Дайджест горячие страницы украинской печати






НазваниеДайджест горячие страницы украинской печати
страница2/6
Дата публикации22.06.2015
Размер0.61 Mb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Литература > Документы
1   2   3   4   5   6

«Нам нужно провести сковородинизацию всей Украины»

Интервью поэта-академика Бориса Олийныка под таким названием:«Нам нужно провести сковородинізацію всей Украины» было опубликовано на страницах еженедельника «Слово Просвіти» 5 декабря.

Борис Ильич, Вы долгое время были у власти, находясь с ней в конфликте. Какие конфликты, какие ваши «спротиви» были самые судьбоносные?
— Я не воспринимал себя властью, которая меня выдвигала. Для меня главное — честно выполнять свою работу, даже ту, что навязали. Власть это нечто среднее, сегодня одни, завтра другие. Я несколько раз летел вниз головой. Но был спокоен, потому что когда возвращался к своим, они восклицали: «О, наконец блудный сын вернулся в лоно церкви». Злорадствования обычно не было, хотя не обходилось без завистников, это вечная категория. Однако не было никаких трагедий, что все полетело кувырком. Наше время бурное, иногда попадаешь почти на тот свет. Но есть приличные люди, не все шарахаются от тебя под стол, а по возможности спасают, помогают выбраться из паутины происков.
Я десять лет был секретарем парткома Союза писателей Украины по просьбе-приказу Олеся Гончара. Сказал ему: «Да я же никогда этим не занимался». - «Надо заткнуть дыру, мы знаем, что ты по натуре не партбос, но там суют такого, что не приведи Господь, будет горе». На два года уговорили. А получилось десять. Я горд от того, что при моем «комиссарстве» не был никто посажен...
Приходилось бороться с другим маразмом, в частности, с нашествием промышленных монстров. Особенно тяжело дался Канев. Это же надо было додуматься на левом берегу Днепра напротив Тарасовой горы строить экологически вредное предприятие, да еще и с трубой, которая была бы выше памятник Шевченко. Тогда я шел как на амбразуру председатель правительства вынужден был подписать распоряжение о запрете строительства. И тогда же вместе с общественностью остановили безумный проект переброски загрязненных вод Дуная в Днепр, заставили заморозить строительство атомных станций в Крыму и Чигирине...
Сковорода считал: «Чтобы познать Бога, нужно познать самого себя. Пока человек не знает Бога в самом себе, не стоит искать Его в мире».«Верить в Бога не значит верить в Его существование, а значит отдаться Ему и жить по Его закону». «Святость жизни заключается в робленні добра людям».
Каковы Ваши отношения с Богом? Близки ли Вам приведенные суждения Сковороды? Ваше понимание Бога?
— Сковорода был верующий, ведь даже церковные авторы подчеркивают: «Свободный церковный мыслитель». Он считал, что не обязательно идти к Богу в церковь, главное, чтобы он был в сердце. Поэтому и не очень уважал служителей культа. Стремился общаться с Богом напрямую.
Я не принимал церковных таинств, и поскольку я из крестьянской семьи, из рода православного, исповедую все его принципы, потому что они очень славные. Если бы мы их придерживались, у нас не было бы такого раздора в обществе.
Я глубоко уважаю веру своих праотцов и знаю, что есть нечто высшее, чего не могу определить, или это сгусток энергии-материи, или это Господь Бог в образе и подобии человека. Впрочем,лицо Бога-Отца никто не видел, за исключением, может, апостолов. Но в том, что есть нечто святое, верю. Уважаю верующих, церковь, ее роль в обществе и просвітництві. Глубоко уважаю веру и особенно в модели православия, и это не значит, что я отвергаю другие религии, просто мне это ближе.
Я когда чувствую, что языковая среда деформирует, беру произведения Коцюбинского, Григора Тютюнныка, поэтов и они возвращают ощущение мови. .А к каким авторам обращаетесь Вы?
— Языковая стихия Панаса Мирного ложится мне на сердце, потому что она наших полтавских краёв. Коцюбинский, безусловно, это высшем класс. Интересен языковой аспект Василя Земляка, колоритный вариант, аромат другой. Андрей Головко — прекрасный языковой ряд, плывет без натуги, без робленості. У Олеся Гончара розложистая речь, не скована условностями и красивостями. У Михаила Стельмаха сочная.
А Григор Тютюнник, я уверен, входит если не в пятерку, то в десятку лучших мировых новеллистов. На лапидарном квадрате чувствуешь такую глубину! В одном рассказе можно просмотреть историю народа, и его перспективу тоже, хотя там невесело написано. Євген Гуцало — языковой великан, его произведения пересыпаны метафорами и пословицами. Владимир Дрозд — настоящий писатель. Валерий Шевчук. У нас литераторов высшего сорта дай Боже. Всех не буду называть. Поколение шестидесятников дало модели, которые после люфтпаузы 20-40 лет дали новый импульс украинской литературе, в частности языковой.
Как Вы умудряетесь в почтенные годы писать такую мощно молодую, интеллектуально-эмоциональное поэзию, которая непрерывно набирает высоту?
— Когда были в расцвете поэты-шестидесятники, я отдал себя журналистике, а это была сублимация энергии(смеется). Поэтому теперь я поэзию выдаю на-гора.
Какова ситуация с выдвижением Вас на Нобелевскую премию? Ведь Вы достойны ее...
— К Нобелевской премии надо относиться веселее, тем более, что у нас были настоящие претенденты. Владимир Винниченко номинировался, и это был бы настоящий нобелиант.Микола Руденко по всем параметрам подходит. Лина Костенко. Я, конечно, дал бы ее Григору Тютюнныку.
Итак, у нас есть достойные писатели. А мы общем, работаем в меру своих сил и возможностей на родную словесность, которая бессмертна, а мы в ней смертные.
А кто Вас рекомендовал к Союза писателей Украины?
— Владимир Николаевич Сосюра, считаю его классиком. А еще давали мне рекомендацию в Союз Павел Усенко, критик Юрий Бурляй. А ввел в литературу Павло Григорьевич Тычина. Он убежденный сковородинец, среди его поэм наиболее фундаментальной можно считать симфонию «Сковорода», изданную посмертно книгой значительного объема .Писал ее на протяжении едва ли не всей творческой жизни.
Украина и литературный «Нобель». Почему не сложилось?
Нобелевского олимпа достигает тот литературный социум, который этого очень хочет, — пишет доктор филологических наук Япрослав Голобородько в газете «День» 11 декабря..

В ЭТОМ ГОДУ НОБЕЛЕВСКАЯ ПРЕМИЯ ПО ЛИТЕРАТУРЕ ДОСТАЛАСЬ КИТАЙСКОМУ ПИСАТЕЛЮ МО ЯНЮ С ФОРМУЛИРОВКОЙ «ЗА ГАЛЛЮЦИНАТОРНЫЙ РЕАЛИЗМ, С КОТОРЫМ ОН СМЕШИВАЕТ СКАЗКУ, ИСТОРИЮ И СОВРЕМЕННОСТЬ». ИНТЕРЕСНО, ЧТО ГЛАВНЫМИ ПРЕТЕНДЕНТАМИ НА ПРЕМИЮ БУКМЕКЕРЫ НАЗЫВАЛИ ИМЕННО МО ЯНЯ, А ТАКЖЕ ЯПОНСКОГО АВТОРА ХАРУКИ МУРАКАМИ. СРЕДИ ДРУГИХ ПРЕТЕНДЕНТОВ ЗВУЧАЛИ ИМЕНА КАНАДКИ ЭЛЛИС МАНРО, ВЕНГЕРСКОГО ПРОЗАИКА ПЕТЕРА НАДАША, СИРИЙСКОГО ПОЭТА АДОНИСА, ГОЛЛАНДЦА СЕЙСА НОТЕБОМА, АЛЖИРСКОЙ ПИСАТЕЛЬНИЦЫ АССИИ ДЖЕБАР, КЛАССИКОВ АМЕРИКАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ — ФИЛИПА РОТА И ДЖОЙСА КЭРОЛА ОУТСА, А ТАКЖЕ РОССИЙСКИХ АВТОРОВ — ЕВГЕНИЯ ЕВТУШЕНКО И ВИКТОРА ПЕЛЕВИНА@ФОТО РЕЙТЕР.

Нобелевскую премию торжественно вручают каждый год 10 декабря — в день смерти Альфреда Бернгарда Нобеля, который своим завещанием от 27 ноября 1895 года учредил фонд и указал, что «назначение его — ежегодное награждение денежными призами тех лиц, которые на протяжении предыдущего года сумели принести большую пользу человечеству».

И как бы ни относились к решениям Нобелевского комитета в сфере литературы, что бы ни говорили о заангажированности или неожиданности его решений, однако все это лишь усиливает и без того громкий интерес как к самому явлению Нобелевской премии, так и к ее очередным писателям-обладателям.

Какие же в этом смысле перспективы у украинской литературы? Возможно ли спрогнозировать, когда наши писатели смогут более-менее реально претендовать на премию, престижнее и резонанснее которой в мире пока еще нет? И что нужно сделать для того, чтобы эта премия перестала быть для украинского литпроцесса лишь недоступным миражом?

О ПЕРЕВОДАХ И МИРОВОМ ЛИТПРОЦЕССЕ

Прежде всего желательно на два-три порядки активизировать переводческую деятельность. Речь идет о том, чтобы в украинских издательствах значительными тиражами начали выпускать книги новых и актуальных зарубежных писателей — европейских, азиатских, арабских, африканских, американских, австралийских. Перевод — это не только форма литературно-творческой работы и не только проявление межлитературного и межкультурного взаимодействия, это в первую очередь установление тесных мостков, живых контактов, налаживание непрерывного взаимодействия между национальным художественно-эстетическим сознанием и мировым литературным процессом. А именно с таким взаимодействием у украинской литературы есть, мягко говоря, серьезные проблемы. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что на момент определения нобелиантов 2009, 2011 и 2012 годов — а это соответственно Герта Мюллер (Германия), Тумас Транстремер (Швеция) и Мо Янь (Китай) — ни одна их книга на украинский язык не была переведена. Да и с Марио Варгасом Льосой, который имеет, кстати, двойное гражданство — Перу и Испании — и которого еще в 1970-е годы характеризовали как классика латиноамериканской литературы, ситуация не является кардинально иной: на время объявления его нобелевским лауреатом у 2010 году отдельным изданием в Украине было выпущено лишь одно его произведение — роман «Зеленый дом» (К.: Днепр, 1988) в переводе и с послесловием Юрия Покальчука.

Не обойтись также и без того, чтобы украинских писателей начали печатать за рубежом в престижных издательствах и солидными тиражами, сопровождая это мощными промоакциями в масс-медиа. Для Нобелевского комитета довольно чувствительным и знаковым индикатором является уровень переводов писателя, который номинируется на эту премию. Достаточно сказать, что произведения Герты Мюллер переводили на разные европейские языки, на шведский переведены все ее книги, а сборник ее эссе «Король кланяется и убивает» 2008 года в Швеции попал в список десяти лучших книг, написанных женщинами за последнее время. Не лишним будет напомнить, что поэзия и книги Тумаса Транстремера переведены более чем на 60 языков мира, а сам он свою популярность за пределами Швеции объяснял в первую очередь тем, что переводами занимались его коллеги — люди, которые живут поэтическим словом и тонко чувствуют его сущность. «Мне повезло: меня переводили поэты, которые немного знали шведский, — когда речь идет о таком «малом» языке, это редкая вещь, — подчеркивает он. — Чаще всего оказываешься в руках специалиста, который либо не чувствует поэзии, либо вообще ею не интересуется». Среди тех, кто переводил Транстремера на украинский, выделю едва ли не самого искусного нашего переводчика — Дмытра Павлычко.

ЕВРОПЕЙСКИЙ КОНТЕКСТ И «ПРОБЛЕМА РИФМЫ»

Вероятно, украинскому художественно-литературному сознанию есть смысл принять во внимание те ценности, которые утвердились в европейской и мировой литературной практике. В сфере поэзии это — верлибр, что, как известно, не предусматривает рифмования и рифмованных структур. В украинском художественном социуме есть поэты, которые концептуально разрабатывают «верлибровый карьер». Это визийно-метафорический Василий Голобородько, эпатажно-фабульный Сергей Жадан, зрительно-странствующий Олег Коцарев, однако сегмент верлибров занимает незначительное место в общем пространстве современной украинской поэзии. Итак, вписывается ли украинская поэзия с ее ритмичной и рифмованной традицией в мировой литературно-художественный мейнстрим? И если она находится за его пределами, то не стоит ли держать курс на ее семантико-формальное переформатирование и утверждение канона верлибра — то есть предельно разгерметизированной структуры стихотворения, безгранично свободной фактуры сказания или рассказа, который охватывает абсолютно все грани и проявления реальности, не распределяя их на «поэтические» и «непоэтические», «высокие» и «низкие»? Иначе говоря, не следует ли ориентироваться на утверждение такой текстуры стихотворений, где ритмика становится необязательной, рифма и рифмовка — лишними или даже невозможными, а дистилляция, внутреннее цензирование реалий, которые становятся материалом стихотворений, — абсурдным? И если наша лирика так и не впишется в мировой поэтический мейнстрим, то станет ли она в более близкой или более отдаленной перспективе конкурентоспособной и сможет ли реально претендовать на широкое общемировое признание?..

В сфере прозы Нобелевскому комитету нередко импонируют произведения, которые представляют широкие срезы национального жития-бытия. Именно это свойственно романам и повестям Марио Варгаса Льосы, рассказам и романам Мо Яня. В романе «Зеленый дом», который, по словам Юрия Покальчука, «принес Марио Варгасу Льосе мировое признание», насчитывается не один десяток действующих лиц, среди которых — военные, служащие, предприниматели, священники, индейцы из сельвы. Многих из них — Бонифацию, Фусию, Литуму, Адриана Ньевеса, дона Ансельмо — прозаик проводит фактически сквозь весь роман, постоянно добавляя новые краски-сведения к их жизненным историям, раскрывая своих персонажей с новой или достаточно неожиданной стороны. В романе Мо Яня «Большая грудь, широкие бедра» (в русском переводе Игоря Егорова — «Большая грудь, широкий зад») также изображены эпические картины национального жизненного пространства… Много ли в украинской прозе последних пятнадцяти-двадцати лет можно насчитать произведений, где бы изображались столкновения, дилеммы, типажи, которые бы представляли не отдельные региональные или сословные особенности, а общежитейские, панинтеллектуальные, универсальные психологические надежды и метания нации, где бы с художественной яркостью и без навязчивых сентенций натурально изображалась феерическая и абсурдно достоверная тектоника нынешней жизни?

ЦЕЛЬ — НОБЕЛЕВСКАЯ ПРЕМИЯ

Скорее всего, не стоит недооценивать и фактор общелитературной и даже общесоциумной настроенности на Нобелевскую премию, где под настроенностью имеется в виду не вербальный или, точнее, вербально-манифестный, а сугубо деятельностный аспект.

Безусловно, мощный фактор, который мог бы эффективно служить продвижению украинских писателей к нобелевскому признанию, — участие в этом процессе политиков. Разумеется, наших. Причем имею в виду не только представителей властных либо государственных структур, но и тех, кто позиционирует себя в качестве оппозиции. Внешнеполитическая и внешнекультурная активность страны в этом направлении также имеет значение. Однако на этот фактор стоит рассчитывать меньше всего. Наши провластные и противовластные структуры настолько заняты своими политико-корпоративными, точнее собственными, бизнес-интересами (а политика в Украине является в первую очередь формой личного бизнес-проекта), что делать серьезные ставки на их внешнюю поддержку, внешнюю промоцию автоматически означало бы отложить дело литературного Нобеля для Украины в очень долгий ящик.

Не свидетельствует ли все это о том, что современная украинская литература пока не очень готова к получению своей первой Нобелевской премии? Думаю, все это означает лишь одно: украинским писателям, критике, литературоведам есть смысл сосредоточить свои усилия на повышении уровня «европейскости» нашей литературы. Если же учесть, что политика Нобелевского комитета в глобальном смысле направлена на расширение спектра национальных литератур, отмеченных этой премией, то становится понятно: нобелевского олимпа достигает тот литературный социум, который этого очень хочет.
Научные связи

Жорес Алфёров — Почетный доктор Киевского национального университета

Еженедельник «Освіта» 12 декабря сообщил, что сотым Почетным доктором Киевского национального университета имени Тараса Шевченко стал Нобелевский лауреат, академик РАН Жорес Алферов.

7 декабря 2012 года на внеочередном заседании Ученого совета университета, первый проректор КНУ Олег Закусило вручил ему Медаль и Диплом Почетного доктора. Он приветствовал Жореса Алферова в стенах университета, рассказал присутствующим о том, где родился и учился академик, о его научных достижениях. Аплодисментами и цветами приветствовали члены Ученого совета выдающегося ученого. С увлечением слушали Нобелевского лауреата студенты.

Поблагодарив за теплую встречу, за оказанную честь носить звание Почетного доктора киевского национального университета имени Тараса Шевченко Жорес Алферов отметил: "Наши связи с украинской наукой очень близки. Наука - единая, она не имеет национальных границ. Это прекрасно знают ученые, но это всегда надо повторять широкой публике".
Жорес Иванович, в своем выступлении подчеркнул, что с распадом Советского Союза наука понесла большие потери и одним из первых, кто многое сделал для сохранения научного пространства постсоветских стран - Президент НАН Украины Борис Патон. Он создал Международную ассоциацию академий наук, которая объединила национальные академии и научные центры многих стран Европы и Азии. "Мы должны совместно работать и развивать науку, что является основой прогресса всего человечества", - сказал Ж Алферов.
Поделился Жорес Алферов не только мнениями по поводу развития науки, но и воспоминаниями о том, как в 1960 году впервые принял участие в Международной конференции в Праге. Рассказал о своем первом визите в Украину в 1956 году целью отыскать могилу своего старшего брата, который погиб во время Великой Отечественной Войны. "Я часто приезжаю на Черкасщину к братской могиле селе Хильки, где на граните среди имен павших на поле боя в Корсунь-Шевченковской битве запечатлено имя командира взвода автоматчиков 202-и стрелковой дивизии Маркса Алферова", - рассказал видающийся физик и добавил, что он более 20 лет поддерживает дружеские отношения с учениками и учителями Комаровской школы, среди которых есть стипендиаты премии имени Маркса Алферова фонда Алферова.

На фото: Жорес Алфёров во время одного из своих посещений братской могилы, где похоронен его брат Маркс — участник освобождения Украины от фашистских захватчиков
Память
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Дайджест горячие страницы украинской печати iconБиблиотека украинской литературы горячие страницы украинской печати дайджест
России информационными возможностями (в настоящее время к нам регулярно поступает около двухсот украинских газет и журналов как общеполитических,...

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
На снимках: Тарас Штонда в роли Бориса Годунова, см стр. 13; Борис Гмыря, см стр 10

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
На снимках: Тарас Штонда в роли Бориса Годунова, см стр. 13; Борис Гмыря, см стр 10

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
Страна ищет свой почерк…Обложка журнала «Наше минуле». Автор композиции — Георгий Нарбут. 1918 год (с. 14)

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
Страна ищет свой почерк…Обложка журнала «Наше минуле». Автор композиции — Георгий Нарбут. 1918 год (с. 14)

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
На фото: официальное возложение цветов в День независимости Украины (см стр. 4) Старт украинской ракеты-носителя «Дніпро», запустившей...

Дайджест горячие страницы украинской печати iconБиблиотека украинской литературы горячие страницы украинской печати
На рисунке: Зайчик из украинской сказки и его автор художник Кость Лавро (сверху)

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
На фото: «Бумбокс» — одна из украинских групп, что их ещё можно услышать в украинском радиоэфире… Фото с сайта dgennifer hiblogger...

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
Крымская правда», «Запорізька правда», «Сіверщина», «Літературна Україна», «Українська літературна газета», «Слово Просвіти», «Чорноморські...

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
Крымская правда», «Запорізька правда», «Сіверщина», «Літературна Україна», «Українська літературна газета», «Слово Просвіти», «Чорноморські...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск