклад / Администрация Краснодарского края, Министерство...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconУчебная программа по курсу «История Кубани» (для студентов педагогических специальностей)
Курс «История и культура Кубани» призван познакомить студентов с историческим прошлым Краснодарского края, с процессом формирования...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconПлан Просветительская и литературная жизнь Кубани ХIХ-ХI вв. Музыкальная...
Кубани было сельское хозяйство. В середине XII столетия распахиваются значительные площади целинных земель и быстро развивается зерновое...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconТема : Символы Краснодарского края: герб, флаг, гимн
Познакомить с символами Кубани, значением составляющих частей, историей появления

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconНаименование целевой программы: государственная программа Краснодарского...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconНаименование целевой программы: государственная программа Краснодарского...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconМетодические рекомендации по проведению Единого Всекубанского классного...
В целях формирования у подрастающего поколения позитивных духовно-нравственных ориентиров, гражданского самосознания, чувства любви...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconМетодические рекомендации по проведению Единого Всекубанского классного...
В целях формирования у подрастающего поколения позитивных духовно-нравственных ориентиров, гражданского самосознания, чувства любви...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск