Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67






НазваниеМатериалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67
страница2/30
Дата публикации21.07.2015
Размер4.73 Mb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Право > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

Библиография:

  1. Прозументов Л. М., Шеслер А. В. Криминология (часть Общая). Томск, 2007.

  2. Агапова И.И. История экономических учений. М., 2001.

  3. Бартенев С.А. История экономических учений. М., 2005.

  4. Тамбовцев В.Л. Государство и экономика. М., 1997.

  5. Бабашкина А. М. Государственное регулирование национальной экономики. М., 2007.

  6. Шамхалов Ф. И. Государство и экономика. Основы взаимодействия. М., 2005.

  7. Волженкин Б. В. Преступления в сфере экономической деятельности. СПб., 2007.

  8. Наумов А. В. Российское уголовное право. Курс лекций. Т. 2. Особенная часть. М., 2004.

  9. Пикуров Н. И. Теоретические проблемы межотраслевых связей уголовного права: Дис. … докт. юрид. наук. Волгоград, 1998.



Хилюта Вадим Владимирович,

доцент кафедры уголовного права и криминологии

Гродненского государственного университета им. Я.Купалы,

кандидат юридических наук

Физическое насилие как составляющий признак грабежа и разбоя
Незаконное насильственное посягательство на собственность всегда представляло определенную общественную опасность, т. к. такое посягательство не только сопряжено с завладением чужой вещью, но и причинением вреда личности. Как известно, физическое насилие (причинение вреда здоровью) при совершении грабежа и разбоя является средством завладения чужим имуществом, и именно насилие выступает основным отличительным признаком объективной стороны данных составов преступлений. Главным образом насильственный грабеж и разбой различаются между собой по последствиям (в виде причинения вреда здоровью потерпевшего) и способу действия (интенсивности, продолжительности применяемого насилия, орудиям применения и т.д.) преступника.

При насильственном хищении чужого имущества виновный не только прилагает определенные усилия для того, чтобы непосредственно завладеть имуществом, но еще и прибегает к насильственному воздействию на потерпевшего или других лиц. Поэтому грабеж и разбой являются насильственными преступлениями только при том условии, что примененное насилие служило средством завладения имуществом или средством его удержания непосредственно после изъятия вещи.

1. Насилие, не опасное для жизни или здоровья потерпевшего.

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, следует понимать причинение легких телесных повреждений, не повлекших за собой кратковременного расстройства здоровья либо незначительной стойкой утраты трудоспособности, нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы.

Таким образом, насилие при грабеже: а) не должно причинить никакого вреда здоровью человека, за исключением легких телесных повреждений, не повлекших за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, побоев либо иной физической боли; б) не должно быть опасным ни для жизни, ни для здоровья в момент его применения; в) может быть применено не только к собственнику или иному владельцу имущества, но и к другим лицам, которые реально (или по мнению виновного) могли воспрепятствовать хищению (применение насилия в отношении животного потерпевшего не дает оснований для квалификации грабежа, сопряженного с применением насилия); г) является средством завладения имуществом либо средством его удержания.

К числу такого рода насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, обычно в судебно-следственной практике относят: сбивание потерпевшего с ног, опрокидывание его на землю, выкручивание и (или) заламывание ему рук (например, один из преступников держит продавца, лишая его возможности оказать сопротивление, а другой берет с витрины магазина вещи), применение наручников, нанесение потерпевшему отдельных ударов, побоев, удержание потерпевшего, тугое болезненное связывание конечностей, ограничение его свободы путем связывания, помещение в закрытое пространство (помещение), применение приемов какой-либо борьбы (самбо, дзюдо, каратэ), причинение потерпевшему иной физической боли (например, вырывание из ушей женщины сережек; стаскивание с пальца перстня, вызвавшее повреждение фаланги) и т. д. [1; c.109; 2; c.13]. Следует также отметить, что такие насильственные действия при грабеже полностью охватываются составом грабежа и дополнительной квалификации по другим статьям УК не требуют.

Если лицо применяет насилие в ответ на заявление потерпевшего после открытого завладения его имуществом сообщить о случившемся в правоохранительные органы или другим лицам, равно как и в ответ на предпринятые им после фактического окончания преступления действия (задержание преступника, сообщение в милицию), то такие действия не являются признаком грабежа, т. к. насилие применяется не с целью совершения преступления, а ухода от ответственности (скрыться с места хищения) [3; c.457]. Иначе говоря, при грабеже физическое насилие всегда используется виновным для того, чтобы лишить потерпевшего способности, возможности и желания сопротивляться в момент завладения его имуществом.

В теории уголовного права вопрос об ограничении свободы (лишении физической свободы) неразрывно связан с насильственным воздействием на потерпевшего. Нередко по этому поводу отмечается, что само воздействие на потерпевшего посредством замкнутого пространства является насильственным, т. к. влияет на физиологические функции организма человека, противоречит его двигательной активности, препятствует передвижению в пространстве и лишает избирательности в своем местонахождении [4; c.24].

По общему правилу, если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя решается с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью и т. д.) [5]. В этом отношении В.А. Владимиров отмечал, что когда насильственное лишение свободы представляло опасность для жизни или здоровья потерпевшего (закрытие дыхательных путей кляпом, грозящее асфиксией, связывание и оставление потерпевшего на морозе т. п.), то это представляет собой разбой, а в менее опасных случаях насильственное лишение свободы образует элемент грабежа [6; c.71]. Тем не менее, нельзя признать насильственным грабежом или разбоем ограничение (лишение) свободы, если виновный, совершая хищение, не применял для этого насилия, направленного против телесной неприкосновенности потерпевшего.

Так, гражданка Д. признана виновной в том, что под видом проверки правильности ведения счетов по уплате за электроэнергию проникла в квартиру одного из домов и убедившись в том, что в квартире находилась лишь несовершеннолетняя А., обманным образом закрыла девочку в другой комнате и беспрепятственно похитила вещи. Судом Д. признана виновной в совершении ненасильственного грабежа с проникновением в жилище.

Таким образом, от насилия также следует отличать случаи применения преступником обмана, не связанного с насилием, но при помощи которого виновному удается лишить потерпевшего возможности воспрепятствования похищению у него имущества. Например, если преступник при помощи хитрости заманил потерпевшую в тамбур вагона поезда, где запер ее, закрыв дверь на ключ, после чего похитил из вагона купе ценные вещи, то такие действия должны квалифицироваться не как насильственный грабеж или разбой, а как кража или ненасильственный грабеж в зависимости от того, стал ли известен потерпевшей замысел преступника [7].

В этой связи нельзя не отметить, что ограничение свободы (полное или частичное) не соотносимо с силовым воздействием на тело человека и не может само по себе являться содержанием категории «насилие», т. к. составляет не способ причинения вреда охраняемым благам, а причинение этого вреда третьему по значимости объекту – свободе лица [8]. Изолируя в некоторых случаях потерпевшего (или иного лица) виновный стремится таким способом устранить возможность какого-либо соприкосновения с потерпевшим и тем самым избежать с ним контакта. Это свидетельствует о ненасильственном способе завладения чужим имуществом. Поэтому не всякое ограничение личной свободы может быть квалифицировано как насильственный грабеж. Лишь ограничение свободы, связанное с непосредственным силовым воздействием (связывание, сковывание наручниками, силовое удержание и т. д.) приобретает характер применения силы к потерпевшему или иному лицу.

2. Насилие, опасное для жизни или здоровья потерпевшего.

Под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать причинение потерпевшему легких телесных повреждений, повлекших за собой кратковременное расстройство здоровья либо незначительную стойкую утрату трудоспособности, или телесного повреждения большей степени тяжести, а равно насилие, которое хотя и не повлекло за собой причинения таких телесных повреждений, однако в момент применения создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего.

Таким образом, насилие при разбое: а) может причинить любой вред здоровью, в том числе и легкое телесное повреждение, повлекшее за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности; б) может не повлечь расстройство здоровья, но в момент его применения создавало реальную угрозу для жизни или здоровья человека; в) может применяться не только к собственнику или владельцу имущества, но и к посторонним лицам, которые, по мнению виновного, могут воспрепятствовать насильственному завладению имуществом; г) является средством завладения имуществом либо средством его удержания.

В отличие от грабежа, являющегося исключительно открытым похищением, насилие при разбое может быть как открытым, так и незаметным для потерпевшего (нападение из засады, подкрадывание к потерпевшему сзади, удар в спину и т.д.). Физическое насилие при разбое считается средством завладения чужим имуществом, поэтому состав разбоя будет отсутствовать, если насилие было применено, например, с целью избежать задержания. Разбоем также не будут являться действия лица, которое применяет насилие с целью совершения другого преступления (например, изнасилования, хулиганства), а затем решает похитить имущество потерпевшего без применения такого насилия.

На практике применение насилия, опасного для жизни или здоровья, обычно выражается в причинении легкого вреда здоровью потерпевшего (80 %), вреде здоровью средней тяжести (10 %), тяжком вреде здоровью (10 %).

Тем не менее при анализе насилия при грабеже и разбое трудно не заметить, что в двух близких по содержанию смежных составах преступлений против собственности признак применения насилия имеет различное значение. Имеющиеся трудности в разграничении грабежа и разбоя свидетельствуют о том, что до сих пор не найдены абсолютно определенные критерии (признаки) разграничения опасного и не опасного для жизни и здоровья насилия. По мнению В.В. Векленко, наличие лишь одного более или менее определенного критерия разграничения опасного насилия от неопасного для жизни или здоровья по утрате трудоспособности представляется недостаточным [9, c.25]. Очевидно, что в такой ситуации стирается та грань между грабежом и разбоем, которую можно было бы обнаружить на основе текстуального анализа соответствующих норм уголовного закона, поскольку отличие видов телесных повреждений зачастую достаточно неопределенно, т. к. расстройство здоровья потерпевшего может быть различным. Между тем решение столь значимого с точки зрения наступления правовых последствий вопроса об отнесении насилия к той или иной разновидности может зависеть от довольно условного промежутка времени [10; c.33-34; 11; c.44]. Так, при совершении открытого хищения чужого имущества с применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, последнее (насилие) учитывается по состоянию с момента совершения преступления до вынесения судом приговора о наказании виновного. Однако последствия насилия, имеющие затяжной характер, впоследствии практически не учитываются. Так, по данным С.И. Кириллова, в 20 % случаев при грабеже с применением насилия с течением времени состояние здоровья потерпевшего ухудшилось, и примененное насилие фактически уже становилось опасным для здоровья (после удара рукой в глаз со временем терялось зрение, заражение крови было вызвано следствием укола гвоздем, удар ногой в спину приводил к искривлению позвоночника и т. д.). Но ни по одному из таких случаев ни одно дело не было возобновлено [12; c.12-13].

Более того, насилия не опасного для жизни или здоровья потерпевшего (либо опасного для жизни или здоровья потерпевшего), указанного в ст. УК о преступлениях против собственности, и повлекшего телесные повреждения любой степени тяжести, как способа совершения преступления не существует. Как отмечает по этому поводу Н.А. Бабий, если при разбое указанное последствие наступило, то имеет место причинение телесного повреждения средней тяжести, что является самостоятельным преступлением [13; c.40], ибо насилие, опасное для жизни и здоровья, и насилие, повлекшее вред здоровью – разные понятия (последствие не является содержанием способа). В такой ситуации насилие должно делиться на виды не по степени интенсивности, а по своему функциональному признаку – наступившим последствиям.

Сегодняшняя позиция законодателя относительно того, что насилие при хищении должно делиться на виды по степени опасности для жизни или здоровья, на практике не действует, т. к. насилие имманентно опасно для жизни и здоровья. Вред здоровью человека не определяет социальной обусловленности преследования насильственных хищений (т. к. не входит в содержание способа хищения), представляя результат действия (последствия). Поэтому, как замечает Р.Е. Токарчук, преследование преступлений против личности в рамках насильственных хищений (составов учтенной совокупности) неадекватно и не отвечает функции уголовной ответственности [14].

Таким образом, дифференциация в уголовном законе насильственного завладения чужим имуществом на виды (грабеж с насилием, разбой) не имеет убедительных и рациональных оснований (законодателем такая формула разделения насильственного грабежа и разбоя выделена искусственно), потому как в большей степени отличие носит условный характер и фактически состоит в оценке размера интенсивности примененного насилия. Насилие, опасное для жизни или здоровья по способу, является оценочным понятием в уголовном праве, и существующее судебное толкование насилия, опасного и не опасного для жизни или здоровья, ведет к различным искажениям в правоприменительной практике (т. к. насилие может повлечь разнообразные последствия) [15; c.7; 16; c.28; 17; c.34]. Сказанное можно подтвердить и тем, что в ряде случаев работники правоохранительных органов не всегда уделяют должное внимание определению степени тяжести причиненного насилия для совершения хищения (потому как по-разному трактуются законодательные положения), что впоследствии негативно сказывается на квалификации преступления.

В этой связи можно сделать предположительный вывод, заключающийся в том, что состав разбоя должен охватывать собой любое насилие, а грабеж оставаться исключительно открытым ненасильственным хищением. Таким образом, разбой – это хищение, сопряженное с применением насилия, где причиняемый вред здоровью личности должен дополнительно квалифицироваться по статьям УК о преступлениях против жизни и здоровья или же по специальной (квалифицированной) норме, предусматривающей материальный состава преступления.
Библиография:

  1. Лопашенко Н.А. Преступления против собственности: теоретико-прикладное исследование. – М., 2005.

  2. Волженкин Б.В. Вопросы квалификации краж, грабежей и разбоев, совершенных с целью завладения личным имуществом граждан. – Л., 1981.

  3. Бойцов А.И. Преступления против собственности. – СПб., 2002.

  4. Радостева Ю.В. Уголовно-правовое понятие насилия: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.08. – Екатеринбург, 2006.

  5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В.Бриллиантова. – М., 2010.

  6. Владимиров В.А.Квалификация похищений личного имущества. – М., 1974.

  7. Буркина О.А. Квалификация имущественных преступлений с применением насилия // Российский следователь. – 2008. – № 20.

  8. Токарчук Р.Е. Насилие как составообразующий признак хищений: вопросы уголовной ответственности. – Омск, 2008 // allpravo.ru.

  9. Векленко В.В. Квалификация хищений чужого имущества: Автореф. дисс. … д-ра юрид. наук: 12.00.08. – Екатеринбург, 2001.

  10. Марцев А.И., Векленко В.В. Совершенствование уголовного законодательства об ответственности за разбой // Российский юридический журнал. – 1994. – № 2.

  11. Кудашев Ш. Грабеж или разбой? // Законность. – 2007. – № 6.

  12. Кириллов С.И. Основы теории криминологического исследования корыстно-насильственных преступлений и их предупреждение: Автореф. дисс. … д-ра юрид. наук: 12.00.08. – М., 1999.

  13. Бабий Н. Насильственный способ совершения преступления и конкуренция уголовно-правовых норм // Юстиция Беларуси. – 2007. – № 3.

  14. Токарчук Р.Е. Насилие как составообразующий признак хищений: вопросы уголовной ответственности: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.08. – Омск, 2008.

  15. Елисеев С.А. Преступления против собственности по уголовному законодательству России (историко-теоретическое исследование): Автореф. дисс. … д-ра юрид. наук: 12.00.08. – Томск, 1999.

  16. Иванцова Н.В. Отражение и оценка общественно опасного насилия в уголовном праве (вопросы теории и практики): Автореф. дисс. … д-ра юрид. наук: 12.00.08. – Казань, 2005.

  17. Шарапов Р.Д. Насилие в уголовном праве: понятие, квалификация, совершенствование механизма уголовно-правового предупреждения: Автореф. дисс. … д-ра юрид. наук: 12.00.08. – Екатеринбург, 2006.



Кузнецова Ольга Алексеевна,

доцент кафедры уголовного права и процесса ТГУ им. Г.Р. Державина, кандидат юридических наук
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

Похожие:

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconЗападной Сибири Материалы Шестой межрегиональной научно-практической...
Виноградарство в Западной Сибири: материалы Шестой межрегиональной научно-практической конференции 14 сентября 2013 г. / Алт гос...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconТельная среда как фактор повышения качества образования материалы...
Рекомендовано к изданию организационным комитетом международной научно-практической конференции

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconНовоуральске образование и наука Материалы II -ой региональной научно-практической...
О – 2359 Образование и наука: Материалы ii-ой региональной научно-практической конференции «Образование и наука», Новоуральск, 27...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconНовоуральске образование и наука III материалы III региональной научно-практической...
О – 2359 Образование и наука – III: Материалы III региональной научно-практической конференции «Образование и наука», Новоуральск,...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconДоклады, сообщения
Детская книга и современное общество: материалы межрегиональной научно-практической конференции (доклады, сообщения). – Воронеж:...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconРусский язык, история и культура на стыке эпох Материалы Межрегиональной...
Русский язык, история и культура на стыке эпох: материалы Межрегиональной научно-практической конференции «Русский язык в эпоху глобализации...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconМатериалы четвертой всероссийской научно-практической конференции...
Кафедра философии Ярославского государственного педагогического университета им К. Д. Ушинского

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconГуманитарное знание: проблемность и междисциплинарность
Текст]: материалы 13-й научно-практической конференции с международным участием (Бийск, 28 апреля 2011 г.). В 2-х частях. Часть 1...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconРоссийской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего...
Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, посвященной 10-летию факультета экспертизы и товароведения...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconУченые записки Выпуск 2
Ученые записки. Выпуск Сборник научных трудов Западно-Сибирского филиала Российской академии правосудия (г. Томск). Изд-во: цнти,...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск