Материалы XVI региональной научно-практической конференции






НазваниеМатериалы XVI региональной научно-практической конференции
страница10/30
Дата публикации06.02.2016
Размер6.59 Mb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Право > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   30
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Секция 1 «Иностранные языки»

ЛАТИНСКИЕ ИЗРЕЧЕНИЯ В МАТЕРИАЛАХ ЭЛЕКТРОННОЙ ВЕРСИИ ГАЗЕТЫ «THE GUARDIAN»
Баранин С.В., магистрант, 1 курс, факультет международных отношений

Научный руководитель: Ма Т.Ю., д-р. филол. наук

ФГБОУ ВПО «Амурский государственный университет», г. Благовещенск
Латынь – язык, который считается мертвым, но до сих пор остается актуальным и востребованным средством «диалога культур». Некоторые сферы современной жизни просто невозможно представить без латыни: религия, наука, искусство. Латынь лежит в основе многих современных языков, которые произошли от латыни или многое взяли от нее.

Сегодня латынь – это не только память о философах, ораторах, поэтах Древнего Рима, но и неотъемлемый атрибут современного мира. Люди часто используют латынь, даже сами не замечая этого. Многие латинские слова были ассимилированы в современных языках и являются широко распространенными и общеупотребительными, а фразы на латыни уже давно стали крылатыми выражениями. Поэтому зачастую они так и называются – «крылатая латынь».

Актуальность данного исследования обусловлена возрастающим вниманием лингвистов к роли, которую различного рода заимствования (в том числе и из латыни) выполняют в английском языке, особенно в том его варианте, который представляет такую живую и динамично меняющуюся сферу, как средства массовой информации.

Новизна данного исследования заключается в рассмотрении особенностей использования латинских изречений в современном английском языке на материале текстов одной из самых популярных качественных газет Великобритании – TheGuardian. Интернет версия TheGuardian содержит статьи различной тематики, отражающие не только позицию автора в отношении события или явления общественной жизни, но и редакции в целом, что обусловливает, по нашему мнению, объем и характер апелляции к такому авторитетному источнику знаний как латынь.

Собственно, на этом и основано данное исследование: показать, что в настоящее время, несмотря на лексическое богатство такого языка как английский, средства массовой информации и, в частности, британская качественная пресса, по-прежнему используют латинские выражения, ставшие со временем крылатыми, чтобы оказать воздействие на читателя.

Результаты анализа языкового материала (300 статей, полученные методом сплошной выборки) свидетельствуют о том, что латинские изречения активно используются в британской качественной прессе. Средняя частотность употребления таких единиц – от 7 – 9 (наименее известные) до 35 – 45 случаев обращений к ним (общеизвестные).

Почти в 100 % случаев латинские изречения выполняют функцию воздействия, ведь главное, чего добиваются авторы посредством апелляции к латыни – это привлечение внимания читателя, попытка убедить его в правильности предлагаемой точки зрения, оценки событий, ситуаций, которые оказываются в ее фокусе: «Perasperaadastra», «Primumnonnocere», «PersonanonGrata» и другие. Например, выражение «PersonanonGrata»является практически единственным общепринятым в разных языках обозначением человека, которому отказано в пребывании в стране. Однако сам факт обращения к латинскому речению (та же информация могла быть изложена с использованием средств национального языка) свидетельствует о желании автора усилить эмоциональное воздействие на читателя посредством «ссылки на авторитет».

Латинские изречения, которые авторы используют в СМИ, подобно другим фразеологическим единицам, обладают в такого родах текстах большей экспрессивностью, чем традиционные средства выражения эмоций и оценок. Например: «O tempora, o mores» (о времена, о нравы). «О времена! О нравы!», – сказал однажды в отчаянии Цицерон, взглянув на гибнущую республику и «загнивающий» сенат, не в силах более сдерживать эмоции. Так и авторы текстов СМИ, оказываясь в центре разного рода событий, часто обращаются к использованию этого высказывания с целью добиться большей экспрессивности сообщения.

Парольная функция неизменно реализуется в текстах TheGuardian, поскольку латинские изречения, которые были выявлены в ходе исследования, может увидеть каждый, но далеко не каждый может их интерпретировать. Не всем могут быть знакомы такие сочетания как «Rara Avis» (редкая птица), «Tabula rasa» (чистая доска), «Obiterdictum» (попутно, к слову сказать), «Meaculpa» (моя вина, каюсь, грешен) и др. Однако авторы текстов TheGuardianуверены, что их читатель – потребитель «качественной прессы» – готов правильно воспринять такого рода информацию.

В процессе анализа материала было установлено, что 75 % всех изречений активно употребляются и в текстах статей, и в заголовках. То есть, как и другие феномены прецедентного характера, латинские изречения активно используются авторами с разными целями: привлечения внимания, воздействия, парольности и т.д., независимо от местоположения изречения в тексте.

30 % латинских изречений, которые стали объектом исследования в работе, имеют установленное авторство: «Ars longa,vita brevis» (афоризм греческого мыслителя, врача и естествоиспытателя Гиппократа; часто приводится дословно), «Cogito, ergo, sum» (философское утверждение Рене Декарта, фундаментальный элемент западного рационализма Нового времени), «Ettu, Brute?» (каждому человеку со школьной скамьи знакомо значение данного выражения, которое раскрывает истинную цену дружбы в политике, за которую так жестоко в свое время поплатился Цезарь), «EpluribusUnum» (Цицерон, речь «О достоинствах»), «Primumnonnocere» (основная заповедь врачебного искусства, восходящая к Гиппократу) и др. Данный факт является свидетельством того, что создатели текстов СМИ в равной мере обращаются ко всему наследию латыни, оценивая высоко и сентенции, и пословицы, и крылатые выражения.

В ходе анализа материала рубрик, в которых чаще всего встречаются латинские изречения, было установлено следующее соотношение данных: «news» – 35 % (или 22 ЛИ); «commentisfree» – 14 % (8 ЛИ); «culture» – 10 % (6 ЛИ); «business» – 5 % (3 ЛИ); «sport» – 5 % (3 ЛИ); «science», «medicine», «environment» – 30 % (1 – 2 примера приходится на каждую из рубрик). Таким образом, новостные тексты оказываются тем материалом, в котором апелляции к «крылатой латыни» наиболее частотны, а функция воздействия не менее важна, чем функция сообщения, что подтверждает существующую сегодня тенденцию к определенного рода «программированию», оценочной направленности освещения событий в прессе.

В результате проведенного исследования можно сделать вывод о том, что латинский язык продолжает существовать не только в качестве языка церкви, науки или искусства, т.е. сферах, где им пользуется ограниченное число людей, но и в качестве языка СМИ. Факт обращения авторов к латыни в контексте информационных материалов качественной британской прессы – это свидетельство непреходящей ценностной значимости и популярности латинского языка.
1. Guardian.co.uk [Электронный ресурс]: офиц. сайт. – Режим доступа: http://www.theguardian.com/uk. (дата обращения 14.05.2011 – 14.05.2014).

2. Латинум.ру [Электронный ресурс]+: офиц. сайт. – 20.12.12. – Режим доступа: http://latinum.ru/. – (дата обращения 15.06.2014).

КОНЦЕПТ-ЭМОТИВ «FEAR» В КОРОТКИХ РАССКАЗАХ Э.А. ПО
Безматерных О.А., магистрант, 1 курс, факультет международных отношений

Научный руководитель: Ма Т.Ю., д-р филол. наук

ФГБОУ ВПО «Амурский государственный университет», г. Благовещенск
Повышенный интерес к изучению эмоций в лингвистике конца ХХ века стал следствием развития идей когнитивизма, возникшего в результате объединения нескольких гуманитарных дисциплин в систему знаний, призванную обеспечить полноценное изучение и описание когнитивных способностей человека, к числу которых, несомненно, принадлежат эмоции.

Эмоции представляют собой психические реакции, но способны обобщаться, храниться и передаваться посредством естественного языка, что позволяет рассматривать их в качестве предмета изучения лингвистики [3]. В то же время необходимо отметить, что выражение эмоций в тексте опосредовано единицами языка, то есть прямое отражение эмоций в нем невозможно, поэтому возникает необходимость разграничить понятие «эмоция» как относящееся к психологии, и понятие «эмотивность» – как лингвистическую категорию, «эмотивы» – как ее языковую объективацию. Эмотивы являются эмоциональной оценкой действительности говорящими, реализующейся на всех уровнях языка (фонетическом, лексико-фразеологическом, словообразовательном, синтаксическом) и отображающейся в семантике слов, словосочетаний, различных синтаксических структур.

Новизна данного исследования, по сравнению существующими работами в этой области, обусловлена как предлагаемым подходом к описанию эмоций, отраженных в художественном тексте, – через ключевые концепты-эмотивы как единицы ментально-лингвального уровня сознания, ведущие к пониманию общей идеи произведения и общей темы творчества писателя, – так и выбранным для анализа материалом исследования (короткие рассказы Э.А. По не были до настоящего времени предметом рассмотрения в лингвистике эмоций).

По мнению Ю.В. Ковалева, среди психологических состояний, привлекавших внимание Эдгара По, особое место занимает чувство страха [2]. Факт того, что концепт-эмотив FEAR («страх») является ключевым в рассказах Э. По, которые послужили материалом исследования, был подтвержден анализом языкового материала.

Многократная повторяемость является важнейшей характеристикой ключевых слов, за счет чего достигается семантическая связность текста: локальная (межфразовая) связность и глобальная, охватывающая весь текст. Ключевые слова «terror» и «fear», объективирующие концепт FEAR в коротких рассказах Э. А. По, составляют почти половину от всего объема выявленных эмотивов – 102 из 211 единиц, что подтверждает их использование автором с целью достижения глобальной связности каждого из представленных произведений и их общую тематическую связность как отличительный элемент творчества писателя (см. таблицу).


Слово

Абсолютное

соотношение

Относительное

соотношение (%)

Terror

64

30,3

Fear

38

18

Interest

29

13,7

Surprise

18

8,5

Joy

16

7,5

Contempt

14

6,6

Anger

10

4,7

Shame

7

3,3

Guilt

6

2,8

Distress

6

2,8

Disgust

3

1,4


Слова «terror» и «fear», как следует из данных, приведенных в таблице, составляют 48,3% от всего объема эмотивов, использованных в рассказах. Таким образом, можно сделать вывод о том, что тема страха занимает главенствующую позицию в произведениях Э.А. По, учитывая объем и характер практического материала исследования.

Эмотивы с положительной оценкой, хоть и часто встречаются в рассказах, однако не являются репрезентацией ключевых концептов в творчестве Э.А. По, поскольку в большинстве случаев приобретают отрицательные коннотации под влиянием контекста.

Известно, что среди важнейших признаков ключевых слов ученые выделяют их способность обобщаться, концептуализироваться. Ключевые слова «вбирают» в себя эмоционально-психологическую информацию, обусловленную историческим, традиционным, мировоззренческим и эстетическим опытом писателя [2]. Слова «fear» и «terror», объективирующие концепт FEAR, автор выделяет намеренно, в том числе графически, с целью оказания эмоционального воздействия на читателя. Э. По использует эти слова в различных значениях, в составе узуальных выражений и авторских окказионализмов, применяя различные стилистические средства – эпитеты («mortalterror», «uncontrollableterror», «deadlyterror»), метафора («agonyofterror»), сравнение («spokenapparentlyinfearaswellasinanger»), олицетворение («thegrimphantasm, FEAR»), повтор («forwhathadInowtofear?», «forwhathadItofear?»), – чтобы сделать эмоции «страх» и «ужас» более выразительными, акцентировать на них внимание читателей.

Очевидно, что языковые средства воздействия, благодаря которым текст насыщается разнообразными описаниями эмоций – это не просто констатация фактов пережитых героями ужасов, а объективированный в слове ключевой концепт, которыйвыражает общий идейный замысел автора, оказывает влияние на психологическое состояние читателя, заставляя его переживать вместе с повествователем.
1. Изард, К. Психология эмоций: моногр. / К. Изард. – СПб : Изд-во Питер, 2000. – 443 с.

2. Ковалев, Ю. В. История всемирной литературы: в 6 т. – М. : Изд-во Наука, 1989. – Т. 6. – С. 107 – 108.

3. Самарина О.И. Эмотиология: предмет и задачи. URL: http://italiano-spb.ru/mondo/mondoarticles/1301528518/ (дата обращения: 15.02.14).

4. Фонякова, О. И. Ключевые слова в художественном тексте / О. И. Фонякова // Вестник ЛГУ. – 1985. – № 33. – С. 141 – 145.

5. Шаховский, В. И. Лингвистическая теория эмоций: моногр. / В. И. Шаховский. – М. : Изд-во Гнозис, 2008. – 416 с.

6. Собрание сочинений Э. По : в 4 т. / под ред. С. И. Бэльзы. – Харьков : Изд-во Фолио, 1995. – Т. 1. – 446 с.

НЕОЛОГИЗМЫ В СОВРЕМЕННОМ КИТАЙСКОМ ЯЗЫКЕ
Крошка И.С., студент, 4 курс, факультет международных отношений.

Научный руководитель: Шатравка А.В., канд. филол. наук, доцент

ФГБОУ ВПО «Амурский государственный университет», г. Благовещенск
Два последних десятилетия прошлого века можно смело назвать «неологическим бумом» в китайском языке. Для Китая этот период характеризуется большими изменениями во всех сферах человеческой жизни, а лексика чутко, быстро и своевременно реагирует на эти изменения. Лексический запас любого языка пополняется различными способами. Исследование показало, что неологизмы современного китайского языка пополняются за счет словообразования и заимствований из других языков.

Анализируя лексику можно сделать вывод, что словосложение – это основной способ образования многосложных слов, поскольку новые лексические элементы образуются на базе уже существующих, что значительно облегчает появление и восприятие слова. Из 2000 неологизмов, образованных данным способом, только 28 односложных слов, что составляет всего 1,4 % исследованной лексики; 1152 слова – это двуслоги (57,6 %); остальная лексика (41 %) представлена трех- и более сложными словами. Почти половина односложной лексики (13 слов из 28) отмечена Интернет-лексика, например: 表biǎo «не следует, не надо» (сокр. от 不要bùyào), 素sù «да, есть» (синоним 是shì).

Основное словообразовательным средством при словосложении является соединение слов или основ слов, например: 关系户guānxihù «люди или организации, имеющие социальные связи» (关系guānxi «отношения», 户hù «двор, семья»); 充电chōngdiàn первоначальное значение«перезаряжать элементы питания», новое значение«переподготовка кадров» (充chōng «заполнять»,电diàn «электричество»).

Всё большую роль продолжает играть аффиксация, которая позволяет создавать новые слова, своевременно отображая жизненные реалии. Аффиксация – это способ, при котором новые слова образуются путем присоединения к ним словообразовательных аффиксов, например:морфема 者zhě «суффикс существительных, обозначающих лиц, принадлежащих к той или иной профессии или категории лиц»: 消费者xiāofèizhě «потребитель» (消费xiāofèi «потреблять, тратить» + 者zhě), 伤害者shānghàizhě «раненый» (伤害shānghài «вредить, повреждат»ь + 者zhě);морфема热rè «горячий» в данном случае переводится как «бум, увлечение»: 中国热zhōngguórè «бум интереса к Китаю», 出国热chūguórè «интерес к поездкам за границу», 偶像热ǒuxiàngrè «увлечение кумирами».

Еще один способ, который в последнее время все чаще используется для образования неологизмов – это морфемная контракция (аббревиация), т.е. образование новых слов в результате сокращения сложных лексических единиц. Проводя данное исследование, нами было выявлено три группы слов:

1) смешанные сокращения, образованные по принципу «иероглиф-латинская буква» (например (X 光guâng «рентген»);

2) инициальные сокращения, которые в свою очередь делятся на два типа:аббревиатуры на базе английского языка (GDP – grossdomesticproduct (ВВП)) и аббревиатуры на базе китайского языка (RPWT = 人品问题rénpĭnwèntí «неудача, необъяснимый провал».В данном случае возникает явление появления абсолютно нового типа лексики – буквенных слов 字母词zìmŭcí «цзымуцы»;

3) сокращения, имеющие в своем составе цифры, иероглифы и буквы (好 8 hǎobā = 好吧hǎoba «хорошо»; 8好意思bāhǎoyìsi = 不好意思bùhǎoyìsi «неудобно, неловко»).

Необходимость выражения новых значений и потребность в обновлении лексической системы – основные причины заимствования иностранных слов. Многочисленные заимствованные неологизмы, проникающие в китайский язык – явление закономерное, отражающее экономические, политические, культурные, общественные связи и взаимоотношения Китая с другими странами. Основные способы заимствования – это фонетический, фонетический с родовым словом и семантический способы.

Фонетический способ заключается в передаче звучания иноязычного элемента: 卡通kǎtōng «мультфильм» (с англ. cartoon);

Способ фонетического заимствования с родовым словом заключается в соединении двух компонентов – фонетического и семантического (родовое слово), например: 明太鱼míngtàiyú «минтай (рыба)» (明太míngtài «минтай» + 鱼yú «рыба»).

Семантический способ заключается в том, что новое слово передает смысл, а не звучание иноязычного аналог, например: 蓝牙lányá «bluetooth» (с англ. blue «синий» (蓝lán), tooth «зуб» (牙yá).

Процесс словообразования в современном китайском языке показывает следующую тенденцию. Двусложные слова не всегда справляются со своим предназначением эффективного средства общения. В силу этого появляются неологизмы большей количественной структуры. В основном информационная нагрузка разрешается с помощью четырехсложных и трехсложных образований.

Каждая из тенденций развития лексики китайского языка требует тщательного изучения и описания. Появление все большего числа заимствований, аббревиатур, буквенных слов, не свойственных языку ранее, развитие общения в сети Интернет, определяют дальнейшую необходимость изучения новых слов в современном китайском языке.
1. Сухина, Ю. С. Особенности интеграции буквенных слов в китайскую языковую систему. / Ю. С. Сухина // Слово: фольк.-диалект. альманах: материалы науч. экспедиций / ред. Н.Г. Архипова, Е.А. Оглезнева. - Благовещенск: Изд-во Амур. гос. ун-та, 2010. - Вып. 8, спец.: Русско-китайское языковое взаимодействие в Дальневосточном регионе. - С. 104-108.

2. Хаматова А.А. Новые аффиксы в современном китайском языке. / А. А. Хаматова // Китайское языкознание : материалы IX междунар. конф. – М., 1998. – С. 189–191

3. Хаматова А.А. Тенденции развития лексики китайского языка в начале 21 века. // Вестник иркутского государственного лингвистического университета, 2012. - № 4 (20). – С. 9-13.

4. Чжунгоюйяньшэнхочжуанкуан баогао (Доклад о языковой ситуации в Китае) 中国语言生活状况报告 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.baike.com/wiki/《中国语言生活状况报告(2006)》. – 23.03.2015.

ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПУНКТУАЦИОННЫХ ЗНАКОВ В СОВРЕМЕННОМ КИТАЙСКОМ ЯЗЫКЕ
Морозов С.А., студент, 4 курс, факультет международных отношений

Научный руководитель: Лемешко Ю.Г., канд. филол. наук, доцент

ФГБОУ ВПО «Амурский государственный университет», г. Благовещенск
В книге «Современный русский язык. Пунктуация» А.Б. Шапиро отмечал, что знаки препинания являются сильными «выразительными средствами передачи тех сторон содержания, которые либо не могут вовсе, либо не могут во всей полноте и глубине передаваться при помощи слов и грамматического оформления высказывания». Актуальность выбранной темы заключается в необходимости изучения общих правил и отдельных вариантов пунктуационного оформления китайского текста, что позволит обогатить теорию переводоведения, в которой почти полностью отсутствуют сведения о пунктуационной системе.

Функциональное поле пунктуации – письменная речь. В современном китайском языке на основании Госстандарта КНР по употреблению знаков препинания от 30 декабря 2011 г. выделено 17 основных пунктуационных знаков: точка «。», запятая «,», восклицательный знак «!», вопросительный знак «?», двоеточие «:», точка с запятой «;», каплевидная запятая «、», скобки «( )» (с вариациями «[ ]», «〔〕», «【】»), кавычки «“”» (с одинарной формой «‘’»), кавычки-«елочки» «《》» (с одинарной формой «<>»), многоточие « …… », тире «——», дефис «-» (с вариациями «-», «--», «~»), интерпункт «•», знак имени собственного «__», подстрочная точка «.», косая черта «/».

Обозначенные выше знаки препинания выполняют строго определенные Госстандартом функции, однако в текстах художественного стиля и стихотворных произведениях можно увидеть использование в нетипичном для них качестве. Пример нетрадиционного применения пунктуационных знаков – многократный повтор эмотивных знаков либо их комбинирование. Одна из часто встречающихся ситуаций художественного текста – вставка вопросительного или восклицательного знака (или сразу нескольких знаков, возможно их совместное употребление) для акцентирования внимания читателя на конкретном слове или фразе, а также для передачи авторской оценки событий, героев и т.д. Как и в русской письменной речи сочетание или повтор восклицательного и вопросительного знаков эмоционально окрашивает предложение или фразу.

Еще одним художественным приемом является постановка пунктуационных знаков в местах, где они по существующим правилам ставиться не должны. Автор разбивает целое предложение на отдельные иероглифы или короткие фразы, такой прием используют для передачи особых интонаций персонажей, намеренному замедлению их скорости речи, выражению эмоций и т.д. В особых случаях отдельные знаки препинания могут выполнять роль реплик. В таких ситуациях они также выполняют эмотивную функцию, обозначая немой вопрос, немое восклицание либо же просто молчание.

Особые случаи применения пунктуации можно наблюдать в стихотворных текстах и текстах песен.

Графические возможности репрезентации авторского текста мы отмечаем при использовании таких необычных для европейской системы письменности знаков как волнистого дефиса, длинного многоточия, косой черты и интерпунктов.

ДАОССКИЕ МОТИВЫ В ПОЭТИЧЕСКОМ НАСЛЕДИИ «СЕМИ МУДРЕЦОВ ИЗ БАМБУКОВОЙ РОЩИ»
Новикова Ф.А., студент, 4 курс, факультет международных отношений

Научный руководитель: Филонов С.В., д-р ист. наук, профессор

ФГБОУ ВПО «Амурский государственный университет», г. Благовещенск
В современном научном понимании даосизм – это китайская национальная религия, в основе которой лежит вера в обретение бессмертия и существование сяней-небожителей. Даосская религия формируется в II веке на основе соединения различных идей и представлений, в том числе и на основе философии Дао, традиционно связываемой с именем Лао-цзы и Чжуан-цзы – философов эпохи Чуньцю (VIII-V вв до н. э.).

После гибели империи Хань (III в. до н. э. – III в.) в условиях государственной нестабильности и придворных интриг между двумя влиятельными семьями Цао и Сыма китайскую интеллигенцию все больше охватывали индивидуалистические настроения, а также разочарование в конфуцианских идеалах и в принятых общественных устоях. От политических угроз многим ученым приходилось скрываться в горах, вести отшельнический образ жизни, на этом фоне стали популярны метафизические учения, в основе которых и лежит философия Лао-цзы и Чжуан-цзы, ритуалы даосской религии и традиция ведения «чистых бесед» (цинтань 清谈). Так в 248 г. семеро представителей китайской знати и выходцев из чиновничьего сословия стали собираться в живописном месте возле скалы Байцзяянь на горе Юньтаньшань. Они вели беседы, музицировали, наслаждались искусством каллиграфии и поэзии, особенно славились своим пристрастием к вину.

«Семью мудрецами» были Цзи Кан, Жуань Цзи, Шань Тао, Сян Сю, Лю Лин, Жуань Сянь и Ван Жун. Местом их встречи стала бамбуковая роща недалеко от дома Цзи Кана, который отказавшись от чиновничьей службы, поселился в горах, и именно с его именем связывают особый стиль жизни, характерный для интеллектуалов последующих четырех веков, называемый "фэнлю" (风流) – "ветер и поток". Цзи Кану были близки идеи Лао-цзы и Чжуан-цзы, для которых образы ветра и воды символизировали естественность природы. Что же касается идей достижения бессмертия, то Цзи Кан разделял убеждения своего времени. Так, в стихотворении «Странствие Цю Ху» (цю ху син 秋胡行) он пишет: "Небожители подают мне чудодейственный эликсир бессмертия, / и жить мне без старости тысячи и тысячи лет". Поэтическое наследие Цзи Кана состоит из двух од и 53 стихотворных текстов. Помимо упомянутого выше стихотворения поэт продолжает традицию описания «Путешествия к небожителям» (юсянь ши 游仙诗), популярной темы в поэтических произведениях III века.

В «Путешествии» мы находим полет на облаке, запряжённом шестью драконами, и встречу с известной даосским текстам фигурой Ван Цзы-цяо (王子乔). Ван Цзы-цяо – святой центральной из пяти наиболее почитаемых гор Китая - горы Суншань. Лирический герой уносится в Небесный сад (сюань-пу 玄圃), где живут небожители. Он находится, согласно легендам, на самой вершине горной цепи Куньлунь. Здесь же упоминается имена основателей даосского учения – Хуан-ди и Лао-цзы (хуан лао 黄老), и один из основополагающих принципов даосской философии - «естественность» (цзы-жань自然). А также и прием «эликсира бессмертия, изменяющего облик». Это стихотворение уносит далеко от повседневной суеты и политических дел, особенно это ощущается в завершающих строках: «С тех самых пор я покинул обыденных людей, / кто теперь разглядит мои следы?».

Цзи Кан был не только талантливым поэтом, но и каллиграфом и музыкантом. Он превосходно играл на лютне и записывал свои мысли о гармонии музыкальных звуков, таким образом, его стали считать первым музыкантом-теоретиком. Пожалуй, он был наиболее ярким приверженцем даосских идей, так как сумел оставить службу и уйти отшельником в горы.

Второй яркой фигурой среди "мудрецов" считается Жуань-цзи. Он объединял в себе конфуцианские и даосские взгляды: конфуцианскую этику он должен был соблюдать по долгу службы. При всем своенравии Жуань Цзи регент при императоре Сыма Чжао видел в нем незаменимого управленца. Поэтому снисходительно относился к пренебрежению чиновником конфуцианскими ритуалами. Кисти Жуань Цзи принадлежит большое количество прозаических и поэтических произведений, в том числе и «Хвалебная речь покойному Конфуцию» (孔子诔) и «Похвала Лао-цзы» (老子赞).

Принципом ситуативности в выборе стиля поведения пользовался и Шань Тао – карьерист, к тому же связанный родством с родом Сыма. Не менее головокружительную карьеру при дворе сделал самый молодой из «мудрецов» – Ван Жун. Они оба славились как честные и целеустремленные чиновники, и, тем не менее, это не мешало им наслаждаться «чистыми беседами» о философии Дао и вином в компании друзей из бамбуковой рощи.

До наших дней, к сожалению, сохранилось далеко не все поэтическое наследие интеллектуалов, но и не все они были поэтами. Поэты Жуань Цзи, Цзи Кан и Лю Лин, полководец Шань Тао, комментатор книги «Чжуан-цзы» Сян Сю, музыкант и литератор Жуань Сянь, государственный деятель Ван Жун, – это были эстеты, пренебрегавшие сложившимися устоями и вдохновлявшие своим эпатажным поведением последующие поколения, а безумство в творчестве  вошло в моду среди поэтов спустя несколько столетий. Кружок распался в 262 году в связи с казнью Цзи Кана. Он написал несколько эссе с критикой деятельности рода Сыма. Три тысячи людей подписали петицию о помиловании и выражали свою любовь этому гениальному поэту. Но власть не простила ему критики.

Цзи Кан и Жуань Цзи – самые масштабные поэтические фигуры второй половины III века. Несмотря на разницу в художественной манере, их взгляды во многом схожи, а творчество отображает интерес к трудам даосской философии и к даосским религиозным практикам. Их лирика являет собой первые для китайской литературы образцы «глубинной философской» поэзии. "Семеро мудрецов из бамбуковой рощи" открывают новые тенденции в искусстве, популяризируют возвращение к естественности и то, что спустя 17 веков Лу Синь назовет искусством ради искусства.
1. Духовная культура Китая: энциклопедия в 5 т. – т. 3: Литература. Язык и письменность / под ред. М.Л. Титаренко. – М.: Восточная литература, 2008. – 856 с.

2. Кравцова, М.Е. Поэзия вечного просветления: Китайская лирика второй половина V начала VI века / М.Е. Кравцова. - СПб.: Наука, 2001. - С. 150-153.

3. «Семь мудрецов бамбуковой рощи», документальный фильм. CCTV: 2008. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://cctv.cntv.cn /documentary_russian/zhulinqixian/. – 24.03.2015.

4. Филонов, С.В. Золотые книги и нефритовые письмена / С.В. Филонов. – СПб.: Петербургское востоковедение, 2011. – 656 с.

5. Чжулинь цисянь шивэнь цюаньцзи ичжу (Полное собрание сочинений семи мудрецов из бамбуковой рощи с переводом и комментариями) – Чанчунь : Цзининь вэньши чубаньше, 1997. – 639 с. 竹林七贤诗文全集译注 / 韩格平注译 – 长春 : 吉林文史出版社 – 1997. – 639页.

НЕМЕЦКИЕ УДАРНЫЕ ГЛАСНЫЕ НА УЧАСТКАХ РАЗНОЙ ИНФОРМАТИВНОЙ НАГРУЖЕННОСТИ
Тыщенко К.П., магистрант, 2 курс, факультет международных отношений

Научный руководитель: Гусева С.И., д-р филол. наук, профессор

ФГБОУВПО «Амурский государственный университет», г. Благовещенск
Предметом нашего исследования являются акустические характеристики гласных в словах, входящих в состав ремы и темы высказывания. В ходе работы мы основывались на результатах эксперимента, проведенного на материале немецкой спонтанной речи с участием аудиторов – носителей немецкого языка. Данный эксперимент позволил определить информативный каркас спонтанного разговорного дискурса (ИКД). Акустический анализ проводился при помощи пакета программ PRAAT.

В нашем эмпирическом материале, в частности монологах на тему “Studium,” встретилось несколько реализаций слов Problem и Göttingen, вошедших в ИКД с разными индексами Сравним реализацию ударенного долгого гласного переднего ряда /е:/ в слове Problem, находящегося на участках разной информативной нагруженности. Основные параметры гласного /е:/ представлены в таблице 1 и на рисунках 1 и 2.

Таблица 1Акустические параметры гласного /е:/

Параметры

гласного /е:/

Problem 0,9

Problem 0,6

Problem

t (мс)

122

107

79

FI (Гц)

323

382

394

FII (Гц)

2458

2340

2134

I (дБ)

76

73

73
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   30

Похожие:

Материалы XVI региональной научно-практической конференции iconМатериалы XVI региональной научно-практической конференции
Гну «Дальневосточный научно-исследовательский институт механизации и электрификации сельского хозяйства»

Материалы XVI региональной научно-практической конференции iconК 70-летию со Дня Победы в Великой Отечественной войне Материалы...
В 27 Великая Отечественная война: связь поколений и времен. К 70-летию со Дня Победы в Великой Отечественной войне: материалы региональной...

Материалы XVI региональной научно-практической конференции iconXvi региональной научно-практической конференции
Гну «Дальневосточный научно-исследовательский институт механизации и электрификации сельского хозяйства»

Материалы XVI региональной научно-практической конференции iconНовоуральске образование и наука Материалы II -ой региональной научно-практической...
О – 2359 Образование и наука: Материалы ii-ой региональной научно-практической конференции «Образование и наука», Новоуральск, 27...

Материалы XVI региональной научно-практической конференции iconНовоуральске образование и наука III материалы III региональной научно-практической...
О – 2359 Образование и наука – III: Материалы III региональной научно-практической конференции «Образование и наука», Новоуральск,...

Материалы XVI региональной научно-практической конференции icon«Образование. Наука. Карьера» Материалы XI v городской научно-практической конференции
Материалы XIV городской научно-практической конференции (сборник тезисов) часть Уфа: мбоу до «нимц» го г. Уфа рб, 2014г. 60 с

Материалы XVI региональной научно-практической конференции iconМатериалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля...
Современные проблемы борьбы с преступностью. Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Изд-во: Томский цнти, 2011...

Материалы XVI региональной научно-практической конференции iconМатериалы Пятой Международной научно-практической конференции 16...
Информационное поле современной России: практики и эффекты: Материалы Пятой Международной научно-практической конференции

Материалы XVI региональной научно-практической конференции iconТельная среда как фактор повышения качества образования материалы...
Рекомендовано к изданию организационным комитетом международной научно-практической конференции

Материалы XVI региональной научно-практической конференции iconМедновская санаторная школа-интернат детское кино детям! Материалы...
Д38 Детское кино – детям: материалы научно-практической конференции Четвёртого Тверского межрегионального кинофестиваля / сост. В....






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск