Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67






НазваниеМатериалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67
страница8/30
Дата публикации21.07.2015
Размер4.73 Mb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Право > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   30

Библиография:

  1. Большая Советская энциклопедия /[гл. редактор А.М. Прохоров]. – Изд. 3–е. – Т.  25. – М.: Издательство "Советская энциклопедия", 1975 – 700 с.

  2. Большой энциклопедический словарь: философия, социология, религия, эзотеризм, политэкономия / главн. научн. ред и составитель С.Ю. Солодовников. – Минск: МФЦП, 2002 –1008 с.

  3. Юридическая энциклопедия. Под. общ. ред. Б.Н. Топорнина. – М.: Юристъ, 2001 – 1272 с.

  4. Российская юридическая энциклопедия. Предс. ред.совета. А.Я. Сухарев. – М.: ИД ИНФРА-М, 1999 - 1110 с.

  5. Великий енциклопедичний юридичний словник. За ред.академіка НАН України Ю.С. Шемшученка. – К.: «Юридична Думка», 2007 – 992 с. (на украинском языке)

  6. Лунеев В.В. Преступность ХХ века: Мировые, региональные и российские тенденции. Мировой криминологический анализ. – М.: НОРМА, 1997 – (525 с.

  7. Биленчук П.Д., Еркенов С.Е. Кофанов А.В. Транснациональная преступность: состояние и трансформация: Учебное пособие для ВУЗов. – К. АТИКА, 1999 – 272 с.

  8. BAE Systems agrees groundbreaking transatlantic settlement // HIS JANES – 05 February 2010 – Режим доступа: http://www.janes.com/news/defence/jdw/jdw100205_4_n.shtml

  9. Британский ВПК обвиняют в коррупции // Русская служба ВВС – Режим доступа: http://www.bbc.co.uk/russian/uk/2009/10/091001_bae_bribes.shtml

  10. Костенко А.Н. Социальный натурализм как методологический принцип сравнительного правоведения и юридической глобалистики: Открытая лекция. – Киев-Симферополь. – Изд. : Логос. – 2008. – 27 с.



Гамалей Софья Юрьевна,

доцент Дальневосточного юридического института

Министерства Внутренних Дел РФ (г. Хабаровск),

кандидат исторических наук
Россия и Китай: методы и способы пресечения коррупции
На современном этапе развития общества существует огромное количество глобальных проблем человечества. Одной из таких проблем является борьба с коррупцией. Россия не является страной, не имеющей данной проблемы, именно поэтому сегодня разрабатываются различные способы пресечения коррупции. На наш взгляд в этом может помочь международный опыт, имеющийся в странах Азиатско-тихоокеанского региона. Одной из таких стран является КНР.

На сегодняшний день китайское руководство в лице центрального комитета коммунистической партии Китая неизменно заявляет о своей твёрдой решимости бороться с коррупцией как собственными силами, так и во взаимодействии с мировым сообществом. Китайское правительство придает самое серьезное значение взаимодействию с другими странами и заинтересованными международными организациями. Оно исходит из того, что практическое международное сотрудничество должно развиваться на условиях взаимной выгоды и на основе уважения суверенитета и реалий страны. На сегодняшний день Китай присоединился к конвенции ООН против коррупции, подписал свыше 20 международных соглашений о сотрудничестве в области правосудия, более 20 двусторонних соглашений о выдаче преступников, а также договоры о правовой помощи с 50 странами. Таким образом Китай пытается привлечь к данной проблеме как можно больше стран, чтобы успешнее вести борьбу с данной проблемой.

Западные исследователи (в частности Дж. Квонг) среди основных причин распространения коррупции и экономических преступлений в Китае указывают на фактическую возможность для высокопоставленных чиновников государственного и партийного аппарата избежать уголовного наказания и быть подвергнутым лишь взысканиям в соответствии с внутрипартийными положениями [1; с.160].

Для пресечения данных нарушений в действующем Уголовном кодексе КНР более полно охарактеризовали термин коррупция. Под коррупцией (кит. «таньу») понимается присвоение, захват, получение обманным путём или незаконное овладение другими методами общественным имуществом государственными работниками с использованием служебного положения. Как коррупция рассматривается также присвоение, захват, получение обманным путём или незаконное овладение другими методами государственными ценностями с использованием служебного положения работниками, которые распоряжаются, ведают государственной собственностью по поручению государственных органов, компаний, предприятий, непроизводственных структур, общественных организаций (ст. 382) [2].

Коррумпированных чиновников судят по соответствующим статьям главы 8 Особенной части УК КНР «коррупция и взяточничество». Самым нашумевшим в 1990-е годы стало дело бывшего членов политбюро ЦК КПК, секретаря пекинского горкома и мэра столицы Чэнь Ситуна, приговорённого к 16 годам лишения свободы. В 2000 году были расстреляны бывшие вице-губернатор южной провинции Цзянси Ху Чанцин и заместитель председателя ПК ВСНП Чэн Кэцзэ, ранее занимавший должность губернатора Гуанси-Чжуанского автономного района на юге страны и др. Данные репрессии имели положительный эффект, именно поэтому центральным комитетом коммунистической партии Китая была высказана идея о создании специального органа по противодействию коррупции, который был создан осенью 2002 года и получил название государственное управление по предупреждению коррупции.

Кроме того, в феврале 2004 г. было издано Положение КПК о внутрипартийном контроле, которое предусматривает осуществление контроля над деятельностью партийно-правительственных чиновников самого высокого уровня. Это свидетельствует о стремлении партийного руководства ликвидировать коррупцию в высших эшелонах власти.

С этой же целью был разработан и принят Закон о государственных служащих, вступивший в силу с 1 января 2006 года. Статья 1 этого закона устанавливает, что он «разработан и принят в соответствии с Конституцией в целях нормативного управления государственными служащими, обеспечение законных прав и интересов государственных служащих, усиление контроля за государственными служащими, сформирования отряда высококлассных государственных служащих, стимулирование их усердного, честного, неподкупного исполнения служебных обязанностей, повышение эффективности их работы». Его основной идеей является воспитание высоко моральных принципов у представителей власти.

Однако данные законы не смогли кардинально изменить сложившуюся ситуацию с коррупцией в стране. Поэтому неудивительно, что данная проблема была остро поставлена и на 17 съезде КПК, состоявшемся в конце 2007 года. На съезде генеральный секретарь подчеркнул важность «курса на борьбу с коррупцией, включающего как паллиативные, так и радикальные меры, комплексное упорядочивание, одновременные карательные и профилактические меры. Но с упором на профилактику», призвал «настойчиво продвигать вперед создание антикоррупционной системы наказаний и профилактики, наряду с бескомпромиссным наказанием виновных уделять гораздо больше внимания радикальным мерам, профилактике, институциональному строительству, расширять сферу профилактики и пресечения разложения в его истоках». Таким образом, с помощью более жестких мер китайское правительство, предложило усиленно бороться с коррумпированными чиновниками. Также участники 17-ого съезда КПК вновь потребовали энергично реализовывать на практике закон о внутрипартийном контроле. Они призвали усилить руководство и контроль над заседаниями, посвященными вопросам демократической жизни, действенно повышать их качество; строго исполнять порядок отчетности о проделанной работе и бескорыстном исполнении служебных обязанностей, собеседованиях о наставлениях и поощрении, порядок письменных запросов и порядок докладов руководящих работников по соответствующим личным вопросам. Прозвучало намерение организовать в качестве эксперимента разбирательство выдвинутых членами местных парткомов и комиссий по проверке дисциплины требований о смещении или замене конкретных должностных лиц.

Оценивая работу государственного управления по предупреждению коррупции, участники съезда подчеркнули, что данное ведомство проделало огромную работу, однако необходимо расширить его полномочия. Для этого в ближайшее время во всех провинциях Китайской народной республики будут созданы региональные структуры ГУПК, которые займутся борьбой с коррупцией на местном уровне, что позволит полностью ликвидировать коррупцию в стране к 2012 году [3].

Кроме того, в 2008 г. мировой Банк выработал основной проект стратегии, получивший название «единой многоцелевой стратегии борьбы с коррупцией», который предложил реализовать и правительству КНР. Проект состоит из пяти разделов и включает реформирование институциональных основ государства, повышение уровня политической ответственности, расширение возможностей участия гражданского общества, формирование конкурентного частного сектора, реформу управления государственным сектором. Возможность формирования такой системы в Китае, управляемом Коммунистической партией, вызывает большие сомнения. Совершенно очевидно, что в полной мере такая стратегия не может быть реализована, так как пункт о расширении возможностей участия в управлении государством гражданского общества (сюда входит гарантирование свободы информации и усиление роли СМИ) исключается на самом первом этапе рассмотрения. Конечно, невозможно отрицать, что в настоящее время китайские средства массовой информации уделяют довольно много времени освещению достижений проводящейся в стране антикоррупционной кампании, что играет очень важную роль в формировании общественного мнения и придании проблеме большой значимости. Но, с другой стороны, современное китайское общество практически не узнает об обратной стороне кампании, а именно о неудачах, сложностях и различного рода недостатках борьбы против коррупции. Что касается реформирования институциональных основ государства, то проводящиеся здесь реформы, в большинстве своем, половинчаты и, применительно к созданию антикоррупционного механизма, зачастую неэффективны. И судебная система, и прокуратуры, и правоохранительные органы полностью подчинены партии и правительству, а различные нововведения имеют больше пропагандистский характер и практически не затрагивают основ функционирования данных органов. Кроме того, довольно важный для западного общества раздел о повышении уровня политической ответственности, включающий развитие политической конкуренции, работу заслуживающих доверие политических партий с прозрачным финансированием, а также прозрачную избирательную систему, применительно к современной китайской действительности также теряет свою актуальность. Единственным достижением в этой области можно считать введение «закона о государственных служащих», который регулирует многие конфликты интересов на госслужбе и довольно детально детерминирует деятельность служащих. Гораздо большие достижения в построении стратегии системного устранения причин коррупции существуют в области создания конкурентного частного сектора, его развитие в последние несколько лет проходит довольно высокими темпами. С учетом того, что с недавнего времени проходит реструктуризация монополий с целью повышения конкурентных начал и снижение барьеров входа на рынок, можно прогнозировать снижение коррумпированности в данной сфере. Тем не менее огромная роль государственного сектора в экономике и отсутствие увеличения прав независимых деловых ассоциаций все равно оставляют большое поле для противозаконных действий чиновников. Также невозможно полностью применить к современным политическим условиям КНР пункт о реформировании управления государственным сектором, так как в настоящее время в государстве усиливаются центростремительные тенденции, а прозрачность бюджетного и налогового процессов, хотя и становится в последние годы все более актуальной темой для обсуждения руководством Китая, достигается очень медленно и неполно. Таким образом, становится очевидным, что лозунг о политическом реформировании всей системы функционирования государства с целью искоренить причины возникновения коррупции в современном Китае претворить в жизнь вряд ли удастся и, более того, такое комплексное реформирование не входит в планы руководства страны. Проводимые реформы, по всей видимости, не решат проблему коррупции в целом, хотя, несомненно, повлияют на деятельность коррупционеров. Можно прогнозировать, что частичные меры по реформированию государственного механизма, скорее всего, приведут к так называемой «мутации» коррупционной деятельности чиновников с целью получать все ту же выгоду, но уже другими путями. Стратегия «войны с коррупцией». Стратегия «войны» состоит в борьбе с внешними проявлениями коррупции (случаями дачи взяток конкретным чиновникам, растратой казенных денег, злоупотреблением служебным положением и т. п.), с уже существующей коррупцией, с конкретными коррупционерами. Можно с уверенностью сказать, что подобный подход гораздо более характерен для китайской модели антикоррупционной борьбы. Именно анализ конкретных мероприятий по выявлению и наказанию случаев коррупции в Китае позволяет оценить масштабность и серьезность проводимой кампании. Арест и наказание коррупционеров. В этой направлении реализации стратегии по борьбе с коррупцией идет в настоящее время наиболее активная работа, и именно борьба непосредственно против коррупционеров является приоритетной в проводящейся в КНР антикоррупционной кампании. Правоохранительные органы тратят огромные силы и средства на борьбу с чиновниками-коррупционерами и, что самое сложное, с «коррупционными синдикатами» распространенными в современном Китае, иными словами, с разветвленными и четко структурированными организациями коррупционеров, занимающимися хищением, вымогательством и взяточничеством, а также защитой и «покрыванием» друг друга в случае опасности. По всей стране в органах прокуратуры всех уровней созданы антикоррупционные управления, число сотрудников, занимающихся предотвращением и борьбой с коррупцией, превысило 36 тыс. человек [4].

Таким образом, анализируя имеющийся в Китае опыт борьбы с коррупцией можно констатировать определенные успехи, связанные с одной стороны радикальными методами пресечения данной проблемы, а с другой активной законотворческой деятельностью со стороны руководящей партии. Наша страна также не оставляет без внимания данную проблему. В этой связи партия «Единая Россия», предлагает различные проекты, программы направленные на ликвидацию коррупции. На наш взгляд неэффективность борьбы с коррупцией связана с не достаточно жесткими мерами пресечения. И хотя мы понимаем невозможность использования смертной казни по примеру Китая в нашей стране, по мнению автора, увеличить уголовную ответственность за совершения коррупционного деяния стоило бы.
Библиография:

  1. Коррупция: политические, экономические, организационные, правовые проблемы / Под ред. В.В Лунеева. Сборник материалов Международной научно-практической конференции. М., 2001. СС.160-161

  2. Ахметшин Х.М., Ахметшин Н.Х., Петухов А.А. Современное уголовное законодательство КНР. М., 2000. С. 388

  3. www.ng.ru/world/2008-06-24/12_pekin.html

  4. www.easttime.ru/analitic/3/8/501.html

Быстрова Юлия Викторовна,

доцент кафедры уголовного права и уголовного процесса

ГОУ ВПО «Орловский государственный университет»,

кандидат юридических наук

Основные причины и условия, способствующие даче и получе­нию взяток

на государственной службе

Как верно отмечает Р.А. Гребенюк: «проблемы определения причин и условий преступности в целом и от­дельных видов преступлений в частности, относятся к числу наиболее важ­ных, центральных, методологических проблем криминологической науки. Мировая криминологическая мысль создала немало теорий, объясняющих существование и развитие преступности. Безусловно, исследование причин и условий преступности раскрывает природу этого явления, объясняет его про­исхождение, показывает особенности, способствующие его сохранению, а порой и оживлению в обществе» [1; c.126].

Система факторов, порождающих взяточничество, сложна и много­гранна. Более того, как справедливо заметила И.Н. Клюковская примени­тельно к коррупции (что справедливо и для взяточничества), «связь между коррупцией и порождающими ее проблемами двухсторонняя. С одной сторо­ны, эти проблемы усугубляют коррупцию, а их решение может способство­вать уменьшению коррумпированности. С другой стороны, масштабная кор­рупция консервирует и обостряет проблемы переходного периода, мешает их решению. Отсюда следует, что, во-первых, уменьшить и ограничить корруп­цию можно, только одновременно решая проблемы, ее порождающие, и, во-вторых, решению этих проблем будет способствовать противодействие кор­рупции со всей решительностью и по всем направлениям»[1; с.128]. Исследование детерминант взяточничества, как и преступности в целом, базируется на ос­нове научно обоснованной их классификации, в соответствии с которой, в за­висимости от сфер проявления криминогенных факторов, последние подраз­деляются на социально - экономические, политические, организационно-правовые и идеологические.

В.В. Путин в своих выступлениях неоднократно подчеркивал: «...корни коррупции находятся в самих изъянах устройства эко­номической и административной жизни государства, подпитываются некаче­ственным законодательством и распространяются при отсутствии эффектив­ного контроля за деятельностью должностных лиц, органов государственной и муниципальной власти» [2; с.32].

В условиях современной России можно утверждать, что активизация преступной деятельности и взяточничества напрямую связана с построением в стране рыночных отношений. Еще в начале 1990-х годов И.И. Карпец ука­зывал, что рыночные отношения «изначально наполнены преступностью», причем в странах свободного рынка преступность не только велика, но и опасна своей организованностью [3; с.152].

В.Н. Кудрявцев пишет, что в «использо­вании инструментов рыночного хозяйства нет ничего преступного, более то­го, экономически они неизбежны и необходимы. Но дело в том, что в наших условиях эти коренные изменения не были должным образом подготовлены и сопровождались рядом обстоятельств, способствовавших оживлению и развитию организованной преступности» [3; с.154]. Серьезные просчеты, допущен­ные на начальном этапе проведения реформ, прежде всего в экономической сфере, а также в военной, правоохранительной и иных областях государст­венной деятельности, связанное с этим ослабление системы государственно­го регулирования и контроля, несовершенство правовой базы и отсутствие сильной государственной политики в социальной сфере признаются основными факторами, способствующими росту преступности, особенно ее орга­низованных форм, а также коррупции, на самом высоком уровне; о чем пря­мо говорится в Концепции национальной безопасности Российской Федера­ции.

Р.А. Гребенюк, оценивая экономические факторы, способствующие взяточничеству, необходимо указать, что большинство из них сформировались в переходный период: общая бедность и рост имущественной дифференциации; экономический кризис, неустойчивость экономической ситуации; разрешительный принцип, охватывающий практически все сферы экономической активности; неплатежи (бюджетные, налоговые, по заработной плате и т.д.) [1; c. 128].

Как известно, взяточничество существует постольку, поскольку госу­дарство вмешивается в частную, общественную, экономическую жизнь. Спе­цифика России заключается в том, что в ее экономической жизни продолжает господствовать не уведомительный, а разрешительный принцип, когда от управленческого работника соответствующей государственной или муници­пальной структуры зависит очень многое. Конечно, государство не может безучастно относиться к тому, что происходит в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности, однако пределы его вмешательства в экономику и контроля над ней, основания, способы и формы контроля долж­ны быть максимально четко регламентированы. При отсутствии подобной регламентации создаются благоприятные условия для чиновничьего произвола и взяточничества [4; с. 374]. Отметим некоторые сферы государственного регу­лирования экономикой, которые в наибольшей степени подвержены взяточ­ничеству и коррупции.

Во-первых, фактором, способствующие росту взяточничества и коррупции, следует назвать далекое от совершенства регулирование прав собственности. Можно смело утверждать, что сегодня вместо прав собственности действует сложная система взаимоотношений с губернаторами, правоохра­нительными органами, судами. Эта система не предусмотрена законами, но она вплетена в социальную ткань общества, ту ткань, которая формировалась несколько последних десятилетий и неимоверно разрослась в переходный период. Вместе с тем произошла, как говорят в России, «приватизация госу­дарства».

Следующей сферой государственного управления, служащей благо­приятной почвой для взяточничества, является распределение бюджетных средств. Неуклюжесть налоговой системы, проблемы, связанные и формиро­ванием и исполнением бюджета, наличие множества внебюджетных фондов различных ведомств, система размещения государственных заказов и прове­дения тендеров, отсутствие реального и жесткого контроля за расходованием бюджетных средств стимулируют злоупотребления чиновников и взяточни­чество при распределении бюджета.

Экономическими факторами взяточничества и коррупции следует счи­тать также непоследовательность в проведении экономических реформ и су­ществующие большие политические риски долговременных вложений в экономику России. Инфляция, неуклюжее присутствие государства в экономике, отсутствие четких регулятивных механизмов формируют определенный тип экономического поведения, рассчитанный на ближайшую перспективу: предприниматели стремятся как можно быстрее получить прибыль, прибегая при этом и к незаконным способам ее извлечения. Такова же психология многих чиновников: пока есть возможность использовать свою должность для личного обогащения. В итоге и предприниматели, и чиновники находят общие точки соприкосновения, общие интересы, реализуемые посредством взяточничества и должностных преступлений, что служит мощным фактором воспроизводства и латентности взяточничества.

Происходит сращивание экономической и должностной преступности, обоюдовыгодное для ее субъектов. Это означает, что создается все более широкий и внушительный слой граждан, лично заинтересованных в сохранении основанных на коррупции отношений.

Указанные просчеты и недостатки порождены общим экономическим кризисом в государстве, «диким» рынком. Роль этих факторов в детермина­ции взяточничества чрезвычайно высока.

Наконец, к разряду экономических факторов следует отнести и сущест­вующую систему оплаты труда государственных служащих. Его значимость подтверждена сегодня мировым сообществом. В документах по борьбе с коррупцией подготовленных секретариатом Восьмого конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (1990 г.) отмечается: «Когда оклад правительственных чиновников порождает вопрос о том, как данный человек может прокормить свою семью на свой оклад, можно утверждать, что общество порождает коррупцию» [4; с. 375]. В одном ряду с низкой и нерегулярной заработной платой государст­венных служащих стоит проблема их социальной защищенности, особенно остро ощущаемая применительно к сотрудникам правоохранительных орга­нов, несущих на своих плечах всю тяжесть борьбы с преступностью. Уровень их социальной защиты давно уже не отвечает сложившемуся в стране соци­ально - экономическому положению. Отсутствие социальных гарантий, не­нормированный рабочий день, низкие заработные платы не соответствующие объёму и сложности выполняемой работы, проблемы материально - техниче­ского обеспечения не позволяют в полной мере предъявлять к кандидатам при приеме на службу в органы внутренних дел и иные правоохранительные органы необходимые высокие требования, порождает коррупцию и взяточ­ничество.

Следующая группа факторов, детерминирующих взяточничество, отно­сится к разряду политических. Как справедливо пишет А.Я. Гуськов, ретроспективный анализ причин расцвета коррупции и преступности позволяет сделать вывод, что основная его причина в том, что государство не обеспечило в свое время должного управления реформированием обществ [5; с.297]. Общая слабость государственной власти признается в качестве одной из причин су­ществования взяточничества в стране, при которой использование служебно­го положения для личных поборов с населения становится общепринятой нормой [6; с.5].

Сегодня, когда выстраивается новая система государственного управ­ления, важно учесть, что всякий тип управления имеет свои криминогенные последствия. В частности, А. И. Долгова выделяет два типа управления: си­туативный и нормативный. При первом различные задачи решаются в значи­тельной мере по усмотрению отдельных служащих, а правовое регулирова­ние осуществляется в самом общем порядке, что порождает большой простор для личного усмотрения, произвола и взяточничества. При втором типе управления речь идет о применении в определенных ситуациях строго опре­деленных правовых норм, которыми эти ситуации подробно регламентиро­ваны; в этом случае также возможны взятки, но они носят преимущественно инициативный характер за нарушение чиновниками установленных правил [7; с.476]. Автор справедливо указывает, что второй тип управления выглядит менее провоцирующим коррупцию.

Однако, и нормативный тип управления при чрезмерном объеме госу­дарственного вмешательства в обыденную жизнь гражданского общества грозит коррупцией и взяточничеством. В связи с чем, возникает серьезная за­дача максимального ограничения такого вмешательства.

Р.А. Гребенюк считает, что освобождение тех или иных сфер общественной жизни от государст­венного патронажа и регулирования само по себе исключит возможность взяточничества в них. Наряду с указанными, к политическим причинам существования и распространения взяточничества, способствующим, кроме то­го, проникновению взяточничества в сферу политики, следует отнести: отсутствие политической культуры; отчуждение общества от власти; несформированность институтов гражданского общества; бюрократизация управленческого аппарата; слабость судебной системы; отсутствие политической воли борьбы со взяточничеством [1; c. 179].

Политические детерминанты взяточничества непосредственно связаны и со следующей группой факторов, его порождающих - правовых. Распад старой советской системы породил огромный правовой вакуум и, на более поздней стадии - неразбериху. Основные проблемы правового характера мо­гут быть сведены к: 1) проблеме качества правового регулирования государственной служ­бы; 2) проблеме качества правового регулирования различных видов дея­тельности, являющихся объектом управления со стороны государства; 3) проблеме наличия нормативных актов, непосредственно регламен­тирующих процесс противодействия коррупции.

Так, законодательство о государственной службе в России носит фраг­ментарный характер, содержит массу пробелов и противоречий [8; с.39]. А, как из­вестно, произвол чиновников возможен, прежде всего там, где их обязанности сформулированы в самой общей форме, которая дает широкое поле для ус­мотрение должностных лиц и позволяет многозначно толковать одни и те же вопросы. Искоренение противоречий и неполноты, устранение дублирования и установление четких процедур требуется, прежде всего, в сфере приватиза­ции, регулирования земельной собственности и собственности на объекты недвижимости, недра и природопользования, налогообложения, регистрации и лицензирования предприятий, установления вопросов гражданства, регист­рации граждан по месту пребывания и жительства, исполнительного произ­водства и т.д .

Мощным фактором правового порядка, способствующим детермина­ции взяточничества и коррупции, служило отсутствие в России нормативной базы борьбы с этим негативным явлением. Печальная история Закона «О борьбе с коррупцией», который государство не могло принять начиная с 1993 года, свидетельствует о нерешительности и недостаточной политиче­ской воли в борьбе с взяточничеством. Бывший Генеральный Прокурор Рос­сии Ю.И. Скуратов говорил: «Не исключено, что принятию закона о борьбе с коррупцией противодействовали именно те, кто мог стать первыми объектами его применения» [9; с.4]. Неразбериха в правовой базе регулирования общественных отношений порождает и массу негативных явлений организационно­го порядка. К числу так называемых организационных факторов способст­вующих взяточничеству, следует указать на:

  • нарушения в подборе и расстановке кадров, когда выполнение долж­ностных обязанностей поручается лицам, скомпрометировавшим себя, не заслуживающим доверия, либо лицам, которые по своей подготовке и иным признакам не компетентны, не способны выполнять возложенные на них за­дачи;

  • нарушения в организации и низкое качество контрольно - ревизион­ной деятельности;

  • отсутствие требовательности со стороны вышестоящих должност­ных лиц в отношении соблюдения подчиненными правовых норм служебной деятельности, а иногда и прямое попустительство нарушениям или даже раз­решение совершать незаконные действия, «дурной пример» вышестоящих начальников;

  • ненадлежащие условия для выполнения служебных обязанностей на отдельных участках, затрудняющие точное соблюдение предписаний право­вых норм об этих обязанностях.

Особенностью причинного комплекса взяточничества является дов­леющая в нем роль факторов идеологического порядка. При этом следует учитывать, что они проявляются: в нравственном разложении чиновничье­го аппарата и в растущей толерантности населения к взяточничеству.

Как известно, распад старой системы управления породил кризис сило­вых и правоохранительных структур. Потеряв идеологию и ориентиры, они перестали работать на власть, но не начали работать на общество. Вместо этого они начали работать сначала на свое самосохранение, а затем - на лич­ное обогащение, постепенно превращаясь, в своего рода, коммерческие струк­туры. Это привело в итоге к нравственному разложению сотрудников, попи­рающих требования закона в целях извлечения материальной выгоды, дека­дансу профессиональной этики и норм морали у государственных чиновни­ков. Коррупция в среде государственных служащих стала признаваться «нормальным» явлением, что служит важным фактором формирования кри­минальной мотивации. Существенным образом изменилась система и иерар­хия ценностей государственного служащего, в рамках которой сформирова­лось убеждение в возможности и готовности принести в жертву материаль­ной выгоде закон, нормы морали и профессиональную честь.

Указанное явление стало результатом действия нескольких тенденций:

  1. резкой смены морально - политического климата в стране и нравст­венных ориентации населения;

  2. сохранения в определенной степени традиций подчинения чинов­никам не закону, а инструкции и начальству, традиций мздоимства и лихо­имства;

  3. отсутствия нового механизма морального регулирования, адекват­ного изменившейся в связи с реформированием общества системе моральных ценностей и приоритетов, своего рода моральным вакуумом;

4) заполнения этого вакуума сомнительными или попросту амораль­ными ценностями.

Наряду с этим весьма криминогенна и общая социально - психологиче­ская обстановка в стране, восприятие взяточничества самим населением. В России все еще крепки давние традиции взяточничества. Признание населе­нием необходимости взяточничества создает благоприятную обстановку для его распространения, а то и просто продуцирует его. К сказанному следует добавить все еще достаточно низкий уровень правовой грамотности и правовой культуры населения. Неразвитость пра­вового сознания населения порождена укорененной при советском режиме системой квазиправа. Помимо слабого исполнения законов и других норм, помимо отсутствия культуры и традиции использования права гражданами пониженный правовой иммунитет приводит, как было указано, к тому, что среди населения почти отсутствует сопротивление «низовой» коррупции.

Таким образом, подводя итог анализу детерминант взяточничества Р.А. Гребенюк пишет, «что они коренятся как в имеющемся тяжелом историческом наследии, так и в особенностях современного переходного периода. За распространенностью взяточничества стоят крупные просчеты в управлении делами государства и общества, слабая экономическая и организационная основы функционирования государственной и иной службы, распространение психологии вседозволенности и допустимости использования любых средств обеспечения личного благополучия, правовой нигилизм и правовой цинизм» [1; c. 181].

Библиография:

  1. Гребенюк Р. А. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика взяточничества: Дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2004.

  2. Коррупция и российская уголовная политика // Российский следователь №7, 2007. С.32-33.

  3. Карпец, И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М.: Российское право, 1992.

  4. Криминология - XX век / Под ред. Бурлакова, В.Н., Сальникова, В.П. - СПб.: Юридический Центр Пресс, 2000.

  5. Гуськов, А.Я. Национальная безопасность и коррупция. М., 2001.

  6. Публичная власть и коррупция // Право и политика №3, 2007.С.5 – 12.

  7. Долгова, А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество [Текст] - М.: Российская криминологическая ассоциация, 2003.

  8. Противоречие законов как серьезное препятствие в борьбе со взяточничеством // Современное право №4, 2005. - С.39 - 41.

  9. Диктатура закона не допустит к власти диктатора // Российская газета. - 17 октября 1996.


Федоров Алексей Юрьевич,

начальник кафедры совершенствования деятельности ОВД

Уральского юридического института МВД,

кандидат юридических наук


Актуальные направления реализации зарубежного опыта противодействия рейдерству в России

Практика свидетельствует о продолжающихся случаях криминальных захватов хозяйствующих субъектов, нарушений законодательства при слиянии и присоединении коммерческих организаций, приобретении их акций (долей) и иного имущества. Все еще имеют место случаи силовых захватов, как в целом предприятий, так и отдельных имущественных объектов, влекущие за собой незаконный передел собственности.

Рейдерские захваты в ряде случаев сопровождаются действиями, связанными с банкротством предприятий. Их объектами становятся стратегические, градообразующие, системообразующие, оборонные и социально значимые предприятия, научно-исследовательские и муниципальные учреждения, памятники истории и культуры, наиболее уязвимые в рыночных отношениях и имеющие привлекательную недвижимость. В указанную сферу вовлекаются земельные участки как объекты вещных прав, установлены случаи незаконного поглощения сельхозпредприятий.

Рейдерство наносит вред государственным интересам, охраняемым законом правам отдельных юридических лиц и граждан, подрывает основы частной собственности и предпринимательства.

Рейдерство в России связано с такими угрозами экономической безопасности, как увеличение коррумпированности государственных служащих и представителей судейского корпуса; повышение уровня безработицы; уклонение от уплаты налогов; монополизация ряда сегментов рынка; утрата конкурентоспособности; разрушение и спад производства; дискредитация представителей федеральной и региональной власти, правоохранительных органов и судов; ухудшение инвестиционного климата; деформация правовой идеологии и распространение правового нигилизма; активизация процессов отмывания денег, полученных преступным путем.

Серьезные негативные последствия приобрело применение в корпоративных конфликтах таких средств, как злоупотребление правом, использование отдельными акционерами юридического лица известной неопределенности и противоречий в законодательстве в корыстных целях, т.н. корпоративный шантаж, направленный на создание препятствий в осуществлении обществом нормальной хозяйственной деятельности с целью понуждения последнего к выкупу акций, принадлежащих акционеру, по цене в значительной мере превышающей рыночную.

С учетом сказанного актуальна реализация ряда политических, организационных, социально-экономических, законодательных и иных мер, направленных на противодействие рейдерским захватам и корпоративному шантажу, снижение числа корпоративных конфликтов, защиту прав и законных интересов инвесторов и акционеров. Такие меры должны носить комплексный характер и учитывать охранительные и регулятивные возможности не только цивилистических отраслей права, но и отраслей права криминального цикла, в том числе уголовного права.

Следует заметить, что действующий уголовный закон далеко не в полной мере выполняет свою охранительную и, как мы полагаем, регулятивную функцию в таком наиболее значимом сегменте экономики, как сфера корпоративных отношений. В этой связи особое значение приобретает реформирование права отраслей криминального цикла в целях обеспечения надежной защиты прав и законных интересов юридических лиц и иных участников корпоративных отношений в условиях рыночной экономики России от новых видов общественно-опасных явлений - угроз экономической безопасности (таких, как рейдерство и корпоративный шантаж) с учетом положительного опыта англосаксонской и континентальной моделей права.

Возможно сформулировать ряд предложений по совершенствованию законодательства в рассматриваемом аспекте с учетом международного опыта противодействия рейдерству. Обратимся к их рассмотрению.

1. Актуально изучение международного опыта борьбы с рейдерскими захватами, так как на Западе уровень рейдерства значительно ниже, чем в государствах-участниках СНГ, в том числе России. Этому способствует законодательство, в котором либо присутствует статья, предусматривающая уголовное наказание за рейдерство, как это сделано в Италии, либо как в большинстве стран предусмотрены статьи, обеспечивающие защиту системы корпоративного управления в юридическом лице.

Так, во Франции Титул IV Торгового кодекса Франции «Положения уголовного законодательства» содержит внесенный Ордонансом от 18 сентября 2000 года № 2000-912 комплекс норм уголовно-правового характера, защищающий корпоративные отношения, предусматривает наказания за правонарушения против порядка управления во всех организационно-правовых формах юридических лиц, существующих во Франции.

Статьи L. 242-1 – L. 242-4 Торгового кодекса Франции предусматривают уголовную ответственность за незаконные действия при формировании уставного капитала общества. В частности, ст. L. 242-2 предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет и штраф до 20 тыс. евро за мошенническое завышение стоимости при оценке внесенных в уставный капитал вещевых вкладов. Подобная норма в Уголовном кодексе Российской Федерации могла бы быть определенной гарантией от регистрации так называемых «фирм-однодневок».

Незаконная эмиссия акций и незаконная торговля акциями (в том числе до оплаты 1/4 уставного капитала) наказываются лишением свободы на срок до 1 года и штрафом в размере до 9 тыс. евро.

Для нашего исследования особый интерес представляют нормы, защищающие систему корпоративного управления.

Статьи L. 241-3 (в товариществах с ограниченной ответственностью) и L. 242-6 (в акционерных товариществах) предусматривают уголовную ответственность за представление участникам юридического лица ежегодных бухгалтерских отчетов, не отражающих точного финансового положения, а также за недобросовестное использование управляющих полномочий и права голоса. Наказание весьма сурово – до пяти лет лишения свободы и штраф в размере 375 тыс. евро.

Статьи L. 241-5 и L. 242-10 (каждая для соответствующей организационно-правовой формы юридического лица) предусматривают лишение свободы на срок до шести месяцев и штраф в размере 9 тыс. евро для управляющих, не созвавших общее собрание участников в течение полугода после окончания финансового года.

Поскольку, по-видимому, акционерные товарищества представляют собой форму юридического лица с более сложной системой корпоративного управления, французское законодательство обеспечивает усиленную правовую защиту общему собранию акционеров и принимаемым этим органом решениям.

Так, воспрепятствование участию акционера в общем собрании акционеров, получение преимуществ или их обещание за голосование определенным образом или непринятие участия в голосовании (т. е. подкуп акционеров при голосовании) подлежит наказанию по ст. L. 242-9 лишением свободы на срок до двух лет и штрафом до 9 тыс. евро.

Незанесение любого решения собрания в протокол, в соответствии со ст. L. 242-15, подлежит наказанию в виде штрафа в размере 3,75 тыс. евро.

Таким образом, действующее законодательство Французской Республики, эффективно и обстоятельно защищает систему корпоративного управления.

В Уголовном кодексе Испании существует норма, которая предусматривает уголовную ответственность за внешнее вторжение в систему управления. Это статья 292 главы XIII «Преступления против интересов объединений», которая гласит, что наказание тюремным заключением на срок от шести месяцев до трех лет, а также штрафом в размере тройной стоимости полученной прибыли назначается тому, кто примет или использует для себя либо для третьих лиц наносящее ущерб решение, фиктивно принятое, используя подписанный чистый бланк, незаконно присвоив не принадлежащее ему право голоса, незаконно отрицая право голоса у лиц, имеющих его по закону, либо другим способом или похожим приемом.

Следует заметить, что данная уголовно-правовая норма регулярно и весьма эффективно применяется на практике правоохранительными органами Испании.

Диспозиция приведенной статьи частично охватывает способы рейдерских захватов (в частности, представление в налоговые органы фиктивных решений участников юридических лиц о смене единоличного исполнительного органа). Недостаток ее состоит в том, что она не предусматривает все возможные способы, в частности, махинации с реестром акционеров.

2. Законы об акционерных обществах ряда стран Европы отличаются тем, что они содержат в себе нормы нескольких отраслей права. Так, закон Германии об акционерных обществах от 6 сентября 1965 г. (далее - Закон Германии) подразделяется на четыре книги, состоящие в общей сложности из 448 параграфов. Таким образом, проработанность немецкого закона, его детальная регламентация выгодно отличается от российского Закона об акционерных обществах.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   30

Похожие:

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconЗападной Сибири Материалы Шестой межрегиональной научно-практической...
Виноградарство в Западной Сибири: материалы Шестой межрегиональной научно-практической конференции 14 сентября 2013 г. / Алт гос...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconТельная среда как фактор повышения качества образования материалы...
Рекомендовано к изданию организационным комитетом международной научно-практической конференции

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconНовоуральске образование и наука Материалы II -ой региональной научно-практической...
О – 2359 Образование и наука: Материалы ii-ой региональной научно-практической конференции «Образование и наука», Новоуральск, 27...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconНовоуральске образование и наука III материалы III региональной научно-практической...
О – 2359 Образование и наука – III: Материалы III региональной научно-практической конференции «Образование и наука», Новоуральск,...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconДоклады, сообщения
Детская книга и современное общество: материалы межрегиональной научно-практической конференции (доклады, сообщения). – Воронеж:...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconРусский язык, история и культура на стыке эпох Материалы Межрегиональной...
Русский язык, история и культура на стыке эпох: материалы Межрегиональной научно-практической конференции «Русский язык в эпоху глобализации...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconМатериалы четвертой всероссийской научно-практической конференции...
Кафедра философии Ярославского государственного педагогического университета им К. Д. Ушинского

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconГуманитарное знание: проблемность и междисциплинарность
Текст]: материалы 13-й научно-практической конференции с международным участием (Бийск, 28 апреля 2011 г.). В 2-х частях. Часть 1...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconРоссийской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего...
Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, посвященной 10-летию факультета экспертизы и товароведения...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconУченые записки Выпуск 2
Ученые записки. Выпуск Сборник научных трудов Западно-Сибирского филиала Российской академии правосудия (г. Томск). Изд-во: цнти,...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск