Дайджест горячие страницы украинской печати






НазваниеДайджест горячие страницы украинской печати
страница1/6
Дата публикации01.07.2015
Размер0.6 Mb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Литература > Документы
  1   2   3   4   5   6


ГБУК города Москвы БИБЛИОТЕКА УКРАИНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Электронное издание БУЛ

ДАЙДЖЕСТ

ГОРЯЧИЕ СТРАНИЦЫ

УКРАИНСКОЙ ПЕЧАТИ

Выпуск №77, (октябрь, 2012г.)




Боксерские ротации: на мировоми спортивном небосклоне — новая звезда украинского бокса Александр Усык (см. стр. 23) и уходящий в большую политику со своей партией «УДАР» легендарный Виталий Кличко…
Електронне видання БУЛ

ДАЙДЖЕСТ

ГАРЯЧІ СТОРІНКИ

УКРАЇНСЬКОГО ДРУКУ

Випуск №77 (жовтень, 2012 р.)
В выпуске представлены материалы еженедельников и газет «Літературна Україна», «Українська літературна газета», «День», «Комуніст», «Дзеркало тижня», «Голос України», «Урядовий кур`єр», «Високий замок», «Крымская правда», «Чорноморські новини», «Волинь» и др., посвященные вопросам литературы культуры, искусства, спорта, общественной жизни за октябрь 2012 г.
Москва

30 октября 2012 г.


Библиотека украинской литературы,

являясь государственным учреждением культуры г. Москвы

и располагая во многом уникальными для библиотечных учреждений России информационными возможностями

(сюда регулярно поступает около ста украинских газет и журналов),

продолжает регулярный выпуск

дайджестов украинской прессы,

а также готова осуществить целевые (по заказам заинтересованных ведомств, учреждений и организаций) обзоры печати, контент-анализ изданий, реферирование отдельных публикаций по различной тематике, их рецензирование и перевод на русский язык.
Предлагаем Вашему вниманию 77-й выпуск дайджеста

«ГОРЯЧИЕ СТРАНИЦЫ УКРАИНСКОЙ ПЕЧАТИ», включающий материалы еженедельников и газет, увидевших свет в октябре 2012 г.

Материалы публикуються на русском и украинском языках.
Составитель В. Г. Крикуненко
Телефоны: 631-40-95, 631-34-17

E- mail: vitkrik@yandex.ru



ПРИГЛАШАЕМ ВАС И ВАШИХ ЗНАКОМЫХ, ДРУЗЕЙ СТАТЬ ЧИТАТЕЛЕМ НАШЕЙ БИБЛИОТЕКИ
Она находится рядом со станцией метро «Рижская» (ул. Трифоновская, 61)

Вход в читальный зал и абонемент, запись в библиотеку и медиатеку —

пожалуйста, с улицы Гиляровского (по соседству с гостиницей Холидей Инн)

Справки по телефону: 631-40-95

ЛАСКАВО ПРОСИМО!

История литературы

Тайны дневников Павла Загребельного

На фото: украинские советские писатели




В галерее Центрального государственного архива-музея литературы и искусства Украины (на территории заповедника «София Киевская») проходит документально-книжная выставка, посвященная известному украинскому писателю Павлу Загребельному (1924—2009). Сотни документов, десятки фотографий, статьи в периодической печати… Во всем этом — отражение жизни и творчества автора знаменитых романов «Роксолана», «Евпраксия», «Смерть в Киеве», «Диво», «Я, Богдан», многих других. В советское время, как известно, Загребельный считался одним из самых успешных и «многотиражных» отечественных писателей. В начале нового века он тоже активно работал: романы «Брухт», «Юлия, или Приглашение к самоубийству». Сын Павла Архиповича Михаил в эксклюзивном интервью рассказал еженедельнику «Дзеркало тижня» (19 октября )о некоторых страницах жизни и творчества прозаика.
Михаил Загребельный, Фото Василия Артюшенко

Михаил Павлович, когда-то в школе многим из нас «преподавали» замечательную повесть вашего отца «Дума про невмирущого»… Интересно, какие произведения Загребельного уцелели в современной школьной программе, которую постоянно переписывают?

— Точно не знаю. Но, безусловно, какие-то произведения в эту программу входят. Хотя бывает и такое — книга в программе, а дети ее не читают…

На выставке в «Софии» — свидетельства активной работы писателя. А что из его наследия осталось неопубликованным?

— Сейчас моя мама работает над рукописями отца. Компонует их. Полный перечень пока не опубликован. Но один или два неизвестных романа есть точно. Названий не знаю. Тем более что отец часто их менял. Полагаю, окончательную версию его неизвестных произведений выберет мама. Она хранитель всего.

Впрочем, не все труды Загребельного печатали и в советское время...

Трудно ему жилось и в 90-е годы, поскольку рухнули многие издательства. Целых десять лет простоя. А это трагедия для писателя. Которого, начиная с 1957-го, каждый год активно издавали — и в Украине, и в России. И в других странах. Да и тиражи были немалые. «Фолио» многое удалось наверстать уже в 2000-е. Книги отца заново нашли читателя благодаря этому издательству.

Вот что интересно… Многие известные писатели оставляют часть своих «тайн» не в титульных произведениях, а в личных дневниках. Ваш отец вел такие дневники?

— Да… В последние годы он вел дневники. И моя мама их перечитала. И пришла к мысли, что разрешение на их публикацию может быть только через двадцать лет!

Почему?

— Так бывает… Например, на публикацию дневников Довженко дали разрешение только через 50 лет после его смерти. Вот и моя мама так решила — через 20 лет читатели смогут узнать «тайны» помыслов выдающегося писателя.

А вы читали что-то из его тайных записей?

— Нет, не читал. Но я и не настаивал на этом… Ведь именно мама всегда была рядом с отцом. И она имеет единоличное право голоса.

Возможно, в дневниках отца есть нелицеприятные оценки отдельных украинских писателей. Возможно, мама просто жалеет этих людей. Может быть, в этих записях есть правда, которую пока не обязательно знать…

Наши влиятельные политики проявляли внимание к писателю в последние годы жизни?

— Могу с благодарностью вспомнить такой эпизод… Когда праздновали его 80-летие, то позвонили и сказали: «Сейчас по телефону вас поздравит президент Леонид Кучма с… Героем Украины».

Помню, отец посоветовался с мамой: «Может отказаться?» Но согласился. Потом к нам домой приехал Литвин с поздравлениями. Было небольшое застолье. Для отца звание Героя Украины оказалось полной неожиданностью.

Что его особенно огорчало в текущие годы нашей бурной общественно-политической жизни?

— Мне кажется, он философски относился к тому, что происходит в Украине. Не любил комментировать текущие события. Конечно, для него большим огорчением было то, что мир книгоиндустрии, который был создан в СССР, в Украине в одночасье рухнул. И отец не понимал, почему в России многое сохранилось, а у нас нет.

И я не понимаю. Хотя эта тема должна быть предметом дискуссии. А эти темы замалчиваются.

Вообще есть большая проблема украинской книги… 92% художественной литературы в наших книжных магазинах издано в России. И лишь мизерная доля принадлежит отечественным издательствам. И, знаете, язык ведь здесь не играет роли. В СССР книги на украинском языке имели миллионные тиражи.

Вы ведь тоже занимаетесь литературной деятельностью?

— В «Фолио» издал серию книг, посвященных известным личностям. Это художественные биографии Эдуарда Лимонова, Льва Троцкого, Сергея Параджанова, Павла Загребельного. Скоро презентация еще одной такой книги — биографии Ивана Драча. Еще когда заканчивал рукопись, то спросил Драча, хочет ли он перечитать свою биографию. Поэт прочитал, но ничего не редактировал.

Вы сами биограф выдающихся украинцев… А какие страницы из жизни вашего отца могли бы стать темой для романа? О чем он чаще всего вспоминал из своего прошлого?

— В самом начале войны — 29 июня 1941 года — он приезжает в Киев. В артиллерийское училище. Представьте, его забрали на фронт в том же костюмчике, в котором он встретил школьный выпускной бал… Даже не дали переодеться! И этих, по сути, детей, повезли грузить архивы в «Софии»…

…Так в Киеве он впервые и увидел красоту «Софии». Прямо-таки остолбенел перед ее величием! И тут же почувствовал, что надвигается какая-то катастрофа. Готовится эвакуация.

Отец подробно описывал эти впечатления… Ведь Софийский собор был на втором месте по величине после Константинопольского. Этот храм был также большим по площади, нежели знаменитый храм в Иерусалиме, который в 70-м году нашей эры разрушили римские легионеры. Жители Иудеи были вынуждены пойти в диаспору по всему миру. Но им первосвященник сказал: «Главное, чтобы храм был в ваших душах…» Меня тронуло, как об этом вспоминал отец.

Павло Загребельный

Вообще он был не очень общительным человеком. За одним исключением: если это были гости и застолье, тогда он празднику отдавался сполна. Даже в преклонном возрасте. Представьте, что я, моложе отца на 33 года, не выдерживал — и уходил отдыхать. Я жил и сейчас живу в маленьком флигеле-пристройке к отцовскому дому в дачном поселке писателей в Конче-Заспе. И помню, уже засыпая, мог через стену слышать громкие голоса застольных бесед, бурные эмоции. Этим отец мне напоминал Максима Горького: если уж гости, то это беседа и воспоминания до упаду…

В свое время по сценариям Загребельного было снято много советских кинокартин. А сегодня кинематографисты проявляют интерес к его книгам?

— Знаю, что в начале 90-х к отцу приезжали из Москвы — за правами на экранизацию «Роксоланы». И недавно приезжали. И предложили подписать соглашение на экранизацию «Евпраксии»…

А как ваш отец оценивал наш отечественный телесериал «Роксолана»?

— Критически. Видел много неточностей в фильме. Того, чего не было в его книге. Посмотрел четыре серии, а больше не смог. Мол, непонятно, как некие «консультанты-историки» консультировали кинематографистов? Когда предводитель янычар прямо, как Буденный, кричит: «Янычары, на коня!» Но ведь это были отборные войска турецкой… пехоты, никто на лошадях не скакал!

Еще его разочаровала героиня. Дескать, в фильме она никак не проявляла своего сильного характера. А ведь настоящая Роксолана была не плаксой, а веселой, отчаянной и умной девушкой, потому ее и полюбил султан. О ней многие говорили, что она ведьма, и все ее боятся. Кто знает… А ведь как иначе Роксолана смогла бы выжить и защитить себя?

Какая книга вашего отца имеет наибольший тираж?

— Если говорить об изданиях на русском языке то, наверное, в советское время все-таки «Роксолана». Но Загребельного много издавали также в странах Восточной Европы. Может быть, отец и не обо всех этих изданиях знал (потому что в 90-е годы пиратских серий было много). Для него было важно, чтоб книги раскупались. И «Евпраксию» он писал с целью, чтобы книга стала предметом массового спроса. Он был противником лозунга «Искусство ради искусства!»

А кого он выделял и поддерживал из молодых украинских прозаиков?

— В середине 90-х отца пригласили в комитет по Шевченковским премиям. И он большие усилия приложил, чтобы премия досталась Олесю Ульяненко и Евгению Пашковскому. Он всегда старался помочь молодым. Тем, кому он симпатизировал и за кого боролся.

Знаю, что многие были оппозиционно настроены к Ульяненко. Говорили, что ему категорически нельзя давать никакую премию. Некоторые даже пытались влиять на Кучму, чтобы он не подписывал указ с фамилией Ульяненко… Потом страсти накалялись еще больше. И определенная группа людей пришла к Ульяненко и попыталась влиять на него, чтобы он сам отказался от премии. Но ничего не вышло. И Олесь получил Шевченковскую.

А были в жизни отца «столкновения» с советской цензурой?

— Когда в 1986 году вышел роман «Я, Богдан», то многие известные и уважаемые писатели критиковали его за это произведение. Аргументация — в романе не отражены важные события той эпохи. Тогда отец написал: «Ну что же вы критикуете меня, если из-за цензуры часть текста попросту не вошла в роман?»
Мировое кино

«Украинская Грета Гарбо» на севере Италии
Фестивальные «Дни немого кино» в 31-й раз прошли на севере Италии в маленьком городке Порденоне. Именно здесь можно было увидеть качественную отреставрированную копию «Звенигоры» Александра Довженко. И здесь же можно было оценить стихию игры нашей соотечественницы — актрисы Анны Стэн, которую считают одной из крупнейших кинозвезд начала ХХ века (ее величали «второй Гретой Гарбо»), — пишет Ольга Клингенберг в еженедельнике «Дзеркало тижня» 19 октября.

Поразительно, как непроходяща мода на немое кино! Достаточно оглянуться на последнего оскаровского триумфатора. Каким стильным и изящным выглядит черно-белое ретро, какими оригинальными и экспериментальными кажутся сегодня эти фильмы плюс-минус столетней давности.

Черно-белый экран, таперский аккомпанемент, экспрессивные позы актеров, чей «разговор» со зрителем идет на языке тела и мимики (несмотря на открытие тайн монтажа, в России и Америке актеры продолжают заламывать руки и интенсивно подрагивать ресницами на крупных планах)...

Для нас — современников — немое кино осталось чем-то вроде жанра, не самого популярного, но потенциального для красивых стилизаций вроде фильма «Артист».

А ведь в начале ХХ века кино, владевшее умами, уже было огромной набирающей обороты индустрией, в которой быстро и ярко вспыхивали открытия художественного и коммерческого толка.

О так называемых поисках языка, новых формах только появившегося у человечества нового искусства и говорить нечего. Невидевший да слышал о «Броненосце „Потемкине“.

Фестиваль в Порденоне, несмотря на средний возраст участников 50+, собирает тех самых энтузиастов, которые без устали изучают и пропагандируют кино, похороненное в синематеках. Эти специализированные фанаты — историки кино, киноведы, архивариусы — по совместительству и звезды «Дней немого кино». Звезды интеллектуальные — хранители времени, специалисты по Гриффиту или английским экранизациям Диккенса в немую эру.

Такие, как, например, отмеченный два года назад «Оскаром» за вклад в историю кино британец Кевин Браунлоу, снимавший всю жизнь научно-популярные фильмы об истории кинематографа. В 1983-м он сделал сериал о Чаплине, сплошь построенный на неиспользованных дублях великого комика. А намного раньше, уже больше полувека назад, в 1958-м, отыскал в провинциальной британской библиотеке и довел до экрана уже ставшую фактом истории мелодраму «Пасущая гусей» (1925), где свой последний звездный успех пережил брат Мэри Пикфорд Джек.

В оригинале название The Goose Woman звучит изящнее, но сегодня абсолютное волшебство фильму придает саундтрек.

Когда опустившаяся до гусей и бутылки бывшая оперная примадонна ставит на граммофон свою запись, с удвоенной драматической силой почти в полной тишине до зрителя доносится еле слышное сопрано…

Аккомпанемент немых фильмов — одно из главных направлений фестиваля. Озвученные всегда «живой» музыкой просмотры Великого немого уходят в нишу каких-то необычных концертных мероприятий. Но существование на этом не заканчивают. Синематека Фриули — инициатор фестиваля в Порденоне — издает впоследствии СD с оригинальной записью. В этом году «Страсти Жанны Д’Арк» Карла Драйера показывали и записывали прямо в городском соборе Святого Марка. Для него и двух других немых шедевров — «Патси» Кинга Видора и «Женщина дела» с Гретой Гарбо — фестиваль в лице одного из директоров Девида Робинсона (британский патриарх киноистории, один из крупнейших специалистов по Чаплину) ангажировал европейских композиторов дать новое музыкальное прочтение.

Для специалиста в Порденоне конечно же счастье увидеть так называемые потерянные фильмы. Так, три года назад синематека Буэнос-Айреса сделала настоящий подарок российским исследователям, отыскав в частных киноколлекциях фильм, заставляющий пересмотреть поэтику советского кинематографа поздних 20-х. Речь о считавшейся утерянной ленте Евгения Червякова «Мой сын», где главную женскую роль сыграла наша соотечественница Анна Стэн. Довженко называл Червякова своим вдохновителем: «он первый создал у нас лирический жанр!» Но от перекованного в советского пропагандиста режиссера — автора фарисейского опуса о вредителях из ГУЛАГа «Заключенные» (1936) — образцов немой лирики почти не осталось.

Несколько частей «Моего сына» вошли в ретроспективу Анны Стэн и стали ключевым предметом обсуждения ее творческой судьбы, с которой украинская культура по какой-то дикой непрозорливости не спешит себя связать. А между тем на таких фестивалях, как в Порденоне, можно с легкостью увидеть выразительно прописанный украинский след в этой законченной главе о заре кинематографа. Миру мы известны не только благодаря канонизации Довженко, но и вычеркнутым из отечественной истории звездам международной величины. Каковой и была Анна Стэн, добравшаяся до Голливуда, игравшая с Гарри Купером и носившая титул «второй Гарбо». Эту несправедливость поспешил исправить Национальный фонд Довженко, организовав параллельно Порденону показ фильмов Анны Стэн в Киеве…

— Действительно, Украина в 20-е годы ХХ века имела одну из мощнейших киноиндустрий, — рассказывает Иван Козленко, заместитель директора Национального центра Александра Довженко. — Всеукраинское кинофотоуправление (ВУФКУ), под руководством которого развивалось отечественное кино в 20-е годы, имело собственное лицо в контексте советского кинематографа. Наши фильмы были ориентированы на зрителя. На Одесской и Ялтинской студиях ВУФКУ снимались масштабные байопики, приключенческие ленты, исторические драмы. Но не эти картины принесли успех ВУФКУ. Самые известные украинские ленты 20-х — это кино экспериментальное, авангардное. К сожалению, большинство из этих картин на Западе сегодня редко рифмуется с Украиной. «Одиннадцатый» и «Человек с киноаппаратом» Вертова, «Арсенал» и «Земля» Довженко, «Два дня» Георгия Стабового, «Ночной извозчик» Георгия Тасина… Все это считается советским кинематографом… Хотя могло бы стать мощным транслятором художественных смыслов в поле национальной идентичности, с которой у украинцев часто большие проблемы. Фигура Анны Стэн — в этом же разрезе — тоже знаковая для нас. Она стала международной кинозвездой. Но один из ее первых фильмов «Провокатор» был снят именно в Украине. Вообще, немое кино предполагает язык универсальный. Это невербальный язык чистого киновыражения. Этому языку не нужен словарь…
Литдискуссии
  1   2   3   4   5   6

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Дайджест горячие страницы украинской печати iconБиблиотека украинской литературы горячие страницы украинской печати дайджест
России информационными возможностями (в настоящее время к нам регулярно поступает около двухсот украинских газет и журналов как общеполитических,...

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
На снимках: Тарас Штонда в роли Бориса Годунова, см стр. 13; Борис Гмыря, см стр 10

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
На снимках: Тарас Штонда в роли Бориса Годунова, см стр. 13; Борис Гмыря, см стр 10

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
Страна ищет свой почерк…Обложка журнала «Наше минуле». Автор композиции — Георгий Нарбут. 1918 год (с. 14)

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
Страна ищет свой почерк…Обложка журнала «Наше минуле». Автор композиции — Георгий Нарбут. 1918 год (с. 14)

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
На фото: официальное возложение цветов в День независимости Украины (см стр. 4) Старт украинской ракеты-носителя «Дніпро», запустившей...

Дайджест горячие страницы украинской печати iconБиблиотека украинской литературы горячие страницы украинской печати
На рисунке: Зайчик из украинской сказки и его автор художник Кость Лавро (сверху)

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
На фото: «Бумбокс» — одна из украинских групп, что их ещё можно услышать в украинском радиоэфире… Фото с сайта dgennifer hiblogger...

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
Крымская правда», «Запорізька правда», «Сіверщина», «Літературна Україна», «Українська літературна газета», «Слово Просвіти», «Чорноморські...

Дайджест горячие страницы украинской печати iconГорячие страницы украинской печати дайджест
Крымская правда», «Запорізька правда», «Сіверщина», «Літературна Україна», «Українська літературна газета», «Слово Просвіти», «Чорноморські...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск