И теория развитого государства






НазваниеИ теория развитого государства
страница2/6
Дата публикации27.02.2015
Размер0.59 Mb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Право > Документы
1   2   3   4   5   6

Выводы. Таким образом, при всех метаморфозах политической и социальной истории страны, сменах правителей и династий Египет начиная с XVI в. до н. э. почти всегда находился на уровне развитого государства. Это доказывается также тем, что Египет в течение всего этого времени, хотя и не являлся суверенной державой, неизменно сохранял централизованное управление в отличие от европейских и иных государств (см.: Семенова 1982: 104). Мало того, перемена иноземных династий и империй в определенной мере повышала уровень государственности Египта, который последовательно перенимал достижения греков, римлян, византийцев, персов, арабов, пропуская их через свои культурно-политические
и административные традиции. В результате уровень государственного управления временами в Египте был очень высоким. В частности, есть основания считать, что при Птолемеях и Фатимидах Египет вплотную подходит ко второму этапу стадии развитого государства – типичному развитому государству – и в отдельные эпохи даже вступает в него (об этом можно говорить в частности в отношении начальной эпохи османского Египта в XVI в.). Но окончательно этот уровень Египет преодолел только в XIX в. в результате реформ Мухаммада Али.

Кроме того, Египет в средние века оказался одной из тех стран, где не только сошлись, но и частично переплавились достижения разных цивилизаций. В Египте позднего средневековья и раннего Нового времени наблюдается весьма интересное и своеобразное сочетание черт восточных и европейских государств: при высоком уровне развития бюрократии и большой роли государственной собственности на землю (Семенова 1982: 100–102) – что сближает его с дальневосточными режимами – здесь все же не было системы тотального государственного контроля; существовала значительная автономия населения в решении своих дел (что в целом являлось особенностью и достижением ислама); имелась высокоразвитая городская культура и очень высокий уровень развития товарно-денежных отношений в сочетании с высоким престижем купечества и ремесленников – что сближало Египет с рядом европейских стран. В Египте, как и вообще в исламском мире, не было четко выраженных сословий, однако здесь длительное время ведущей была корпорация мамлюков, представляющая, по сути, своеобразное военное сословие. И это, с одной стороны, отличает Египет от таких стран, как Китай или Корея, но с другой – до некоторой степени сближает его (при всех различиях дворянства и мамлюков)
с Европой и Японией.
III. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ЕГИПТА
В ОСМАНСКИЙ ПЕРИОД (1517–1798)


1. Общие замечания

В эту историческую эпоху многие исследователи выделяют три крупных этапа: 1) время сильной власти османов; 2) время уменьшения власти и позиций турок; 3) время перехода власти к мамлюкам. Эти три этапа в целом совпадают соответственно с XVI, XVII и XVIII вв. (см., например: Кембриджская история Египта [Daly 1998]; Shaw 1962: 3–5). Мне хронология этапов представляется следующим образом.

Первый этап – с 1517 г. по конец XVI в. (условно по 1587 г.),
то есть от завоевания Египта до начала мятежей в турецких военных корпусах. Первые несколько лет после завоевания страны (1517–1525) были достаточно бурными и привели к экономическому упадку (Winter 1992: 11), но после подавления мятежей и перестройки социально-политической жизни наступает спокойная
и экономически благополучная эпоха. Мамлюки в жизни Египта
в этот период играют далеко не первенствующую роль.

Второй этап – конец XVI – начало XVIII вв. (примерно 1587–1711), период ослабления власти и влияния Турции в Египте, временами – полоса глубоких экономических кризисов и волнений. Начало возврата к откупной системе налогов. Открывается этот период мятежами войск, недовольных фактическим снижением их жалованья и его задержками, и кончается также мятежами конца XVII и начала XVIII в., среди которых восстание 1707–1711 гг. получило название «великого возмущения». Но оно – в отличие от того, что было век назад – больше походило на гражданскую войну между элитами, то есть военными группировками за ведущее положение (см.: Marsot 2004: 43). Это время постепенного возвышения мамлюков при их соперничестве и одновременно альянсе с турецкими военными элитами.

Третий этап – XVIII в. (после 1711 до 1805 г.), период окончательного ослабления власти Турции и возвышения мамлюкских домов. Затем активная борьба за власть начинается и внутри победивших мамлюкских домов, в результате чего происходит переход к индивидуальному господству отдельных людей (Crecelius 1998: 59), сменяемой периодами тяжелой и достаточно кровавой борьбы за власть. Устанавливается режим личной власти, порой фактически режим военной диктатуры, хотя и всегда прикрываемой обладанием легитимной должности. Особенно ужесточились внутренние
в последней трети XVIII в., когда к борьбе военных группировок добавилась война с Турцией и вторжение турецких войск для наведения порядка. Но в это же время можно увидеть и начало процесса формирования нового, почти автономного Египетского государства, включая попытки обретения полной независимости от Турции. Вторая половина XVIII в. ознаменовалась затяжным социально-экономическим и демографическим кризисом, который вызвал существенные изменения в социальной структуре общества и мировоззрении наиболее активных его слоев, что подготовило условия для трансформации Египетского государства в XIX в. В конце XVIII в. в Египет вторглись французы, и их изгнание привело в конечном счете к падению мамлюков и приходу к власти Мухаммада Али, «последнего мамлюка», по выражению А. Марсо11.

Следует помнить, что многие социально-экономические и даже политические процессы в Египте в XVI–XVIII вв. являлись местными вариациями общеосманских процессов (см., например: Holt 1969: 23). Так, XVI в. был благополучным для нее, а в конце XVI – начале века начался экономический кризис, и повсеместно происходили военные мятежи и волнения. В XVII в. идет переход от военного типа государства в Турции к бюрократическому (Hathaway 1998a: 34), что сказывается и на политическом положении в Египте. Откупная система в XVII–XVIII вв. распространилась на многие провинции Турции. Отмечается также тесная связь изменения
османской провинциальной политики, происшедшего в XVII в.,
и подъема провинциальных элит в XVIII в., включая Египет
(см., например: Piterberg 1990). Однако многие из этих общеосманских явлений приобретали в Египте специфические черты, что неудивительно, поскольку Египет был наиболее крупной (Winter 1998: 3) и наиболее развитой провинцией Оттоманской Порты
(см., например: Crecelius 1998: 59). В аспекте нашего исследования особенно важно подчеркнуть, что система нового политического режима – бейликата (о нем сказано дальше), который сложился
в XVII–XVIII вв. в Египте, не имела аналогов в других провинциях Османской империи, поскольку она являлась результатом не только турецкого влияния, но и нескольких веков предшествующего развития Египта (см., например: Зеленев 2003: 44). И это, на мой взгляд, дополнительно доказывает, что Египет был развитым государством и до османского завоевания, и оставался таковым в течение всего периода турецкого господства.

2. Первый этап: подъем уровня государственного управления и хозяйственной жизни

Новые завоеватели – османы – провели значительные изменения в управлении, имущественных и налоговых отношениях египетского общества. Были конфискованы земельные владения мамлюков и иных зажиточных слоев, отменены все их налоговые льготы и иммунитеты (Иванов 1984: 380; см. также: Зеленев 2003: 23). Налоги были сильно снижены, откупная система их сборов, приводившая к большим злоупотреблениям, ликвидирована, а любые поборы или «подарки» с населения запрещены. Земля была передана в пожизненное пользование крестьянам (Иванов 1984: 206–207; Зеленев 1999: 170). В значительной степени был обобществлен жилищный фонд в городах, а также установлены твердые цены на товары, в результате чего «серьезно пострадали айяны – представители зажиточной прослойки городского патрициата. Они утратили привилегированное положение, лишились былого влияния и значительной части имущества» (там же: 207). По мнению Иванова (1984: 206–207), с которым в целом можно согласиться, все эти изменения означали глубокий социальный переворот, который выражался, прежде всего, в коренной перестройке аграрных отношений, в результате которого «был ликвидирован феодальный господствующий класс средневекового арабского общества»12.

Новые власти начали борьбу за наведение элементарного порядка в стране – в частности, были предприняты очень жесткие меры против бесчинств бедуинов, вплоть до наград за их головы. На
некоторое время в стране установилась такая безопасность, что, по словам современника, «волк и ягненок могли ходить вместе»
(Иванов 1984: 42). Был также реформирован суд, который стал гораздо ближе к населению, в том числе и сельскому. Главное же, по турецкой модели была установлена иерархия религиозных судей-кадиев, то есть «строго субординированная шариатская организация – новое и совершенно уникальное явление в истории ислама» (Иванов 1993: 242). На мой взгляд, это было важным шагом в эволюции египетской развитого (то есть сословно-корпоративного) государства в XVI в., которое теперь, наконец, стало включать в свою структуру важную часть сословия улемов – судей-кадиев (Marsot 2005: 43).

Облегчение положения земледельцев, а также политика заселения пустующих мест и широкомасштабные ирригационные работы привели в первые десятилетия османского господства к росту сельскохозяйственного производства и увеличению численности сельского населения» (Иванов 1984: 212). В целом «на протяжении жизни двух поколений Египет пользовался тишиной и покоем», оставаясь «послушной и благоденствующей» провинцией (там же 47; см. также: Holt 1961: 216; Marsot 2004: 41), а население Египта сильно выросло (см., например: Hathaway 1997: 7; Cuno 2000: 96).

Турецкий султан Селим I (1512–1520) Яуз (Грозный) умер через три года после завоевания Египта. Новый султан Сулейман I (1520–1566) Кануни (законодатель), прозванный европейцами Великолепным, отказался от политики автономии Египта и взял курс на его «османизацию». Это вызвало мятеж в 1523–1524 г. После его жестокого подавления Египту был дан «основной закон», Канун-наме Миср (то есть Книга законов Египта), который действовал очень долго, почти три века, фактически до периода правления Мухаммада Али (Winter 1992: 16). Законы Сулеймана I наряду с общеосманскими административными идеями, в то же время вобрали в себя многое из прежних норм, имевшихся в мамлюкском Египте (Winter 1992: 16).

Канун-наме Миср лежал в основе всей деятельности администрации в Египте и его военных частей, регулировал провинциальное управление, объем налогов, а также положение мамлюков (Winter 1992: 16–17; Piterberg 1990: 282; Kimche 1968; Cuno 1985: 30; Holt 1969). Система управления Египтом, объем налогов, сумма, которая должна была отправляться в Стамбул, размер жалованья чиновников, количество должностных и титулованных лиц, конкретные источники расходов на определенные статьи бюджета и многое-многое другое – все было расписано в Канун-наме Миср. И в этом плане он (как и вообще турецкие кануны) представлял собой весьма редкий для развитых государств случай четких правил, которые более или менее лежали в основе действительной практики13.

Таким образом, XVI в. в целом можно оценить как время благотворного влияния турецкой власти на государственность и экономическое состояние Египта.

Но «османизация» Египта не означала тотального контроля из Стамбула. Напротив, по словам Винтера, османы были прагматиками и осознавали, что особая природа египетской экономики требует минимального вмешательства в его управление (Winter 1992: 17). Поэтому они достаточно полно контролировали только немногие государственные функции, оставляя другие в более свободном режиме (Hanna 1995a: 3). Но я также думаю, что этому сильно способствовала и особая развитость Египта в сравнении с другими провинциями. Такая смешанная система управления обусловила и то, что в управление малыми провинциями внутри Египта (санджаками) и тем более на более низком административном уровне турки вмешивались мало (см.: Ацамба 1991: 124). При этом они активно опирались на местные традиции власти, что в значительной мере стало важной причиной будущего «ренессанса» мамлюкских домов, сохранивших свое влияние на местах. Турки также назначали шейхов и вождей племен начальниками определенных районов и уездов (Winter 1998: 22).

Важнейшим институтом управления и опорой османской власти в Египте были расположенные там семь военных формирований (условно корпусов), которые назывались оджаки (или очаги), включая и мамлюкский (черкесский) кавалерийский корпус. Самым важным из всех оджаков был янычарский. Помимо чисто военных функций, корпуса также выполняли важные административные задачи: полицейские, патрульные, по сбору налогов, охране дорог. Командиры и высшие офицеры корпусов по должности заседали в египетском и провинциальных диванах (см.: Зеленев 1999; 2003; Ацамба 1991; Marsot 2004; Winter 1998; Crecelius 1981; Kimche 1968).

Согласно Какун-наме Миср главой Египта был назначаемый из Стамбула губернатор, который назывался первоначально бейлер-бей, с XVII в. – вали; его часто также называли почетным титулом – паша (см.: Shaw 1962: 1; Ацамба 1991: 110). Срок его полномочий был всего один год, но иногда губернаторы оставались на несколько сроков. Паша руководил провинцией вместе с заместителем и несколькими высшими чиновниками (включая главного казначея и главного судью), назначаемых также из Стамбула и поэтому прямо неподчиненных ему. Эти чиновники составляли своего рода правительство, или малый диван, который должен был работать практически ежедневно. Был также расширенный (большой) диван, заседавший четыре раза в неделю, в состав которого входили руководители ряда важных корпораций и командиры (или представители) семи военных корпусов, игравших в жизни Египта важную роль, но не подчиненных прямо губернатору. Основные решения должны были утверждаться малым или большим диваном, который в некоторых случаях мог даже сместить пашу (см.: Ацамба 1991: 122–123). Египет делился на ряд, условно говоря, «округов» или «уездов» (называемых часто санджаками), в свою очередь делившихся на более мелкие административно-судебные округа (казы), а те, в свою очередь – на «волости» (нахийи)14.

Для понимания особенностей системы управления в Египте очень важно иметь в виду, что в Канун-наме Миср была предусмотрена своеобразная система сдержек и противовесов внутри иерархии турецких чиновников. Это в первую очередь касалось баланса в распределении полномочий и реальной власти между пашой и членами дивана (включая военных командиров), многие из которых, как уже сказано, назначались непосредственно из Стамбула. Это делалось турецким правительством из опасения, чтобы паша в Египте не приобрел слишком большую власть (что могло привести к отпадению провинции от империи). А в округах-санджаках Египта роль дополнительной сдержки часто играли мамлюки (позже они стали, правда, уже основными «игроками» на центральной политической сцене). Такая система не позволяла никому персонально в Египте иметь слишком большую власть (о системе разделения властей в Египте см., в частности: Shaw 1962; Hanna 1995a: 3, 5; Ацамба 1991; Зеленев 2003)15.

В отличие от предшествующего ему, то есть «мамлюкского»
(XIII–XV вв.) периода истории Египта, который исключительно богат историческими источниками, османский период (XVI–XVIII вв.) весьма беден ими и поэтому остается достаточно темным в смысле наших знаний о нем (Winter 1998: 1–2; Holt 1961: 214; Kimche 1968: 448; Piterberg 1990: 282; см. также: Мейер 1984: 34). И особенно это относится к XVI в., многие процессы в котором остаются в важнейших моментах неясными. Это, в частности, касается и эволюции положения мамлюков, экономическая мощь которых на время была подрублена. Известно, что в первые годы после турецкого завоевания прежним хозяевам Египта пришлось довольно туго. Немало их было казнено, другие совершенно обнищали (Зеленев 2003: 23). Однако достаточно скоро лояльные мамлюки были прощены (Hathaway 1995: 39; Ацамба 1991: 109), многих из них были зачислены на службу в особый «черкесский» корпус, а часть была распределена по турецким военным корпусам. Они стали получать небольшое денежное жалование. Часть из них заняли должности в провинциальном управлении, включая управление округами (санджаками), хотя с системой местного управления очень много неясного (см., например: Holt 1969: 71–73). Таким образом, хотя в XVI в. мамлюки и находились на вторых ролях (см.: Holt 1961: 218), но сумели интегрироваться в новую систему. Однако в целом вопрос о том, каким образом мамлюки, лишенные важнейших
источников доходов, сумели выжить в XVI в., остается, по
словам Винтера, очень неясным, но весьма интригующим (Winter 1998: 11).

Действительно, такая социальная жизнестойкость является нечастым случаем в истории и заслуживает внимания. Однако при объяснении этого феномена не стоит забывать, что мамлюки были достаточно сложившейся и имеющей долгие традиции корпорацией. Это предполагало, в частности, высокую степень организованности, привычку занимать определенное положение и подчиняться дисциплине, а также то, что в этой корпорации наследственность не играла роли. По правилам, сыновья мамлюков (авляд ан-нас) не могли занимать посты, оставленные их отцами, поэтому многие из них избирали богословскую или административную карьеру (Иванов 1982: 146). Так что мамлюкам постоянно требовалось доказывать свои личные преимущества16. Очень важно также, что мамлюки, члены одного дома, были тесно спаянной группой с идеологией «семейственности», так что если один из них получал какой-то военный или гражданский пост, то стремился перетащить к себе и продвинуть всех своих (см., например: Marsot 2004: 42). Исследователи отмечают, что мамлюки лучше знали египетскую жизнь, чем военные и чиновники из Турции, которые часто меняли места службы (Marsot 2004: 42; Зеленев 2003: 44). Благодаря всему этому, мамлюки, думается, и смогли выжить в условиях потери своих прежних доходов и затем подняться к вершинам власти. Поскольку мамлюков в XVI–XVIII вв. (как, впрочем, и ранее) приобретали главным образом на Кавказе (в том числе нередко среди грузин), их часто называют в литературе черкесами или черкесскими мамлюками. Однако среди них было немало и лиц иных национальностей (практически из всех регионов Турции и сопредельных с ней стран), каковой процесс усилился в XVIII в.
1   2   3   4   5   6

Похожие:

И теория развитого государства iconДоклад на симпозиуме "Египет, Ближний Восток и глобальный мир"
Тем не менее, цель настоящей работы – показать, каким образом можно применить для анализа исторического развития Египетского государства...

И теория развитого государства iconЛекция Отечественная историография Гражданской войны в России Лекция...
Лекция Национальная политика советского государства: теория и практика вопроса

И теория развитого государства iconПрограмма кандидатского экзамена по специальности 12. 00. 01- теория...
Программа предназначена для поступающих в аспирантуру Московского городского педагогического университета по специальности 12. 00....

И теория развитого государства iconТеория государства и права
Абдигалиев, А. У. Дефомация правовой культуры: понятие, последствия, пути преодоления[Текст] //История государства и права. 2006....

И теория развитого государства iconРабочая программа Учебной дисциплины «Теория и история права и государства:...
Профиль: 12. 00. 01 «Теория и история права и государства: история учений о праве и государстве»

И теория развитого государства icon12. 00. 01 Теория и история права и государства; история правовых Учений Формула специальности
...

И теория развитого государства iconА. А. Терениченко история отечественного государства и права
История отечественного государства и права. Рабочая программа дисциплины для студентов, обучающихся по направлению 030900. 62 «Юриспруденция»...

И теория развитого государства iconПрограмма вступительного экзамена по специальности 12. 00. 01 «Теория...
Программа вступительного экзамена по специальности 12. 00. 01 «Теория и история государства, история учений о праве и государстве»...

И теория развитого государства iconВ россии : теория и история Учебное пособие Издательство Пензенского...
Кафедра «Теория и история государства и права» Тамбовского государственного технического университета

И теория развитого государства iconВладик Сумбатович Нерсесянц Общая теория права и государства
Предмет и метод общей теории права и государства Предмет и метод общей теории права и государства как общенаучной юридической дисциплины...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск