Современное состояние, проблемы и перспективы научных исследований в сфере военной безопасности






Скачать 473.4 Kb.
НазваниеСовременное состояние, проблемы и перспективы научных исследований в сфере военной безопасности
страница1/4
Дата публикации22.06.2015
Размер473.4 Kb.
ТипДокументы
h.120-bal.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4


ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

_____________________________________________________________

Слушания «Современное состояние, проблемы и перспективы научных исследований в сфере военной безопасности»

13 марта 2012 г.

Каньшин А.Н. - Уважаемые коллеги!

Позвольте вас приветствовать в Общественной палате. Сегодня в соответствии с планом работы Совета Общественной палаты комиссия по проблемам национальной безопасности и социально-экономическим условиям жизни военнослужащих, членов их семей, ветеранов, совместно с комиссией Общественного совета при Министерстве обороны по вопросам военного строительства и научным исследованиям в сфере безопасности России проводит общественные слушания на тему: «Современное состояние, проблемы и перспективы научных исследований в сфере военной безопасности".

- Наша комиссия работает чуть больше месяца, поэтому я хотел бы ей посвятить несколько слов. В её состав входят 15 членов Общественной палаты, в том числе 6 членов с правом решающего голоса. Здесь присутствуют члены комиссии Вячеслав Григорьевич Михайлов - заместитель председателя комиссии, генерал-лейтенант, вы его все прекрасно знаете. Он руководитель Дома ветеранов в Москве. Алексей Архипович Леонов - летчик-космонавт, генерал-майор авиации, дважды Герой Советского Союза. И Васильев Валерий Иванович, прибывший из г.Красноярска - полковник, член Общественной палаты, член нашей Комиссии. В той или иной мере они все связаны с военной наукой.

Учитывая значимость сегодняшних слушаний, мы пригласили ряд известных ученых, аналитиков, в том числе попросили по присутствовать на нашем заседании Евгения Павловича Велихова - секретаря Общественной палаты Российской Федерации, президента Российского научного центра «Курчатовский институт», академика Российской Академии наук, который вновь избран на три года. И совсем недавно по инициативе Евгения Павловича Велихова создана ассоциация поддержки нашей науки, в которой он избран президентом. В составе этой ассоциации будет комиссия, которая будет заниматься поддержкой нашей военной науки. Мы пригласили в эти комиссию для участия людей, которые отвечают в силовых структурах за вопросы научных исследований, за вопросы образования, подготовку наших научных офицерских кадров, воспитателей, научно-технических работников. Вот такой разговор должен у нас получиться, по итогам которого мы должны выработать рекомендации в адрес Президента РФ, Правительства РФ, соответствующих руководителей министерств и ведомств. Просил бы вас всех принять в этом активное участие.

А сейчас я хотел бы предоставить слово одному из организаторов наших слушаний, председателю комиссии Общественного совета при Минобороны РФ по вопросам науки, президенту Фонда «Наука – XXI», доктору философских наук, профессору, генерал-лейтенанту запаса Тимошеву Рафаэлю Миргалиевичу. Пожалуйста.

Тимошев Р.М. - Уважаемый председатель, уважаемые коллеги!

Мне очень приятно, что одна из первых тем в общественных слушаниях Комиссии Общественной палаты по проблемам национальной безопасности и социально-экономическим условиям жизни военнослужащих, членов их семей и ветеранов, проходит по такой важнейшей теме, которой является современное состояние военной науки.

В этой связи позволю себе привести слова Председателя Правительства РФ В.В.Путина: «Нам необходимы механизмы реагирования не только на уже существующие опасности, нужно научиться смотреть за горизонт, оценивать характер угроз на 30-50 лет вперед». Это серьезная задача, требующая мобилизации возможностей гражданской, военной науки и алгоритмов долгосрочных прогнозов.

Следует отметить, что прошедшие четыре года преобразований, проводимых в Вооруженных силах, дали определенные результаты, в том числе и в развитии военной науки:

  • Проведена структурная перестройка военной науки.

  • Систематизируется система подготовки военных кадров.

  • Образованы военно-научные центры,

  • Выделяется немало денежных средств на проведение НИОКР,

  • Более тесным стало взаимодействие представителей военной науки, в том числе Академии военных наук с органами военного управления, работниками ВПК.

Тем не менее, проблем в этой области еще немало. Об этом говорилось и на коллегии Министерства обороны Российской Федерации и в научных кругах. В этой связи, Общественный совет при Министерстве обороны РФ счел необходимым создать специальную комиссию по вопросам военного строительства и научным исследованиям в сфере безопасности, которая сегодня совместно с Комиссией Общественной палаты и проводит эти слушания. Хочу сказать, что за период существования обновленного состава Общественного совета при Минобороны РФ комиссия провела пять заседаний, в том числе два на базе укрупненных военных научно-исследовательских институтов. Всемерную поддержку и активное участие в этих заседаниях мы ощущали со стороны представителей Минобороны, прежде всего здесь присутствующего председателя Военно-научного комитета (ВНК) Вооруженных сил Российской Федерации генерал-майора Шеремета Игоря Анатольевича.

Свою лепту вы если и научные организации, которые возглавляют члены этой комиссии. Так, к примеру, Фонд содействия научным исследованиям проблем безопасности «Наука – XXI» в интересах Минобороны России выполнил пять научно-исследовательских работ, которые получили положительные отзывы, как в военном ведомстве, так и в администрации Президента РФ.

Вместе с тем, хотел бы отметить наиболее важные проблемные вопросы деятельности Военно-научного комитета Вооруженных сил, которые сейчас как бы видны невооруженным глазом.

Первая проблема, на которой я бы хотел остановиться, методологическая. Представители Министерства обороны и это, наверное, правильно, зачастую военную науку отождествляют, прежде всего, с деятельностью по выработке военно-технической политики. В практическом смысле это сводится к некоему целеполаганию, выработке технического задания (ТЗ) и соответственно, своеобразной научной приемки выполненного государственного заказа. Но при этом в стороне остается, так называемая, фундаментальная военная наука. Прежде всего, общая теория, от которой зависит определение характера войн и военных угроз, видение перспектив военного строительства, а так же подготовки и применения Вооруженных сил.

К чему это, как правило, приводит? Прежде всего, в практическом смысле, к отсутствию общей методологии, системного знания, а в армии – отсутствию военной идеологии. И как следствие, мы зачастую не можем вовремя спрогнозировать военные угрозы, характер тех или иных вооруженных конфликтов, в том числе на территории России.

Это приводит и к некоторым проблемным вопросам в военной доктрине, хотя последняя доктрина 2010 года более продумана и соответствует проводимым в Вооруженных силах реформам.

Я думаю, что общество на сегодняшний день уже понимает, что военная реформа, безусловно, назрела. Обществу, я думаю, уже объяснили, что весь порядок военной реформы, наряду с оценкой военно-политической обстановки, боевыми задачами исходит и из экономики. От этого никуда не денешься. Но и без научной проработки трудно понять, обеспечит ли эта военная реформа защиту страны от реальных угроз существующих в современное время.

Безусловно, вновь созданный Военно-научный комитет ВС РФ занимается этими проблемами вплотную. Прежде всего, через изучение современных технических средств вооруженной борьбы, способов их применения. И это правильно. Этими же вопросами занимается и вузовская наука, в том числе, Академия Генерального штаба и другие крупные военные вузы.

Но я позволю себе вновь привести слова В.В.Путина: «По сути, необходимо создать качественно новую, умную систему военного анализа и стратегического планирования, подготовки новых рецептов и их прерогативой реализации в структурах наших силовых ведомств». В этом смысле, я думаю, что необходим некий объединяющий и корректирующий орган. По всей видимости, есть смысл согласиться с мнением зампредседателя Правительства Российской Федерации Дмитрия Рогозина, который предложил создать некий орган типа агентства по стратегическому анализу и планированию, с целью оценки перспективы развития ситуации в мире в области безопасности, определения рисков и угроз национальной безопасности и технической независимости России. Результаты работы этого агентства следовало бы, видимо, оформлять в некой «Белой книге» по вопросам обороны и национальной безопасности России, о которой уже в научной среде говорится много, и которая в принципе уже существует во Франции, в Германии, Китае, Японии, и даже в Украине. Это первая проблема, о которой я хотел сказать.

Вторая проблема – это военно-техническая политика. В 2011 году особенно остро проявились противоречия в сложившейся системе госзаказа оборонной промышленности. Министерство обороны, безусловно, не желает покупать устаревшее вооружение, производимое Военно-промышленном комплексом (ВПК). Но вместе с тем, со стороны ВПК есть вопрос и к Министерству обороны, в том числе к военной науке, который, естественно, предполагает, что технические задания, заказы предоставляются оборонному комплексу несвоевременно. В чем причины этого? Безусловно, есть и внешние и внутренние причины. На мой взгляд, глобальная внешняя причина – это экономические, финансовые и кадровые возможности самой страны. То есть, по всей видимости, даже модернизацией, наверное, не обойдешься. Требуется некая новая индустриализация страны.

Но тем не менее, имеется, наверное, и внутренние проблемы. Это реальные возможности самих военно-научных организаций. Прежде всего я выделю такую проблему, как оснащенность. Безусловно, имеющаяся материально-техническая база военно-научных организаций в основном позволяет решать поставленные перед ними задачи. Тем более, она поддерживается людьми, изумительно преданными своему делу. Но вместе с тем оставляет желать лучшего оснащенность современным лабораторным оборудованием, компьютерными средствами, укомплектованность квалифицированным техническим персоналом, научными кадрами.

Буквально два примера. Может быть, не самые яркие, но те, которые бросились в глаза. Когда мы посещали лабораторию бронетанкового филиала на Кубинке, которая занимается исследованием давления гусениц на почву, то увидели весы, закупленные в Германии ещё в 1937 году

Есть там же, в Кубинке очень уникальный цех, почти заводик, который занимался вопросами создания уникальнейшего лабораторного и технического оборудования. Он пустой, потому что отсутствует технический персонал. Как мне сказали, мастер там получал примерно 7-12 тысяч, естественно, ни одного рабочего там не осталось.

О подготовке научных кадров. Это третья проблема. Научно-исследовательские организации, военная наука – имеет всего лишь 30-40% остепененных исследователей. Какова причина этого?

Я думаю, проблемы здесь три:

- Первая, наверное, материальная. Она решается. Сейчас в среднем гражданские ученые получают 20-25 тысяч, это больше чем военный доцент. И совершенно не секрет, что по этому практически все начальники кафедр и преподаватели военных ВУЗов работают еще и на стороне. Подрабатывают в других вузах, в том числе и гражданских.

Вторая проблема - системная. В научно-исследовательских центрах имеются адъюнктуры. Люди очень трепетно относятся к подготовке своих ученых. Но при этом в ВУЗах нет диссертационных советов. Естественно, они вынуждены защищаться в вузах на стороне. В очную адъюнктуру люди не идут, потому что теряют в зарплате и служебные перспективы.

Кроме этого, проблема докторов наук среди военнослужащих. В чем здесь дело? Дело в том, что военный доктор наук, как правило, становится доктором к 45-50 годам. Ему остается 3-5 лет, и его либо увольняют, либо дают гражданскую должность, соответственно, с пониженной зарплатой. Таких «гражданских» должностей заменено очень много. Проект поступивший в Государственную Думу о продлении срока службы офицерам на 5 лет – выход из этой ситуации.

Что касается структурной проблемы с научными кадрами. Здесь есть некоторое разъединение, что ли, научных сил. О чем идет речь. Речь идет, прежде всего, о том, что в связи с реорганизацией военно-научного комитета Генерального штаба в ВНК Вооруженных сил, несколько десятков научно-исследовательских организаций были соответственно, подчинены, этому комитету. В то же время часть научно-исследовательских институтов перешла в подчинение военно-исследовательских научных центров, которые, в свою очередь, подчинятся департаменту военного образования Министерства обороны Российской Федерации. Все это, естественно, сопровождается существенным сокращением численности научно-исследовательских организацией, снижением ранга их сотрудников. Здесь я выражу свое субъективное мнение. Надо все вернуть в одни руки, т.е. подчинить ВНК ВС РФ.Все должно исходить и контролироваться из одного органа.

При таком подходе нельзя считать случайным тот факт, что с ноября 2008 года Министерство обороны Российской Федерации до сих пор не может создать нормативной базы по оплате работы оппонентов при защите адъюнктами диссертаций. Эту работу зачастую оплачивает сам соискатель в рамках ожесточенной борьбы с рядом коррупционеров.

И последняя третья проблема – это проблема отставания в сфере средств управления войсками: в робототехнике, в кибербезопасности, о чем много говорилось, в том числе и руководителями Министерства обороны.

Да, это отставание есть и оно очевидно. Хотя, по выражению Игоря Анатольевича Шеремета, это не фатально. Я думаю, это действительно не фатально. Но надо все-таки выделять главное в этой системе. Развитие войн теперь тесно связанно с развитием бесконтактных войн, соответственно, все эти сетицентрические войны, управление киберпротивоборством должны быть в центре наших научных сил. Для этого надо создать в рамках военно-научной организации некие мозговые центры, творческие лаборатории, аналитические группы, которые бы «били» непосредственно по узловым слабым местам.

Необходимо активно привлекать к этой работе и независимые от Министерства обороны научные, общественные организации, такие, как Академию военных наук. И надо сказать, что начинать с нуля здесь не надо, потому что инициативные группы давно уже прорабатывают эти вопросы. Нужна только объединяющая воля и государственная поддержка. Вот тот круг проблем, который я бы хотел обозначить

Каньшин А.Н. - Я хотел бы попросить взять слово председателя военно-научного комитета Вооруженных сил РФ - заместителя начальника Генерального штаба ВС РФ Шеремета Игоря Анатольевича, генерал-майора.

Шеремет И.А. - Уважаемые товарищи!

Прежде всего я хотел бы поблагодарить Общественную палату, Общественный совет при Минобороны за предоставленную возможность выступить и изложить основные тезисы, относящиеся к состоянию научного комплекса Вооруженных сил, проблемам, которые перед нами стоят. Отчасти они были освещены Рафаэлем Миргалиевичем Тимошевым. И по перспективам развития военно-научного комплекса и повышения его эффективности.

В этом году исполнилось 200 лет со дня образования военно-научного комитета Вооруженных сил. Именно 8 февраля 1812 года указом императора Александра I по представлению тогдашнего военного министра Михаила Богдановича Барклая де Толли был образован военно-ученый комитет, от которого берут начало органы управления военной наукой в Вооруженных силах России. Тогда было сказано о том, что могущество Российское будет прирастать приложением науки к военному делу.

Я предполагаю, что за истекшие двести лет справедливость этого утверждения многократно доказывалась и в наши дни его актуальность не вызывает никаких сомнений. Военно-научный комплекс Вооруженных сил России в настоящее время работает по нескольким основным направлениям. Условно – военно-политическом, стратегическом и собственно, военном. Что касается военного направления это разработка форм и способов подготовки и применения Вооруженных сил. Военно-технического – разработка и выпуск средств вооруженной борьбы. Военно-экономического – это ресурсное обеспечение Вооруженных сил, и военно-гуманитарного – формы и способы обучения и воспитания личного состава.

По каждому из этих направлений ведутся серьезные исследования. Они проводятся в рамках плана научной работы Вооруженных сил, который ежегодно утверждается начальником Генерального штаба ВС РФ по представлению председателя военно-научного комитета Вооруженных сил. В этом плане отражаются выполняемые работы и исполнители этих работ, в том числе научные исследовательские организации Министерства обороны и высшие военные учебные заведения, конкретно их научно-исследовательские подразделения.

Руководящим органом, который планирует, организует, координирует научную работу в Вооруженных силах является военно-научный комитет ВС, который образован 8 сентября 2009 года на базе военно-научного комитета Генерального штаба. В настоящее время он решает пять основных задач:

  • Это организация научных исследований в целях обороны и руководство научной работой в Вооруженных силах. Руководство военно-научным комплексом.

  • Разработка единой военно-технической политики по вопросам создания и совершенствования вооружения и военной техники.

  • Организация взаимодействия с Российской Академией наук, научными учреждениями органов исполнительной власти и общественными научными организациями и объединениями.

  • Организация координации (совместно с Главным управлением международного военного сотрудничества Министерства обороны) с иностранными государствами.

  • И руководство исторической, научно-информационной, редакционной и издательской деятельностью в Вооруженных силах России.

В структуру военно-научного комплекса входят укрупненные научно-исследовательские институты, которые сформированы из более мелких научно-исследовательских организаций, в соответствии с замыслом оптимизации военно-научного комплекса, утвержденным Министром обороны в 2010 году, а также научно-исследовательские организации, подчиненные непосредственно руководителям органов военного управления и научно-исследовательские подразделения высших военных учебных заведений Министерства обороны.

В настоящее время функционирует двухуровневая система управления военной наукой. Военно-научный комитет, и упоминавшиеся научно-исследовательские структуры, которые непосредственно занимаются выполнением научных исследований.

Следует отметить, что укрупнение научно-исследовательских организаций шло в направлении объединения институтов, занимавшихся близкими проблемами по сферам ведения боевых действий. Скажем, в 4 центральный НИИ вошли институты, которые ранее занимались проблемами создания и развития систем противовоздушной и ракетно-космической обороны, авиационной техники и вооружения, ракетных, космических систем, авиационной космической медицины.

Аналогично формировался 3 институт из организаций, занимавшихся вопросами создания, обслуживания и ремонта автомобильной, бронетанковой техники, артиллерийского, ракетного вооружения, в целом вооружения сухопутных, железнодорожных, инженерных войск. Таким образом, весь этот институт в настоящее время охватывает системы, предназначенные для ведения боевых действий для сухопутного театра боевых действий.

Аналогично формировались и другие институты. Имеющийся опыт функционирования в новой структуре военно-научного комплекса показал рациональность такого подхода. Проявился вполне ощутимый системный эффект. Скажем, очень сложно ранее решались вопросы интеграции. Как пример, создание системы воздушно-космической обороны РФ. Когда институты функционировали каждый сам по себе, находясь в административном подчинении различных главкомов, командующих, других руководителей органов военного управления, свести их воедино, создать единую систему, скажем, управления воздушно-космической обороной, разработать формы и способы ее применения было достаточно сложно.

В настоящее время, после проведенных определенных мероприятий, после напряженной системной работы по крайней мере мы увидели контуры такой системы, и в их разработке приняли самое активное совместное участие все подразделения созданного 4 института.

Докладываю основные направления работы научно-исследовательской организации Минобороны. Их три – разработка моделей и универсальных моделирующих комплексов для апробации и анализа перспективных форм, способов и средств вооруженной борьбы. Здесь мы видим как противоборство в воздушно-космической сфере на случай глобального конфликта, так и театр военных действий в региональных, локальных конфликтах.

В разработке этих моделей и моделирующих комплексов в той или иной мере принимают участие все институты Министерства обороны, а также высшие военные учебные заведения.

Исходя из результатов моделирования, разрабатывается облик перспективной системы вооружения и требования к этим системам, к образцам, входящим в их состав. А далее планы, программы их создания и предложения в гособоронзаказ на основе программы целевого подхода к планированию этой деятельности. В последствии ведется военно-научное сопровождение научно-исследовательских работ (НИОКР) гособоронзаказа, в рамках которого военные ученые разрабатывают программы и методики испытаний, участвуют в испытаниях, принимают участие в работе комиссий по приемке работ и ведут текущий контроль уровня результатов НИОКР и степени выполнения требований к вооружению.

Я бы хотел ознакомить вас и с определенными количественными параметрами, которые характеризуют состояние военно-научной работы в Вооруженных силах в настоящее время. Как я уже сказал, основным руководящим планирующим документом по организации научной работы в них является план научной работы, утверждаемый ежегодно начальником Генерального штаба.

В настоящее время ведется более 300 НИР, из них примерно две трети выполняется институтами, находящимися в непосредственном подчинении военно-научного комитета и примерно до 20% - научно-исследовательскими организациями (НИО), находящимися в подчинении других органов военного управления и высших военных учебных заведений.

В рамках плана научной работы отдельным разделом присутствует военно-научное сопровождение НИОКР госзаказов, о котором я говорил выше. Военные институты осуществляют военно-научное сопровождение порядка 400 НИОКР, выполняемых по гособоронзаказу общей стоимостью около 500 млрд. рублей. Здесь пропорция примерно такая же, примерно две трети этой работы ведется НИО, находящимися в подчинении военно-научного комитета ВС РФ и 20% - другими институтами и подразделениями высших военно-учебных заведений.

Еще одной важной формой функционирования военно-научного комплекса является выполнение оперативных заданий. Хотел бы привлечь ваше внимание к приведенным цифрам. НИО Министерства обороны за истекший год выполнено около 4800 оперативных заданий продолжительностью до 30 суток. Должен сказать, что в условиях, когда органы военного управления в ходе проводимых реорганизаций, оптимизаций, ротаций личного состава, сокращения в определенной степени утратили свой потенциал, военная наука здесь взяла на себя значительную часть работы по подготовке предложений, решений в органы военного управления. И в рамках этой работы как раз и продолжает выполнять выполнение потока этих оперативных заданий.

Фактически в документах, которые представляются на утверждение руководству Вооруженных сил, значительная часть труда военных ученых. Для сравнения могу сказать, что в дореформенный период все научно-исследовательские организации Министерства обороны выполняли в совокупности порядка 300 таких оперативных заданий. И общая трудоемкость их выполнения не превышала 8-10% от трудоемкости научно-исследовательских организаций в целом. В настоящее время эта цифра достигла порядка 50%.

Надо сказать, что несмотря на такую загруженность выполнения потока оперативных заданий, военные ученые продолжают заниматься разработкой перспективных форм, способов и средств вооруженной борьбы. Это находит свое отражение, я буду говорить ниже, и в росте числа защитившихся специалистов, подготовивших докторские и кандидатские диссертации, и непосредственно в тех работах, НИРах, которые мы выполняем в рамках плана научной работы.

Военные ученые активно работают с оборонно-промышленным комплексом, с учреждениями Российской Академии наук. Это находит свое выражение в возросшей мобильности военной науки. Так, военные ученые находятся в командировках сроком 25 тысяч человеко-дней, те 250 рабочих дней в году. Каждый день порядка 100 военных ученых находились на полигонах, в войсках, на предприятиях оборонно-промышленного комплекса, где вели непосредственную работу по разработке, приемке результатов работы оборонно-промышленного комплекса, по внедрению их в практику боевой службы и служебной деятельности Вооруженных сил.

Надо сказать, что значительная работа военно-научного комитета после укрупнения научно-исследовательских организаций проведена по укреплению дисциплины и правопорядка в научно-исследовательских организациях Министерства обороны. Здесь нам досталось, может быть, не самое лучшее наследие. В условиях, когда научно-исследовательские организации находились в подчинении главкомов, командующих, руководителей центральных органов военного управления, к сожалению, состояние правопорядка оставляло желать лучшего, что находило свое отражение в утратах, хищениях, уголовных делах и тому подобное.

Поэтому мы провели достаточно серьезную работу в этом направлении. Было заменено порядка 80% руководящего состава НИО. На место в большей степени администраторов пришли люди, для которых военная наука – это смысл жизни, а не очередной проходящий ее этап. И это позволило существенно оздоровить обстановку в самих научно-исследовательских организациях. Скажем, количество преступлений по хищениям имущества и бюджетных средств сократилось за 2011 год в 4,5 раза.

Это позволило существенным образом поднять и динамику полученных учеными званий докторов и кандидатов наук. Практически по всем институтам мы видим возрастание количество защиты, примерно на 5-10% в год. Это немало. Несколько выпадает из этой картины 4 институт. Он был первым «огражданен», что привело к массовому оттоку из него ведущих специалистов, которые, попросту говоря, ушли в близлежащие организации оборонно-промышленного комплекса, где их по достоинству оценили. Так из 86 докторов наук, которые были в институте на момент «огражданивания», буквально через 8 месяцев осталось 45. Из 500 кандидатов наук за то же время осталось 265. К сожалению, этот процесс до сих пор остановить не удалось. Но предпринимается ряд мер, которые, надеюсь, в этом направлении помогут нам ситуацию исправить.

Ситуация в других институтах, которые находятся в подчинении других органов управления, примерно такая же, как в наших НИО.

Основное достижения, несмотря на все трудности, это то, что нам удалось сформировать государственные оборонные заказы на 2011 и 2012 годы в части НИОКР. На базе военно-научного комитета, который функционирует в качестве аппарата, функционирует научно-технический совет Министерства обороны во главе с Министром обороны. Председатель Военно-научного комитета является секретарем этого научно-технического совета. Кроме того, существует военно-технический совет ВНК и группа по ключевым направлениям исследований.

Все предложения в гособоронзаказ, которые поступают от организаций оборонно-промышленного комплекса, от НИИ Министерства обороны, от малых инновационных предприятий, вузов рассматриваются на экспертной группе, потом представляются в научно-технический совет, где объективно, в ходе совместного обсуждения принимаются решения относительно их включения в гособоронзаказ. Таким образом, существенно снижается субъективность в принятии решений по этим важнейшим вопросам и риск принятия решений по работам, которые могут быть непродуктивными, затратными и в целом не подходящими для включения в гособоронзаказ.

Здесь мы видим и другие результаты, достаточно серьезные, которые говорят о том, что военная наука, несмотря на все сложности, которые сопутствуют ее функционированию на современном этапе, вполне дееспособна и решает весьма серьезные задачи.

Я уже говорил об оперативных заданиях, которые выполнены нашими научно-исследовательскими организациями и позволили подготовить и представить на уровень Президента, Председателя Правительства, Министра обороны, Совета безопасности Российской Федерации очень серьезные документы, которые в дальнейшем были приняты и утверждены высшими лицами государства. Вот коротко о новых формах работы нашего военно-научного комплекса.

Коротко хотел бы остановиться на перспективной, как нам представляется, интеграции научных образовательных учреждений. К сожалению, до сих пор она у нас в Минобороны реализовывалась достаточно простым, что ли способом - включением научно-исследовательских институтов в состав высших военных учебных заведений. Результатом был, к сожалению, массовый отток ведущих специалистов. Скажем, НИИ тыла, который был в составе нашего 25 института, был затем переведен в Военную академию тыла и транспорта. В новой структуре через год из 121 человека, осталось 11, то есть фактически НИИ был ликвидирован.

Центр военно-стратегических исследований Генерального штаба был в составе было 87 человек, из них 12 докторов наук, 34 кандидата. Когда центр был введен в состав Военной академии Генерального штаба, там на момент перехода осталось 40 человек, из них 5 докторов и 8 кандидатов.

Здесь уже говорилось о лабораторной базе. Мы неоднократно этот вопрос поднимали, к сожалению, до сих пор добиться удовлетворительных решений, которые бы позволили бы нам освежить лабораторную базу, не удалось.

Нами предлагается совершенно иная схема интеграции, она функциональная, а не структурная – когда научно-исследовательский институт Министерства обороны взаимодействует с вузом через НИЦ, создаваемый там же, а также со всеми другими субъектами, функционирующими в сфере обеспечения военной и военно-технической безопасности Российской Федерации. Главное – не допустить уничтожения научно-исследовательских организаций, ослабления их потенциала. Я завершил. Спасибо за внимание.

  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Современное состояние, проблемы и перспективы научных исследований в сфере военной безопасности iconСтатья из сб научных трудов "Современная психология: состояние и...
Современная психология: состояние и перспективы исследований. Часть Методологические проблемы историко-психологического исследования:...

Современное состояние, проблемы и перспективы научных исследований в сфере военной безопасности iconКвазиденьги: становление, особенности функционирования и перспективы развития
Системы квазиденег: современное состояние и перспективы развития (электронные деньги как форма существования) 103

Современное состояние, проблемы и перспективы научных исследований в сфере военной безопасности iconИсторическое образование в школе: современное состояние, проблемы и перспективы развития
«Если ученик в школе не научился сам ничего творить, то в жизни он будет только подражать, так как мало таких, которые бы, научившись...

Современное состояние, проблемы и перспективы научных исследований в сфере военной безопасности iconГеоинформационная составляющая регионального градостроительного проектирования...
Геоинформационная составляющая регионального градостроительного проектирования – современное состояние и перспективы развития

Современное состояние, проблемы и перспективы научных исследований в сфере военной безопасности iconПримерный перечень тем выпускных квалификационных работ
Современное состояние и перспективы развития налогового консультирования в России

Современное состояние, проблемы и перспективы научных исследований в сфере военной безопасности iconРоссийская экономическая школа
России; знать современное состояние исследований в области русской/советской экономической истории

Современное состояние, проблемы и перспективы научных исследований в сфере военной безопасности iconРоссийская экономическая школа
России; знать современное состояние исследований в области русской/советской экономической истории

Современное состояние, проблемы и перспективы научных исследований в сфере военной безопасности iconПрезентация
Современное состояние изучаемой проблемы по данным научно-методической литературы 5

Современное состояние, проблемы и перспективы научных исследований в сфере военной безопасности iconОрганизационно-правовые вопросы деятельности военной полиции в вооруженных...
Современное состояние и возможность использования положительного опыта для обеспечения законности в Вооруженных Силах Российской...

Современное состояние, проблемы и перспективы научных исследований в сфере военной безопасности iconРоссия в контексте постиндустриального мира: истоки, современное...
Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования






При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
h.120-bal.ru
..На главнуюПоиск