Д. В. Лисейцев, Н. М. Рогожин. Россия после Смуты время выбора XVII век в истории России занимает особое место. В своем историческом развитии Российская держава






Скачать 277.18 Kb.
НазваниеД. В. Лисейцев, Н. М. Рогожин. Россия после Смуты время выбора XVII век в истории России занимает особое место. В своем историческом развитии Российская держава
страница1/3
Дата публикации23.02.2017
Размер277.18 Kb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Право > Документы
  1   2   3
Д.В. Лисейцев, Н.М. Рогожин. Россия после Смуты - время выбора

XVII век в истории России занимает особое место. В своем историческом развитии Российская держава не раз оказывалась в ситуации выбора: между лесом и степью, Европой и Азией, христианством и исламом, самодержавием и анархией, глубокой набожностью и глубочайшим атеизмом. Столетием выбора был для России и XVII в. Социальные потрясения, войны, интенсивная законодательная деятельность, религиозные искания, расширение внешних контактов, экономический подъем - вот далеко не полный перечень характерных черт, составляющих портрет эпохи. Но главное - это время нового исторического выбора дальнейших путей развития. Именно тогда решался вопрос о том, какой быть будущей России.

XVII в. стал временем активного переосмысления государственной идеологии, напряженной деятельности государственной мысли. В значительной степени причиной такого всплеска стало Смутное время. Российское общество впервые столкнулось с проблемами, от решения которых зависела дальнейшая судьба государства. Из крепкой середины, из нижегородских ремесленных и торговых слоев вышли основные силы, выступившие за порядок и возрождение. Россия сделала ставку на патриотическое возрождение государственности1.

В числе первых возникли вопросы о возможности выборности царя - носителя верховной власти, об объеме и пределах царской власти, о возможности преобразований государственного строя. Завершение Смутного времени поставило на повестку дня осмысление происшедшего, а также определение путей дальнейшего развития страны с учетом полученного горького опыта. Именно в семнадцатом столетии появилась оппозиция церковной организации и устоявшимся религиозным воззрениям - старообрядчество. В России всегда были вольнодумцы, но целостная оппозиция, оказавшая влияние на взгляды значительного числа людей (причем представителей практически всех социальных слоев - от холопов до боярства) сформировалась впервые лишь в середине XVII в.

Можно сказать, что это была эпоха глубинного коренного перелома духовной жизни. В XVII в. труд в Российском государстве утрачивал прежний характер «богоделания», когда труд рассматривался в первую очередь как духовный подвиг, служение. Теперь его конечной целью становятся доход и «нажива»2. В XVII в. уже было около 30 мануфактур (черная металлургия, солеварение, кожевенное производство), появляются торговые ярмарки всероссийского масштаба (Макарьевская, Свенская, Ирбитская). Подобный подход к труду определял дальнейшую судьбу страны.

Какие же идеи повлияли на складывание государственной идеологии, перспективы и варианты выбора, стоявшие перед Российским государством в XVII в.? Можно выделить несколько основных направлений государственной мысли: взаимоотношения государства и народа, природа и характер царской власти, взаимосвязи государственной власти и православной церкви, а также вопрос о традиционализме и реформаторском курсе3.

Этот век не случайно был назван современниками «бунташным». Столетие начиналось тяжелейшим кризисом - Смутным временем, когда под угрозу было поставлено существование Московского государства, национальная и религиозная независимость народа. По словам В.О. Ключевского, «из бурь Смутного времени народ вышел... далеко не прежним безропотным и послушным орудием в руках правительства»4. Середина века ознаменовалась целой серией городских восстаний (в числе которых были столь значительные, как Соляной бунт 1648 г. и Медный бунт 1662 г. в Москве, Псковско-Новгородское восстание 1650 г.). В 1670-1671 гг. мощнейшим казацко-крестьянским восстанием под руководством Степана Разина было охвачено Поволжье; конец XVII столетия был отмечен стрелецкими восстаниями 1682 и 1698 гг. К этому следует добавить смятение в умах, вызванное расколом Русской Православной Церкви, и многочисленные войны, которые пришлось вести государству. Все эти потрясения стали серьезным испытанием для российской государственности, проверкой на прочность связей между властью и народом. Смута и последовавшие за ней события продемонстрировали неразрывность этих связей: государство никогда не смогло бы выстоять в условиях кризиса без поддержки народа (наиболее ярко это показали события Смутного времени). C другой стороны, народ также постоянно искал защиты и покровительства со стороны государства, которое персонифицировалось для него в фигуре государя. В ходе всех восстаний народ никогда не выступал против царя: бунты были направлены против бояр, чиновников, помещиков, но не против государя. Сам феномен самозванчества свидетельствует, прежде всего, не о снижении авторитета царской власти, а как раз напротив - о его росте. В самозванном претенденте на престол народные массы видели истинного, «доброго» царя, защитника простонародья. В кризисных ситуациях народ напрямую обращался со своими просьбами к царю. Практику личного приема челобитных установил в 1605 г. Лжедмитрий I (1605-1606 гг.). В 1648 и 1662 гг. восставшие москвичи приходили со своими требованиями к царю Алексею Михайловичу, во время Медного бунта они даже скрепляли достигнутую договоренность с царем рукопожатием, что символизировало единение народа с царем5. Сам факт «удара по рукам» царя и простолюдина демонстрировал наличие в народном сознании определенного представления о неразрывной связи власти и народа.

В XVII в. народ уже вполне ощущает ответственность за судьбу государства. Так, Авраамий Палицын, келарь Троице-Сергиева монастыря, написавший около 1620 г. сочинение о Смутном времени, главной причиной трагедии начала века считал «премногие и тьмочисленные грехи», «безумное молчание всего мира», спокойно взиравшего на преступления властей6. Смута стала наказанием за малодушие народа, а преодоление кризиса было возможно только после совокупного покаяния7. Впоследствии всем важнейшим происшествиям в жизни страны власти пытались придать видимость общего, всенародного дела.

Особенно ярко это демонстрирует вопрос о выборности царской власти. Пресечение царской династии Рюриковичей после бездетной смерти царя Федора Ивановича поставило державу в положение, когда отсутствовал наследник престола и предстоял выбор нового царя. Столь важный вопрос, по представлениям русских людей, не мог решаться иначе, чем «всей землей», т.е. Земским собором8. Так в 1598 г. во главе Московского государства впервые встал выборный царь - Борис Федорович Годунов (1598-1605 гг.). Россия столкнулась с такой ситуацией впервые. В соседней с Россией Речи Посполитой избрание государя было уже вполне привычной и отработанной процедурой, но и там периоды «межкоролевья» сопровождались борьбой группировок, а порой и военными конфликтами. В Московском государстве это с неизбежностью должно было вылиться в серьезные потрясения. Во многом Смутное время начала XVII в. было обусловлено тем, что верховная власть стала выборной. Царь, которого избирали на престол, безусловно, имел не только сторонников, но и противников, не желавших его вступления на престол и не считавших, соответственно, себя обязанными «во всем ему прямити». До пресечения династии Рюриковичей, когда власть доставалась государю по наследству, подобный вопрос просто не мог возникнуть. Выборные, «неприродные» государи в глазах народа обладали меньшими правами на престол, нежели представители династий. Вот почему практически на протяжении всей первой четверти XVII в. русские люди верили в «чудесно спасшегося» природного государя - царевича Дмитрия Ивановича. Даже к 1625 г. в народе оставалось убеждение в том, что Дмитрий Иванович все еще жив. Поэтому даже избранные цари подчеркивали свои династические права на престол. Василий Шуйский (1606-1610 гг.) утверждал, что он царю Федору Ивановичу «по родству брат»9. Избранный на престол в 1613 г. Михаил Романов также указывал на родственную связь с династией Рюриковичей через брак Анастасии Романовны с царем Иваном Грозным. Отсутствие наследника, имеющего династические права на престол, для многих было объяснением событий Смуты. Однако, избранный, а не получивший власть от своих предков, государь мог быть и лишен власти народом, вручившим ему эту власть. В этом плане весьма характерен был вопрос, заданный Василию Шуйскому при его свержении с престола 17 июля 1610 г.: «Долго ли за тебя кровь христианская литься будет?»10 Трудно представить, чтобы подобный вопрос был задан «природному» государю, пусть даже и проливавшему потоки крови своих подданных, например, Ивану Грозному.

При этом следует отметить, что выборность царей в начале XVII в. имела и обратную сторону. Царь избирался «всей землей». В отличие от Польши, где короля на сейме избирали лишь представители дворянства, а также в отличие от Германии, где император выбирался узким кружком из семи крупнейших светских и церковных властителей - курфюрстов, избрание царя осуществлялось как дворянами, так и представителями городского посада (а в избрании в 1613 г. на престол Михаила Федоровича приняли участие также казаки и крестьяне)11. Соответственно, государь, избранный всенародно, приобретал широкую социальную поддержку12.

Кроме того, государственная идеология XVII в. стремилась придать избранию царя видимость проявления божественного провидения. Так, например, о выборе царя Михаила автор «Нового летописца», апеллируя к Библии, сказал следующее: «Бог не только царство, но и власть кому хочет, тому дает; и кого Бог призовет, того и прославит»13. Авраамий Палицын писал, что Михаил был «не от человек, но воистину от Бога избран»14. Правильное, всенародное избрание стало даже восприниматься как залог будущего спокойствия государства15.

C преодолением Смуты эпоха выборных царей ушла в прошлое: Михаил Романов стал основателем династии, правившей в России до 1917 г. Однако время, когда царей избирали на престол, не прошло для сознания бесследно: стрелецкий бунт 1682 г., когда стрельцы возвели на трон помимо Петра Алексеевича его старшего сводного брата Ивана и вручили регентскую власть их сестре царевне Софье Алексеевне, был одним из отголосков событий начала XVII в. Дворцовые перевороты XVIII в. отчасти были порождением краткого периода, в течение которого люди сами могли выбрать носителя верховной власти.

Другой проблемой в складывавшейся государственной идеологии стала проблема выбора между самодержавной и ограниченной властью государя. В условиях Смуты оформилось два варианта ограничения царской власти: соправление царя с Боярской думой (аристократический вариант) или с Земским собором (демократический вариант). Первый вариант состоялся при воцарении Василия Шуйского, за которым прочно утвердилась репутация «боярского царя». Хотя при своем венчании на престол он обещал править совместно с Земским собором, однако реально при нем собор не был собран ни разу. При вступлении на трон Шуйский обещал осуществлять суд лишь по законам, а по особо важным делам принимать решения только вместе с боярами. К слову, идея ограничения царской власти не вызвала восторга у современников, в том числе и у боярства. Автор «Нового летописца» явно с неприязнью писал об этом: «Он же [Василий Шуйский] начал говорить в соборной церкви, чего испокон веков в Московском государстве не бывало: целую де крест всей земле на том, что мне никакого зла ни против кого не сделать без собора... Бояре же и всякие люди говорили ему, чтобы он в том креста не целовал, потому что в Московском государстве такого не повелось. Он же никого не послушал и поцеловал крест на том на всем»16.

Вопрос об ограничении царской власти рассматривался в договоре от 4 февраля 1610 г. об избрании на русский престол польского королевича Владислава, заключенном польским королем Сигизмундом III и бывшими сторонниками «Тушинского вора» - Лжедмитрия II. Полномочия государя ограничивались Боярской думой и Земским собором (Земский собор наделяется правом законодательной инициативы, а Боярская дума - законодательной властью); там же оговаривалось, что Владислав не должен понижать представителей верхушки безвинно, а людей низкого происхождения следует повышать по их заслугам; предусматривалось неизменное сохранение православия и административного порядка, сложившегося в России; право русским купцам ездить для торговли в Европу через земли Речи Посполитой, разрешался также свободный выезд из Московского государства для изучения наук. Договор от 4 февраля 1610 г. был первым в истории России конституционным проектом17. Однако с воцарением Михаила Романова и вплоть до «кондиций» верховников 1730 г. тема ограничения царской власти больше не поднималась. В результате Смуты Россия получила важный урок: власть в стране должна быть сильной и самодержавной - автократической. Так укреплялось идеологическое обоснование абсолютистской тенденции.

На исходе Смутного времени, в первые годы правления Михаила Романова, земские соборы играли значительную роль в политической жизни страны. В течение десятилетия - с 1613 по 1622 г. - они заседали практически непрерывно. В дальнейшем соборная практика пошла на убыль: со времени правления страной патриарха Филарета земские соборы стали созываться лишь в исключительных случаях, для обсуждения самых важных вопросов. Место соборов сразу же заняли бояре. Г.К. Котошихин писал о царе Михаиле: «Хотя он самодержцем писался, однако без боярского совету не мог делати ничего»18. В царствование Алексея Михайловича работа земских соборов окончательно прервалась. Строго говоря, последним Земским собором в истории России стал собор 1 октября 1653 г., принявший историческое решение о принятии под власть русского царя Украины. В противостоянии между абсолютной и ограниченной властью монарха одержала верх более привычная народу идея «самодержавства». Уже в начале XVII в. в титулатуре российских царей прочно утверждается слово «самодержец», отражавшее претензии российских государей на абсолютную власть. Наиболее полно абсолютистская тенденция проявилась в царствование Алексея Михайловича Тишайшего.

Доказательством тому является следующий факт: из 618 царских указов юридического характера, изданных в 1649-1676 гг., 588 были «именными - т.е. были утверждены царем без обсуждения их в Боярской думе19. Царь Алексей вообще стремился лично вникать во все, ограничивая доступ к своим личным делам, а порой и к государственным вопросам, даже боярству. Этой же цели отчасти было подчинено создание в 1654 г. по инициативе царя нового органа центрального управления - Приказа тайных дел (или Тайного приказа). Данное ведомство возглавлял лично царь, а круг его полномочий был чрезвычайно широк - от ведения личной царской переписки до тайного надзора за деятельностью воевод на местах и русских посланников за рубежом.

Укрепление приказной системы также свидетельствует об усилении царской власти. По подсчетам С.К. Богоявленского, на 1611 г. на государственной службе числилось 72 дьяка, примерно такое же количество представителей приказной бюрократии было и в царствование Михаила Романова. В эпоху правления Алексея Михайловича число дьяков постепенно возрастает до 124 человек, а при царе Федоре Алексеевиче и в период регентства царевны Софьи их количество достигает наивысшего уровня - 178 человек (при этом количество центральных ведомств - приказов - оставалось практически неизменным, составляя в разные десятилетия от 39 до 45)20. К середине XVII в. общее число приказов достигло 53 (государственные, дворцовые и патриаршие). Увеличение в 2.5 раза числа дьяков, которые своим благополучием целиком и полностью были обязаны царю, безусловно, должно было укрепить царскую власть. При самых крупных приказах работали специальные школы21. Наряду с реставрацией старых приказов шло и создание новых (Казачий, Рейтарский, Сибирский). Менялось число приказов территориального управления и финансовых. В конце XVII в. создается ряд приказов, связанных с новыми веяниями: Военно-морской, Адмиралтейский. Во главе их становятся новые люди, и на высокие посты выдвигают иностранцев. Так, сын голландского купца Андрей Андреевич Виниус (1641-1716 гг.) служил в Посольском, Аптекарском, Артиллерийском, Провиантском и Сибирском приказах.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Д. В. Лисейцев, Н. М. Рогожин. Россия после Смуты время выбора XVII век в истории России занимает особое место. В своем историческом развитии Российская держава iconОсобое место в исторических судьбах России принадлежит XVII столетию....
Особое место в исторических судьбах России принадлежит XVII столетию. Одним из самых ярких его событий является смена царских династий...

Д. В. Лисейцев, Н. М. Рогожин. Россия после Смуты время выбора XVII век в истории России занимает особое место. В своем историческом развитии Российская держава iconТема Методология и теория исторической науки. Россия в мировом историческом...
Тема Методология и теория исторической науки. Россия в мировом историческом процессе

Д. В. Лисейцев, Н. М. Рогожин. Россия после Смуты время выбора XVII век в истории России занимает особое место. В своем историческом развитии Российская держава iconКиевская Русь Тема История России часть всемирной истории
Особенности становления и развития российской цивилизации. Роль и место России в мировом историческом развитии. Источники по истории...

Д. В. Лисейцев, Н. М. Рогожин. Россия после Смуты время выбора XVII век в истории России занимает особое место. В своем историческом развитии Российская держава iconПрограмма Вступительного экзамена 8674. 01. 01;Пвэ. 01;1
Особенности становления и развития российской цивилизации. Роль и место России в мировом историческом развитии. Источники по истории...

Д. В. Лисейцев, Н. М. Рогожин. Россия после Смуты время выбора XVII век в истории России занимает особое место. В своем историческом развитии Российская держава iconЗачем нужно краеведение в школьной программе?
Калининград занимает особое место в истории России, оторванность от страны, молодость области, всего 60 лет, накладывает особый отпечаток...

Д. В. Лисейцев, Н. М. Рогожин. Россия после Смуты время выбора XVII век в истории России занимает особое место. В своем историческом развитии Российская держава icon4. Законодательные основы становления рынка ценных бумаг в России
В современной рыночной экономике рынок ценных бумаг занимает особое и весьма важное место

Д. В. Лисейцев, Н. М. Рогожин. Россия после Смуты время выбора XVII век в истории России занимает особое место. В своем историческом развитии Российская держава iconДоклад «национальные культуры народов россии: проблемы и перспективы»
Она занимает совершенно особое место в истории мировой культуры. Мы по праву гордимся этим, часто это повторяем, но редко задумываемся,...

Д. В. Лисейцев, Н. М. Рогожин. Россия после Смуты время выбора XVII век в истории России занимает особое место. В своем историческом развитии Российская держава iconПояснительная записка Учебники: «История Россия с древнейших времен...
Учебники: «История Россия с древнейших времен до конца XVII века» автор Н. С. Борисов и «История России Х\лн-х1Х век» автор А. А....

Д. В. Лисейцев, Н. М. Рогожин. Россия после Смуты время выбора XVII век в истории России занимает особое место. В своем историческом развитии Российская держава iconПояснительная записка Цели урока: Дать характеристику причин и особенностей...
Дать характеристику причин и особенностей народных движений XVII века, раскрывая их историческое значение; доказать, что XVII век...

Д. В. Лисейцев, Н. М. Рогожин. Россия после Смуты время выбора XVII век в истории России занимает особое место. В своем историческом развитии Российская держава iconИнформация подготовлена по материалам, полученным из сети «Интернет» 13. 04. 2012
Россия вышла на второе место в мире по объемам экспорта пшеницы. Об этом в своем послании Государственной думе заявил российский...






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск