Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67






НазваниеМатериалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67
страница9/30
Дата публикации21.07.2015
Размер4.73 Mb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Право > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   30
Часть 3 Книги 4 Закона Германии об акционерных обществах от 6 сентября 1965 г. посвящена уголовно-правовым и административным положениям об ответственности учредителя, члена правления, члена наблюдательного совета, аудитора, помощника аудитора. При этом большое внимание уделяется ответственности за искажение отчетности о деятельности общества. Предусматривается как уголовная, так и административная ответственность с указанием конкретных санкций. Например, если член правления не созывает общее собрание при наличии убытка, составляющего 50% уставного капитала, он может быть лишен свободы на срок до трех лет. За совершение административного правонарушения сумма штрафа может составить до 25000 евро.

Таким образом, Закон Германии сочетает в себе нормы уголовного, гражданского и административного права, т. е., изучив данный закон, любой акционер, член правления и наблюдательного совета сможет четко представить себе как свои права и обязанности, так и меру ответственности.

Российский закон не содержит норм, предусматривающих санкции за правонарушения в области применения данного закона, а также отсылочных норм к другим конкретным законам. Представляется, что опыт Германии в этой части является наиболее оправданным, когда в рамках одного закона раскрываются абсолютно все вопросы, касающиеся прав и обязанностей, а также определяется мера ответственности. Акционеру Германии, в отличие от российского коллеги, нет необходимости изучать уголовный кодекс, гражданский кодекс, кодекс об административных правонарушениях и т. д.

Бесспорно, разработка Кодекса об акционерных обществах или другого закона, который бы включал в себя нормы гражданского, административного и уголовного права, сегодня вряд ли возможна. Однако исключать такую возможность вовсе (в будущем) не оправданно. Полагаем, что разработка концепции такого кодекса является темой для соответствующего научного исследования.

3. В последние годы в России в острую проблему вылилось злоупотребление в корпоративных конфликтах инсайдерской информацией, которое является уголовным преступлением в большинстве стран мира.

Следует отметить, что во всех европейских странах злоупотребление инсайдерской информацией является одним из наиболее тяжких преступлений, влекущим суровое наказание. 28 января 2003 года Советом Европы издана Директива № 2003/6ЕС «О незаконной инсайдерской деятельности и манипуляциях ценами на рынке ценных бумаг» (Directive 2003/6/EC of the European Parlament And Of The Council of 28 January 2003 on insider dealing and market manipulation (market abuse)).

Соответственно каждое государство – член Евросоюза в обязательном порядке ввело у себя законодательный запрет и уголовную ответственность за злоупотребление инсайдерской информацией.

Наиболее развитым в этой области считается законодательство Великобритании. Предупреждение и пресечение правонарушений в области оборота ценных бумаг в этой стране осуществляется на достаточно высоком уровне и представляет особый интерес для изучения отечественными учеными и правоприменителями.

В 1980 г. в Акт о компаниях был включен ряд положений, запрещающих незаконное использование инсайдерской информации. В 1985 г. положения, касающиеся инсайдерской информации, были выделены в отдельный Акт о ценных бумагах компании. Уголовная ответственность за данное деяние введена в 1993 году частью V Акта об уголовном правосудии.

В ст. 52 Акта дано определение незаконной инсайдерской деятельности: а) использование информации лицом, обладающим ей по роду служебной деятельности, при совершении сделок с ценными бумагами, на стоимость которых она влияет; б) передачу такой информации другому лицу с целью совершения сделок с ценными бумагами на стоимость которых она влияет; в) раскрытие такой информации другому лицу иначе, чем способом, предусмотренным служебными обязанностями лица, обладающего ей.

Статья 57 Акта определяет круг лиц, которые обладают инсайдерской информацией: а) лица, имеющие доступ к информации с использованием служебного положения, профессии или должности; б) руководители, служащие или акционеры эмитента ценных бумаг.

Данная норма различает первичную инсайдерскую деятельность, когда лицо владеет информацией своей собственной компании либо компании, в которой оно работает, а также вторичную инсайдерскую деятельность, когда лицо получает информацию от инсайдеров и затем использует ее для совершения сделок на рынке ценных бумаг.

К числу инсайдеров статья 59 Акта относит профессиональных посредников – лиц, постоянно осуществляющих торговые операции на рынке ценных бумаг в рамках основного вида своей деятельности. К ним относятся брокеры, дилеры, доверительные управляющие – те, кто в России носят наименование профессиональных участников рынка ценных бумаг.

Ряд стран с рыночной экономикой установили запреты в совершении сделок на рынке ценных бумаг для лиц, служебное положение которых дает им право доступа к конфиденциальной информации. Так, Закон Швеции «О рынке ценных бумаг» к таким лицам относит членов правления, исполнительных директоров, ревизоров, их заместителей в акционерных обществах, других лиц, которые могут в силу своего должностного положения обладать закрытой информацией о деятельности компании. Следует заметить, что таким лицам запрещается не только совершать операции на рынке ценных бумаг, но и давать советы и консультации в области инвестиций другим лицам до тех пор, пока информация не будет официально обнародована.

В соответствии со ст. 285 Уголовного кодекса Испании (гл. XI отд. 3 «О преступлениях, связанных с рынком и потребителями») тюремным заключением на срок от одного года до четырех лет и штрафом в размере тройной стоимости полученной им благоприятствующей прибыли наказывается тот, «кто непосредственно или через посредника использует информацию, имеющую значение для котировки любого вида ценных бумаг или оборотных документов на организованном, официальном или признанном рынке, к которой он имел доступ в связи с исполнением профессиональной или предпринимательской деятельности, либо доставит ее, приобретая для себя или для третьего лица экономическую выгоду на сумму свыше шестидесяти пяти миллионов песет, либо причиняя ущерб на такую же сумму».

Суровая ответственность за разглашение конфиденциальной информации о деятельности эмитентов предусмотрена и польским законом о ценных бумагах. Так, маклер, разглашающий конфиденциальную информацию, составляющую профессиональную тайну, подлежит лишению свободы на срок до трех лет, а другие лица, использующие такую информацию в обороте ценных бумаг, — на срок от 6 месяцев до 5 лет. Примером такого злоупотребления может стать скупка одним из ответственных лиц корпорации ее акций, после того как он узнал о закупке новой технологии, ее внедрении или о слиянии с более крупным и рентабельным предприятием.

В Японии 1 апреля 1989 г. были внесены поправки в действующее законодательство, которые были кодифицированы в Shoken Torihikiho. Этот закон дал определение инсайдерской деятельности и предусмотрел уголовную ответственность за инсайдерскую деятельность в виде лишения свободы сроком до 6 месяцев и/или штрафа в размере 500 тыс. иен.

В Австралии инсайдерская деятельность регулируется Законом об акционерных обществах (2001 г.). Уголовная ответственность за инсайдерскую деятельность в этой стране следующая: для корпораций штраф 1 млн. австралийских долларов; для физических лиц штраф 200 тыс. австралийских долларов или лишение свободы сроком до 5 лет.

В 1984 г. в США принят Закон о запрете инсайдерской торговли, а в 1988 г. – Закон об ответственности за инсайдерскую торговлю и мошенничество с ценными бумагами. Подготовлен и проект Уголовного кодекса, в соответствии со ст. 243.2 которого (Спекуляция или пари по поводу официальных акций или сведений) инсайдерская деятельность наказывается лишением свободы сроком до 1 года.

Учитывая то обстоятельство, что российский рынок ценных бумаг в настоящее время находится в стадии развития и в ближайшее время по объему оборота финансовых средств достигнет международного уровня, криминальные проблемы, характерные для зарубежных рынков, будут актуальны и для России. В связи с этим представляется актуальным установить уголовную ответственность за злоупотребление инсайдерской информацией.

Предложенные меры не являются исчерпывающими, но они, безусловно, смогут сыграть позитивную роль в дальнейшем развитии в России цивилизованных способов получения и перераспределения контроля над юридическими лицами при сохранении справедливого баланса прав и законных интересов всех участников корпоративных отношений.
Андреева Любовь Александровна,

старший преподаватель Новгородского филиала

Современной гуманитарной академии,

кандидат юридических наук
Проблемы борьбы с рейдерством

При переходе к рыночным отношениям происходит изменение структуры преступности, переоценка общественной опасности тех или иных явлений. Одним из таких явлений стало рейдерство. Причины рейдерства лежат в структуре рыночных и административных отношений. Рейдерство в России имеет свою историю, и если раньше происходили силовые захваты, когда вооруженные боевики устраняли или запугивали владельцев, а администрацию и работников выбрасывали с помощью силы, сейчас в ходу все более изощренные способы, прежде всего, использование недостатков законодательства, участие госструктур и различные комбинации методов.

Системные рейдеры наиболее опасны, поскольку находятся под покровительством коррумпированных представителей правоохранительных органов, местных и федеральных властей. Практика смены руководства региональных органов исполнительной власти, назначение губернаторов способствуют вхождению в регион системных рейдеров под прикрытием «борьбы с местным криминалом» либо «привлечением инвестиций». В условиях масштабного кризиса, охватившего государство, проблема рейдерства приняла новые масштабы и формы, слабость власти в центре и на местах, кадровая чехарда и неудачные реформы правоохранительной системы послужили причиной роста данного вида преступлений. Практика показывает, что цели рейдеров меняются, и завладение недвижимостью не становится основной и конечной целью.

Приемы рейдеров меняются и совершенствуются. Например, меры по аресту активов, пакета акций или счетов по решению "дружественного" суда считается трудоемким приемом, поэтому рейдеры стали просто подделывать решения судов и собраний акционеров, договоры аренды и покупки помещений. Хозяйственные преступления подследственны органам МВД, а вот преступлениями против правосудия – следственным органам при прокуратуре РФ. Таким образом, одно и то же преступление рейдерского захвата бизнеса расследуется сразу двумя правоохранительными органами, только в той части, которая им определена. Так, параллельные расследования приводят к «размыванию» умысла, способствуют уходу от ответственности отдельных соучастников преступного захвата бизнеса, разрывают преступные связи участников преступной группы. Создание следственного комитета РФ в значительной степени облегчит расследование рейдерских захватов бизнеса, сократит сроки расследования и повысит его эффективность.

Риск нападения рейдеров многократно увеличивается, если собственники и руководство предприятия допускают такие ошибки, как вывод прибыли с предприятия; минимизация налогов или неуплата; игнорирование природоохранных и других норм законодательства. Последние нарушения с высоким риском уголовного преследования самих руководителей предприятия и временного их отстранения от работы. Тем самым внутри предприятия заведомо закладывается конфликт руководства с законом.

Общее представление о том, что объект рейдерства есть не что иное, как общественные отношения, взятые под охрану уголовным законом, нуждается в пояснениях.  Во-первых, законодатель по ряду причин при обозначении в статьях закона объекта рейдерства в одних случаях может указывать лишь на отдельные элементы общественных отношений. Предполагаются общественные отношения по реализации права на бизнес. Однако общее исходное представление об объекте рейдерства как общественном отношении – лишь первая ступень познания этого явления. В силу абстрактности оно не может выполнять роль инструмента для юриста-практика, так как последнего интересует не преступление вообще, а конкретное преступление, совершенное конкретным лицом (группой лиц) в условиях данного места и времени и, следовательно, нарушившее определенное общественное отношение.

Это значит, что для привлечения лица к ответственности по конкретной статье УК необходимо установить, на какой объект было направлено преступление, какому объекту желало причинить вред своими действиями конкретное лицо и, в частности, какому именно объекту этот вред был причинен либо создавались угроза причинения такого вреда. В связи с этим необходимо совершенствование уголовного законодательства с одновременным изменением системы правоохранительных органов. Эволюционное изменение структуры следственных органов, постепенная передача подследственности вновь образованному Следственному комитету РФ, в том числе по таким тяжким преступлениям, как рейдерский захват бизнеса, способствует борьбе с явлением рейдерства.

Глава 22 УК РФ определила виды уголовно наказуемых деяний, совершаемых в сфере экономической деятельности, указаны виды преступлений, совершаемых лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность и другую деятельность экономической направленности, с «рейдерством» связаны 35 статей УК РФ. Из них можно выделить преступления, совершенные в сфере налогового законодательства, в сфере банковской деятельности, кредитных отношений, оборота ценных бумаг. В указанной главе содержатся и другие виды преступлений, совершаемых физическими лицами при их предпринимательской деятельности, и другой деятельности экономической направленности.

Считаю возможным выделить рейдерство отдельным видом уголовно наказуемого деяния, создав отдельную статью УК РФ «Рейдерство», определив данное деяние, как противоправный захват бизнеса, выделив четыре части в проектируемой статье: захват предприятия как объекта собственности, акций, сменой руководства; захват бизнеса (группы предприятий, составляющих единую технологическую цепочку либо группы предприятий, объединенных единой сетью); захват бизнеса группой лиц, а также с участием должностных лиц, использующих свое должностное положение; захват бизнеса в особо крупном размере, сопровождающееся убийствами, тяжкими телесными повреждениями. Необходимо квалифицировать «рейдерство» исключительно как преступление, совершенное группой лиц. Данная статья УК позволит отграничить это противоправное деяние от других уголовно наказуемых действий в области экономики. Полагаю, что ошибочно утверждение, что понятие «рейдерство» не имеет самостоятельного состава преступления, а может быть рассмотрено в совокупности с различными состава УК РФ. Изменения в УК РФ и в УПК РФ лишь частично реализуют предложения в области корпоративного права, статьей, предусматривающей ответственность за фальсификацию единого государственного реестра юридических лиц или реестра владельцев ценных бумаг. Новая статья УК позволит отграничить это противоправное деяние от других уголовно наказуемых деяний в области экономики.

Общественная опасность является объективным свойством рейдерства. Под наказуемостью как признаком преступления понимается возможность назначения наказания за совершенное преступление, следовательно, отрицая рейдерство как отдельное общественно опасное деяние, за которое возможно назначение наказания, данное преступление становится ненаказуемым, включенным в состав других экономических преступлений. Классифицируя рейдерство как преступление, следует определить, что оно представляет большую опасность, т. е. тяжкое преступление, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет.

Общим основанием криминализации данного деяния является степень его общественной опасности, связанная с отрицательными последствиями развития рыночных отношений; с последствиями участия капиталов, имеющих криминальную природу и их отмыванием, в экономических отношениях; с отрицательными последствиями участия коррумпированных чиновников и сотрудников правоохранительных органов в захвате бизнеса.

Рейдерство признается преступлением, так как оно общественно опасно, совершенно виновно и определено как конкретное преступление, т. е. состав преступления отражает виновность, уголовную противоправность и общественную опасность деяния. К  объективной  стороне рейдерства относятся: 1) общественная опасность деяния, совершенного группой лиц (действие и бездействие); 2) общественно опасные последствия в виде ликвидации предприятия, лишения жизни и здоровья собственников бизнеса, лишения собственников бизнеса права на бизнес; причинная связь между рейдерством и его последствиями; 3) время, место, способ, обстановка, орудие и средство  совершения захвата бизнеса.

Субъектом рейдерства является  лицо, совершившее  преступление (исполнитель деяния), причем в одиночку рейдерствий захват совершить невозможно.  Кроме вменяемости  и  достижения определенного возраста, как общих  признаков, характеризующих преступление, в законе могут указываться также  специальные признаки субъекта, в том числе должностное положение субъекта. Субъективная сторона характеризует внутреннюю (психическую) сторону рейдерства, т. е. отношение  лица к совершаемому им общественно опасному  деянию  и  к  его последствиям.  Субъективную сторону рейдерства образуют вина (исключительно в форме умысла); мотив (т.е. побуждения, которыми руководствовалось лицо  при совершении преступления – завладение бизнесом); цель, которую лицо преследовало при совершении преступления – завладеть бизнесом.

Правильное определение объекта посягательства предоставляет возможность определения юридической природы рейдерства. Если нападение преследует цель завладеть имуществом потерпевшего, то в таком случае по своей юридической природе совершаемое преступление относится к посягательствам на собственность, если нападение совершается с целью завладения бизнесом – рейдерство. Правильное определение объекта посягательства имеет значение в определенных случаях для отграничения сходных между собой преступлений и их правильной квалификации.  Значение объекта и в том, что он является одним из критериев отграничения преступлений от иных правонарушений. Если нет в Уголовном кодексе конкретной нормы, охраняющей отношение, на которое направлено посягательство, то нельзя признать это посягательство преступлением. Таким образом, объект преступления «бизнес» – это общественные отношения, которые могут охраняться уголовным законом, на которое направлено конкретное посягательство и которому рейдерством причиняется вред либо создается реальная угроза захвата.

К вопросу о совершенствовании законодательства (УПК РФ) относится и вопрос объединения всех следственных служб в единый следственный орган, который смог бы оперативно расследовать уголовные дела о рейдерском захвате бизнеса. Практика показывала, что система расследования уголовных дел, связанных с захватом бизнеса не могла быть эффективной в связи с разобщенностью подследственности между СКП при прокуратуре и СУ при МВД. Объединение дел в одно производство занимало годы, было неэффективно, создание единой следственной группы не обеспечивало эффективного расследования, вело к бюрократической волоките, на передачу дела от одного следователя другому уходили месяцы и годы, терялся смысл всего расследования, исчерпывались сроки расследования, утрачивалось наличие единого умысла и групповой характер преступления. Создание следственного комитета РФ позволит устранить многие препятствия в расследовании рейдерстких захватов. В целом, совершенствование законодательства и правовой системы в области противодействия рейдерству требует комплексного планирования законотворческих работ, одномоментного внесения изменений и дополнений в уголовный, уголовно-процессуальный, гражданский, арбитражно-процессуальный кодексы РФ, а также совершенствование системы государственного управления и мер по борьбе с коррупцией.

Предлагаемые в настоящее время изменения в УК РФ и в УПК РФ лишь частично реализуют предложения в области корпоративного права, дополняя УК статьей, предусматривающей ответственность за фальсификацию единого государственного реестра юридических лиц или реестра владельцев ценных бумаг.

Квалифицировать «рейдерство» исключительно как преступление, совершенное группой лиц. Данная новая статья УК позволит отграничить это противоправное деяние от других уголовно наказуемых деяний в области экономики. Общественная опасность является объективным свойством рейдерства. Классифицируя рейдерство как преступление, следует определить, что оно представляет большую опасность.

Причины необходимости запрещения в уголовном законе и наказуемость рейдерства: убеждение в малоэффективности борьбы уголовно-правовыми средствами (отдельная подследственность); принципиальное изменение характера общественных отношений, ранее находившихся под охраной уголовного закона; произошли изменения представления о степени общественной опасности и изменения нравственной оценки рейдерства.

Предлагаемые изменения в УК РФ и в УПК РФ лишь частично реализуют предложения в области корпоративного права, дополняя УК статьей, предусматривающей ответственность за фальсификацию единого государственного реестра юридических лиц или реестра владельцев ценных бумаг. В частности, за представление в орган, осуществляющий госрегистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов с ложными сведениями предусматривается штраф либо лишение свободы на срок до двух лет со штрафом, либо лишением свободы без такого. За внесение в реестр владельцев ценных бумаг недостоверных сведений, если это сопряжено с неправомерным доступом к реестру, также предусматривается лишение свободы до 2 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, либо штраф.

Значительный массив в судебной практике всех арбитражных судов занимают споры, связанные с оспариванием решений общих собраний участниками общества, а также с оспариванием сделок, совершенных обществом. Обычно такие споры являются проявлением следующей ситуации: между участниками общества существует конфликт, причиной которого является намерение некоторых недобросовестных участников единолично, без учета и вопреки интересам других участников общества, воспользоваться имущественными активами общества либо на невыгодных для общества условиях передать право собственности на активы "своему" лицу. С целью захвата имущества рейдеры, имеющие полномочия исполнительного органа, совершают сделки по отчуждению имущества по заниженной цене либо иные экономически нецелесообразные сделки, действительной целью которых является отчуждение имущества у общества, между участниками которого возник конфликт, при этом в некоторых случаях фальсифицируется решение общего собрания участников общества, которым якобы была одобрена такая сделка.

Коррупция и рейдерство тесно взаимосвязаны между собой. Коррупция как правовое явление содействует рейдерству, в ходе захвата бизнеса способствует преступным действиям, а также создает предпосылки для нарушений законодательства, скрывающих факты рейдерства, либо тормозящими ход расследования рейдерских захватов. Наиболее многочисленными нарушениями, допускаемыми коррупционерами в сфере хозяйствования, являются те, которые связаны с ненадлежащим исполнением законодательства, созданием различных административных барьеров предпринима­тельству, вымогательством взяток, неправомерным предоставлением льгот отдельным хозяйствующим субъектам, нарушениями законодательства при государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности и их лицензировании, прямым и косвенным воспрепятствованием законной предпринимательской деятельности. Следовательно, коррупция – это синтетическое понятие, одновременно и социальное и криминологическое явление, поэтому его рассматриваем не как конкретный состав преступления, а как совокупности родственных видов деяний против общества и государства. Наличие общественной опасности рейдерства представляет собой качественный признак преступления. Противоправность свидетельствует о том, что группа лиц, осуществляющих захват, нарушила запрет, содержащийся в уголовно-правовой норме. Классифицируя способы достижения контроля над объектом рейдерского захвата, можно выделить корпоративные, судебные, административные и силовые действия. Криминологическая модель воспрепятствования законной предпринимательской деятельности рассмотрена в рамках рейдерства. Наличие коррупционных связей на различных уровнях власти делает возможным осуществление и криминальных захватов предприятий, затенения экономической деятельности хозяйствующих субъектов, и иных преступных операций в сфере бизнеса. Преступные поглощения предприятий является многоуровневой криминальной деятельностью, осуществление которой возможно при совершении целого ряда сопутствующих, не только экономических, но и других, в том числе и должностных, преступлений. В настоящее время рейдерство как вид преступной деятельности носит организованный групповой характер, совершается с использованием несовершенной законодательной правовой базы, с коррупционным привлечением государственных, административных и силовых ресурсов и в целом представляет реальную угрозу экономической безопасности государства.

Рейдерский захват невозможен без гражданско-правовых и арбитражных судебных решений в отношении юридического лица, ее крупных акционеров и руководства, активного использования недобросовестных представителей судебной власти, применения следующих мер (наложение арестов на акции, принадлежащие другим акционерам общества, его руководству; судебные предписания в отношении регистратора, осуществляющего ведение реестра акционеров общества; в рамках трудовых споров выдача запретов на исполнение обязанностей руководителя общества, а также указания о допуске вновь созданных органов управления на территорию предприятия; признание недействительными решений общих собраний акционеров или решений органов управления поглощаемого общества; наложение судебных арестов на имущество и денежные средства на финансовых счетах общества).

Экономический кризис проводит к обострению конфликта отношений в сфере бизнеса, к формированию новых методов и сопутствующих способов захвата предприятий, привлечению новых субъектов, участвующих в цепочке действий рейдеров, а также к потребности изменения уголовного и уголовно-процессуального законодательства в борьбе с этим противоправным явлением. Как криминологическое явление, рейдерство носит международный характер, является предметом совместной борьбы правоохранительных органов многих государств в изменяющихся экономических отношениях.

Буранов Георгий Константинович,

заведующий кафедрой уголовного права и криминологии

Ульяновский государственный университет,

кандидат юридических наук

О наказуемости принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения (статья 179 Уголовного кодекса РФ)

Ни для кого не секрет, что уголовно-правовые меры не являются приоритетными в деле предупреждения преступности, в том числе экономической. С другой стороны, отрицать значение общей и частной превенции уголовного закона было бы также неверным. Уголовная ответственность в потенциальном виде или в реальном ее воплощении сказывается на психологии поведения людей. Решающую роль в этом аспекте играют как неукоснительное соблюдение принципа неотвратимости ответственности за содеянное, так и адекватность принимаемых и применяемых уголовно-правовых норм социальной действительности.

К сожалению, положения ст. 179 УК РФ о наказуемости принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения не отвечают сложившимся реалиям, далеки от совершенства. Так, обращает на себя внимание отсутствие дифференциации уголовной ответственности за анализируемое деяние в зависимости от действительных последствий посягательства. Признается, что отличием преступления ст. 179 УК РФ от вымогательства (ст. 163 УК РФ) является помимо его непосредственного объекта равноценность встречного исполнения по сделке. В противном случае, при ее безвозмездности или получении потерпевшим меньшего, чем полагается, содеянное в целом или в части разницы будет квалифицироваться как преступление против собственности [1; с. 26; 2; с. 47; 3; с. 18].

Однако сделка сделке рознь. В одних случаях принуждаемое лицо не терпит настоящих убытков, используя предоставленное в ответ имущество в соответствии с его экономическим предназначением (валюту, товары, оборудование и т.п.). В других – вынужденный «договор» может повлечь серьезные проблемы и, более того, может обусловливать фиаско самой предпринимательской деятельности. Например, при невольном отчуждении прибыльного бизнеса, при приобретении товаров, распространение которых требует существенной организации сил и отвлечения средств, при покупке менее качественного сырья, ухудшающего показатели производства и реноме производителя, при чрезмерном снижении свободных финансовых активов, вовлекающих в долговую «яму».

Очевидно, что опасность сделок второго рода на порядок возрастает. Она явно не «укладывается» в рамки преступления ч. 1 ст. 179 УК РФ, относящегося при максимуме санкции в виде лишения свободы сроком до двух лет к категории преступлений небольшой тяжести (ч. 2 ст. 15 УК РФ).

В этом плане ненадлежащим образом оценено законодателем такое возможное обстоятельство преступления как его совершение группой лиц по предварительному сговору (в п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ упоминается только организованная группа) [4; с.55]. Единоличное исполнение преступления применительно к предпринимателям или фирмам средней руки, тем более крупным, путем угрозы применения насилия, уничтожения или повреждения имущества достаточно сомнительно. Создаваемые службы безопасности, привлекаемая охрана рассчитаны на предотвращение подобных эксцессов. Высказываемые угрозы могут элементарно не восприниматься потерпевшим как имеющие объективные основания.

Ситуация в корне меняется при групповом характере посягательства. Уже сам факт участия в нем нескольких лиц создает психологическую «убежденность» потерпевшего в необходимости сделки, обеспечивает реальность восприятия угроз. Причем это касается как мелких бизнесменов, так и более экономически развитых участников рынка. Препятствия, непосильные одному виновному, легко преодолеваются согласованными действиями группы преступников. Криминальная результативность повышается.

Думается, сказанное подчеркивает целесообразность дополнения ст. 179 УК РФ квалифицирующими признаками, что свойственно конструкциям составов других преступлений главы 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности». В частности, порядка 40 % из них предусматривают квалифицированные разновидности по признаку осложнения последствий (крупного или особо крупного размера либо ущерба, тяжких последствий) (части вторые статей 169, 171, 1711, 172, 174, 175, 178 УК РФ и др.); порядка 30 % – по признаку совершения группой лиц по предварительному сговору (части вторые статей 1741, 175, 185, 1852, 1854, 189 и др.).

Отметим также, что, исходя из закономерностей формирования составов с отягчающими обстоятельствами в главе 22 УК РФ, напрашивается вывод о рациональности усиления репрессии при использовании принуждающим своего служебного положения (аналогично диспозициям норм ч. 3 ст. 174, ч. 2 ст. 1741, ч. 3 ст. 175, ч. 2 ст. 178, ч. 3 ст. 188 УК РФ). Вредоносность содеянного, безусловно, увеличивается, поскольку облегчается совершение задуманного, подрывается авторитет власти, приносится урон интересам коммерческой организации. В то же время обсуждаемая новация закона неоднозначна, требует более тщательного анализа. По мнению ряда специалистов, совершенное должностным лицом оценивается по совокупности ст. 179 УК РФ со ст. 285 (286) или ст. 201 УК РФ [5; с. 311; 6; с. 17]. Другие утверждают, что угрозы или применение насилия ни при каких условиях не входят в полномочия лица, нарушение принуждением свободы осуществления предпринимательской деятельности отражает обязательный признак преступления ст. 286 УК РФ, следовательно, деяния должностных лиц полностью охватываются данной статьей без дополнительной квалификации по ст. 179 УК РФ [4; с.55]. С этих позиций (любой на выбор) предложение de lege ferenda не выдерживает критики: либо налицо двойной учет обстоятельства положения виновного, либо в нем нет никакого смысла ввиду однозначности квалификации.

Вопрос изменения ответственности за принуждение к сделке или отказу от нее предваряет другая проблема. Сравнение санкций простого и квалифицированного составов преступлений обнаруживает отсутствие их сопредельности, не отвечающее ни требованиям пенальной логики, ни требованиям юридической техники. В части 1 ст. 179 УК РФ тягчайшее наказание равняется двум годам лишения свободы; кара по части 2 ст. 179 УК РФ начинается с пяти лет лишения свободы. Образовался труднообъяснимый разрыв в наказуемости и в категорийности видов одного и того же преступления: разница в три года лишения свободы между преступлением небольшой тяжести в части 1 и тяжким преступлением в части 2.

Полагаем возможным устранение нормативных недостатков в унисон друг с другом. Ввести новую часть 2 ст. 179 УК РФ, установив ответственность за то же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору либо повлекшее причинение крупного ущерба, и заполнив «пустоту» типового наказания санкцией в виде лишения свободы на срок от двух до пяти лет. Действующую часть 2 считать частью 3 ст. 179 УК РФ, дополнив ее особо квалифицирующим признаком «повлекшее особо крупный ущерб». Размеры ущерба определить, согласно примечанию 2 к статье 178 УК РФ, как «родственной» по смыслу, запрещающей наиболее схожее по характеру общественной опасности посягательство.

Рекомендуемое решение, на наш взгляд, делает дифференциацию ответственности за принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения последовательной и завершенной. Между тем остаются недочеты законодательной пенализации, внешне скрытые, но отчетливо возникающие при ее судебном развитии.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   30

Похожие:

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconЗападной Сибири Материалы Шестой межрегиональной научно-практической...
Виноградарство в Западной Сибири: материалы Шестой межрегиональной научно-практической конференции 14 сентября 2013 г. / Алт гос...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconТельная среда как фактор повышения качества образования материалы...
Рекомендовано к изданию организационным комитетом международной научно-практической конференции

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconНовоуральске образование и наука Материалы II -ой региональной научно-практической...
О – 2359 Образование и наука: Материалы ii-ой региональной научно-практической конференции «Образование и наука», Новоуральск, 27...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconНовоуральске образование и наука III материалы III региональной научно-практической...
О – 2359 Образование и наука – III: Материалы III региональной научно-практической конференции «Образование и наука», Новоуральск,...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconДоклады, сообщения
Детская книга и современное общество: материалы межрегиональной научно-практической конференции (доклады, сообщения). – Воронеж:...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconРусский язык, история и культура на стыке эпох Материалы Межрегиональной...
Русский язык, история и культура на стыке эпох: материалы Межрегиональной научно-практической конференции «Русский язык в эпоху глобализации...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconМатериалы четвертой всероссийской научно-практической конференции...
Кафедра философии Ярославского государственного педагогического университета им К. Д. Ушинского

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconГуманитарное знание: проблемность и междисциплинарность
Текст]: материалы 13-й научно-практической конференции с международным участием (Бийск, 28 апреля 2011 г.). В 2-х частях. Часть 1...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconРоссийской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего...
Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, посвященной 10-летию факультета экспертизы и товароведения...

Материалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67 iconУченые записки Выпуск 2
Ученые записки. Выпуск Сборник научных трудов Западно-Сибирского филиала Российской академии правосудия (г. Томск). Изд-во: цнти,...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск