Культурно языковые контакты






НазваниеКультурно языковые контакты
страница1/23
Дата публикации09.02.2015
Размер3.38 Mb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Культура > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Дальневосточный государственный университет

КУЛЬТУРНО – ЯЗЫКОВЫЕ КОНТАКТЫ

Сборник научных трудов

Выпуск 13

Владивосток

Издательство Дальневосточного университета

2009

ББК 81

К 90

Рецензенты:

И.И. Бойцова, канд. филол. наук, проф., зав. каф. иностр. языков ВГМУ

А.А. Карелина, канд. филол. наук, доцент, зав. каф. иностр. языков ВИМО ДВГУ

Редакционная коллегия:

А.И. Шевелева, канд. филол. наук, профессор (ответственный редактор),

Ж.В. Курдина, канд. филол. наук, профессор, М.Г. Лебедько, доктор филол. наук, профессор, Э.Г. Меграбова, канд. филол. наук, профессор, Г.И. Модина, канд. филол. наук, профессор, О.В. Николаева, канд. филол. наук, доцент.

К 90 Культурно-языковые контакты: Сб. науч. тр. Вып. 13. –

Владивосток: Изд–во Дальневост. ун-та 2009. – 338 с.
В статьях сборника рассматриваются актуальные вопросы лингвистики, литературы и переводоведения, прагматики и социопрагматики, связанные с контактированием различных языков и культур.

К 4601000000 ББК 81

180(03) – 2009

©Институт иностранных языков

ДВГУ, 2009

©Издательство Дальневосточного

университета, 2009

СОДЕРЖАНИЕ

Раздел 1.

ЯЗЫК, КУЛЬТУРА И ОБЩЕСТВО……………………………………….6

Конева Е.Б., Боровик Н.В.

Невербальная коммуникация представителей японской культуры в ситуации англоязычного общения……………………………………………………………………6

Лебедько М.Г.

Топикализация дискурса о России в журнале «Тime»…………………16

Меграбова Э.Г., Едличко А.И., Кузьмичева И.В., Лебедько М.Г., Морева Н.С., Прошина З.Г., Рассоха М.Н., Ступницкая М.И., Шевелева А.И

Вербализация образа России в масс-медийном дискурсе Запада и Востока……………………………………………………………………30

Никулина Н.В.

Аббревиация в восточноазиатских разновидностях английского языка и ее роль в оптимизации процесса межкультурной коммуникации…….54

Соболева С.М.

Речевое общение в свете прагматического подхода………………65

Титова О.К.

Отношение вьетнамцев к использованию и изучению английского языка во Вьетнаме: социолингвистический аспект…………………………...76

Sheveleva A, Timchenko V.

A comparative analysis of the politicians` speech behavior in the American political discourse about Russia…………………………………………...86

Раздел 2.

ЛИТЕРАТУРА И ПЕРЕВОД……………………………………………….100

Бутенина Е.М.

Репрезентация гибридной идентичности в индейской литературе…..100

Ганжа Е.К.

Типичные ошибки при переводе русских газетно-публицистических текстов на английский язык ……………………………………………110

Жук М.И.

Мифологический подтекст в романе Джона Фаулза «Женщина французского лейтенанта»……………………………………………...125

Корнилова Л.Е., Пархандеева Н.Н.

Перевод окказиональных немецких сложных слов (на материале публицистических текстов)……………………………………………..146

Курдина Ж.В., Мелякина И.Ф.

Лирический герой Новалиса в пространстве и времени поэтического цикла «духовные песни»………………………………………………...156

Модина Г.И.

Флобер в Японии…………………………………………………………168

Ступницкая М.И.

Образ русского эмигранта и его смысловое значение в творчестве Патрика Модиано………………………………………………………...176

Раздел 3.

ЛИНГВИСТИКА И ЛИНГВОКОНТАКТОЛОГИЯ…………….………189

Бобылева Л.К., Дробышевский А.Ю.

Презентация английских фразеологических единиц в русском художественном тексте (на материале романа Э.Л. Доктороу «Билли Батгейт»)…………………………………………………………………..189

Конева Е.Б., Меломед Е.С.

Способы выражения японской лингвистической вежливости средствами английского языка (по материалам романа Артура Голдена «Мемуары гейши»)……………………………………………………………….……200

Корнилова Л.Е.

Японские ксенонимы в немецком языке…………………………….…..210

Кульчицкая Л.В.

К вопросу о методе количественного определения метафоричности английского и русского лингвистического текста……………………..238

Миронова М.В.

Разработка сводной типологии фразеологических единиц……………………………………………………………………..261

Николаева О.В., Тарасова Я.О.

Тематическая группа «флора и фауна» в новозеландской идиоматике………………………………………………………………..276

Николаева О.В., Шубина Д.

Когнитивные аспекты исследования новозеландского сленга (на материале концепта remoteness) ………………………………………...283

Пинчукова Н.В.

Гештальтная структура концептов Old Europe и New Europe (на материале печатных СМИ США)………………………………….…….292

Мелякина И.Ф., Третьякова О.А.

Перевод реалий тематической группы «немецкие традиции и обычаи»………………………………………………………….…………309

РАЗДЕЛ I

ЯЗЫК, КУЛЬТУРА И ОБЩЕСТВО

Конева Е.Б., доцент, кафедра теории и практики перевода ИИЯ ДВГУ

Боровик Н. В., студент факультета германских языков ИИЯ ДВГУ

E-mail: kolyanathl@bk.ru

невербальная коммуникация представителей японской культуры в ситуации англоязычного общения

В последнее время актуальность вопросов, связанных с взаимодействием и взаимовлиянием культур, приобрела небывалую остроту. Повышенный интерес к изучению культур разных народов, поток публикаций на тему диалогов и особенно конфликтов культур — все это и многое другое корнями уходит в процесс глобализации, который за последние годы достиг невиданного размаха. Культурологические исследования этого процесса нашли свое отражение и на языковом уровне, так как «в основе языковых структур лежат структуры социокультурные» [Тер-Минасова 2000: 29]. Подтверждением этому является развитие английского языка как глобального. Начиная со второй половины ХХ в. английский язык стал выполнять функции универсального языка общения людей разных стран и народов. Английский сейчас— « это лингва франка, международный язык современности» [Кристал 2001: 4]. В результате, вступив в XXI век, мы имеем дело с американским и австралийским вариантами, сингапурской, нигерийской и многими другими разновидностями английского языка. В этот список попадают различные восточноазиатские разновидности английского языка, в том числе и японская, что особенно интересно, так как культуры восточной и западной цивилизаций, долгое время, развиваясь отдельно друг от друга в различных географических и социо-культурных условиях, являются очень несхожими, а иногда даже диаметрально противоположными в том философском видении мира, которое они выражают.

Языковой барьер не является основным и определяющим фактором культурных столкновений при общении представителей различных культурных сообщностей. Как показывают научные исследования, в процессе межкультурной коммуникации участники коммуникативного акта получают информацию не только и не столько по вербальному каналу связи, сколько по каналу невербальному. Таким образом, даже перейдя на неродной язык, коммуниканты продолжают пользоваться своей невербальной знаковой системой, не менее культурно специфичной и по корпусу знаков, и по нормам их употребления и восприятия, чем вербальная. Средства невербальной коммуникации (СНК) «существенно воздействуют на форму и смысл вербального компонента и при порождении речи, и при ее рецепции» [Резникова 2004: 6]. «Эмоциональные смыслы трудно вербализуются», как бы сопротивляясь концептуализации, своему понятийному оформлению» [Зинченко 1988: 68], поэтому для их понимания очень важна информация, передаваемая невербальными средствами. Так, согласно исследованиям специалистов, «55% сообщений воспринимается через выражение лица, позы и жесты, а 38% — через интонации и модуляции голоса. Отсюда следует, что всего 7% остается словам, воспринимаемым получателем, когда мы говорим» (http://www.zhestov.net/yazyk_zhestov/61.htm).

«Важнейшей особенностью невербальной коммуникации является то, что она осуществляется с помощью всех органов чувств» [Грушевицкая 2003: 175]: зрения, слуха, осязания, обоняния, вкуса. В зависимости от этого ученые делят СНК на несколько групп, основными из которых являются:

  1. кинесические: жесты, мимика, позы.

  2. Окулесические: выражение глаз.

  3. Проксемические: дистантная ориентация коммуникантов.

  4. Сенсорные: одежда, восприятие цветов, запахов.

Основным отличием СНК, используемых представителями японской культуры, от СНК представителей культур западных стран, является строгая дифференциация по социальному, возрастному и гендерному признакам и, как следствие, подчиненность общения четко структурированной системе средств вежливости, или этикета, который предписывает всегда «четко выражать свое социальное и прочие положения и отношения с партнерами» [Тумаркин 2004: 218]. Так, в отношениях со старшими по возрасту, по положению в японском коллективе (на работе, в учебном заведении) младшие кланяются первыми и более низко, выражая свое почтение к старшему.

В отношениях мужчин и женщин традиционный этикет предусматривает преимущество мужчин, несмотря на официально провозглашенное равенство полов. Так, дома жена наливает за ужином сакэ мужу, а на деловом приеме женщины ухаживают за мужчинами-сослуживцами и клиентами.

В публичной сфере, в отношениях с посторонними характерно формально-вежливое поведение. Например, принято учтиво, с поклоном благодарить за маленькую любезность, первыми с поклонами вежливо извиняться при случайных столкновениях на улице и т. д.

Такая особенность японской культуры считается наследием эпохи феодализма, когда определяющим фактором характера коммуникации был социальный статус и принадлежность к мужскому или женскому полу, в результате чего выработалась определенная система средств вежливости, в том числе и невербальных, маркирующая тот или иной уровень общения коммуникантов.

Можно предположить, что средствами вежливости в японской культуре на невербальном уровне являются в основном различные виды жестов и поклонов, которые рассматриваются в рамках кинесики [Тумаркин, 2004: 152]. Это, в свою очередь, определяет кинесические СНК как наиболее культурно нагруженные и делает их основным фактором коммуникативных неудач при общении с представителями западных стран, поэтому кинесические СНК, предположительно, можно использовать в качестве опорного материала для проведения анализа.

Обусловленность японского поведения этикетными нормами объясняет и специфику зрительных (окулесика) контактов. Так, этикет публичного поведения запрещает открыто смотреть на людей, так как это считается проявлением назойливости или враждебного настроя. Американец или англичанин воспринимает отведенный в сторону взгляд японца как проявление неискренности, желания обмануть собеседника.

Однако при достаточно глубоком анализе становится видна «культурная логика» такого поведения японцев: отличительной чертой японской культуры является ориентированность на собеседника при коммуникации. Это означает, что «главное для японцев – сохранение гармонии отношений между коммуникантами» [Резникова 1989: 30]. Чтобы сохранить эту гармонию, говорящий не высказывает категорических суждений, не выражает явно своих чувств, поэтому в японской культуре нет прямого отказа, а молчание, которое иностранец поймет как согласие, нередко выражает несогласие.

Непосредственно с этим связаны черты японской культуры, благодаря которым ее можно назвать высококонтекстной, причем роль невербального компонента в создании контекста общения очень велика. Например, японцы не выражают, не вербализуют свою позицию, пока не выяснят чувства, мысли собеседника, что происходит, как правило, с помощью невербальных средств.

В этом состоит одно из основных отличий миропонимания японцев и представителей англоязычных культур. «Западное воспитание придает чрезмерное значение анализу и чрезмерно вербально, в результате, представители западной цивилизации смотрят на несвязные фрагменты вместо целого. Японское же воспитание менее вербально и более наглядно, что может являться одним из факторов формирования особенностей мировосприятия японцев» [Резникова 2000: 32].

Средства невербальной коммуникации, присущие той или иной культуре, точно также как и вербальные средства, отражают всякое культурно важное явление или процесс. И, как культуры разных народов отличаются друг от друга, так и СНК носят культурно специфический характер. Эти культурно заряженные СНК называются лакунами. Лакуна – это термин, предназначенный для обозначения «того, что есть в одной культуре и чего нет в другой» [Антипов 1989: 85], или, другими словами, элемент невербальной коммуникации, по форме и/или по содержанию являющийся несвойственным для инокультурного реципиента.

С позиции степени тождественности СНК в культуре реципиента и СНК в исходной культуре лакуны делятся на две группы:

  1. Частичные – СНК, которые имеют аналоги (полные и неполные) по форме исполнения, но с различной семантикой в обеих культурах, то есть межкультурные омонимы. Главную роль в данном случае играет тип стратегии интерпретации, называемый «трансинтерпретация», то есть перенос значения родного жеста на жест кинесической системы другой лингвокультурной общности

Так, например, в западных культурах существует жест, означающий «сыт по горло», когда человек проводит указательным пальцем по горлу. Однако в японской культуре этот жест обладает совершенно иным значением: «увольнение».

  1. Полные – СНК, не имеющие аналогов по форме в кинесической системе реципиента. Для них также характерна трансинтерпретация, так как даже небольшое сходство по форме вызывает у реципиента соответствующую реакцию. Однако во многих случаях жест воспринимается просто как незнаковое движение. Например, представители японской культуры часто используют жест «указание на себя», поднося указательный палец к кончику носа. Однако западный реципиент интерпретирует этот жест, как «посмотри на мой нос, чувствуешь запах?», либо, что более вероятно, воспринимает его как незнаковое движение.

Такие лакунизированные элементы японской системы СНК, попадая в чуждую для них культурную среду англоязычного общения, начинают конфликтовать с этой средой и таким образом осознаются коммуникантами, влияют на нее и сами подвергаются влиянию. Именно поэтому в качестве метода для определения особенностей использования СНК представителями японской культуры в ситуациях англоязычного общения предлагается метод выявления лакун и способов их элиминирования автором коммуникации.

В данной работе особенность подхода к выявлению и анализу лакунизированных СНК заключается в том, что основным источником для анализа служит текст, который выступает в качестве инструмента МК и, следовательно, субститута речевых и, прежде всего, неречевых (невербальных) состояний [Антипов 1989: 98-99].

Материалом для анализа послужил роман Артура Голдэна «Мемуары гейши». На основании отобранного практического материала был проведен анализ и сделаны выводы.

Было выявлено, что, как правило, элементы НК, относящиеся к проксемике, в тексте практически отсутствуют. Элементы НК, изучаемые в рамках кинесики и окулесики, представлены довольно широко. При этом к проблеме элиминирования лакун автор романа подходил по-разному:

  1. Автор часто оставлял лакуны без изменений, заимствуя лакунизированную форму СНК в англоговорящий контекст. Как правило, данный способ элиминирования применялся в случае с полными лакунами (Пример А), когда целью является сохранение культурного колорита и в случае с относительными лакунами1, когда реципиент может догадаться о смысле данного элемента невербальной коммуникации (Пример В):

А: «…kimono was yellow, with willowy branches bearing lovely green and orange leaves; it was made of silk gauze as delicate as a spider's web…» [Golden 2000: 37]. В данном контексте приводится описание одежды, а точнее, кимоно, ЭНК, рассматриваемый в рамках сенсорики и являющийся в данном случае полной лакуной для западного реципиента, так как в западных странах люди не знают всех особенностей, связанных с ритуалом ношения кимоно. Представителям западной культуры, как правило, неизвестно, что одежда, и кимоно, в частности, в японской культуре играет очень важную роль: по богатству наряда можно определить богатство семьи, по типу кимоно – род деятельности и социальный статус. В данном примере представлена влиятельная женщина из довольно богатого дома.

В: «…at once they all [two old women and an old man] bowed gravely and kept their heads low…» [Golden 2000: 27] [until he (a guest) passed by]. Англоязычному реципиенту известен данный элемент НК как по форме исполнения, так и по содержанию, однако в культурах западных стран данный элемент системы СНК отличается от аналога в японской культуре, где этот жест очень широко распространен и более нагружен в культурном отношении. Таким образом, данный пример СНК «to keep one’s heads low» можно считать относительной лакуной. Автор использует данный элемент НК с целью сохранить национальный колорит, передать особенности японского этикета. При этом реципиенту не требуются какие-либо поясняющие комментарии, так как он может догадаться о ее содержании интуитивно и через контекст.

2. Автор часто использовал приём упрощения формы элемента НК с целью облегчить реципиенту понимание его содержания. Как правило, в таких случаях используется трансформация генерализации значения СНК, при этом опускаются все детали, смысл которых непонятен и не релевантен для реципиента.

А: «I turned myself around and gave her a bow…» [Golden 2000: 70] (little maid named Chiyo - to her old mistress). Элементом НК в данном примере является жест «поклон»: маленькая девочка кланяется своей хозяйке, потому что так положено по этикету. При этом по степени вежливости выделяется три вида поклонов: стандартно-вежливый (с наклоном корпуса около 30 градусов), обиходно-бытовой (15 градусов) и церемонный, или почтительный (45-90 градусов) [Тумаркин 2004: 24]. В данном случае поклон должен быть почтительным, с наклоном туловища до 90 градусов. Однако эта информация опускается, так как не релевантна для реципиента.

  1. Автор использовал приём заполнения лакуны или раскрытия смысла элемента НК, то есть, описательный метод. Однако, как правило, из-за громоздкости пояснений данный прием используется редко.

А: «…geisha wore the collars of their kimono so low in the back that the first few bumps of the spine are visible…Japanese men, as a rule, feel about a woman's neck and throat the same way that men in the West might feel about a woman's legs». [Golden 2000: 51] В данном примере представлен такой элемент НК, как открытая шея, который, как видно из приведенного выше примера, играет довольно важную роль в японской культуре. Однако реципиенту может быть непонятен смысл данного элемента, поэтому автор «заполняет» эту лакуну через контекст, давая дополнительную информацию через монолог одного из героев.

Как видно из вышеприведенного материала, лакунизированные элементы НК элиминируются Артуром Голдэном различными способами. В нашем случае это: 1) заимствование лакунизированного СНК в инокультурный контекст, 2) упрощение формы СНК и 3) заполнение. В целом, исследование показало, что степень и глубина элиминирования зависит от степени расхождения СНК в сравниваемых культурах: чаще всего при заимствовании в инокультурный контекст изменяются элементы НК с наиболее лакунизированной формой выражения. Это, как правило, полные и абсолютные лакуны. Автор часто заимствует японские СНК в англоязычный контекст, желая сохранить культурно-специфические особенности произведения. Главным образом, это относительные лакуны. Следует отметить, что данные выводы сделаны на материале, собранном при анализе текста одного произведения, и современная картина использования японских СНК в англоязычном контексте требует дополнительного исследования.

Принимая во внимание предположение о том, что СНК, рассматриваемые в рамках кинесики, являются наиболее культурно «заряженными» [Тумаркин, 2004: 136], можно далее предположить, что именно полные и абсолютные кинесические лакуны, обладающие наибольшей степенью лакунизированности, являются теми СНК японцев, которые в ситуациях англоязычного общения чаще всего приводят к культурным столкновениям и, следовательно, должны обращать на себя наиболее пристальное внимание со стороны коммуникантов.

Таким образом, анализируя невербальное поведение какой-либо культурной сообщности, мы можем выявить его универсальные и уникальные свойства и понять, что может способствовать и что, наоборот, препятствовать общению ее представителей с представителями иных лингвокультурных общностей. Выявляя несовпадения на невербальном уровне, которые приводят к коммуникативным неудачам даже при хорошем знании языка, важно увидеть не только сам факт, но и культурную логику несовпадений, связанную с глубокими этническими ценностями. Это помогает оценивать невербальное поведение представителей иной лингвокультурной общности не как набор «странностей», а как культурно-историческое явление, знание которого содействует этнической толерантности и эффективности коммуникации.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Культурно языковые контакты iconРоссийской Федерации Дальневосточный государственный университет...
Л. П. Бондаренко, канд филол наук, профессор; Л. Е. Корнилова, старший преподаватель; Н. С. Морева, канд филол наук, профессор, М....

Культурно языковые контакты iconТема: «Языковые особенности банковской рекламы. Языковые манипуляции в слоганах банков»

Культурно языковые контакты iconКультурно-просветительская деятельность библиотек Оренбуржья
Перемены в современном обществе и культуре способствуют изменению роли библиотеки, расширению культурно-просветительской деятельности,...

Культурно языковые контакты iconКультурно историческое событие
Цель работы: исследование культурно исторического события «Олимпийские игры» как идеи Мира на Земле

Культурно языковые контакты iconМетодические рекомендации в помощь работникам учреждений культурно-досугового...
Под учреждением культурно-досугового типа понимается организация, основной деятельностью которой является представление населению...

Культурно языковые контакты iconКультурно-исторические ресурсы Приморского края как фактор развития туризма
В статье рассматриваются культурно-исторические ресурсы как основа для развития туризма в Приморском крае. Анализируются факторы,...

Культурно языковые контакты iconТеория культурно-исторических типов Н. Я. Данилевского
«Россия и Европа», в которой автор впервые изложил теорию «локальных культурно-исторических типов», предвосхитившую многие оригинальные...

Культурно языковые контакты iconЛекция №1 тема лекции языковая политика и языковые отношения как...
Автор: к ф н., проф кафедры философии Казанского государственного энергетического университета

Культурно языковые контакты iconРис контакты накануне 2000
Начало эпохи Водолея. Нострадамус пишет: "Я вижу, воскрес и активизации Христос пришел рас и прочный мир, единство и согласие будет...

Культурно языковые контакты iconМеханизмы и языковые средства манипуляции в текстах сми (на примере...
Работа выполнена на кафедре современного русского языка гоу впо «Новосибирский государственный педагогический университет»






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск