Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции






Скачать 459.44 Kb.
НазваниеБондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции
страница2/3
Дата публикации12.06.2015
Размер459.44 Kb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Культура > Документы
1   2   3
В.Б.) была маленькая деревянная церквушка Св. великомученика Пантелеймона. Площадь вокруг церквушки занимала один блок (то есть квартал - В.Б.)… Перед станичным Правлением на просторной площади, опираясь на берег реки четырехугольником, стояли лавки разных размеров и видов, строительных материалов и товаров. Большинство были деревянными, частично турлучными (скелет из деревянных столбов, в которые вставляли жерди, между ними вплеталась лоза; такие стены с обеих сторон обмазывались глиной с большой примесью половы или конского навоза, штукатурка белилась известью), а некоторые были кирпичными, одноэтажными. Жилые помещения тоже одноэтажные, преимущественно с камышовыми крышами. Кое-где виднелись железные крыши, чаще окрашенные зеленой краской, реже – красной. Дворища казаков были просторными (четверть десятины и более). Перед хатами, как правило, цветники, наполненные цветами и различными кустами – крыжовника, малины, иногда клубники. Позади хат за хозяйственными строениями были сады. … Все хаты снаружи и внутри белились осенью и весной известью. Хозяйственные строения также белили. Внешний облик станиц напоминал богатые украинские села. Улицы были не замощены… Тротуары так же – лишь в самом центре, и то не везде, выложены кирпичом или досками. Вдоль дорог почти везде выкопаны рвы, по которым стекала вода».

Характеризуя процессы формирования пространственной среды населенных мест Кубани в дореволюционный период в целом, можно констатировать два качественно различных этапа: первый - с конца XVIII в. до начала 70-х гг. XIX в., когда поселения имели преимущественно «сельский» характер внешнего облика, с неразвитой инфраструктурой и подавляющим числом утилитарных сооружений; и второй - с 70-х гг. XIX до 1917 года, когда в облике поселений проявились отличия городской и сельской сред обитания, сформировались коренные отличия в характере застройки городов и сельских поселений.

При том, что первый этап, хронологически соответствующий военному периоду истории края, характеризуется сочетанием в основном заурядной жилой застройки с регулярной планировкой населенных мест, и пространственной мотивацией, которую точно обозначил И.Д. Попка – «На границе не строй светлицы», исключения из столь унылого архитектурного однообразия были. Большей частью это относится к культовым постройкам и некоторым зданиям общественного назначения.

Первым на новоприобретенных землях храмом черноморских казаков стала построенная и освященная в 1794 церковь Во имя Покрова Пресвятыя Богородицы в Тамани. Есть сведения В. Соколова о том, что черноморцы использовали при возведении этого храма фундамент и часть стен какого-то древнего сооружения, возможно - средневековой турецкой мечети или христианского храма времен еще Тмутараканского княжества. П. Орлов считает, что сооружение сохранилось с античных времен: «Высадившись, осмотревшись и кое-как устроившись, они (казаки – В.Б.) остановили свое внимание на высящемся на песчаной возвышенности четырехугольном продолговатом здании, обнесенном дорической колоннадой, а по казачьи - простыми «пiддашками». Здание было необитаемо, довольно хорошо сохранилось, уцелев от бывших здесь когда-то греческих колоний, и его легко было приспособить для церкви».

Однако, основываясь на некоторых содержащих изображения храма рисунках 30-40-х годов позапрошлого столетия, хранящихся в фондах Таманского музейного комплекса, можно утверждать, и что изначально храм имел простейшие формы - параллелепипед под четырехскатной вальмовой крышей, с пристроенным крыльцом-тамбуром; на коньке располагался восьмигранный барабан с куполом, увенчанным крестом. «Колоннами» были были обыкновенные деревянные столбы (укр. "пiддашки"), образовывавшие, вкупе с кровлей, навес по периметру храма.

После того, как во время Крымской войны церковь была разорена, ее восстановили, но уже без опоясывающего навеса. В 1911 году пришедшая в крайнюю ветхость Покровская церковь была реконструирована по проекту архитектора И.К. Мальгерба, причем облик ее был основательно изменен: теперь она приобрела вид древнегреческого периптерного храма с закруглением в алтарной части и с восьмигранным барабаном с низким шатровым куполом. В таком виде церковь сохранилась до наших дней.

Первым монументальным произведением православной храмовой архитектуры на правобережье Кубани, на землях Войска Верных Черноморских казаков, стал решенный в приемах «украинского барокко» войсковой собор Во имя Воскресения Господня в столице края – Екатеринодаре. Главный храм Войска, строительство которого продолжалось три года – с октября 1799 по октябрь 1802 года (сооружение иконостаса продолжалось еще несколько лет) - был деревянным: сложенным из сосновых бревен и ошалеванным (ощелеванным), столпным, шестиглавым (пятиглавым с примыкающей с запада колокольней), составлявшим в плане латинский крест. Каждый из шести восьмигранных столпов был трехъярусным, верхние ярусы отделялись от нижних сомкнутыми сводами, покрытыми железной кровлей. На сводах верхнего яруса помещались железные главки луковичной формы, увенчанные крестами. Между собой столпы были связаны на уровне первого яруса.

Исследователь древнерусского искусства Н.В. Султанов писал о главном храме черноморских казаков: «Форма эта (восьмерик - В.Б.) и поныне сохранилась в нашем деревянном зодчестве, преимущественно в южной России, и образцом ея может служить деревянный собор в городе Екатеринодаре… Тот же нижний восьмерик с верхним восьмериком поменьше, то же полукруглое покрытие с шейкой и луковичной главкой».

Можно, не сомневаясь, обозначить сходство екатеринодарского Воскресенского собора с Воскресенским собором в Черкасске (освящен в 1719 г.), Покровской церковью XVII в. в Харькове, с собором Св. Николая Медведовского монастыря в Поднепровье (1785 – 1795 гг. в.), с церковью Св. Параскевы Пятницы построенной в 1763-х гг. одним из предводителей «Колиивщины» сотником И. Гонтой в селе Росошки, с церковью Покрова в Ромнах, построенной в 1760-х гг. последним запорожским атаманом П. Калнышевским, и особенно - со Свято-Троицким собором в городе Новомосковске (Самаре) Екатеринославской губернии (освящен в 1781 году).

Строители главного храма Черномории, взяли за основу архитектурные формы самарского собора, но сделали новую пространственную композицию сооружения и иначе решили экстерьер, сохранив верность приемам «украинского барокко».

Известно, что строительство храма велось под руководством сотников Войска Донского Степана Николаева и Федора Гусельщикова. Этот факт лишь на первый взгляд выглядит парадоксально: в культовом зодчестве Дона украинское барокко было распространено уже в XVII веке. Но стоит ли предполагать, что стиль «пришел» в Землю Войска Черноморского благодаря донским казакам?

Ответ, очевидно, отрицательный: судя по дальнейшему распространению «казацкого» варианта украинского барокко на Кубани, черноморцы сами были носителями стиля. В первой половине XIX столетия, уже после Указа императора Павла I 1800 года о запрете строительства на Украине храмов в стиле казацкого барокко и переходе на «синодальный стиль», в Черномории и на Старой Линии было выстроено несколько храмов в приемах барокко, причем не только деревянных.

В 1814 г. в Екатеринодаре, под руководством казака Минского куреня Петра Кучера, была построена деревянная церковь Во имя Св. Екатерины великомученицы. Крестообразная в плане (равносторонний «греческий» крест), она имела три главы, расположенные традиционно по оси «запад-восток»; к центральному восьмигранному трехъярусному столпу примыкали двухъярусные полустолпы, образуя на уровне первого яруса единое крестового плана пространство; южный и северный полустолпы глав не имели; ко входам были пристроены «рундуки». В объёмно-пространственном решении Екатерининской церкви отразились традиции украинского трёхверхового, многозаломного храма.

В «казацкой» архитектурной традиции украинского барокко были возведены деревянные храмы Во имя Рождества Христова в Староминской станице (1810 г.), Во имя Рождества Превятыя Богородицы в Новодеревянковской станице (1830 г.), Свято-Богоявленский храм в Поповической (ныне Калининской) станице (1856 г., сохранился с изменениями), каменная Николаевская церковь в Новомалороссийской станице (1827 г.).

Как и в украинском барокко, на Кубани храмы были частью архитектурно-ландшафтного ансамбля, служили высотными и композиционными доминантами для окружающего их пространства. В большинстве случаев церкви располагались на площадях, свободных от каких-либо сооружений и являлись визуальными акцентами в застройке населенных мест.

Судя по сохранившимся изображениям деревянных храмов, основным приемом оформления стен была вертикальная шалевка (что свойственно украинской и белорусской народной традиции храмовой архитектуры) и использование нащельников. Исключение составляет Воскресенский собор в Екатеринодаре, имевший горизонтальную шалевку. Известно, что большинство деревянных храмов было окрашено, но их первоначальное колористическое решение установить сложно.

Архитектура украинского барокко бытовала на Кубани в конце XVIII - первой половины XIX столетий в своем «казацком» варианте и проявилось исключительно в строительстве православных храмов. Носителями барочной архитектурной традиции были как черноморцы, так и донские и линейные казаки. Очевидно, украинское барокко, как художественный стиль, в середине XIX века «отступило» под натиском «официальных стилей»: классицизма и русско-византийского, но вплоть до 20-30-х гг. XX столетия сохраняло позиции в пространственной среде нескольких станиц края.

Главный, «официальный» архитектурный стиль Российской империи в XVIII – первой половине XIX века – классицизм проявился на Кубани в единичных постройках и лишь тогда, когда в обеих столицах – Петербурге и Москве - он находился в стадии заката.

В екатеринодарской архитектуре классицизм был упрощенным, большей частью он лишь воспроизводил классицистические приемы в решении фасадов зданий. Так, в 1834 году по проекту инженер-капитана Петрова на берегу реки Карасун было построено здание архива Черноморского казачьего войска, главный фасад которого состоял из двух боковых ризалитов, завершенных треугольными фронтонами, и расположенного между ними заглубленного четырехугольного дорического портика, завершенного симметричным ступенчатым аттиком.

В 1838-1842 годах на территории Фоминского кладбища по проекту того же инженер-капитана Петрова был возведен комплекс кирпичных зданий войсковой богадельни с церковью Во имя Божией Матери Всех скорбящих Радости, сохранившийся с небольшими изменениями до наших дней. Главный корпус богадельни в плане «Ш»-образный, симметричный, состоит из центрального объема – церкви, примыкающих к ней с севера и юга одноэтажных объемов – крыльев, и расположенных по торцам крыльев двухэтажных флигелей, выдвинутых в западном направлении параллельно нефу церкви.

Центральный объем (церковь) имеет симметричную крестовую композицию: линия «крыльев» по оси «север – юг» и перпендикулярный ей неф «накладываются» на четверик (высотой пропорциональный флигелям), завершенный цилиндрическим барабаном с полусферическим куполом, увенчанным кованым крестом. Барабан прорезан четырьмя ориентированными по сторонам света окнами в форме люнетов. Очевидно, над западной частью нефа изначально располагалась глава со звонницей. Во внутренних углах, образованных четвериком и нефом, на западном фасаде симметрично расположены два одноэтажных медзанина, образующие в плане скошенные углы. Главный вход в храм расположен на западном фасаде южного крыла, в месте примыкания его к центральному объему.

Декоративно-пластическое решение экстерьера главного корпуса богадельни соответствует «безордерной» форме классицизма.

Наиболее значительным классицистическим произведением в архитектуре Кубани был комплекс зданий гостиного двора в Ейске, возведенный в ходе первоначальной застройки основанного в 1848 году портового города. Регулярная ортогональная уличная сеть, задавшая форму кварталов, определила и пространственную композицию гостиного двора, построенного по периметру существовавшей с первых лет жизни города Базарной площади. Возведение этого монументального, занимающего весь квартал здания было вызвано потребностью развития торговли во вновь основанном портовом, которому в масштабах Российской империи изначально отводилась роль торгового, транспортного и товарно-распределительного пункта на юге страны. В первые же годы своего существования Ейск стал крупным центром внешней и внутренней торговли на юге России, и базарная и ярмарочная торговля, сосредоточенная, в основном, на Базарной площади, уже не отвечала темпам экономического роста города. В этих обстоятельствах строительство, по примеру многих российских городов, гостиного двора – комплекса зданий, включавшего стационарные торговые ряды, лавки, склады, конторы, помещения для временного проживания торговцев («гостей»), места для гужевого транспорта и тяглового скота – представлялось делом перспективным. Инициатива ейского градоначальника полковника И.В. Чередеева была одобрена Кавказским наместником князем М.С. Воронцовым, и в 1852 – 1854 (1856) гг. под руководством бердянского мещанина (по другим данным – таганрогского купца) Мордехая Гуриария (Гурария), получившего подряд на строительство, ейский гостиный двор был возведен.

По данным Т.Т. Стефанова, приведенным в описании Ейска, относящемся к началу 1880-х годов гостиный двор (Стефанов называет его и «гостиным рядом») представлял собой «громадное каменное здание, занимающее пространство в длину два квартала и в ширину один» (имеется ввиду сравнение с размерами других кварталов Ейска – В.Б.), внутри которых находилась имевшая четыре въезда площадь, «застроенная лавочками для мелкой торговли». Экстерьер здания был решен путем устройства по четырем уличным фасадам ордерных аркад, акцентирующих одноэтажные галереи, примыкавшие к рядам внутренним помещений. По центральным осям каждого из четырех уличных фасадов располагались въезды во внутреннюю площадь гостиного двора. У въездов, в центральных частях сторон здания, находились двухэтажные объемы, фасады которых на уровне первого этажа не выделялись из общего ритма чередования возвышенных полукруглых арок и пилястр, а на уровне второго имели повторявшие ритм нижнего яруса ряды разделенных пилястрами окон с полуциркульным завершением.

Планировка и внешний облик гостиного двора в Ейске полностью соответствовали его функциональному назначению: каждый из торговых рядов был разделен на одинаковые помещения – лавки, имевшие выходы на галерею; под лавками располагались подвалы со складами, входы в которые вели с внутренней Базарной площади. В помещениях второго этажа находились склады и конторы. Галереи и примыкавшие к ним части улиц были замощены брусчаткой.

В целом архитектурное решение гостиного двора в Ейске имело в основе общие для русской архитектуры эпохи классицизма «типовые» приемы, применявшиеся в строительстве гостиных дворов и торговых рядов. И хотя полных архитектурных аналогов ейский гостиный двор не имеет, схожих зданий достаточно: аркады в оформлении галерей (рядов) были применены в решении гостиных дворов в Верхнеудинске (ныне Улан-Уде), Таганроге (одноэтажные), Пскове, Санкт- Петербурге (Большой гостиный двор) и московского Старого гостиного двора (двухэтажные); расположение по периметру квартала роднит ейский гостиный двор с петербургским, псковским, и верхнеудинским (последний не был достроен).

Также классицистическими, и даже с элементами ампира (!) были запроектированы фасады домов, утвержденные в 1848 году для улиц города Ейска.

Отдельные элементы классицизма проявились в решении фасадов храма Во имя Александра Невского в Абинском укреплении (судя пор проекту 1846 года, рис. 7), в архитектуре церкви Св. Дмитрия Ростовского (1848 г.) и войскового Александро-Невского собора (1853-1872 гг.) в Екатеринодаре.

С начала 70-х гг. XIX века в городах, а позже – и в сельских поселенениях Западного Кавказа стали возводить здания, решенные в приемах эклектики. На тот момент, как направление архитектурной мысли и практика проектирования зданий, эклектика, пришедшая на смену классицизму еще в середине столетия, занимала господствовавшее положение в Петербурге, Москве и крупных городах империи. На местную почву она была привнесена в своей «зрелой форме», в поздней своей ипостаси - историзме. «Романтические» постройки были единичны.

В столице Кубанской области (учрежденной в 1860 году) Екатеринодаре, к числу наиболее значимых построек в 70-х гг. XIX столетия следует отнести здания Кубанского женского Мариинского училища и Кубанской войсковой гимназии. Первое, двухэтажное, было построено в сентябре 1870 г. по проекту архитектора Е.Д. Черника. Экстерьер постройки был предельно прост: этажи на всех фасадах разделены междуэтажным карнизом, три ризалита симметричного главного фасада завершены классическими треугольными фронтонами с заглубленными тимпанами. Функциональное назначение этого здания четко проявилось в его архитектурном решении.

Монументальное, решенное с использованием приемов классицизма, но в целом эклектичное двухэтажное здание Кубанской войсковой гимназии было построено по проекту архитектора В.А. Филиппова в 1876 году. Постройка, обращенная главным фасадом к главной улице - Красной, занимала значительную часть отведенного гимназии квартала (здание разрушено во время Великой Отечественной войны).

В сходной манере было решено построенное в 1886 году по проекту все того же В.А. Филиппова здание женской гимназии. Монументальное, с богатой пластикой уличного фасада, выходившего на площадь Войскового Александро-Невского собора, оно сразу стало одним из акцентов в застройке центральной части Екатеринодара.

Основная масса эклектических построек на Кубани и в Черноморье относится к последнему десятилетию XIX - первым годам ХХ вв. В Екатеринодаре это особняк Ф.М. Акулова (1894 г., архитектор В.А. Филиппов,), здания Кубанского окружного суда, Кубанского областного правления, Екатеринодарского отделения Государственного банка Российской империи, дома М.С. Кузнецова, С.С. Бейма, Х. Богарсукова, доходный дом В.З. Полякова, особняк В.К. Рубежанского, в Новороссийске - здания мужской (1900 г., архитектор Лукашевич) и женской (1901 г., архитектор Н. Калинский) гимназий, Городской дом, здания пассажа (начало ХХ в.) и отделения Русского торгово-промышленного банка (нач. ХХ в., архитектор Н. Калинский); в Армавире - здание русско-азиатского банка (нач. ХХ в.), жилого дома с торговыми залами на ул. Почтовой (нач. ХХ в.), Александровского двухклассного училища (1907 г.); в Ейске - особняк на нынешней улице Советов (кон. XIX в., сейчас там располагается отделение госбанка). В качестве примеров эклектики в архитектуре сельских поселений Кубанской области можно привести здание магазина сельхозтоварищества в Тимашевской станице (1910 г.), здание станичного правления в Полтавской станице (1909 г.), здание правления Кубанской волости (1913 г.) в селе Кубанском (ныне г. Новокубанск). Очень интересны, с точки зрения истории архитектуры, здания женской школы им. Гоголя в станице Медведовской (1899 г.) и детского сада для детей служащих железной дороги в Тимашевской станице (1915 г.) - здесь отчетливо проявилось подражание украинскому барокко.

Остановимся на характеристике отдельных построек.

Ярчайшее произведение эклектической архитектуры Екатеринодара - дом купца Христофора Богарсукова, построенный в 1900-1901 гг. на Гимназической улице. и выходивший Выходящее на главную - Соборную - площадь города здание двухэтажное, в плане прямоугольное, сочетающее анфиладную и коридорную системы расположения внутренних помещений. Главный (южный) фасад симметричный, с доминирующим центральным ризалитом. Притом, что правое и левое равнозначные крылья решены спокойно, ризалит, в особенности его верхняя часть, сочетает в себе массу всевозможных декоративно-пластических элементов. Дворовые фасады декора лишены. Хорошо сохранилось убранство интерьеров: мраморные лестницы главного входа, двухмаршевая междуэтажная лестница с коваными ограждениями, наборные паркеты, лепной декор потолков, зенитные окна. В 2004 г. при реставрации здания были обнаружены альфрейные росписи потолков и стен отдельных помещений.

Одной из «визитных карточек» Екатеринодара и современного Краснодара является дом Б.Б. Шарданова, построенный по его собственному проекту в 1905 году. Двухэтажное здание имеет отчетливо выраженное угловое решение. Два равнозначных уличных фасада - восточный и северный, - фланкированы ризалитами, два из которых, оформляющие угол, соединяются секущей угол плоскостью, являющейся центром композиции. Три грани этой композиции и два фланкирующих ризалита завершаются прямоугольными аттиками в виде антаблемента с богато орнаментированным фризом. Главный вход располагается на секущей угол плоскости; выше него, на уровне второго этажа помещен балкон с ажурным каменным парапетом и угловыми тумбами, на которых находились высокие фиалы. Такой же балкон помещался на южном ризалите восточного фасада. Балконы поддерживаются кронштейнами, украшенными лепкой. Дверь выхода на балкон находится в нише, выполненной в форме арки. Над дверью помещен треугольный фронтон, разорванный венчающей наличник деталью с маскароном. Над нишей, по оси симметрии располагается лепной картуш с круглым медальоном, в поле которого – надпись арабской вязью; над медальоном - изображение звезды и полумесяца. Угловой объем завершается расположенным позади аттиков шестигранным шлемовидным двухъярусным (разделен карнизным поясом) куполом с «чешуйчатой» кровлей, увенчанным шестигранной площадкой с ажурным кованым ограждением и флюгером в центре.

Стилизаторское направление эклектики в архитектуре общественных зданий использовало в решении фасадов не только распространенные элементы архитектуры Ренессанса, барокко, «русского национального» стиля и классицизма, но и романские и готические мотивы. Так, в 1910 году по проекту А.А. Козлова было перестроено, с псевдоготической трактовкой уличных фасадов, здание гостиницы отеля «Централь» на пересечении Красной и Гимназической улиц. При перестройке был добавлен третий этаж, в конструкцию здания внесены стальные каркасные элементы. В плане постройка представляет собой замкнутое каре, с угловым решением равновеликих равнозначных западного и южного фасадов. Первый этаж состоял из нескольких помещений с отдельными входами (эти помещения сдавались под магазины), второй и третий имели периметральную коридорную планировку (с большим ресторанным залом в юго-восточной части здания). Поперечные несущие стены здания тектонично проявлены на уличных фасадах крестчатого профиля бетонными пилястрами, ритмично повторяющимися через каждые два оконных проема и завершенными гранеными фиалами. Четыре слабовыраженных ризалита (по два на каждом уличном фасаде) акцентированы готических форм бетонными парапетами балконов (на ширину ризалита) на линии между первым и вторым этажом, и парными балкончиками с коваными ограждениями на уровне третьего этажа. Простенки и подоконный парапет второго этажа заполнены зеленого цвета глазурованной керамической плиткой, поля подоконного парапета третьего этажа выполнены лепными, изображающими галерею из стрельчатых арок. По периметру уличных фасадов над венчающим карнизом проходит высокий бетонный парапет с готическим орнаментом; над ризалитами он решен в виде аттиков с круглыми окнами в середине. Композиционным центром является угловой закругленный эркер на уровне второго и третьего этажа, зрительным основанием которого служит бетонный парапет энергично выступающего полукруглого балкона. На уровне третьего этажа помещен балкончик с кованым ограждением. Завершается эркер шлемовидным шестигранным куполом, увенчанным четырехколонным фонарем со сферическим малым куполом и шпилем. Во фризовой части эркера помещен рельеф, изображающий крылатого арфиста в окружении сидящих зрителей. По этому же проекту, но с некоторыми отличиями, в центральной части Армавира в те же годы был выстроен четырехэтажный доходный дом С.П. Меснянкина.

Двухэтажный Городской дом в Новороссийске, между Торговой площадью и Серебряковской улицей, был построен в 1909 г. Автор проекта архитектор С.А. Калистратов сделал здание симметричным. Главный вход, за которым помещался двухсветный вестибюль, располагался на центральном ризалите, завершенном объемными аттиками. Два фланкирующих ризалита главного фасада переходили в боковые фасады. На уровне первого этажа по периметру здания был устроен горизонтальный руст, на уровне второго - в простенках помещались лопатки, декорированные вертикальными тягами и переходящие выше венчающего карниза в парапетные тумбы. В решении центрального ризалита главного фасада отчетливо «проявлен» палладианский мотив, в декоре аттиков - ренессансный (тумбы с вазами, шарами и фиалами), на плоскостях фасадов помещены «ампирные» гирлянды и арабески.

Еще в конце XIX века на въезде в Новороссийск со стороны Геленджика было построено здание дачи Б.Б. Голицына, воспроизводящее формы средневековых западноевропейских замков (романской и готической эпох). Дом двухэтажный, сложного плана, на высоком цоколе, сложен из каменных блоков и прекрасно вписан в рельеф местности. Находящаяся на возвышении трехъярусная башня связана с основным двухэтажным объемом. Окна башни и первого этажа - арочные, с архивольтами, второго этажа - стрельчатые. Парапеты и основного объема, и башни - зубчатые.

Романские и готические архитектурные мотивы проявились и в оформлении входной арки Городском саду Новороссийска.

В убранстве некоторых зданий, например, одноэтажного дома И.В. Рымаревича-Альтманского и двухэтажных доходного дома Х.Л. Хлебникова в Екатеринодаре и особняка Юкелиса в Новороссийске, были использованы декоративные приемы «мавританской» архитектуры. Это направление эклектики, называемое и стилем «туркери», проявлялось лишь в решении фасадов, не касаясь композиции и внутренней планировки зданий. В обоих названных зданиях фланкирующие ризалиты имитируют формы пештаков - высоких порталов средневековых культовых и общественных зданий стран Ближнего и Среднего Востока. Над венчающими карнизами фланкирующих ризалитов находились высокие сферические купола с конусным завершением. Плоскости фасадов были украшены крупной керамической глазурованной плиткой. На оси симметрии главного (западного) фасада дома Хлебникова находился выступающий углом эркер, имевший завершенние в виде башни со сферическим малым куполом на колоннах и шпилем - такая композиция воспроизводила формы минаретов.

Характеризуя эклектику Кубани и Черноморья в целом, можно констатировать ее внутреннее формальное разнообразие, щедрое использование кованых элементов в решении фасадов и малую этажность зданий (последнее относится к архитектуре Кубани вообще). Стоит отметить, что в дореволюционный и даже довоенный периоды архитектурный облик практически всех населенных мест Кубани определялся именно эклектическими постройками, которых было большинство. Эпоха эклектики в архитектуре городов Западного Кавказа простиралась до начала второго десятилетия ХХ века, когда главенствующее положение занял модерн.

Как и эклектизм, модерн «пришел» в архитектуру Кубани в своей поздней форме, когда «романтический» этап в развитии стиля закончился, под давлением требований плотной городской застройки, отступлением от принципов «всефасадности» и «правды материала».

Исключением является лишь первое по времени произведение модерна в столице Кубанской области Екатеринодаре - здание Общества взаимного кредита, построенное в 1906 г. по проекту В.А. Филиппова на Базарной улице. Конечно, «модерновые» мотивы использовались кубанскими архитекторами и раньше, но лишь в качестве элементов эклектических по сути фасадов. Названная же постройка являла собой «чистый» модерн, причем в его ранних формах: небольшое одноэтажное здание, расположенное возле садика «Варьете», не смыкалось торцовыми стенами с соседними сооружениями и как нельзя лучше соответствовало принципу «примата пространства над объемом». Идеология стиля отчетливо проявилась и в решении главного (южного) фасада: в форме окон, дверей, аттика, «напряженного» орнамента наличников, пространства под венчающим карнизом, кованого парапета крыши, кронштейна надкрылечного зонта. Кроме того, не лишены и декора были и дворовые фасады.

В 1912 году это здание было разобрано и на его месте Общество взаимного кредита начало строительство своего нового, трехэтажного помещения - по проекту архитектора Н.М. Козо-Полянского. Завершенная в 1913 году постройка представляла собой пример стилизаторского направления модерна. Спроектированный М.И. Рыбкиным главный (южный) фасад здания был асимметричным, несмотря на два фланкирующих центральную плоскость фасада ризалита. Плоскость эта решена в «палладианской» манере: первый этаж, прорезанный высокими полуциркульными окнами, воспринимается как мощный цоколь, несущий два верхних этажа, которые зрительно сливаются благодаря приему «колоссального ордера» с трехчетвертными дорическими колоннами, что обеспечивает большую площадь остекления. На уровне междуэтажного пояса на фланкирующих ризалиты лопатках размещены энергично вынесенные кронштейны, на которых помещены скульптурные изображения Фортуны и Меркурия, одинаковые на обоих ризалитах. В декоре фасада использованы майоликовые панно с сюжетами из истории Древнего Рима, цветные панно с геометрическим рисунком из глазурованной керамической плитки, лепные детали: маскароны, геральдические щиты, венки. На восточном аттике, венчающем примыкающую к восточному ризалиту плоскость фасада, помещено скульптурное изображение лежащего льва. Незаурядные пространственная организация и пластика фасада, синтезирующего архитектурный декор, скульптуру и монументально-декоративную живопись, выдвигают здание в число лучших произведений архитектуры Кубани.

Замечательное, на наш взгляд, сооружение было возведено в 1911 году в Армавире на Почтовой улице. Это было одноэтажное здание драматического театра М.И. Мисожникова - с «изломанной» в плане линией уличного фасада с пышным пластическим решением, где ризалиты тектонично проявляли планировочную композицию с «напряженным» высотным силуэтом.

Одно из наиболее заметных в истории кубанской архитектуры - здание Зимнего театра, построенное в 1909 году по проекту академика архитектуры Ф.О. Шехтеля на пересечении улиц Красной и Гоголевской в Екатеринодаре (проект был составлен еще в 1897 году для Народного дома в Москве, но ввиду разных обстоятельств не был осуществлен). Монументальное четырехэтажное «Г»-образное здание с закругленным малым радиусом углом имело в своей основе железобетонный каркас. Внутри находился многоярусный зрительный зал на 1500 мест, вестибюль с гардеробом на первом этаже, фойе на втором и третьем этажах, множество служебных помещений. Южный и восточный уличные фасады были решены с минимумом декора и максимальной тектонической выразительностью. Первый этаж, имевший зрительное значение основы здания и несколько «задвинутый» вглубь объема сооружения, был отделен от основной плоскости фасадов высоким междуэтажным поясом, переходившим на восточном фасаде в парапет балкона. Такой же высоты пояса в верхней части фасадов были отделены от основной плоскости фасадов надоконной тягой и венчающим карнизом. На фасадных плоскостях были помещены лепные детали - рельефные панно, год закладки здания (римскими цифрами - МСМVIII) и панно с текстом, в котором перечислялись великие композиторы и драматурги. В годы войны здание было частично разрушено, в 1954 году реконструировано, но планировка и решение фасадов были изменены. Ныне в здании располагается краевой концертный зал имени Г.Ф. Пономаренко.

Стоит упомянуть и четырехэтажное здание армавирской гостиницы «Большая Московская» на Привокзальной улице. Это пример «рационального» модерна, нашедшего свое применение в архитектуре доходных домов и имевшего наибольшее распространение в столичных и наиболее крупных городах Российской империи.

В первом десятилетии XX века незаурядное здание в стиле модерн, известное как «Дом Яни», было возведено в Туапсе. Этот четырехэтажный дом расположенный на крутом склоне и имеющий вследствие этого переменную этажность, по своим характеристикам более соответствует архитектуре Петербурга или Москвы, нежели пространственной среде провинциального приморского города.

Стилизаторское направление в архитектуре кубанского модерна проявилось наиболее отчетливо. Распространенными в фасадной пластике были «ампирные» мотивы. Примеров довольно много - здания кинотеатра «Марс» в Армавире (1913 г.), Кубанского кооперативного банка на улице Таганрогской в Ейске (1913 г.), Второго общественного собрания в Екатеринодаре на Бурсаковской улице (1913 г., М.И. Рыбкин) и др.

Примером использования античных мотивов в декоре уличных фасадов может служить, помимо вышеназванного трехэтажного здания Общества взаимного кредита в Екатеринодаре, может служить построенное в столице Кубани в 1916 году по проекту А.А. Козлова двухэтажное здание водоэлектролечебницы имени С.И. Бабыч в Закубанском проезде. Асимметричное, с проявленной в решении фасадов конструктивной идеей, богато декорированными восточным и северным фасадами, это сооружение является одним из лучших примеров стиля модерн в архитектуре Екатеринодара. Здание не имеет выраженного углового решения, но угловой объем, акцентированный ризалитами с аттиками сложной формы, завершается шлемовидным куполом, увенчанным фонариком со сферическим малым куполом, что зрительно усиливает асимметричность постройки и ранее (в условиях малоэтажной застройки квартала) придавало ей значение высотной доминанты.

В архитектуре дома Никифораки, который был построен в 1910 году на Штабной улице в Екатеринодаре., архитектор А.А. Козлов удачно сочетал «модерновый» по своей композиционной сути объема с использованными в решении главного (южного) фасада романскими и готическими мотивами, которые проявились в форме акцентирующего юго-западный угол эркера, с конусным куполом, в воспроизводящей позднеготические круглые башни «со шлемами», в стрельчатой форме оконных проемов второго этажа эркера, парных стрельчатых арках во фризе, стрельчатой форме ниш в каменной ограде двора, примыкающей к зданию. А вот лепные панно, составляющие междуэтажный пояс, эклектичны по содержанию. Все плоскости фасада, не занятые лепными панно, покрыты зеленой керамической глазурованной плиткой.

Наибольшее число построек в стиле модерн в городах Кубанской области и Черноморской губернии составляли одноэтажные жилые дома, различные по декоративно-пластическому решению экстерьеров. В качестве примеров назовем дома аптекаря М.М. Каплана, особняк купца Х.И. Фотиади, (оба здания были построены в Екатеринодаре, в 1910 году по проекту архитектора А.А. Козлова), дом генерала С.Г. Улагая, построенный в начале ХХ века в Екатеринодаре на улице Рашпилевской. Интересный дом, решенный в приемах «северного» модерна, был построен в начале ХХ века в глубине квартала по улице Соборной. Сейчас в здании располагается управление Екатеринодарской епархии.

Деревянное здание театра в Городском саду в Новороссийске, построенное в 1912 году по проекту архитекторов С. Калистратова, К. Прилипского и К. Гержмана, тяготеющее по своей композиции и элементам решения фасадов к «северному модерну», запечатлело в декоре фасадов и романские, и готические мотивы.

Определенную специфику архитектурному облику кубанских городов в эпоху модерна придавало обилие использованных в оформлении экстерьеров построек кованых элементов - парапетов, балконных ограждений, кронштейнов и подзоров надкрылечных зонтов, кованых дверных и оконных решеток, кронштейнов балконов и кронштейнов для флагов. Помимо модернового «шехтелевского» орнамента в этих деталях использовался меандровый орнамент, линии ионик, подражание «звериному» стилю. Вообще описание, систематизация, формальный и стилистический анализ кубанской ковани - предмет отдельного научного труда.

Завершая обзор кубанского модерна, стоит отметить, что он был распространен исключительно в городах, сельской архитектуры он практически не коснулся, в станицах, селах и хуторах по-прежнему главенствующее положение занимала эклектика (здесь мы не принимаем во внимание «рядовую» застройку, лишенную стилевой идеи).

В эпоху модерна и в городах возводились заметные произведения эклектической архитектуры. Так, например, в 1911 году в Армавире были построены эклектичные здания мужской гимназии и гостиницы «Кавказ» на Николаевском проспекте, в Екатеринодаре - здание армянского благотворительного общества (1911-1912 гг., архитектор И.К. Мальгерб) на Красной улице.

В 1915 году на Дмитриевской улице (ныне им. Энгельса) в Новороссийске было завершено строительство грандиозного трехэтажного здания - резиденции Черноморского губернатора. Сооружение было трехэтажным, на высоком цокольном этаже, со сложным, эклектичным по характеру декором уличных фасадов, включающих фигуру орла над фронтоном главного фасада, фигуры атлантов под опоясывающим балконом, обилием горизонтальных и вертикальных креповок и т.п. Все это придавало зданию излишне помпезный, архитектурно «перегруженный» вид.

«Русский национальный стиль» в архитектуре Кубани запечатлелся практически во всем своем внутреннем формальном разнообразии. В основном стилистические приемы древнего русского зодчества использовались при возведении зданий культа. Первыми проявлением «русского стиля» в Земле Войска Черноморского, по-видимому, стоит считать кирпичную колокольню при деревянном Екатерининском храме в Екатеринодаре, относящуюся к 40-м гг. XIX в. и решенную в «старомосковских мотивах»: она была квадратной в плане, двухъярусной, с низким четырехгранным шатром, увенчанным маленькой луковичной главкой на восьмигранном барабанчике; фасадные плоскости были оформлены приемами кирпичной кладки - на них помещались
1   2   3

Похожие:

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconЗаконодательного Собрания Краснодарского края
В целях эффективного использования историко-культурных традиций кубанского казачества в гражданско-патриотическом и духовно-нравственном...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconТема: Краснодар – столица Кубани. История Краснодара Цель урока
Оборудование: плакаты с изображением герба Екатеринодара, герба Краснодара, флага Краснодарского края, запись гимна Кубани, карта...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconДоклад о состоянии здоровья населения краснодарского края в 2012...
О состоянии здоровья населения Краснодарского края в 2012 году: государственный доклад / Администрация Краснодарского края, Министерство...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconУчебная программа по курсу «История Кубани» (для студентов педагогических специальностей)
Курс «История и культура Кубани» призван познакомить студентов с историческим прошлым Краснодарского края, с процессом формирования...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconПлан Просветительская и литературная жизнь Кубани ХIХ-ХI вв. Музыкальная...
Кубани было сельское хозяйство. В середине XII столетия распахиваются значительные площади целинных земель и быстро развивается зерновое...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconТема : Символы Краснодарского края: герб, флаг, гимн
Познакомить с символами Кубани, значением составляющих частей, историей появления

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconНаименование целевой программы: государственная программа Краснодарского...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconНаименование целевой программы: государственная программа Краснодарского...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconМетодические рекомендации по проведению Единого Всекубанского классного...
В целях формирования у подрастающего поколения позитивных духовно-нравственных ориентиров, гражданского самосознания, чувства любви...

Бондарь В. В. Этнические мотивы в архитектуре городов и районов Краснодарского края Архитектура Кубани и Черноморья в конце XVIII – начале XX столетий: национальные, общероссийские и мировые тенденции. Текст публичной лекции iconМетодические рекомендации по проведению Единого Всекубанского классного...
В целях формирования у подрастающего поколения позитивных духовно-нравственных ориентиров, гражданского самосознания, чувства любви...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск