Библиотека украинской литературы






Скачать 367.39 Kb.
НазваниеБиблиотека украинской литературы
страница1/3
Дата публикации16.06.2015
Размер367.39 Kb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Литература > Документы
  1   2   3


Государственное учреждение культуры г. Москвы

БИБЛИОТЕКА УКРАИНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

2009 год обьявлен ЮНЕСКО годом Гоголя
ГОРЯЧИЕ СТРАНИЦЫ УКРАИНСКОЙ ПЕЧАТИ

Ежемесячный дайджест

Выпуск №35 (апрель, 2009 г.)
Публикации на темы, связанные с 200-летием со дня рождения Н.В. Гоголя в газетах «Голос України», «Дзеркало тижня», «День», «Культура і життя», «Слово Просвіти»,

«Зоря Полтавщини» и др.
Москва

2009


Библиотека украинской литературы в Москве, являясь государственным учреждением культуры и располагая во многом уникальными для библиотечных учреждений России информационными возможностями (в настоящее время к нам регулярно поступает около двухсот украинских газет и журналов как общеполитических, так и литературно-художественных, отраслевых),

продолжает регулярный выпуск

дайджестов украинской прессы,

а также подготовку целевых

обзоров печати, контент-анализ изданий, реферирование отдельных публикаций по различной тематике, а также их рецензирование

и перевод на русский язык.
Предлагаемый Вашему вниманию выпуск дайджеста №35, посвященный публикациям украинской прессы на темы, связанные с 200-летием

со дня рождения Н.В. Гоголя
Составитель В. Г. КРИКУНЕНКО
Всегда рады будем видеть вас в нашей Библиотеке

(она находится в пяти минутах ходьбы

от станции метро «Рижская»,

ул. Трифоновская, 61. Вход с улицы Гиляровского,

рядом с гостиницей «Холидей Инн»).
Телефон: 631-40-95.

Web: http://mosbul.ru

E-mail: vitkrik@yandex.ru

Для украинца познать Гоголя — значит познать себя
утверждает главный редактор газеты «Культура і життя» Володимир Бурбан в одноименной статье, опубликованной в юбилейном, посвященном 200-летию со дня рождения писателе номере (1.04). Гоголь никогда не писал на украинском, разве что в одном-двух приватных письмах, — отмечает автор, — однако после него, выйдя из его «Шинели», вся русская литература заговорила с украинским акцентом — больше всего это наблюдаем у Достоевского, кстати, также связанного свей родословной с Украиной... Язык Гоголя — это, собственно, и своеобразный украинский «говорок» — по своей мелодике, синтаксису, словарю. Потому практически невозможно осуществить равносильный перевод Гоголя на украинский — утрачивается (как это не парадоксально) неповторимый аромат украинскости.

...Его социальный и жизненный опыт был, по сути укоренен в украинской почве. Видимо, имел рацию Е. Маланюк, утвеждавший, что «России... Гоголь попросту не знал... «Ревизор является сатирой на российскую империю, однако действие этой комедии происходит на территории Украины и все действующие лица — за исключением разве что жандарма из Петербурга — наши «любезные земляки»... Что герои «Мертвых душ», — продолжает цитировать автор своеобразную трактовку Е. Маланюка, — точно так же украинцы — за исключением Ноздрева — это чудесно знали сами россияне — современники Гоголя...»

Гоголь интуитивно отображал украинское мертводушие, а его харизматическая «Русь-тройка» была запряжена захудавшими украинскими лошадками. Атрофированное, выродившееся казачество, восковая украинская элита, русифицированная почти стопроцентно, забальзамированные старосветские помещики, костоед обжорства и скупости, слюнявого сентиментализма, кормыга вместо свободы — вот тот украинский мир, который предстает за жгучими строками «подлинного ведателя сердца человеческого» (Т.Г. Шевченко).

Мир, который позднее до глубины сердца поразил одного из величайших подвижников украинского духа — Ивана Франко. Он во вступлении к изданной на польском языке книги «Образки галицкие» тяжко простонал: «Не люблю украинцев!» Но был это не спонтанный вопль слабого духом, а отчаянный крик сына над поруганной матерью: «Признаюсь в грехе, который многие «патриоты» считают смертельным: не люблю украинцев... Так мало среди них нашел я характеров, и так много мелочности, тесной заскорузлости, двуличия и чванства...

Или же должен любить Украину как расу, ту расу отяжеленную, разнузданную, сентиментальную, лишенную закалки и силы воли, так мало способную к политической жизни на собственной свалке, и столь богатую на перевертышей самого различного рода».

Даже слишком актуально звучат эти горькие слова в наше время, — заключает В. Бурбан свои размышления. — И художественный и жизненный опыт Николая Гоголя должен послужить нам в размышлениях над историческими судьбами Украины, ее сегодняшним днем и завтрашним.

Для украинца познать Гоголя — познать себя.
Год Гоголя отмечают Украина, Россия и Европа
Министерство культуры и туризма Украины совместно с общественностью представило в конце марта грандиозную программу мероприятий по празднованию 200-летия со дня рождения Н.В. Гоголя, сообщает газета «Культура і життя» (8.04). Отмечается, что на государственном уровне гоголевский юбилей отмечается в Украине, России, а также в культурно-иформационных центрах при дипломатических учреждениях Украины за границей (в частности, — в Казахстане, Белоруссии, Грузии, Израиле, Румынии, Китае, Молдове, Польше, США, Франции).

1 апреля 2009 г. заместитель Министра культуры и туризма Тимофей Кохан принял участие в торжествах в Москве. В тот самый день Министр Василь Вовкун открыл «Неделю Гоголя» в Париже. Во Франции проходит выставка графических работ выдающегося украинского художника Сергия Якутовича по мотивам произведений Н. Гоголя, а также осуществляются кинопоказы фильмов «Гоголь. Утерянный рай», «Тарас Бульба», «Вечер на Ивана Купала», «Прпавшая грамота».

В Украине осуществляются художественные акции, раскрывающие актуальное содержание творчества писателя. Недавно российская сторона передала цифровые копии документов творчества Н.В. Гоголя, которые экспонируются в Цетральном государственном музее литературы и искусства. Осуществляется покз новых и действующих театральных постановок по произведениям Н. Гоголя в лучших украинских театрах.

На родной Полтавщине писателя чествуют на государственном уровне при участии Президента Украины открытием памятников, праздничными концертами, театрализованными представлениями и спектаклями.

В этом году учреждена литературно-художественная премия имени Н.В. Гоголя, присуждаемая ежегодно за лучшие литературные и художественные произведения, популяризирующие духовно-культурное наследие украинского народа и способствующие распространению позитивного имиджа Украины в мире. Размер премии — 12, 420 тыс. гривен.

Введена в оборот юбилейная монета, посвященная 200-летию со дня рождения Н.В. Гоголя, выпущена сцепка из двух марок «Микола Гоголь» и «Тарас Бульба»; тематический конверт; в конце марта проведено спецгашение.

В подготовке к Евро-2012 также разработан туристический маршрут, объединяющий четыре района Полтавской области, связанные с жизнью и творчеством Н. Гоголя. Создан туристико-рекреационный кластер «Гоголевские места Полтавщины».

К проведению «Года Гоголя» подключилась общественность, ведущие музыканты и режиссеры. 1 апреля 2009 г. в Москве, в клубе «Гоголь» Олег Скрипка устроил Этно-диско «Вечорниці». Уже несколько лет подряд в Украине осуществляется один из наиболее впечатляющих культурно-художественных проектов «ГОГОЛЬ Fest», — сообщает «Культура і життя».
Николай Васильевич и два его полковника

  Владимир Панченко в газете «День» (1.04) предлагает читателю взглянуть на юбилей классика как повод поговорить об истории.

Примерно год назад одна из украинских газет решила перепечатать полный текст первой редакции повести Н. Гоголя «Тарас Бульба» (1835 г.). Читателям напоминали, что каноническая версия повести (вторая ее редакция — 1842 г.) имеет разительные разногласия с первичным текстом. До сопоставления двух редакций дело не дошло, а сделать это стоит, ведь иначе тяжело постичь ту мировоззренческую эволюцию, которую пережил Николай Гоголь между 1835 и 1842 годами.

Повесть «Тарас Бульба» в редакции 1835 года свидетельствовала о незаурядном интересе Н. Гоголя к «Истории русов», казацким летописям, народным песням и думам, «Описанию Украины» Боплана (упоминание в тексте произведения о «французском инженере», который, участвуя в битве на стороне поляков, переживает, как «истинный в душе артист», состояние, близкое к вдохновению, — что-то да значит!). Он доверился поэзии народного эпоса, полемическому духу безымянного автора «Истории русов», драматургии украинской истории, которая дышала отчаянной казацкой героикой, — и написал странную поэму в прозе. Тарас Бульба и его сыновья живут здесь в каком-то размытом историческом времени — и напрасно П. Кулиш когда-то придирался, ища в повести историческую точность, и раздражался, не находя ее. В финале произведения видим Бульбу среди казацких полковников, рядом с Остряницей и Гуней (согласно хронологии, это должны были быть 1637—1638 годы). Однако главное в ней все же не «буква» истории, а ее дух. Главное — поэтизация удивительного Сечевого колорита, который сформировался в течение нескольких веков на берегах Днепра, и в целом казацкой Украины, которая борется за волю и веру.

Переделывая повесть в 1842 году, Гоголь не просто дополнил ее новыми эпизодами и сценами — он серьезно изменил акценты. Другим стало его видение истории. Украина теперь предстает в повести как часть «Русской земли». Поэтизация казацкой вольницы сохраняется, однако именно казачество, по существу, теряет под пером Гоголя свое украинское измерение. Уже в первой главе (после сцены, в которой Тарас Бульба встречает своих сыновей-бурсаков), автор, делая экскурс в прошлое, трактует казачество как «широкую, разгульную замашку русской природы», «необыкновенное явление русской силы», а земли, на которых оно укоренилось, — как «южную первобытную Россию». В первой же редакции Гоголь писал об Украине как части «полукочующего Востока Европы», земли которой стали «каким-то спорным, нерешенным владением», поскольку то было «время правого и неправого понятия о землях». Соответственно, и Тарас Бульба из защитника границ «Украины» превращается в «защитника православия» и «русского дворянства» (!). Ему, пишет автор, «было не по сердцу» то, что «влияние Польши начинало уже сказываться на русском дворянстве» («многие перенимали уже польские обычаи, заводили роскошь, великолепные прислуги, соколов, ловчих, обеды, дворы»). Тяжело сказать, о каком «русском дворянстве» идет речь, если «на дворе» — заявленный Гоголем «тяжелый ХV век». Имеем не что иное, как факт переименования: «русское дворянство» — это действительно украинская шляхта, которая и на самом деле полонизировалась, но уже после унии, в ХVII веке.

Можно возразить: Самийло Величко в своей летописи (а это начало ХVIII в.) также постоянно использует топоним «Русь». Однако все дело в том, что у Величко Русь, фактически, является синонимом Украины. Он пишет об ущемление Руси поляками в 1333—1648 гг.; о «козако-русских вольностях»; казаков называет «украино-малороссийскими»; местный поднепровский люд — «русами», использует понятие «малороссийский народ» и «малороссийская шляхта», часто оперирует понятием «Украина», — но по всей неокончательности и непроработанности подобных понятий нигде у Самийла Величко «Русь» не значит что-то такое, что выходило бы за рамки Украины-Малороссии, или «Козакариума», как у Боплана. Русь Величко — это Русь-Украина.

Совсем не так у Николая Гоголя. Его Русь центром имеет столицу Московии, которая по воле Петра I стала называться Россией, Российской империей. «Русское» — вообще главный концепт новой версии повести, тогда как в первой редакции произведения это слово не встречалось. В редакции 1835 г. Тарас Бульба, конечно, также воюет за «Христову веру и отечество», — однако как изменился контекст этой его борьбы во второй редакции! Жестокий мститель Тарас Бульба теперь оказывается защитником всего «русского».

Показательными является два «программных» монолога полковника Тараса Бульбы — о товариществе и о царе «Русской земли». Это, собственно, «прямая речь» автора, публицистика. Мотив казацкого побратимства трансформировался у Гоголя в идею исконного «товарищества», что зародилось еще в княжьи времена и утвердилось как проявление «российской души» и «российского чувства». О силе «товарищества» Тарас Бульба говорит казакам (и читателям Гоголя!) с пафосом, а в то же время — и с угрожающими интонациями в сторону различных «бусурманов». В его страстно-патетическом монологе чувствуется славянофильская риторика, — так же, как и в последних, предсмертных словах Бульбы. Если в редакции 1835 года полковник Тарас Бульба, привязанный к пылающему дубу, прощался с казаками, призывая их вернуться следующим летом, чтобы славно погулять («будьте-здоровы, паны-браты, товарищи! Да глядите, прибывайте на следующее лето опять, а погуляйте хорошенько!»), — то теперь он предвещает славу «Русской земли», залогом которой является... царь и православие! «Постойте же, — кличет Бульба, — придет время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымается из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!».

Конечно, это «фальшивый тон» (как выразился автор исследования «Палимпсесты Гоголя» Ярослав Полищук). Гоголь становился проповедником. Его Украину поглотила Русь, абстрактная православная Русь с ее мессианским назначением. В повести появился дух официальной уваровской триады «православие, самодержавие, народность», провозглашенной министром образования России Сергеем Уваровым в 1832 г. Рождалась триада в горячих дискуссиях на тему «Россия и Европа», в лихорадочных поисках русскими интеллектуалами особого, «истинно-русского» пути для своего государства. Идея государственности, могущественной империи, великой, «едино-неделимой» России была центральной в уваровской формуле. Страх перед революционными потрясениями, духом которых веет из Европы, перед материализмом и рационализмом, побуждал Уварова полагаться на православие и «официальную народность»: монархическое начало представлялось ему главным условием политического существования России, православная церковь же — подпоркой государства. Царь-батюшка для народа; его волей осуществляются все необходимые реформы, причем реформы «сверху» — осторожные и медленные. По мнению Уварова, отмену крепостного права необходимо готовить долго, чтобы не расшатать основ государства. Что же касается народности, то он понимал ее как патриотизм, как дань древности, как консервативную доктрину, направленную на укрепление великодержавного статуса России.

Уваров понимал значение европейского образования; он только считал, что ее следует вмонтировать в «русскую систему». Русская же система, по С. Уварову, предусматривала, что великая Россия должна стать «матушкой» для всех народов. «Поскольку идея государственности была главной в концепции Уварова, — отмечает американская исследовательница Ц. Виттекер, — следовательно, он не сомневался, что можно силой привить русскую культуру полякам, прибалтам, евреям, азиатским племенам, и, таким образом, сделать их достойными гражданами, говоря иными словами, — нероссиян превратить в россиян».

Очевидно, Николай Васильевич Гоголь с его эволюцией в сторону «общеруссизма» мог бы считаться воплощением уваровской мечты. Предсмертные слова Тараса Бульбы о «православной русской вере» и «русском царе», могущества которого будут бояться все народы и государства, — разве это не было именно то, что предусматривала триада С. Уварова?
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Библиотека украинской литературы iconБиблиотека украинской литературы
Украины. С первым выпуском электронного издания «Избранных страниц альманаха Библиотеки украинской литературы» можно ознакомится...

Библиотека украинской литературы iconБиблиотека украинской литературы горячие страницы украинской печати
На рисунке: Зайчик из украинской сказки и его автор художник Кость Лавро (сверху)

Библиотека украинской литературы iconБиблиотека украинской литературы горячие страницы украинской печати
Публикации на темы культуры, литературы, истории в газетах «Дзеркало тижня», «Дзеркало тижня», «День», «Літературна Україна», «Високий...

Библиотека украинской литературы iconБиблиотека украинской литературы горячие страницы украинской прессы дайджест
«Українська культура», «Книжник review», «Книжковий клуб плюс», газет «День», «Дзеркало тижня»

Библиотека украинской литературы iconБиблиотека украинской литературы горячие страницы украинской прессы дайджест
«Українська культура», «Книжник review», «Книжковий клуб плюс», газет «День», «Дзеркало тижня»

Библиотека украинской литературы iconБиблиотека украинской литературы горячие страницы украинской прессы дайджест
Предлагаем Вашему вниманию четвертый в 2007 г выпуск дайджеста, подготовленный по страницам украинских газет и еженедельников

Библиотека украинской литературы iconБиблиотека украинской литературы горячие страницы украинской прессы дайджест
Предлагаем Вашему вниманию второй в 2007 г выпуск дайджеста, подготовленного по страницам украинских газет и еженедельников

Библиотека украинской литературы iconБиблиотека украинской литературы горячие страницы украинской печати дайджест
В выпуске: материалы еженедельников и газет «День», «Дзеркало тижня», «Голос України», «Високий замок», «Чорноморські новини», «Донецкие...

Библиотека украинской литературы iconБиблиотека украинской литературы горячие страницы украинской печати
Публикации газет «Літературна Україна», «Культура І життя», «Дзеркало тижня», «День», «Комуніст», «Слово Просвіти» «Крымская правда»,...

Библиотека украинской литературы iconБиблиотека украинской литературы горячие страницы украинской печати
Публикации газет «Літературна Україна», «Культура І життя», «Дзеркало тижня», «День», «Комуніст», «Слово Просвіти» «Крымская правда»,...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск